Земский приказ отвечал за

Рубрики Статьи

Земский приказ — центральный орган государственного управления. Земский приказ: описание и история

После периода Великой смуты началось постепенное восстановление управления владимирскими и московскими землями. Многочисленные войны и мятежи ушли в прошлое, в стране стабилизировалось и набирало силу царское самодержавие. Укрепление контроля сопровождалось расширением сети распорядительных органов власти, среди которых был и Земский приказ – центральный государственный орган управления и контроля.

Первые упоминания

В период Смутного времени никаких значительных органов управления власти не существовало. Вся территория России была раздроблена. Но постепенное усиление влияния Московского княжества привело к расширению земель, попадающих под юрисдикцию московского князя, а значит, ему требовались и собственные органы управления землями.

Как самостоятельное учреждение Земский приказ первый раз упоминается в документах 1564 года, хотя отдельные служащие, которые именовались земскими дьяконами, выполняли свои обязанности с 1500 года. Появление централизованных органов правления русскими землями говорит об ослаблении влияния княжеской и боярской аристократии, усилении центральной власти. Земский собор и приказы составляли две ветви существующей власти: законодательную и исполнительную. Первый собор был созван в период правления Ивана Грозного в 1549 году и по времени совпадает с резким обострением конфликта «низов» и «верхов», который проявлялся и в столице русских земель, и на окраинах княжеств.

Структура Земского приказа

Основную массу чиновников Земского приказа составляли объезжие головы, назначавшиеся из местных дворян. Они руководили уличными сторожами, стрельцами и пушкарями. Им подчинялись также решеточные приказчики, которые управляли воротами, перегораживающими улицы старой Москвы, ярыги – ответственные за уборку мостовых и различные посадские люди, исполняющие самые разнообразные поручения.

Обязанности Земского приказа

Земский приказ исполнял свои многочисленные обязанности на основании указов и распоряжений действующих властей. Его чиновники вытеснили существующих городских приказчиков и третников – ставленников боярских и княжеских.

  • благоустройство подведомственной территории, управление городским хозяйством;
  • сбор налогов;
  • тяжбы и судебные разбирательства с низшими классами населения;
  • охрана правопорядка, тушение пожаров;
  • борьба с кормчеством, публичными домами и азартными играми.

Общий уровень развития Москвы был типичным для средневекового города: узкие улочки, забитые отходами, кучи навоза на мостовых и нестерпимая вонь. К выходным и праздникам предпринимались попытки навести порядок на улицах Москвы, состояние мостовых Никольской и Мясницкой улиц, по которым часто проезжал царь, поддерживалось почти в идеале. Позднее вся черновая работа была возложена на людей низкого сословия – ярыжных. Их также обязали убирать улицы, вывозить нечистоты, служить на конюшнях знатных чиновников.

Работа московской полиции

Земский приказ оплачивал работу московской полиции, которая отвечала за порядок и пресекала мелкие правонарушения. Штат самого управления был невелик. Головой полицейского управления выбирался объезжий голова, которому были выделены кабинет и небольшая канцелярия. В помощь голове выделялись стрельцы и решеточные приказчики. Богатые дворы имели собственную службу охраны и сыска и практически не контактировали с полицией.

Развитие земского управления

В начале 17 века Земский приказ был разделен на два Земских двора, которые управляли двумя разными частями Москвы. Увеличилось число чиновников, служивших в приказах, расширились его функции. Все делопроизводство было разделено на «судные» и «денежные» столы. В особые книги заносились челобитные, ходатайства и принятые после их рассмотрения решения.

После нововведений Петра I, ориентированного на европейский образ жизни, упразднили приказ и Земский собор. Министерство и коллегия были сформированы по западноевропейским образцам. Именно на них была возложена ответственность выполнять функции старинных органов управления.

Возрождение Земства

Во второй половине 19 века упадок существующей системы вынудил царя Александра II провести реформы, касающиеся переустройства государственного управления. Одной из первых прошла реформа местного самоуправления, в которой местные органы власти получили больше полномочий и частично могли принимать самостоятельные решения.

В это время поднимается вопрос о лечении сельских жителей и запускается программа «земский доктор». Приказ о предоставлении медицинской помощи привел в отдаленные уголки страны врачей и фельдшеров, в обязанности которых входило оказание неотложной медицинской помощи.

Условия образовательных программ предоставили право обучаться грамоте самым многочисленным слоям населения – крестьянам. Земство само принимало решение о постройке железных дорог или возведении крупных промышленных предприятий. Большое внимание уделялось и культурной жизни небольших годков и поселков: открывались театры, женские курсы, общественные библиотеки и прочие культурно-просветительные заведения. К сожалению, революции и войны уничтожили весь потенциал, который привнесли в жизнь государства реформы 19 века.

В настоящее время на уроках истории и олимпиадах, посвященных изучению прошлого родного края, часто встречается такое задание: ««Приказ», «земский собор», «министерство», «коллегия» — что лишнее?» Правильным ответом будет «земский собор», так как он являлся законодательным органом власти, а все остальные перечисленные институты государственного управления — исполнительными.

Земский приказ — это что такое? Его функции в 16 веке

Земский приказ – важный орган государственного управления, который был учрежден в середине шестнадцатого века и ведал охраной правопорядка, сбором налогов, учетом недвижимости в Москве и некоторых других городах Руси. Он появился благодаря административным реформам, направленным на централизацию и усиление власти Московского князя.

После великого стояния в 1480 году на реке Угре и череды феодальных войн за власть молодое русское государство преодолело раздробленность, приобрело независимость от Орды и единый центр власти, находящийся в Москве, в руках Великих князей. Искусная политика двух царей – Ивана Великого (Третьего) и его сына Василия Третьего – завершила объединение русских земель. В результате войны с Литовским Княжеством под крыло Москвы вернулись Рязанское, Псковское, Смоленское княжества, последним в 1523 году было присоединено княжество Стародубское.

Новому самодержцу, Ивану Четвертому, более известному под прозвищем Грозный, досталось молодое единое государство, которое жило по старым законам, в частности по Судебнику (он был издан в 1497 году и не мог обеспечить эффективное руководство обширными землями). В государстве процветало взяточничество, злоупотребления и нерадения чиновников.

Созрели условия для кардинальных административных и экономических реформ. Власть Москвы распространилась на огромные территории, которые нуждались в единообразных законах и продуктивных органах управления, способных принести стабилизацию экономики и усилить власть самодержца по всей русской земле.

Вокруг юного государя, которому едва исполнилось двадцать лет, появилась группа доверенных и одаренных советников, названных Избранной Радой. Это были люди с по-настоящему государственными умами. Именно они разработали и помогли Ивану Грозному успешно провести за десять лет целый ряд важных реформ, сделавших Русь более управляемым и сбалансированным государством.

Одной из главных реформ стало коренное изменение управленческого аппарата. Были учреждены около двадцати приказов (поначалу их называли избами). Каждый приказ ведал определенными государственными делами или областями Руси. Например, существовали Стрелецкий, Посольский, Поместный, Казанский, Сибирский, Разбойничий и другие приказы. Они не только уменьшили хаотичность в управлении государством, но и сыграли значительную роль в централизации власти и устранении последних отголосков феодальной раздробленности.

Первые упоминания об этом приказе появляются в документах, датированных 1564 годом. Хотя в более ранних бумагах уже фигурируют земские дьяконы. Сперва здание приказа располагалось прямо на Красной площади, в том месте, где сейчас находится Исторический музей. Чуть позже он перебрался в здание, которое стояло на месте современного Манежа.

Земской приказ стал результатом решительных административных реформ, начавшихся на Руси в середине шестнадцатого века, и заменил устаревшее и неэффективное учреждение – Ямской двор. Власть нового приказа распространялась на Москву и отдельные русские города. Он ведал делами только черных сотен и членов слобод.

Черные сотни составляли люди торгово-промышленных профессий, позднее из них сформировалось мещанство. Слободы отличались от сотен тем, что состояли из ремесленников и торговцев, которые были приписаны к государеву двору и находились на службе непосредственно у государя. Управлялись слободы и сотни выбранными из их среды старостами и сотниками.

Руководил Земским приказом начальник или судья. В его подчинении было два дьяка-товарища (аналог современного заместителя) и несколько десятков грамотных подьячих, выполнявших общую работу с документами. Основными представителями приказа становились объезжие головы – особые чиновники, наделенные внушительными полномочиями. Они были детьми бояр или дворян и назначались воеводой. Объезжие головы командовали уличными сторожами, стрельцами, решеточными приказчиками, которые охраняли и открывали многочисленные городские ворота, и ярыгами (так на Руси назывались бедняки, выполнявшие грязную работу).

Чем занимался Земский приказ?

Прежде всего, объезжие головы и прочие чиновники приказа занимались сбором налогов, судебными тяжбами среди представителей слобод и черных сотен, управлением хозяйством городов; делопроизводством, связанным с недвижимостью, ее продажей, сдачей в наем; обеспечивали правопорядок на городских улицах, обустраивали их и так далее. Чиновники выполняли приказы Земского собора и государя.

Эффективный сбор налогов являлся необходимым условием экономической стабильности государства. Можно встретить вопрос, с кого собирал налоги Земский приказ. Ответ прост: с тяглового (черного) населения. В шестнадцатом веке так называлось все городское и сельское население, которое было обязано исполнять различные государственные повинности и платить налоги в казну.

Чтобы быстрее и полнее собрать налоги, чиновники регулярно описывали подведомственные Земскому приказу города. Все данные о людях и недвижимости тщательно документировались в переписных и писцовых книгах. На основе этих книг собирались налоги. Кроме основных платежей, приказ отвечал за другие сборы и пошлины, например взимал с горожан мостовой и решёточный сборы. Первый шел на уборку и мощение улиц, второй – для организации городского правопорядка.

Судебные разбирательства и правопорядок

Важной функцией Земского приказа было производство уголовных и гражданских судебных дел, которые касались населения слобод и черных сотен. Сюда включались суды над убийцами, ворами и разбойниками, а также семейные и жилищные споры, наследственные и земельные разбирательства. Приказ обеспечивал безопасность на улицах городов, боролся с азартными домами, борделями и корчемством, заведовал тюрьмами, в которых содержались подозреваемые и арестанты.

Читайте так же:  Мировой суд центрального района участок 1 новосибирск

Глава полиции (объезжий голова) получал собственную канцелярию и вместе с подчиненными ему решетчатыми приказчиками и стрельцами вылавливал убийц и воров, раскрывал тяжелые преступления и мелкие правонарушения. Кроме того, для соблюдения порядка на улицах приказ организовывал из стрельцов и ярыг постоянные и разъездные караулы. На главных городских воротах стояли специальные приказчики, они взимали пошлину с проезжающего люда и закрывали ворота на ночь.

Противопожарная безопасность и благоустройство улиц

Русские города в шестнадцатом веке были грязны, темны и склонны к пожарам. Даже в столице было мало мощёных улиц, проезжая часть утопала в грязи и нечистотах. Деревянные дома были уязвимы для огня, особенно в сухие сезоны. Ветер быстро распространял огонь, выгорали целые кварталы. Поэтому благополучие городов во многом зависело от скорости и своевременности тушения огня и предварительных противопожарных мер.

Функции Земского приказа в 16 веке включали постоянный надзор за тем, как в городе соблюдали пожарную безопасность. Заботы по тушению пожаров также лежали на чиновниках приказа, они должны были оперативно организовать пожарные команды из опытных ярыг и стрельцов, имеющих необходимые для тушения огня орудия. Собранные с городского черного населения мостовые сборы шли на уборку и мощение улиц. Работами по благоустройству и уборке занимались нанятые ярыги, они убирали мусор, чистили проезжую часть и узкие тротуары от нечистот.

Сделки с недвижимостью

Переписные, а также дворовые книги использовались Земским приказом в 16 веке при сделках с недвижимостью: её оценкой, куплей и продажей, сменой владельцев или изменением в их составе, регистрацией новых жильцов и сдачей жилья в аренду. За все записи в книгах участники сделок платили пошлины, которые составляли доход приказа. Так, по свидетельствам документов того времени, при записи договора по найму недвижимости ее владелец платил пошлину полторы копейки с каждого рубля от общей стоимости жилища, которая тогда составляла в среднем около тридцати рублей.

Земский приказ отвечал за

Земский приказ и объезжие головы

Г.К. Котошихин характеризует функции Земского приказа в середине XVII века следующим образом: «А в нем ведомо московские посадцкие люди, и городы неболшие. Да в нем же ведомы на Москве и в городех дворовые места, белые и черные, и слободы, продажею и мерою, такъже и улицы мостят и чистят, а собирают мостовщину со всякого чину жилецких людей… А доходов в тот Приказ с Московских торговых людей, и з городов, и з записки продажных дворов и мест с 15 000 рублев в год; а росход бывает во всякие статьи. Да в том же Приказе ведомо Московские розбийные, и татиные, и всякие воровские приводные дела» . Очевидно, эта сфера ответственности Земского приказа сложилась далеко не сразу, но уже в самом начале деятельности он занимался сбором налогов с тяглого населения и судом над ним, наблюдением за порядком в городе, соблюдением противопожарных мер и борьбой с пожарами, благоустройством города.

Земский приказ располагался на Красной площади, там, где ныне возвышается здание Исторического музея. В эпоху опричнины за рекой Неглинной был образован Новый земский приказ, который стоял на месте современного Манежа. Первоначально он ведал только территорией опричной Москвы, затем — всем Белым городом, а после 1612 года был упразднен. Немец-опричник Генрих Штаден называл Земский приказ «общей судной палатой» и «общим судным двором», полагая, что среди его функций судебные были самыми главными. Судным называет этот приказ и английский дипломат Флетчер. Штаден впервые называет имена руководителей приказа: Иван Долгоруков и Иван Мятлев. Первый — вероятно, князь Иван Михайлович Птица Долгоруков, который в 1579 году управлял Разбойной избой; второй — представитель старомосковского рода Иван Иванович Мятлев-Слизнев, начавший службу в 1555 году воеводой в Чебоксарах, затем в качестве воеводы участвовал в различных походах, а в 15б7-м был зачислен в опричнину. Можно предположить, что Мятлев совместно с Долгоруковым управлял опричным Земским двором. Однако тот же Штаден свидетельствует, что на нем был судьей Григорий Борисович Грязной. По-видимому, появление И.И. Мятлева в Старом земском приказе было связано с начавшимся после 1568 года проникновением опричных выдвиженцев в управленческий аппарат земских учреждений .

К сожалению, архив Земского приказа до нас не дошел, лишь несколько разрозненных дел попали в фонды других учреждений. В Земском приказе, как и в других учреждениях, велись указные книги. Сохранились записи о пятидесяти двух указах с 1557 по 1588 год и с 1620 по 1649-й. 15 указов посвящены городскому землевладению: содержат запреты на распространение белого владения в черных слободах, распоряжения о «дачах» дворовых земель, решения о границах владений. Пять указов касаются взыскания долгов с посадских людей, четыре — противопожарных мер, два — ликвидации последствий пожара 1626 года. Остальные затрагивают различные правовые и административные вопросы управления городом и населением: регистрации извозчиков, организации торговли в праздничные дни, принятия мер против распространения эпидемии чумы, запрещения иноземцам приезжать для торга в Москву и т. д.

Указ от 20 мая 1625 года был посвящен организации порядка принесения присяги («крестного целования»). 23 мая того же года был издан уже упоминавшийся указ о запрещении сходиться «на безлепицу» на Старое Ваганьково. 24 декабря 1627 года появился похожий указ великого государя патриарха Филарета Никитича: «Чтобы с кабылками не ходили и на игрище бы мирские люди не сходилися, тем бы смуты православным крестьяном не было бы, и коледы бы и овсеня и плуги не кликали». Видно, в XVII веке среди москвичей были весьма популярны народные игрища, восходящие к языческим временам. 7 декабря 1640 года москвичам было запрещено «биться в кулачки» — эту забаву власти также сочли неблагопристойной. Было велено приводить нарушителей в Земский приказ и «чинить наказание». Через тот же орган реализовывались уже известные нам указы об уничтожении «немецких ропат» в Белом городе, запрете «беломестцам» покупать дворы в черных слободах, ограничениях на раздачу «огородной» земли и т. д.

Одна из челобитных, поданная в приказ 23 марта 1645 года, живо рисует бытовую драму москвича того времени. Протопоп Иоаким, настоятель церкви Святого Александра Невского, сообщал, что в 1634/35 году получил от государя пустое место в Китай-городе за Рыбным рядом, в углу Китайгородской стены, где и построил «хоромишка». Место оказалось крайне неудобным — «тесное и тиновато», «грязь и болотина непроходная».

К тому же священника сильно донимали соседи: «…нынешнее время в летнее рыбники на мое дворишко льют беспрестани воду, и от того беспрестани грязь, и хоромишка от того гниют». Можно себе представить, какие запахи стояли на дворе, куда сливалась вода из бочек с живой рыбой! «А в пожарное время, — продолжает Иоаким, — как толко грех учинится, и мне, богомольцу твоему, с женишкою и с детишками уйтить никуда не мочно». Протопоп просил дозволения продать этот двор в казну и купить новый. Государь был милостив к своему «богомольцу» — указал выкупить у него двор .

Важными функциями Земского приказа были сбор «мостовых денег» и мощение улиц. В 1643 году предполагалось получить более пяти тысяч рублей, но нужная сумма не была собрана, поскольку далеко не всех дворовладельцев удалось сыскать. В ведении приказа состояли также решетки, за которыми наблюдали объезжие головы.

В компетенцию приказа входили все вопросы, связанные с учетом городской недвижимости. Объезжие головы составляли переписные книги и сверяли их с крепостными актами. При этом переписи подлежали не только черные слободы, подведомственные Земскому приказу, но и территории, подчинявшиеся другим учреждениям. Нередко это приводило к конфликтам. В 1674 году, когда писцы явились на двор иноземца Бахрата в Басманной слободе (она подчинялась приказу Большого дворца), тот «учинился непослушен», не дал измерить свое владение и не предоставил документов на него.

Помимо переписных и писцовых книг в Земском приказе велись «дворовые книги», в которых фиксировались смены владельцев. Поскольку слободы Москвы подчинялись разным приказам и данные на дворы выдавались самыми различными учреждениями, навести в этом деле порядок было очень трудно. Еще одной заботой приказа была регистрация жилых записей — договоров найма жилья. С каждой такой записи приказ взимал пошлину — 1,5 копейки с рубля стоимости жилища. Оценивали стоимость дворов служащие Земского приказа. При этом средняя стоимость дворовладений со всем хоромным строением в середине XVII века составляла 20—30 рублей .

Примечательно, что мероприятия по расширению улиц проводились чиновниками, не имевшими отношения к Земскому приказу. Проведение этих работ царь рассматривал как отдельные, особо важные поручения.

Наряду с принятием и контролем за соблюдением противопожарных мер, о чем будет рассказано ниже, Земский приказ отвечал за общественный порядок и участвовал в борьбе с преступлениями. В 1б47 году его служащие приказа переловили за месяц 25 опасных преступников, признавшихся в пятидесяти семи грабежах и убийствах. Содержали арестованных в тюрьме при Земском приказе.

Для обеспечения порядка по улицам стояли караулы из земских ярыжек (полицейских служителей) и стрельцов. В их обязанности также входило следить за соблюдением тогдашних правил дорожного движения. Полторы тысячи извозчиков, работавших в городе, платили в Земский приказ по 50 копеек промыслового сбора. Им было запрещено гонять по улицам, щелкать бичами; устраивать стоянку можно было только в отведенных местах, одним из которых была часть Красной площади .

Возглавлял приказ дворянин в чине стольника, со второй половины XVII века — окольничего или думного дворянина, а в 1682—1688 годах — боярин Михаил Петрович Головин. Второй судья приказа также был дворянином, но менее знатным, чем первый. Делопроизводством руководили дьяки, число которых колебалось от двух до десяти. В первой половине столетия в приказе служили не более десяти человек, в 1675 году — уже 46 подьячих и 53 решеточных приказчика, ярыжки и др. Спустя 12 лет только подьячих насчитывалось 59 человек, а в последнее десятилетие века — 80.

Читайте так же:  Запрос котировок 44 фз пакет документов

Среди руководителей приказа было немало выдающихся личностей. Например, судья Григорий Федорович Образцов — крупный деятель Смутного времени — в 1606 году состоял приставом при бывшем «царе» Симеоне Бекбулатовиче, сосланном Лжедмитрием I в Кирилло-Белозерский монастырь. Возглавив

Старый земский приказ при царе Василии Шуйском, он по указанию патриарха Гермогена собирал москвичей из сотен и слобод в церковь для «разрешения» (прощения) за нарушение присяги царю Борису Годунову, а в 1612 году был одним из воевод Второго ополчения. Степан Матвеевич Проестев возглавлял приказ рекордно долго — с 1618/19 по 1634 год, после чего вместе с князем А.М. Львовым был отправлен на переговоры с поляками по завершении русско-польской войны 1632—1634 годов. После подписания Поляновского мира Проестев получил щедрую награду: «шуба атлас золотной на соболях в 130 рублей, кубок серебряный вызолочен… придача к окладу 60 рублей да вотчины 600 четвертей» и чин думного дворянина. Зато другую посольскую миссию он провалил: будучи в 1642 году отправлен в Данию для подтверждения мирного договора и получив тайный наказ вести переговоры о женитьбе королевича Вольдемара на царевне Татьяне Михайловне, не сумел добиться ни того ни другого, — а потому после возвращения в Москву оказался в опале. Впрочем, вскоре Проестев был прощен и служил до конца 1б40-х годов, а умер в 1651-м в глубокой старости .

В те же годы в приказе служил дьяк Афанасий Давыдович Костяев. Мирная профессия не мешала ему быть отчаянным храбрецом. В 1619 году, будучи послан из Ярославля против литовцев, «бился, убил на боях трех мужиков, а воеводу Ивана Бутурлина на бою отнял, да взял поручика Яна Турского, а другого взял черкешенина». Каширский род Костяевых вообще отличался воинственностью. Согласно челобитной Афанасия Давыдовича, его отец был убит на государевой службе при царе Василии Шуйском, а при Михаиле Федоровиче в Смоленском походе погиб двоюродный брат, а четыре брата ранены и изувечены, всего же «на разных боях убито было» 27 его предков. Сам же Афанасий не побоялся бить челом на второго судью приказа Никиту Наумовича Беглецова .

В 1648 году Земским приказом управлял Леонтий Степанович Плещеев. С 1627 года он служил в чине дворянина московского, в 1629-м участвовал в царском походе на богомолье в Николо-Угрешский монастырь, в 1635—1636 годах был воеводой в Вологде. В 1640-м эта рядовая карьера служилого человека прервалась — Леонтий Степанович и его сын Иван были арестованы по обвинению в «ведовстве и воровстве», пытаны и сосланы в Сибирь, а позднее возвращены. Несмотря на то, что биография Плещеева была далеко не безупречна, в 1648 году он благодаря поддержке всесильного боярина Б.И. Морозова возглавил один из крупнейших приказов. Плещеев и его шурин Петр Траханиотов беззастенчиво грабили москвичей. Злоупотребления были настолько велики, что оба чиновника вызывали всеобщую ненависть. Во время московского восстания 1648 года толпа потребовала у царя выдать на расправу Морозова, Плещеева и Траханиотова. Царю удалось отстоять свояка (Морозов был женат на сестре царицы Анне Ильиничне Милославской), но Плещеев и Траханиотов были растерзаны толпой.

Адам Олеарий сообщает, что Плещеева считали чародеем, и описывает происшествие во время московского восстания: «Когда вечером около 11 часов несколько немцев остановились, глядя с большим страхом на стоявший в пламени великокняжеский кабак, они вдруг увидели черного монаха, стонавшего и кряхтевшего, точно он тащил за собою большой груз. Когда он подошел поближе, он громко начал кричать о помощи и сказал: “Этот страшный пожар прекратится не раньше, как будет брошено в огонь и сгорит проклятое тело безбожного Плещеева”. Как оказалось, он и притащил сюда это тело. Так как немцы ему не хотели оказать помощи, монах начал свирепо ругаться. Тогда подошло несколько взрослых юношей, которые помогли донести труп до пожарища и бросить его в огонь. И как только этот труп начал сгорать, тотчас же стало уменьшаться и пламя и погасло на глазах у наблюдавших это удивительное зрелище немцев» .

В 1651—1655 годах приказ возглавлял видный деятель эпохи Алексея Михайловича окольничий Б.М. Хитрово, в 1672—1674 годах — думный дворянин И.И. Чаадаев, в 1689—1699-м — окольничий князь М.Н. Львов. Боярин князь Михаил Никитич Львов был близок к Петру I. Его супруга княгиня Неонила Ерофеевна в 1672 году стала кормилицей новорожденного царевича. Карьера боярина двигалась обычным путем: в 1695 и 1696 годах он участвовал в Азовских походах Петра I, во время Великого посольства вошел в состав комиссии, оставленной для управления городом и государством. В 1697 году с ним случился впезапный приступ помешательства, о чем царю подробно сообщал князь Ф.Ю. Ромодановский: «Известно тебе буди: на Москве многих улиц ездить отстали за великими недомосками и грязми, нерадением князь Михаилы Львова. Бояре, такожде и иных чинов всякие люди ему, князь Михаилу Никитичю, о мостах со многою докукою говорили. И он, князь Михайла Никитичь, многожды отмалчивался. И после того был в сумнении великом, и припала болезнь к нему неисцелная, кричал трои сутки, а после почал людей драть, также и зубом есть. Был под началом у Спаса на Новом с месяц и там чернца изъел, и чернец после того только был жив з две недели, и умре; а он, князь Михайла Никитич, и доднесь сидит раскован. В том, пожалуйте, помолитесь за общего нашего богомолца, дабы Господь Бог не попамятовал ево греха, избавил бы ево от такой тяжкой болезни вашими молитвами. И о сем о всем известно Тихону Никитичю (Стрешневу. — С. Ш.), такожде и иным многим. А как приехал Тихон Никитич навещать, чуть Бог пощедил; кабы не знакомец ево, изъел бы и ево». Удивительно, что после такого тяжелого состояния князь Львов смог поправиться. В 1700 году он вошел в комиссию по составлению нового Уложения, а в 1703-м был на службе в Тихвине .

В правление Бориса Годунова в Москве появляются объезжие головы. В 1599 году царь назначил на эти должности: в Кремль — князя М.Ф. Гвоздева-Ростовского и князя Ф. А Мещерского, в Китай-город — князя Ф.С. Друцкого и Д И. Милюкова, в Белый город от Неглинной по Яузу — князя Г И. Черта Долгорукова и Д Т. Ошанина, в западную часть Белого города — князя П.Т. Пожарского и З. Отрепьева (кстати, двоюродного деда будущего Лжедмитрия I). В Земляном городе, в том числе и за Москвой-рекой, объезжие головы появились годом позже.

Главной задачей объезжих голов было «бережение от пожаров» и наблюдение за порядком на улицах. Первоначально их служба была не менее почетной, чем воеводская. В апреле 1603 года объезжими головами были назначены члены Боярской думы: в Кремль — боярин князь Н.Р. Трубецкой, в Китай-город («на большой половине») — окольничий И.И. Годунов, на другой половине — боярин М.Г. Салтыков, в Белом городе от Тверской до Неглинной — боярин князь В.В. Голицын и др. Объезжие головы местничались [13] между собой, как и при прочих назначениях; в результате правительство чаще всего объявляло на этой службе «безместье», то есть она не учитывалась в местнических спорах. В результате статус должности резко упал. В 1649 году объезжие головы подали царю Алексею Михайловичу челобитную, чтобы «им у того дела быть от своей братье не в упрек и не в укоризне» .

Объезжих голов назначали на участки в апреле—мае, с началом пожароопасного сезона. При Борисе Годунове в Москве было 11 — 12 участков: два участка составляли Кремль и Китай-город, остальные находились в Белом и Земляном городе. В 1653 году столица была разделена на 17 участков: «1) Кремль; 2) Китай-город; 3) Белый каменный город — в Чертолье от Водяных ворот, что у конюшен, по Арбатскую улицу; 4) от Арбатской улицы вправо по Тверскую улицу; 5) от Тверской улицы вправо по Неглинную; 6) от Неглинной по Стретенскую улицу; 7) от Стретенской по Покровскую улицу; 8) от Покровской улицы по Яузские ворота и к Васильевскому лужку. За Белым каменным городом; 9) от Зачатьевского монастыря направо по Арбатскую улицу; 10) от Арбатской улицы по Тверскую улицу [пропущено: 11) от Тверской улицы по Неглинную; 12) от Неглинной по Стретенскую улицу]; 13) от Стретенской улицы до Благовещения, что на Воронцовом поле; 14) за Яузскими воротами: от Благовещения, что на Воронцовом поле, и за Яузой, за мостом, по большую улицу, что ездят к Спасу на Новое, по левую сторону, по Яузу; 15) от Яузских ворот за мостом, от большой улицы, что ездят к Спасу на Новое, направо к Никите Христову мученику и по Москву-реку; 16) за Москвой-рекой: от Пятницкой улицы, едучи из города с Живого моста, налево: 17) от Пятницкой улицы ж, едучи из города с Живого мосту, направо, и в слободах, и в Лужниках» .

Наказы предписывали объезжим головам «ездити в объезде по всем улицам и переулкам, в день и ночь безпрестани», пресекать преступления и драки, корчемство и тайную продажу спиртного, курение и продажу табака, бороться с уличной проституцией, а особо — с поджогами и несоблюдением противопожарных мер. Объезжие головы должны были «нарядить» дневные и ночные караулы, расписать решеточных приказчиков и сторожей, а затем днем и ночью проверять их. За оплошность объезжим головам грозила опала. В 1674 году объезжий голова князь Федор Борятинский, мучаясь от зубной боли, отправил вместо себя в ночной дозор дьяка Симона Калинина. Обоих ждал серьезный выговор. Калинину пригрозили «жестоким наказанием» в случае, если подобное повторится .

Читайте так же:  Купить электронный полис осаго макс

Объезжих голов назначал Разрядный приказ, а вместе с каждым — дьяка и подьячих. Из Земского приказа под начало к объезжему голове направляли решеточных приказчиков, а из Стрелецкого — стрельцов. Помучившись с комплектованием своей «команды», объезжий голова отправлялся на участок, где встречал сопротивление горожан, не желавших идти в караулы и соблюдать правила противопожарной безопасности, не дававших запечатывать бани. Одни прикрывались реальными или мнимыми льготами, другие нагло игнорировали требования объезжих голов, вступали с ними в ссору.

Летом 1695 года объезжий голова Никита Головин неоднократно жаловался царю на жителей Ордынки, Пятницкой и Екатерининской улиц «…чинятся не послушны… дневных и ночных караулов нет, и надолбов на ночь не закладывают, и избы и мыльни топят безвременно, и чинятся бои и драки и ножевое резанье, а уличные караульщики не стоят николи, взять не с ким и ночью в объезде ездить опасно…» Как видим, работа у стражей порядка во все времена была неблагодарной. 30 мая того же года десятник Яким Леонтьев доносил голове И.И. Корееву: «Улицы Татарской иноземцы, толмачи и переводчики по наряду десятского на уличный караул не ходят, и людей не высылают, и десятника бьют и собаками травят, и говорят такие слова, что объезжего с подьячими и служилыми людьми хотят бить до смерти» . Объезжие головы заваливали Разрядный приказ списками «ослушников», не желавших идти в караулы и нарушавших запреты на разведение огня.

Иногда дело принимало совсем серьезный оборот. 1 мая 1695 года голова Даниил Андреевич Львов и подьячий Григорий Друковцев, назначенные в объезд в Земляном городе от Никитской до Тверской, присмотрели было под съезжий двор (место, куда следовало свозить нарушителей) двор тяглеца Патрикея Мартьянова. Однако оказалось, что хозяином двора был весьма влиятельный человек — «верховой» (дворцовый) карлик Ер-молай Данилович Мишуков, которому принадлежал и сам Патрикей с семьей. Разобраться с наглецами явился сам Мишуков «со многолюдством». Львова и Друковцева схватили на прежнем съезжем дворе, привезли на двор Мартьянова и, раздев, били плетьми, приговаривая: «Не занимайте на съезжий двор и не подписывайте двора Ново-Никитской слободы Патрикея Мартьянова!»

В Разрядном приказе, куда пожаловался Львов, было велено осмотреть побои (его спина, бока и плечи были избиты, кое-где до крови, в других местах — «сине и багрово»), а относительно обидчика дьяк осторожно пометил: «у Ермолая взять в Разряд для допроса человека его» — самого карлика призвать к ответу побоялись. Его подьячий (!) Алексей Юрин отговорился, что сам ничего не видел, никого не бил, объезжего голову не знает.

Восьмого мая история едва не повторилась. Львов и Друковцев были в объезде с небольшим караулом из чернослободцев, как вдруг за ними погнались сын Патрикея Мартьянова «со многими людьми» — «и гнався бранили и бесчестили». Объезжий голова едва ушел от погони. Он опасался тех «сильников и ослушников», поскольку в карауле было всего три человека — больше посадские люди не давали. Тяглец Мартьянов был фигурой уже совсем не того масштаба, что дворцовый карлик, и его призвали к ответу. Он во всём отпирался и в свою очередь жаловался, что Данила Львов бил его на съезжем дворе батогами неизвестно за что, а себя представлял образцом добродетели: и в караул ходит, и избу топит только в указные дни, и «объезжему во всем послушен». Забрал его под расписку из приказа Алексей Юрин, подьячий Поместного приказа и одновременно секретарь Мишукова.

Судя по документам Разрядного приказа, каждый летний сезон вызывал поток взаимных жалоб: головы обвиняли горожан в непослушании, оскорблениях и насилии, горожане их — в побоях, оскорблениях, истязаниях, вымогательствах. Кто в этих случаях прав, кто виноват, дьяки Разрядного приказа часто решить не могли. Столкновение Львова с карликом Мишуковым — один из немногих случаев, где было очевидно, кто является пострадавшей стороной, а кто — преступником.

Еще один объезжий голова, Петр Иванович Шилов, жаловался на… свой караул: составлявшие его чернослободцы «пьют и бражничают», уходят со съезжего двора, бранят самого голову, бьют его слугу и закладывают топоры и бердыши. Призванные к ответу тяглецы во всем отпирались. Мишка Чудов заявил, что вообще никогда не бывает пьян, а Петрушка Любимов хотя и признался, что «пьян бывает иногда», отрицал уходы со съезжего двора, брань, битье и отдачу оружия в заклад. Исход этого дела неизвестен .

Очевидно, что сами объезжие головы вовсе не были невинными овечками, как представляются в челобитных на государево имя. Брань и побои, арест и нанесение увечий были для них обычными средствами наведения порядка. Так же вели себя подьячие и караульщики, посланные в объезд. Горожане имели основания, мягко говоря, недолюбливать таких блюстителей порядка.

Как уже говорилось, Земский приказ ведал только черными слободами. Стрелецкие слободы находились в ведении одноименного приказа, Иноземная, Мещанская и ряд других слобод подчинялись Посольскому, Кисловская — Царицыной мастерской палате, Бронная — Оружейной палате и т. д. Духовенство и певчие не подчинялись объезжим головам — за ними наблюдали патриаршие дворяне. Однако в 1671 году причетников вновь передали в ведение объезжих. Эта административная неразбериха порождала множество конфликтов. Особенно сложно было разобраться с подсудностью. Так, житель Мещанской слободы Филатко Дмитриев затеял тяжбу с тещей, которая жила в Кадашевской слободе. Поскольку Мещанская слобода подчинялась Посольскому приказу, а Кадашевская — Царицыной мастерской палате, истец и ответчица просто не имели возможности встретиться в одном суде. Наконец Посольскому приказу удалось добиться перевода дела под свою юрисдикцию .

Показательный случай произошел в 1651 году с объезжим головой князем Анастасом Алибеевичем Македонским, участок которого находился в Китай-городе. Он приказал за бесчинство забрать на съезжий двор нескольких стрельцов. Нарушителей порядка судили и подвергли битью батогами. Стрельцы пожаловались на самоуправство объезжего головы, Стрелецкий приказ направил жалобу в Разрядный. В результате был составлен и оглашен царский наказ, адресованный Македонскому: «Князь Анастас! Государь, царь и великий князь Алексей Михайлович всея Руси велел тебе сказать: стрельцы московские и всех городов по государеву указу ведомы в Стрелецком приказе у боярина у Ильи Даниловича Милославского, а ты самодуром стрельцов московских имал к себе на съезжий двор, бил их батогами и тем ты боярина Илью Даниловича бесчестил. Государь указал: тебя за бесчестье боярина Ильи Даниловича посадить в тюрьму на один день» .

Политическая наука: Словарь-справочник . сост. проф пол наук Санжаревский И.И. . 2010 .

Политология. Словарь. — РГУ . В.Н. Коновалов . 2010 .

Смотреть что такое «Земский приказ» в других словарях:

ЗЕМСКИЙ ПРИКАЗ — (Земский двор), центральное государственное учреждение в 16 17 вв. Упоминается с 1564. Ведал управлением Москвы, сбором налогов с её населения, судами по уголовным и гражданским делам. В 1701 слит со Стрелецким приказом в Приказ земских дел,… … Русская история

ЗЕМСКИЙ ПРИКАЗ — (Земский двор) центральное государственное учреждение в России в 1564 1699, ведавшее управлением Москвы, сбором налогов с ее населения, судами по уголовным и гражданским делам … Большой Энциклопедический словарь

Земский приказ — Эту статью следует викифицировать. Пожалуйста, оформите её согласно правилам оформления статей … Википедия

Земский приказ — (Земский двор), центральное государственное учреждение в России в 1564 1699, ведавшее управлением Москвы, сбором налогов с её населения, судами по уголовным и гражданским делам. * * * ЗЕМСКИЙ ПРИКАЗ ЗЕМСКИЙ ПРИКАЗ (Земский двор), центральное… … Энциклопедический словарь

Земский приказ — Земский двор, центральное государственное учреждение во второй половине XVI — XVII вв.; ведал городским благоустройством и охраной порядка в Москве, собирал налоги с тяглого городского населения, осуществлял суд по уголовным и гражданским… … Москва (энциклопедия)

Земский Приказ — Приказы органы центрального управления в Москве, заведовавшие особым родом государственных дел или отдельными областями государства. Приказы назывались иначе палатами, избами, дворами, дворцами, третями или четвертями. Содержание 1 Этимология 2… … Википедия

ЗЕМСКИЙ ПРИКАЗ — см. Приказы … Советская историческая энциклопедия

Земский приказ — (в России, ист.) … Орфографический словарь русского языка

Земский двор — центральное государственное учреждение во второй половине XVI XVII вв.; ведал городским благоустройством и охраной порядка в Москве, собирал налоги с тяглого городского населения, осуществлял суд по уголовным и гражданским делам и др. В его… … Москва (энциклопедия)

Приказ (орган управления) — У этого термина существуют и другие значения, см. Приказ. Приказ в Москве. Александр Янов Приказы органы центрального государственного управления в Москве, заведовавшие особы … Википедия