Верховный суд арест имущества

Рубрики Статьи

Верховный суд арест имущества

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 80 ФЗ № 229-ФЗ. Наложение ареста на имущество должника

Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»:

Статья 80 ФЗ № 229-ФЗ. Наложение ареста на имущество должника

1. Судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника. При этом судебный пристав-исполнитель вправе не применять правила очередности обращения взыскания на имущество должника.

1.1. Арест имущества должника по исполнительному документу, содержащему требование о взыскании денежных средств, за исключением ареста денежных средств, ареста заложенного имущества, подлежащего взысканию в пользу залогодержателя, и ареста имущества по исполнительному документу, содержащему требование о наложении ареста, не допускается, если сумма взыскания по исполнительному производству не превышает 3000 рублей.

2. По заявлению взыскателя о наложении ареста на имущество должника судебный пристав-исполнитель принимает решение об удовлетворении указанного заявления или об отказе в его удовлетворении не позднее дня, следующего за днем подачи такого заявления.

3. Арест на имущество должника применяется:

1) для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации;

2) при исполнении судебного акта о конфискации имущества;

3) при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц.

3.1. Арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований, не допускается.

3.2. Арест имущества должника, переданного на депонирование эскроу-агенту, в том числе денежных средств, находящихся на счете эскроу, не допускается.

4. Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества. Вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом определяются судебным приставом-исполнителем в каждом случае с учетом свойств имущества, его значимости для собственника или владельца, характера использования, о чем судебный пристав-исполнитель делает отметку в постановлении о наложении ареста на имущество должника и (или) акте о наложении ареста (описи имущества).

5. Арест имущества должника (за исключением ареста, исполняемого регистрирующим органом, ареста денежных средств и драгоценных металлов, находящихся на счетах в банке или иной кредитной организации, ареста ценных бумаг и денежных средств, находящихся у профессионального участника рынка ценных бумаг на счетах, указанных в статьях 73 и 73.1 настоящего Федерального закона) производится судебным приставом-исполнителем с участием понятых с составлением акта о наложении ареста (описи имущества), в котором должны быть указаны:

1) фамилии, имена, отчества лиц, присутствовавших при аресте имущества;

2) наименования каждых занесенных в акт вещи или имущественного права, отличительные признаки вещи или документы, подтверждающие наличие имущественного права;

3) предварительная оценка стоимости каждых занесенных в акт вещи или имущественного права и общей стоимости всего имущества, на которое наложен арест;

4) вид, объем и срок ограничения права пользования имуществом;

5) отметка об изъятии имущества;

6) лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение имущество, адрес указанного лица;

7) отметка о разъяснении лицу, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, его обязанностей и предупреждении его об ответственности за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу данного имущества, а также подпись указанного лица;

8) замечания и заявления лиц, присутствовавших при аресте имущества.

6. Акт о наложении ареста на имущество должника (опись имущества) подписывается судебным приставом-исполнителем, понятыми, лицом, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение указанное имущество, и иными лицами, присутствовавшими при аресте. В случае отказа кого-либо из указанных лиц подписать акт (опись) в нем (в ней) делается соответствующая отметка.

7. Копии постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на имущество должника, акта о наложении ареста на имущество должника (описи имущества), если они составлялись, направляются сторонам исполнительного производства, а также в банк или иную кредитную организацию, профессиональному участнику рынка ценных бумаг, в регистрирующий орган, дебитору, собственнику государственного или муниципального имущества, другим заинтересованным лицам не позднее дня, следующего за днем вынесения постановления или составления акта, а при изъятии имущества — незамедлительно.

8. Постановление судебного пристава-исполнителя о наложении (снятии) ареста на недвижимое имущество должника или сведения, содержащиеся в постановлении и акте о наложении ареста на имущество должника (описи имущества), в трехдневный срок со дня принятия постановления направляются в регистрирующий орган в форме электронного документа с использованием единой системы межведомственного электронного взаимодействия.

Вернуться к оглавлению документа: Закон об исполнительном производстве N 229-ФЗ

Комментарии к статье 80 закона об исполнительном производстве N 229-ФЗ

Разъяснения о применении положений закона, посвященных аресту имущества должника содержатся в пп. 40-45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», где, в частности, указано следующее:

Цели и условия наложения ареста судебным приставом-исполнителем

Арест в качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом-исполнителем в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях (пункт 7 части 1 статьи 64, часть 1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве).

В качестве меры принудительного исполнения арест налагается при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество ответчика, административного ответчика (далее — ответчика, в исполнительном производстве — должника), находящееся у него или у третьих лиц (часть 1, пункт 5 части 3 статьи 68 названного Закона).

Во исполнение судебного акта о наложении ареста на имущество ответчика судебный пристав-исполнитель производит арест и устанавливает только те ограничения и только в отношении того имущества, которые указаны судом.

Конкретное имущество, подлежащее аресту на основании определения суда, определяется судебным приставом-исполнителем

Если суд принял обеспечительную меру в виде ареста имущества ответчика, установив только его общую стоимость, то конкретный состав имущества, подлежащего аресту, и виды ограничений в отношении его определяются судебным приставом-исполнителем по правилам статьи 80 Закона об исполнительном производстве.

Препятствия должника в исполнения определения суда о наложении ареста

В случаях, когда должник препятствует исполнению судебного акта о наложении ареста на имущество по судебному акту о наложении ареста на движимое имущество должника, в том числе посредством отказа принять арестованное имущество на хранение, судебный пристав-исполнитель вправе передать арестованное имущество на ответственное хранение членам семьи должника, взыскателю либо лицу, с которым территориальным органом ФССП России заключен договор хранения, с учетом требований, установленных статьей 86 Закона об исполнительном производстве.

Соразмерность ареста имущества объему требований взыскателя

При наложении ареста на имущество в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, судебный пристав-исполнитель вправе в силу части 1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве не применять правила очередности обращения взыскания на имущество должника, что само по себе не освобождает судебного пристава-исполнителя от обязанности в дальнейшем осуществить действия по выявлению иного имущества должника, на которое может быть обращено взыскание в предыдущую очередь.

При этом судебный пристав-исполнитель обязан руководствоваться частью 2 статьи 69 названного Закона, допускающей обращение взыскания на имущество в размере задолженности, то есть арест имущества должника по общему правилу должен быть соразмерен объему требований взыскателя.

Например, арест несоразмерен в случае, когда стоимость арестованного имущества значительно превышает размер задолженности по исполнительному документу при наличии другого имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание. В то же время такой арест допустим, если должник не предоставил судебному приставу-исполнителю сведений о наличии другого имущества, на которое можно обратить взыскание, или при отсутствии у должника иного имущества, его неликвидности либо малой ликвидности.

Выявление, арест и начало процедуры реализации другого имущества должника сами по себе не могут служить основанием для снятия ранее наложенного ареста до полного исполнения требований исполнительного документа.

Неисчерпывающий перечень исполнительных действий

Перечень исполнительных действий, приведенный в части 1 статьи 64 Закона об исполнительном производстве, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов (пункт 17 части 1 названной статьи), если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства (статьи 2 и 4 Закона об исполнительном производстве), не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий).

Установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом

Запрет на распоряжение имуществом налагается в целях обеспечения исполнения исполнительного документа и предотвращения выбытия имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание, из владения должника в случаях, когда судебный пристав-исполнитель обладает достоверными сведениями о наличии у должника индивидуально-определенного имущества, но при этом обнаружить и/или произвести опись такого имущества по тем или иным причинам затруднительно (например, когда принадлежащее должнику транспортное средство скрывается им от взыскания).

Постановление о наложении запрета на распоряжение имуществом судебный пристав-исполнитель обязан направить в соответствующие регистрирующие органы.

После обнаружения фактического местонахождения имущества и возникновения возможности его осмотра и описи в целях обращения взыскания на него судебный пристав-исполнитель обязан совершить все необходимые действия по наложению ареста на указанное имущество должника по правилам, предусмотренным статьей 80 Закона об исполнительном производстве.

Арест имущества и запрет распоряжения имуществом, на которое не может быть обращено взыскание

Арест в качестве обеспечительной меры либо запрет на распоряжение могут быть установлены на перечисленное в абзацах втором и третьем части 1 статьи 446 ГПК РФ имущество, принадлежащее должнику-гражданину.

Например, арест в качестве обеспечительной меры принадлежащего полностью или в части должнику-гражданину жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания самого должника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, сами по себе не могут быть признаны незаконными, если указанные меры приняты судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя.

Читайте так же:  Льготы приемным семьям в 2019 году в новосибирской области

Наложение ареста либо установление соответствующего запрета не должно препятствовать гражданину-должнику и членам его семьи пользоваться таким имуществом.

Наложение ареста в отношении имущества, находящегося в общей совместной собственности

В целях обеспечения прав кредитора на основании частей 1 и 4 статьи 80 Закона об исполнительном производстве наложение ареста или установление запрета на распоряжение (запрета на совершение регистрационных действий) возможно в отношении имущества, находящегося в общей совместной собственности должника и другого лица (лиц), до определения доли должника или до ее выдела.

Наложение ареста на денежные средства в банке

В силу частей 3 и 6 статьи 81 Закона об исполнительном производстве арест может быть наложен на денежные средства, как находящиеся в банке или иной кредитной организации на имеющихся банковских счетах (расчетных, депозитных) и во вкладах должника, так и на средства, которые будут поступать на счета и во вклады должника в будущем. В этом случае исполнение постановления судебного пристава-исполнителя об аресте денежных средств осуществляется по мере их поступления на счета и вклады, в том числе открытые после получения банком данного постановления.

Арест денежных средств на банковских счетах должника означает запрет их списания в пределах суммы, указанной в исполнительном документе, а также запрет банку (кредитной организации) заявлять о зачете своего требования к должнику, являющемуся его клиентом, поэтому суд вправе по заявлению судебного пристава-исполнителя или взыскателя наложить арест на поступившие денежные средства, а также на средства, которые поступят на имя должника в будущем на корреспондентский счет обслуживающего его банка, если иные меры не могут обеспечить исполнение принятого судебного акта (например, наличие ареста денежных средств на расчетном счете клиента). При этом арест денежных средств на корреспондентском счете не освобождает банк (кредитную организацию) от обязанности зачислить арестованные денежные средства на расчетный счет клиента, по которому судебным приставом-исполнителем также произведен арест денежных средств.

В п. 41 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2018), утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018 года содержатся следующие разъяснения:

При отсутствии в исполнительном документе требований имущественного характера, а также при отсутствии судебного акта о наложении ареста на имущество должника у судебного пристава-исполнителя отсутствуют правовые основания для наложения ареста на это имущество.

Б. обратился в суд с административным исковым заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя.

Верховный Суд РФ принял решение об удовлетворении административного искового заявления об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на имущество должника.

ВС РФ указал, что поскольку в данном случае в исполнительном листе, выданном в отношении Б., отсутствовали требования имущественного характера, а в материалах дела не имелось доказательств принятия судебного акта о наложении ареста на имущество должника, в том числе на принадлежащий ему на праве собственности автобус, у судебного пристава-исполнителя отсутствовали предусмотренные законом основания для наложения ареста на указанное транспортное средство.

Кроме того, в исполнительном документе отсутствовало указание на запрет совершения должником определенных действий с использованием именно этого транспортного средства.

Таким образом, наложение ареста на принадлежащий Б. автобус необоснованно ограничивает право должника владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом иными способами.

* См. подробнее обстоятельства дела во вложении ниже

В п. 1 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2016), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016 года содержатся следующие разъяснения:

Арест единственного жилого помещения как обеспечительная мера, запрет им распоряжаться, вселять граждан являются законными, если указанные меры приняты в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным жилым помещением

Суд пришел к выводу, что арест в качестве обеспечительной меры принадлежащего полностью или в части должнику-гражданину жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания самого должника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, сами по себе не могут быть признаны незаконными, если указанные меры приняты судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя.

Суд признал законным постановление судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на квартиру, принадлежащую на праве собственности должнику-гражданину, установлении запрет на совершение регистрационных действий в отношении данной квартиры.

Суд указал, что оспариваемое постановление судебного пристава-исполнителя вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда, арест выражен в запрете на совершение регистрационных действий в отношении объекта недвижимости, то есть в запрете распоряжения этим имуществом. Ограничение права пользования квартирой и обращение на нее взыскания, а именно изъятие квартиры и ее реализацию либо передачу взыскателю, данный арест не предусматривает.

При таких обстоятельствах арест является гарантией обеспечения прав и законных интересов взыскателя и не может рассматриваться как нарушающий права и законные интересы должника-гражданина.

** См. подробнее обстоятельства дела во вложении ниже

«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2018)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018):

41. При отсутствии в исполнительном документе требований имущественного характера, а также при отсутствии судебного акта о наложении ареста на имущество должника у судебного пристава-исполнителя отсутствуют правовые основания для наложения ареста на это имущество.

Б. обратился в суд с административным исковым заявлением об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя.

В обоснование заявленных требований указал, что является должником по исполнительному производству о возложении на него обязанности прекратить деятельность по осуществлению регулярных перевозок на территории города.

В рамках данного исполнительного производства судебный пристав-исполнитель наложил арест на принадлежащий Б. на праве собственности автобус, однако указанные действия является незаконными и противоречат Федеральному закону от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Федеральный закон N 229-ФЗ), поскольку арест может налагаться только по требованиям об имущественных взысканиях или при наличии судебного акта об аресте имущества, но не по требованиям неимущественного характера. Кроме того, наложение ареста создает препятствия для осуществления права собственности в отношении указанного имущества.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении административного искового заявления отказано.

При этом суд исходил из того, что законодательство об исполнительном производстве не содержит запрета на арест имущества должника с целью прекращения осуществления им определенной деятельности при условии длительного неисполнения решения суда. Кроме того, применение ареста при исполнении требований неимущественного характера соответствует целям исполнительного производства и направлено на обеспечение невозможности дальнейшего совершения должником действий по осуществлению пассажирских перевозок.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила указанные судебные акты и приняла новое решение об удовлетворении административного искового заявления по следующим основаниям.

Статьей 4 Федерального закона N 229-ФЗ определены принципы исполнительного производства, одним из которых является соотносимость объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.

Согласно ч. 1 ст. 64 названного закона исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с названным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе. В целях обеспечения исполнения исполнительного документа судебный пристав-исполнитель вправе накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение (п. 7 ч. 1 данной статьи).

В ст. 80 Федерального закона N 229-ФЗ закреплено, что судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника (ч. 1).

В силу ч. 3 ст. 80 Федерального закона N 229-ФЗ арест на имущество должника применяется: для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации (п. 1); при исполнении судебного акта о конфискации имущества (п. 2); при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц (п. 3).

В свою очередь, ст. 68 названного закона установлено, что мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу (ч. 1). Одной из мер принудительного исполнения является наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества (п. 5 ч. 3 названной статьи).

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 40 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», арест в качестве исполнительного действия может быть наложен судебным приставом-исполнителем в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях (п. 7 ч. 1 ст. 64, ч. 1 ст. 80 Федерального закона N 229-ФЗ).

В качестве меры принудительного исполнения арест налагается при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество ответчика, административного ответчика, находящееся у него или у третьих лиц (ч. 1, п. 5 ч. 3 ст. 68 названного Закона). Во исполнение судебного акта о наложении ареста на имущество ответчика судебный пристав-исполнитель производит арест и устанавливает только те ограничения и только в отношении того имущества, которые указаны судом.

Поскольку в данном случае в исполнительном листе, выданном в отношении Б., отсутствовали требования имущественного характера, а в материалах дела не имелось доказательств принятия судебного акта о наложении ареста на имущество должника, в том числе на принадлежащий ему на праве собственности автобус, у судебного пристава-исполнителя отсутствовали предусмотренные законом основания для наложения ареста на указанное транспортное средство.

Кроме того, в исполнительном документе отсутствовало указание на запрет совершения должником определенных действий с использованием именно этого транспортного средства.

Таким образом, наложение ареста на принадлежащий Б. автобус необоснованно ограничивает право должника владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом иными способами.

В этой связи действия судебного пристава-исполнителя не могут быть признаны законными.

Определение N 57-КГ18-1

«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016):

1. Арест в качестве обеспечительной меры принадлежащего полностью или в части должнику-гражданину жилого помещения, являющегося единственно пригодным для постоянного проживания самого должника и членов его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом, включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц, сами по себе не могут быть признаны незаконными, если указанные меры приняты судебным приставом-исполнителем в целях воспрепятствования должнику распорядиться данным имуществом в ущерб интересам взыскателя.

Читайте так же:  Приказ о переводе на неполный рабочий день образец

Постановлением судебного пристава-исполнителя наложен арест на квартиру, принадлежащую на праве собственности должнику-гражданину, установлен запрет на совершение регистрационных действий в отношении указанного объекта недвижимости.

Не согласившись с названным постановлением, гражданин оспорил его в суде, ссылаясь на то, что квартира является для него единственным пригодным для постоянного проживания помещением, на которое в соответствии с абзацем вторым ч. 1 ст. 446 ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

Решением районного суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила указанные судебные акты и приняла новое решение об отказе в удовлетворении заявления по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве» исполнительными действиями являются совершаемые судебным приставом-исполнителем в соответствии с данным федеральным законом действия, направленные на создание условий для применения мер принудительного исполнения, а равно на понуждение должника к полному, правильному и своевременному исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе.

Перечень исполнительных действий, приведенный в указанной норме, не является исчерпывающим, и судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства, не нарушают защищаемые федеральным законом права должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий).

В силу ч. 1, пп. 1 и 5 ч. 3 ст. 68 Федерального закона «Об исполнительном производстве» мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу. В частности, к таким мерам относятся обращение взыскания на имущество должника, в том числе на денежные средства и ценные бумаги, а также наложение ареста на имущество должника, находящееся у должника или у третьих лиц, во исполнение судебного акта об аресте имущества.

Исходя из п. 7 ч. 1 ст. 64, чч. 1, 3 и 4 ст. 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе наложить арест на имущество должника. Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества.

Арест на имущество должника применяется: для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации; при исполнении судебного акта о конфискации имущества; при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц.

Согласно абзацу второму ч. 1 ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение, если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в названном абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Согласно ч. 1 ст. 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве» обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его реализацию, осуществляемую должником самостоятельно, или принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

Вместе с тем из оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя следует, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда, арест выражен в запрете на совершение регистрационных действий в отношении объекта недвижимости, то есть в запрете распоряжения этим имуществом. Ограничение права пользования квартирой и обращение на нее взыскания, а именно изъятие квартиры и ее реализацию либо передачу взыскателю, данный арест не предусматривает.

При таких обстоятельствах арест является гарантией обеспечения прав и законных интересов взыскателя и не может рассматриваться как нарушающий права и законные интересы должника-гражданина.

В связи с этим Судебная коллегия отменила принятые по делу судебные акты и вынесла новое решение об отказе в удовлетворении заявления.

Обзор ВС: приставу нельзя арестовывать имущество без решения суда

В деле (№ 57-КГ18-1) от должника Семена Бочарова* в рамках исполнительного производства требовали прекратить регулярные перевозки на территории города. Чтобы исполнить требование, пристав наложил арест на принадлежащий Бочарову автобус и изъял его. Бочаров счёл такие действия незаконными и обратился в суд. Он указал, что пристав действовал незаконно, поскольку, согласно положениям закона об исполнительном производстве, арест может налагаться только по требованиям об имущественных взысканиях или при наличии судебного акта об аресте имущества. По требованию неимущественного характера арест не применяется.

В жалобе Бочаров указывал, что действия пристава нарушают его право собственности и влекут убытки, поскольку он использует автобус в предпринимательской деятельности и при исполнении обязательств по гражданско-правовым сделкам.

Две инстанции отказали заявителю. Они указали, что законодательство об исполнительном производстве не содержит запрета на арест имущества, направленный на то, чтобы прекратить деятельность должника, который долго уклонялся от исполнения решения суда. Однако Верховный суд счел позицию заявителя законной и включил дело в Обзор судебной практики.

Пристав производит арест и устанавливает только те ограничения и только в отношении того имущества, которые указаны судом, подчеркнул ВС в определении по делу. В свою очередь, арест в качестве самостоятельной меры принудительного исполнения, согласно п. 5 ч. 3 ст. 68 закона об исполнительном производстве, может применяться только для исполнения судебного акта.

Но в случае Бочарова требований имущественного характера в деле не было, как отсутствовали и доказательства принятия судебного акта об аресте имущества. Следовательно, действия пристава в такой ситуации незаконны, сделала вывод коллегия.

Ознакомиться с полным текстом Обзора судебной практики Верховного суда можно по ссылке.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29 июня 2018 г. N 303-КГ18-800 Наложение ареста, а также иные действия, совершенные в отношении имущества, не принадлежащего должнику (при отсутствии у судебного пристава-исполнителя сведений, подтверждающих принадлежность имущества должнику), не соответствует закону

Резолютивная часть определения объявлена 27 июня 2018 г.

Полный текст определения изготовлен 29 июня 2018 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Павловой Н.В.,

судей Першутова А.Г., Тютина Д.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «РАФТ ЛИЗИНГ» на решение Арбитражного суда Амурской области от 12.04.2017 по делу N А04-1546/2017 и постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.11.2017 по тому же делу по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Рафт Лизинг» о признании постановлений судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов по Тындинскому району Управления Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации по Амурской области Лютиковой Алены Владимировны от 20.01.2017 и от 02.02.2017 недействительными в части, при участии в деле Управления Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации по Амурской области, общества с ограниченной ответственностью «МЕГАСТРОЙ», индивидуального предпринимателя Чайковского Андрея Антоновича.

В заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью «Рафт Лизинг» — Игошин С.Е., Никулина А.В.;

от Управления Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации по Амурской области — Соколов В.В.

Судебный пристав-исполнитель отдела судебных приставов по Тындинскому району Управления Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации по Амурской области Лютикова Алена Владимировна, общество с ограниченной ответственностью «МЕГАСТРОЙ» и индивидуальный предприниматель Чайковский Андрей Антонович, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, своих представителей для участия в судебном заседании не направили, в связи с чем дело рассмотрено в порядке статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в их отсутствие.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В., выслушав объяснения представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

на основании заявления, поступившего 16.01.2017 от индивидуального предпринимателя Чайковского Андрея Антоновича (далее — предприниматель), судебным приставом-исполнителем отдела судебных приставов по Тындинскому району Управления Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации по Амурской области Лютиковой Аленой Владимировной (далее — судебный пристав-исполнитель) вынесено постановление от 18.07.2017 N 58605/17/28020-ИП о возбуждении исполнительного производства в отношении общества с ограниченной ответственностью «Мегастрой» (далее — общество «Мегастрой») о взыскании в пользу предпринимателя 8 589 806 рублей.

В рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем также вынесено постановление от 20.01.2017 о наложении ареста на имущество общества «Мегастрой», после чего 20.01.2017 и 31.01.2017 составлены акты о наложении ареста (описи имущества) на автотранспортные средства, всего арест наложен на 7 и 5 единиц техники соответственно.

В последующем 23.01.2017, 26.01.2017 и 02.02.2017 судебным приставом-исполнителем вынесены постановления о назначении предпринимателя в качестве ответственного хранителя арестованных транспортных средств и 02.02.2017 — постановление о запрете на совершение регистрационных действий в отношении указанных единиц техники.

Получив от предпринимателя информацию о совершении судебным приставом указанных выше действий и посчитав, что данные действия нарушают его права и законные интересы как собственника арестованного имущества, общество с ограниченной ответственностью «Рафт Лизинг» (далее — заявитель, общество «Рафт Лизинг») обратилось в арбитражный суд с заявлением, в котором просило признать недействительными постановления судебного пристава-исполнителя от 20.01.2017 и от 02.02.2017 в части:

1) наложения ареста на грузовой самосвал SHACMAN SX 3256 DR384 желтого цвета, 2013 г/в, идентификационный номер VIN LZGJLDR41DX056818;

2) наложения запрета на снятие с регистрационного учета, изменение регистрационных данных, проведение государственного технического осмотра транспортных средств в отношении грузового самосвала SHACMAN SX 3256 DR384, желтого цвета, 2013 г/в, идентификационный номер VIN LZGJLDR41DX056818;

3) наложения запрета на снятие с регистрационного учета, изменение регистрационных, данных, проведение государственного технического осмотра транспортных средств в отношении ресайклера Wirtgen WR250, заводской номер машины (рамы) 08WR0038, номер двигателя — WRH04954, 2014 г/в;

4) наложения запрета на снятие с регистрационного учета, изменение регистрационных данных, проведение государственного технического осмотра транспортных средств в отношении погрузчика фронтального XCMG LW300FN, заводской N машины (рамы) — XUG0300FJECB00153, 2014 г/в;

5) наложения запрета на снятие с регистрационного учета, изменение регистрационных данных, проведение государственного технического осмотра транспортных средств в отношении грузового самосвала SHACMAN SX3256DR384, идентификационный номер (VIN): LZGJLDR41DX056821, 2013 г/в, а также об исключении из описи ареста грузового самосвала, SHACMAN SX 3256 DR384, желтого цвета, 2013 г/в, идентификационный номер VIN LZGJLDR41DX056818.

В заявлении общество указало, что судебный пристав-исполнитель в нарушение статей 69, 80 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) наложил арест и принял иные меры в отношении имущества, которое не является собственностью общества «Мегастрой», а получено им во временное владение и пользование от общества «Рафт Лизинг» на основании договоров финансовой аренды (лизинга).

Читайте так же:  Приказ о дистанционном обучении в институте

Решением Арбитражного суда Амурской области от 12.04.2017 в удовлетворении заявления отказано.

Постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 21.07.2017 решение суда первой инстанции отменено, требования заявителя удовлетворены.

Арбитражный суд Дальневосточного округа постановлением от 21.11.2017 отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил без изменения решение суда первой инстанции.

В кассационной жалобе, направленной в Верховный Суд Российской Федерации, общество «Рафт Лизинг» просит отменить решение суда первой инстанции и постановление суда округа, оставив в силе постановление суда апелляционной инстанции, ссылаясь на допущенные судами существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В. от 18.05.2018 кассационная жалоба заявителя вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Изучив материалы дела, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, Судебная коллегия считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а обжалуемые судебные акты — отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, между обществом «Рафт Лизинг» (лизингодатель) и обществом «Мегастрой» (лизингополучатель) заключен ряд договоров финансовой аренды (лизинга): от 08.07.2014 N 02/184-И в отношении погрузчика фронтального XCMG LW300FN; от 08.07.2014 N 02/183-И в отношении самосвала SHACMAN SX 3256 DR384 и от 21.03.2014 N 02/166-И в отношении ресайклера Wirtgen WR250. Срок действия договоров на день принятия судебным приставом-исполнителем оспариваемых постановлений не истек.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, руководствуясь статьей 119 Закона об исполнительном производстве и разъяснениями, содержащимися в пункте 50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — постановление Пленума N 10/22), указал, что заявителем выбран неверный способ защиты права, а рассмотрение настоящего заявления в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации приведет к нарушению прав должника и иных участников исполнительного производства. По мнению суда, общество «Рафт Лизинг» должно было обратиться в суд с иском об освобождении имущества от ареста. Такое требование явилось бы надлежащим способом защиты нарушенного, по мнению заявителя, права.

Удовлетворяя требования общества «Рафт Лизинг», суд апелляционной инстанции исходил из того, что заявителем подтверждено право собственности на спорное имущество и факт, согласно которому оно не является должником по исполнительному производству, в рамках которого на спорное имущество судебным приставом был наложен арест и запрет действий. Кроме того, суд апелляционной инстанции указал на отсутствие спора о праве на имущество, так как общество «Мегастрой» и предприниматель подтвердили право собственности общества «Рафт Лизинг» на транспортные средства и не оспаривали его. Таким образом, по мнению суда апелляционной инстанции, общество «Рафт Лизинг», исходя из отсутствия спора о праве на имущество, предъявило надлежащие требования, а разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума N 10/22, не относятся к данного спору.

Суд округа пришел к выводу о неверном толковании судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права и поддержал выводы суда первой инстанции.

Между тем выводы суда первой инстанции и суда округа не могут быть признаны правильными.

В силу пункта 2 части 1 статьи 29 и части 2 статьи 197 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к компетенции арбитражных судов отнесено рассмотрение экономических споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, включая дела об оспаривании ненормативных правовых актов, действий (бездействия) органов, наделенных публичными полномочиями. В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предметом судебного разбирательства по данной категории дел является проверка законности действий органа, принявшего оспариваемый акт.

Как разъяснено в абзаце третьем пункта 1, пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (далее — постановление Пленума N 50), требования об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей и иных должностных лиц Федеральной службы судебных приставов рассматриваются арбитражными судами в порядке, предусмотренном главой 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Постановления, действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя при этом могут быть оспорены в суде как сторонами исполнительного производства (взыскателем и должником), так и иными лицами, которые считают, что нарушены их права и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению ими прав и законных интересов либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность.

Следовательно, вопреки выводам судов первой и кассационной инстанции, не исключается возможность оспаривания в арбитражном суде постановления судебного пристава-исполнителя лицом, не являющимся участником исполнительного производства, права и законные интересы которого нарушены в результате принятия оспариваемого акта, если обратившееся в суд лицо полагает, что действия судебного пристава-исполнителя вошли в противоречие с предписаниями законодательства об исполнительном производстве.

На основании статей 69 и 80 Закона об исполнительном производстве обращение взыскания в рамках исполнительного производства, включая применение такой меры обеспечения исполнения исполнительного документа как арест, производится в отношении имущества, принадлежащего должнику.

Исходя из положений пунктов 7 и 8 статьи 69 Закона об исполнительном производстве, по общему правилу сведения о принадлежащих должнику правах на имущество представляются судебному приставу-исполнителю самим должником, а при отсутствии у судебного пристава-исполнителя таких сведений — запрашиваются им у налоговых органов, иных органов и организаций.

Анализ названных положений позволяет сделать вывод о том, что наложение ареста, а также иные действия, совершенные в отношении имущества, не принадлежащего должнику (при отсутствии у судебного пристава-исполнителя сведений, подтверждающих принадлежность имущества должнику), не соответствует закону.

Судом апелляционной инстанции установлено, что на день принятия оспариваемых постановлений и проведения исполнительных действий в отношении арестованной техники судебным приставом-исполнителем из регистрирующих органов получены сведения о том, что указанная техника находится у общества «Мегастрой» в лизинге, о чем также имеется отметка в паспортах транспортных средств, а собственником имущества выступает общество «Рафт Лизинг».

Право собственности заявителя на спорное имущество подтверждено представленными в материалы дела договорами финансовой аренды (лизинга) и никем не оспаривается, спор о гражданских правах на имущество отсутствует.

При таком положении вывод суда апелляционной инстанции о несоответствии оспариваемых постановлений законодательству об исполнительном производстве и нарушении прав общества «Рафт Лизинг» в результате их принятия является обоснованным.

На основании части 8 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации признание недействительными постановлений судебного пристава о наложении ареста и применении иных мер запретительного характера в отношении имущества, не принадлежащего должнику, означает отсутствие юридической силы у оспоренных актов и, соответственно, невозможность их применения в исполнительном производстве, что влечет за собой снятие с имущества незаконно наложенных обременений, ущемляющих права собственника, исключает возможность обращения взыскания на имущество.

Следовательно, избранный обществом «Рафт Лизинг» способ защиты права в рассматриваемом случае не может быть признан ненадлежащим.

Делая вывод о допустимости обращения заявителя в суд только с исковым заявлением об освобождении имущества от ареста, арбитражные суды первой и кассационной инстанции не учли изложенного и не приняли во внимание, что согласно статье 119 Закона об исполнительном производстве и абзацу второму пункта 1 постановления Пленума N 50 иск об освобождении имущества от наложения ареста предъявляется в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества.

Посредством предъявления данного иска разрешается вещно-правовой спор между несколькими лицами (истцом, взыскателем и должником), претендующими на имущество (удовлетворение требований за счет его стоимости), в связи с чем в пункте 50 постановления Пленума N 10/22 отмечено, что в такой ситуации заинтересованные лица не имеют права на удовлетворение заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об аресте (описи) этого имущества.

Однако в случае, когда спор о гражданских правах относительно вещи, подвергнутой аресту или иным мерам запретительного характера, отсутствует, собственник не может быть лишен возможности требовать отмены постановления судебного пристава-исполнителя в порядке подчиненности и (или) оспаривать постановление в арбитражном суде в порядке производства по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений. Иное бы означало ограничение права на судебную защиту.

При таком положении Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что оспариваемые судебные акты арбитражных судов первой и кассационной инстанций подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, а постановление суда апелляционной инстанции — подлежит оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 176, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.11.2017 по делу N А04-1546/2017 Арбитражного суда Амурской области отменить.

Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 21.07.2017 по указанному делу оставить в силе.