Судебная практика по запретам

Рубрики Статьи

Энциклопедия судебной практики. Соблюдение запретов и ограничений при перемещении товаров через таможенную границу (Ст. 152 ТК ТС (утратила силу))

Энциклопедия судебной практики
Соблюдение запретов и ограничений при перемещении товаров через таможенную границу
(Ст. 152 ТК ТС)

1. Несоблюдение установленного в отношении ввозимого на территорию ТС товара ограничения в виде лицензирования является мерой нетарифного регулирования и образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.3 КоАП РФ.

Соглашаясь с выводом суда первой инстанции о невыполнении обществом обязательных требований законодательства по представлению документов, подтверждающих соблюдение запретов и ограничений при ввозе товаров на территорию Таможенного союза — лицензии Минпромторга России, руководствуясь положениями статей 4, 150, 152, 179, 181, 183, 190, 195 Таможенного кодекса Таможенного союза, Решением Коллегии Евразийской экономической Комиссии от 16.08.2012 N 134 «О нормативных правовых актах в области нетарифного регулирования», положениями Федерального закона от 08.12.2003 N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности», Соглашением между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 «О единых мерах нетарифного регулирования в отношении третьих стран», суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что установленное в отношении спорного товара при его ввозе/вывозе на территорию Таможенного союза ограничение в виде лицензирования является мерой нетарифного регулирования, несоблюдение которой образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 16.3 КоАП РФ.

2. При возникновении ограничения или запрета на ввоз товара после пересечения им таможенной границы ТС, но до завершения таможенного оформления и выпуска товара в свободное обращение, он признается запрещенным к ввозу на таможенную территорию ТС и подлежит немедленному вывозу с таможенной территории ТС, а до вывоза — задержанию

В том случае, если препятствие к ввозу товара (ограничение, запрет на ввоз товара) возникли после пересечения им таможенной границы таможенного союза, но до завершения таможенного оформления и выпуска товара в свободное обращение, такой товар признается запрещенным к ввозу на таможенную территорию таможенного союза и в силу п. 2 ст. 152 Таможенного кодекса Таможенного союза подлежат немедленному вывозу с таможенной территории таможенного союза, а до вывоза — задержанию в порядке п. 1 ст. 145 Таможенного кодекса Таможенного союза.

3. Лицо подлежит привлечению к ответственности по ч. 1 ст. 16.3 КоАП РФ за несоблюдение только таких запретов и ограничений, которые установлены в соответствии с федеральными законами и международными договорами

Ответственность в соответствии с ч. 1 ст. 16.3 КоАП РФ наступает за несоблюдение только таких запретов и ограничений, которые установлены в соответствии с федеральными законами и международными договорами.

Объективную сторону данного правонарушения составляет ввоз на таможенную территорию товаров, которые запрещены к ввозу либо их ввоз ограничен.

Субъектом правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьёй 16.3 КоАП РФ, является лицо, на которое возложена обязанность соблюдения установленных запретов и ограничений. Таким лицом является субъект, перемещающий товары через таможенную границу Российской Федерации (при несоблюдении запретов).

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Таможенный кодекс Таможенного союза» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Таможенного кодекса Таможенного союза.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 января 2018 г.

См. Содержание материалов Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Таможенный кодекс Таможенного союза» использованы авторские материалы, предоставленные Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, Н. Давлетовой, Н. Даниловой, Е. Ефимовой, Н. Королевой, Е. Костиковой, С. Кошелевым, Ю. Красновой, М. Крымкиной, В. Куличенко, М. Михайлевской, А. Назаровой, Т. Самсоновой, Е. Филипповой, О. Являнской.

Банк судебных решений

  • 31.01.2019 Информационное письмо об актуальных вопросах, возникающих при разрешении споров о разделе совместно нажитого в период брака имущества
  • 31.01.2019 Рекомендации по организации и методике опроса несовершеннолетних при разрешении споров, связанных с воспитанием детей
  • 24.12.2018 Информационное письмо об актуальных вопросах практики рассмотрения дел об оспаривании решений общих собраний собственников помещений в многоквартирных домах
  • 24.12.2018 Информационное письмо об особенностях подготовки дел о наследовании к судебному разбирательству
  • 06.12.2018 Справка о практике рассмотрения судами Свердловской области гражданских дел, связанных с применением природоохранного законодательства
  • 06.12.2018 Справка по результатам обобщения апелляционной практики Свердловского областного суда по рассмотрению гражданских дел по спорам о защите прав потребителей за 2017 год и первое полугодие 2018 года
  • 22.08.2018 Справка о практике рассмотрения судами гражданских дел по спорам об освобождении имущества от ареста
  • 20.08.2018 Информационное письмо об актуальных вопросах, возникающих при рассмотрении дел об установлении факта трудовых отношений
  • 07.09.2015 Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с применением Федерального закона от 24.07.2007 № 221-ФЗ «О государственном кадастре объектов недвижимости»
  • 01.04.2015 Обзор практики применения судами Свердловской области норм Гражданского процессуального кодекса РФ об обеспечении иска

Свердловского областного суда

«25» июля 2018 года

о практике рассмотрения судами гражданских дел

по спорам об освобождении имущества от ареста

В соответствии с Планом работы на II квартал Свердловского областного суда судебной коллегией по гражданским делам областного суда изучена апелляционная практика рассмотрения гражданских дел по спорам об освобождении имущества от ареста в 2016 – 2018 годах с целью формирования правовых позиций по отдельным вопросам правоприменения.

Федеральный Закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) и специальные нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге не исключают возможности обращения взыскания на заложенное имущество по не обеспеченным залогом этого имущества требованиям третьих лиц.

Кугаевский А.Д. обратился в суд с иском об освобождении квартиры от ареста. В обоснование требований указал, что является залогодержателем данного имущества по обязательствам Калистратовой М.Б. С его согласия квартира перешла в собственность дочери должника Сафроновой А.А. Взыскатель Яковлева Т.А., в интересах которой наложен арест на имущество Сафроновой А.А., не имеет преимущества перед ним, поэтому арест имущества осуществлен в нарушение его прав.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции, указала, что положения параграфа 3 главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации, как в ранее действовавшей редакции, так и в редакции Федерального закона от 21.12.2013 № 367-ФЗ, не содержат запрета для обращения взыскания на заложенное имущество по не обеспеченным залогом этого имущества требованиям третьих лиц.

В соответствии с частью 3.1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удовлетворении требований, не допускается.

Вместе с тем положения части 3 статьи 87 Закона об исполнительном производстве допускают обращение взыскания на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем.

Как разъяснено в пункте 68 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» судебный пристав-исполнитель может обратить взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем ( часть 3 статьи 87 Закона об исполнительном производстве), при отсутствии иного, помимо заложенного, имущества, на которое можно обратить взыскание. Обращение взыскания в данном случае осуществляется с учетом правил продажи имущества, обремененного правами третьих лиц ( пункт 1 статьи 353 , статья 460 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 38 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости»), в том числе с извещением покупателя о том, что реализуемое имущество находится в залоге, и, соответственно, с сохранением залога при переходе прав на имущество от залогодателя — должника к покупателю.

С учетом изложенного судебной коллегией было принято новое решение об отказе в удовлетворении требований Кугаевского А.Д.

(Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 24.01.2018 по делу № 33-1057/2018).

При рассмотрении споров об освобождении движимого имущества от ареста истец должен представить допустимые доказательства принадлежности ему спорного арестованного имущества.

Шатунова В.В. обратилась с иском к ООО «Глобус», Шайхутдиновой И.Г. об освобождении движимого имущества (швейных машин и оверлоков) от ареста.

Суд первой инстанции иск удовлетворил, сделав вывод о принадлежности имущества истцу на основании представленного договора купли-продажи, заключенного между двумя физическими лицами.

Судебная коллегия решение суда первой инстанции отменила, указав, что истец не представил доказательств принадлежности ему движимого имущества.

В силу пункта 1 статьи 223 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.

По условиям представленного договора купли-продажи право собственности на имущество переходит к покупателю после полной оплаты оборудования, а в качестве подтверждения передачи денежных средств сторонами подписывается акт приема-передачи (приложение № 2 к договору).

В материалы дела не были представлены ни акт приема-передачи денежных средств, ни иные документы, подтверждающие оплату приобретенного имущества (кассовые и (или) товарные чеки). Также не были представлены документы, позволяющие идентифицировать оборудование: гарантийные талоны, паспорта.

Оценив названные обстоятельства и принимая новое решение об отказе в иске, судебная коллегия сделала вывод о том, что один лишь договор купли-продажи без представления документов, подтверждающих его исполнение, не может в достаточной степени свидетельствовать о принадлежности арестованного имущества истцу.

(Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 04.05.2018 по делу № 33-7395/2018).

Сергунина С.А. обратилась с иском к Ипатовой Ю.В. о признании права собственности на транспортное средство и снятии запрета на регистрационные действия.

Читайте так же:  Договор на аренду квартиры залог

В обоснование иска указано, что 31.08.2012 между Ипатовой Ю.В. и ООО «Автобан-Запад» был оформлен договор купли-продажи транспортного средства. Оплату за автомобиль в сумме 489 000 руб. через кассу наличными денежными средствами производила Сергунина С.А. В этот же день Ипатова Ю.В. написала расписку о том, что она передала автомобиль истцу. Истец не имела возможности оформить договор купли-продажи автомобиля непосредственно на себя в связи с отсутствием регистрации по месту жительства, однако с момента покупки пользуется спорным автомобилем как своим собственным, несет бремя его содержания.

17.05.2016 в рамках исполнительного производства о взыскании с Ипатовой Ю.В. задолженности по другому делу судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о запрете регистрационных действий в отношении вышеуказанного автомобиля, в результате Сергунина С.А. оказалась ограниченной в правах владения, пользования и распоряжения им.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, отклонив доводы жалобы о принадлежности автомобиля Сергуниной С.А.

Как указала судебная коллегия, представленные копии квитанций по оплате технического обслуживания автомобиля, копии страховых полисов, а также составленная Ипатовой Ю.В. расписка о том, что она передала автомобиль со всеми документами Сергуниной С.А. и не претендует на данный автомобиль, самостоятельно не свидетельствуют о принадлежности автомобиля истцу.

Согласно части 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

В соответствии с положениями статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Представленная истцом в подтверждение своих доводов расписка, по смыслу вышеприведенных норм закона, не является договором купли-продажи, а сам по себе факт передачи спорного автомобиля в пользование истца, осуществление им технического обслуживания транспортного средства не подтверждает обстоятельства возникновения прав собственности.

(Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 25.09.2017 по делу № 33-16266/2017).

Определение суда об утверждении мирового соглашения без его фактического исполнения не свидетельствует о возникновении права собственности истца на автомобиль.

Колесов Д.А. обратился с иском к Сазонову Д.А., Слоеву М.К. об освобождении автомобиля от ареста, исключении его из описи и отмене запрета на регистрационные действия. В обоснование иска указал, что данное транспортное средство принадлежит ему на основании определения районного суда об утверждении мирового соглашения между ним и Слоевым М.К., которое вступило в законную силу. 22.11.2016 судебным приставом-исполнителем составлен акт о наложении ареста на данное транспортное средство. Арест на автомобиль наложен в связи с тем, что по данным ГИБДД он зарегистрирован на имя должника Слоева М.К., в отношении которого возбуждено исполнительное производство о взыскании в пользу взыскателя Сазонова Д.А. суммы в 29 248 640 руб. 16 коп.

Решением суда в удовлетворении иска отказано .

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения, указав, что в соответствии с пунктом 1 статьи 223 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором, между тем истцом не было представлено доказательств передачи ему спорного транспортного средства и владения им.

Определение суда об утверждении мирового соглашения без его фактического исполнения не свидетельствует о возникновении права собственности.

(Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 04.09.2017 по делу № 33-15248/2017).

Юридически значимым обстоятельством при разрешении споров об освобождении движимого имущества от ареста является установление факта добросовестности или недобросовестности действий лица при приобретении им данного имущества.

Мельников Г.Ю. обратился в суд с иском об освобождении от ареста и исключении из описи транспортного средства. В обоснование иска указал, что приобрел транспортное средство у Сизиковой С.В. по договору купли-продажи от 14.06.2016, каких-либо обременений в отношении автомобиля зарегистрировано не было. Впоследствии автомобиль был арестован по долгам Баранова М.А.

Решением суда исковые требования были удовлетворены.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения, указав на ошибочность выводов суда первой инстанции о том, что не подлежат оценке при рассмотрении дела доводы ответчика о недобросовестности действий покупателя, а также о том, что не относятся к предмету спора ссылки на положения статьей 352, 353 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 353 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае перехода прав на заложенное имущество от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев, указанных в подпункте 2 пункта 1 статьи 352 и статье 357 данного Кодекса) либо в порядке универсального правопреемства залог сохраняется.

Правопреемник залогодателя приобретает права и несет обязанности залогодателя, за исключением прав и обязанностей, которые в силу закона или существа отношений между сторонами связаны с первоначальным залогодателем.

В силу положений подпункта 2 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации залог прекращается, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога.

Как разъяснено в пункте 96 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в случае отчуждения арестованного имущества лицу, которое не знало и не должно было знать об аресте этого имущества (добросовестному приобретателю), возникает основание для освобождения имущества от ареста независимо от того, совершена такая сделка до или после вступления в силу решения суда, которым удовлетворены требования кредитора или иного управомоченного лица, обеспечиваемые арестом ( пункт 2 статьи 174.1 , пункт 5 статьи 334 , абзац второй пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Учитывая указанные положения закона, юридически значимым обстоятельством при разрешении данного спора является установление факта добросовестности или недобросовестности действий истца при приобретении им транспортного средства.

Судебная коллегия, проанализировав представленные доказательства, которым суд оценки не давал, пришла к выводу о том, что Мельников Г.Ю. является добросовестным приобретателем транспортного средства.

Судом апелляционной инстанции учтены представленные истцом доказательства передачи ему транспортного средства, владения спорным автомобилем: с 23.06.2016 имущество было зарегистрировано за Мельниковым Г.Ю. в ГИБДД, арестовано по месту жительства истца. При этом залог на спорный автомобиль не был зарегистрирован, поскольку договор залога заключен в 2003 году. При таких обстоятельствах судебная коллегия сделала вывод о том, что приобретатель Мельников Г.Ю. не мог знать о том, что спорное имущество находится в залоге. К участию в деле по иску ОАО «Сбербанк России» к Палферовой Т.Ю., Палферовой Ю.К., Сизиковой С.В., Баранову М.А. об обращении взыскания на заложенное имущество Мельников Г.Ю. не привлекался.

(Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 24.01.2018 по делу № 33-1081/2018).

Приобретатель недвижимого имущества вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста (запрета) до государственной регистрации перехода к нему права собственности. Такой иск подлежит удовлетворению, если будет установлен факт добросовестности действий при приобретении им недвижимого имущества. Наличие оформленного договора купли-продажи порождает юридический факт, с которым связана возможность требовать государственную регистрацию права.

11.10.2016 между Венгерским Д.Н. (продавцом) и Кацем И.С. (покупателем) был заключен договор купли-продажи земельного участка. Оплата в 1 000 000 руб., указанная в договоре купли-продажи, была произведена истцом, земельный участок передан Кацу И.С., договор сдан сторонами в Управление Росреестра по Свердловской области для регистрации перехода права собственности. Однако 24.10.2016 истцу сообщили о приостановлении государственной регистрации в связи с тем, что 14.10.2016 в Управление Росреестра поступило постановление судебного пристава-исполнителя о запрете регистрационных действий. Считая себя добросовестным приобретателем недвижимого имущества, истец просил суд признать за собой право собственности на земельный участок, освободить указанный земельный участок из-под запрета, наложенного на основании постановления о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества от 13.10.2016.

Решением суда в удовлетворении требований отказано.

Судебная коллегия отменила решение суда первой инстанции в части освобождения имущества от запрета на совершение регистрационных действий, посчитав заслуживающими внимания доводы Каца И.С. о том, что он является добросовестным приобретателем имущества.

Принимая решение, судебная коллегия исходила из того, что после передачи владения недвижимым имуществом покупателю, но до государственной регистрации права собственности, покупатель является законным владельцем этого имущества и имеет право на защиту своего владения на основании статьи 305 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В рассматриваемом случае, как установила судебная коллегия, договор купли-продажи сторонами заключен, имущество фактически передано во владение Кацу И.С. уже в августе 2016 года, в связи с чем в отношении этого имущества он имеет владельческую защиту.

При этом судебная коллегия приняла во внимание, что в определении суда о принятии мер по обеспечению иска не указано, какое конкретно имущество подлежит аресту. Сам истец является добросовестным приобретателем, о наличии данного определения ему известно не было, к участию в другом деле он не привлекался. Фактически арест (запрет) на совершение регистрационных действий в отношении спорного земельного участка был наложен судебным приставом-исполнителем только 13.10.2016, а в момент заключения договора не существовал.

(Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 31.01.2018 по делу № 33-1407/2018).

Рассматривая споры об освобождении имущества от ареста, суды при наличии оснований должны обсудить вопрос о действительности сделок, на основании которых у истца возникло право собственности.

Сапожников Г.С. обратился в суд с иском об освобождении имущества от ареста.

В обоснование требований указал, что в рамках дела по иску АКБ «РОСБАНК» к ООО «Презент кар», ООО «Лига профессионалов», ООО «Новые проекты» к Кожурковой Т.В., Кожуркову А.В. о взыскании задолженности по кредитному договору, об обращении взыскания на заложенное имущество были приняты обеспечительные меры в виде ареста двух транспортных средств. Транспортные средства на момент ареста принадлежали Сапожникову Г.С., который к участию в деле о взыскании суммы долга и об обращении взыскания на заложенное имущество не привлекался.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам, в удовлетворении исковых требований Сапожникову Г.С. было отказано.

Читайте так же:  Правомерное поведение правонарушение и юридическая ответственность вывод

Согласно пункту 1 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В силу пункта 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, если из закона не следует иное, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна.

Злоупотребление правом при совершении сделки нарушает запрет, установленный статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому такая сделка признается недействительной на основании статей 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исходя из совокупности исследованных судом апелляционной инстанции доказательств, судебная коллегия пришла к выводу о том, что представленные истцом договоры, на которые он ссылался как на основания возникновения у него прав собственности, являются недействительными сделками, так как при их совершении допущено злоупотребление правом. Стороны данных сделок преследовали единственную цель – сокрыть имущество должника от кредитора.

(Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 13.01.2016 по делу № 33-255/16).

Шапурин В.А. обратился в суд с иском к Хуснуярову С.С., ЗАО «Банк Интеза» об освобождении автомобиля от ареста.

В обоснование заявленных требований указал, что на момент наложения ареста на транспортное средство в рамках исполнительного производства (15.08.2014), оно уже принадлежало ему на основании договора купли-продажи, оформленного 15.08.2013 между ним (покупателем) и Хуснуяровым С.С. (продавцом).

Решением суда заявленный иск был удовлетворен.

Судебная коллегия не согласилась с таким решением, отменила его, указав, что договор купли-продажи от 15.08.2013 является мнимой сделкой, то есть совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (статья 170 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Такой вывод судебная коллегия сделала на основании представленных в материалах дела доказательств, свидетельствующих о том, что после оформления 15.08.2013 договора купли-продажи правовых последствий для его сторон не наступило: автомобиль не был передан продавцом покупателю, который не вступил в права владения автомобилем.

Целью совершенной сделки, как установила судебная коллегия, являлось исключение автомобиля из состава имущества, на которое могло быть обращено взыскание по исполнительному производству в отношении должника – продавца Хуснуяров С.С.

Сославшись на положения статей 167, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, которыми предусмотрены последствия недействительности сделки, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что право собственности на автомобиль от Хуснуярова С.С. к Шапурину В.А. не перешло, соответственно, собственником автомобиля на момент ареста и в настоящее время является Хуснуяров С.С. В связи с этим у суда первой инстанции отсутствовали основания для удовлетворения иска.

(Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 03.02.2015 № 33-1531/2015).

Освобождение движимого имущества от запрета на совершение регистрационных действий рассматривается по аналогии с исками об освобождении имущества от ареста по правилам исключительной подсудности.

Ишмухаметов Н.О. обратился с иском к Зыкову А.В., ПАО «Росбанк» об отмене запрета на регистрационные действия в отношении транспортного средства.

Определением судьи исковое заявление возвращено Ишмухаметову Н.О., разъяснено право на обращение в суд по месту нахождения имущества.

Не согласившись с указанным определением, в частной жалобе истец просил его отменить, поскольку полагал, что в данном случае правила об исключительной подсудности применению не подлежат.

Судебная коллегия отклонила доводы истца как необоснованные, указав следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 30 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иски о правах на земельные участки, участки недр, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, а также об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества.

Согласно статье 119 Закона об исполнительном производстве в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи.

Статьей 442 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что заявленный лицами, не принимавшими участия в деле, спор, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, рассматривается судом по правилам искового производства.

Иски об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) предъявляются к должнику и взыскателю.

Судебная коллегия согласилась с выводами судьи, возвратившим исковое заявление, об исключительной подсудности спора. В данном случае применяются нормы материального и процессуального права по аналогии с исками об освобождении имущества от ареста, поскольку заявлен спор о принадлежности имущества, к участию в деле привлекаются в качестве соответчиков должник и взыскатель, запрет на совершение регистрационных действий налагается в рамках исполнительного производства.

(Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 17.01.2018 по делу № 33-902/2018).

По смыслу положений статьи 442 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иск об освобождении имущества от ареста рассматривается в порядке гражданского судопроизводства независимо от того, наложен ли арест на имущество во исполнение судебного постановления, вынесенного по гражданскому или уголовному делу.

ООО «Аренда Трейдинг» обратилось в суд с иском к Гетманчуку А.П., НУЗ «Узловая больница на станции Серов ОАО «РЖД», Межрайонной ИФНС России № 24 по Свердловской области об освобождении автомобиля от ареста, наложенного судом в рамках уголовного дела. Свои требования истец мотивировал тем, что 02.12.2015 приобрел указанный автомобиль на торгах у Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Свердловской области за 491 049 руб. Принудительная реализация автомобиля послужила основанием для отмены запрета на совершение регистрационных действий, наложенных судебным приставом-исполнителем. Однако ранее судом в рамках уголовного дела в отношении спорного автомобиля был наложен запрет на регистрационные действия, которые судебный пристав-исполнитель отменить не может. Вследствие этого истец не может зарегистрировать свое право собственности на приобретенный автомобиль. Уточнив исковые требования, истец просил освободить автомобиль от ареста, наложенного постановлением суда, отменить запрет на распоряжение данным автомобилем.

Решением суда исковые требования ООО «Аренда Трейдинг» удовлетворены.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения в части освобождения имущества от ареста и отклонила доводы жалобы о том, что производство по делу должно быть прекращено, поскольку снятие ареста должно рассматриваться в порядке уголовного судопроизводства.

Из материалов дела следует, что в рамках уголовного дела для обеспечения возможного приговора в части гражданского иска и других имущественных взысканий постановлением судьи наложен арест на имущество, принадлежащее Гетманчуку А.П., в том числе на спорное транспортное средство.

Приговором суда ранее наложенный арест на имущество оставлен без изменения до обращения на него взыскания по приговору суда и рассмотрения гражданского иска.

Автомобиль приобретен истцом 02.12.2015 по договору купли-продажи арестованного имущества у Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Свердловской области. Данная сделка исполнена и до настоящего времени никем не оспорена, следовательно, истец является собственником спорного транспортного средства.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции о нарушении принятым постановлением прав собственника спорного имущества ООО «Аренда Трейдинг», поскольку к обязательству Гетманчука А.П., ранее являвшегося обвиняемым и подсудимым в рамках уголовного дела, возместить ущерб ответчику НУЗ «Узловая больница на станции Серов» ОАО «РЖД» истец не причастен, договор купли-продажи арестованного имущества от 02.12.2015 никем не оспорен.

Также судебная коллегия указала, что, по смыслу положений части 2 статьи 442 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, иски третьих лиц об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) представляют собой споры о праве, подлежащие рассмотрению и разрешению в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, независимо от того, наложен ли арест на имущество во исполнение судебного постановления, вынесенного по гражданскому или уголовному делу.

Правовая позиция о рассмотрении таких исков в порядке гражданского судопроизводства изложена в определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 08.12.2015 № 5-КГ15-172.

Как следует из представленных материалов и объяснений лиц, участвующих в деле, арест был наложен в порядке части 1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу части 1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном статьей 165 данного Кодекса. При решении вопроса о наложении ареста на имущество для обеспечения возможной конфискации суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение.

Установленный Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации порядок отмены наложения ареста не лишает собственника, на имущество которого был наложен арест, права на обращение в суд с исковым заявлением об освобождении такого имущества от ареста (исключении из описи).

В данном случае судом в порядке гражданского судопроизводства рассматривается спор о защите вещного права, что не может являться предметом рассмотрения в рамках уголовного судопроизводства.

(Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 14.07.2017 по делу № 33-11631/2017).

Судебная практика в отношении запрета заемного труда

Запрет заемного труда ввели не так давно. Несмотря на то, что положения о запрете заемного труда были приняты Федеральным законом от 05.05.2014 N 116-ФЗ, реально запрет начал действовать с 2016 года. Каким образом за это время сложилась судебная практика?

Общие положения о запрете заемного труда

Согласно статье 56.1 ТК РФ заемный труд запрещен.
Заемный труд — труд, осуществляемый работником по распоряжению работодателя в интересах, под управлением и контролем физического лица или юридического лица, не являющихся работодателем данного работника.

Осуществлять деятельность по предоставлению труда работников вправе:

  1. Частные агентства занятости — юридические лица, зарегистрированные на территории РФ и прошедшие аккредитацию на право осуществления данного вида деятельности, проводимую уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.
  2. Другие юридические лица, в том числе иностранные юридические лица и их аффилированные лица (за исключением физических лиц), на условиях и в порядке, которые установлены федеральным законом, в случаях, если работники с их согласия направляются временно к юридическому лицу, являющемуся:
    • аффилированным лицом по отношению к направляющей стороне;
    • акционерным обществом, если направляющая сторона является стороной акционерного соглашения об осуществлении прав, удостоверенных акциями такого акционерного общества;
    • стороной акционерного соглашения с направляющей стороной.
Читайте так же:  Федеральный закон от 29 декабря 2019 г 476-фз

Такие агентства должны иметь аккредитацию и входить в специальный реестр.

Какие споры могут возникать, если все-таки компания нарушила запрет на заемный труд, и какие могут быть риски?

Риски споров с фондами в отношении страховых взносов

В 2016 году у компаний возникали судебные риски в отношении уплаты страховых взносов, с 2017 года аналогичные риски могут возникнуть с налоговым органом. Так, риски возникают в части переквалификации договора в трудовой и доначисления страховых взносов.

В качестве примера можно привести Постановление АС Уральского округа от 16 декабря 2016 г. по делу № А60-7457/2016. Суд согласился с переквалификацией договора в трудовой договор с работником. Правоотношения сторон в рамках спорных договоров возмездного оказания услуг по своей правовой природе являются трудовыми, в связи с чем вознаграждения, выплаченные по таким договорам подлежат включению в базу для начисления страховых взносов на обязательное страхование, доначисление обществу страховых взносов, пеней и штрафа в связи с переквалификацией заключенных с физическими лицами гражданско- правовых договоров на трудовые является правомерным. Доводы общества, касающиеся нарушения норм трудового законодательства в части запрета на заемный труд, основываются на неверном толковании положений ст. 56.1 Трудового кодекса Российской Федерации, наличие характеризующих признаков заемного труда материалами рассматриваемого дела не подтверждено.
Таким образом, компании были доначислены страховые взносы.

Но есть и противоположная судебная практика. Подобный спор рассматривался в Постановлении Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2016 N 11АП-11403/2016 по делу N А49-14869/2015. С 01.01.2016 вступил в силу Федеральный закон от 05.05.2014 N 116-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон от 05.05.2014 N 116-ФЗ), который запретил заемный труд, а также установил особенности регулирования труда работников, направляемых временно работодателем к другим физическим лицам и юридическим лицам по договору о предоставлении труда работников (персонала). Этот же закон установил, что осуществлять деятельность по предоставлению персонала вправе частные агентства занятости, а также другие юридические лица при направлении временных работников к лицу, являющемуся аффилированным для направляющей организации, или если между сторонами заключено акционерное соглашение. Судом верно отмечено в решении, что данный договор действительно имеет отдельные признаки аутстаффинга, однако это не свидетельствует о его мнимом или притворном характере и незаконности в проверяемом периоде. Кроме того, в данном договоре о взаимопомощи стороны договорились о распределении всех расходов, которые возникнут в ходе его исполнения. Доказательств того, что стороны не соблюдали данное соглашение, а также «двойного» возмещения командировочных расходов работникам, ответчиком в суд не представлено. Следовательно, двойное обложение страховыми взносами не правомерно.

Риски компании в отношении доначисления налогов

Замена одного договора на другой не влечет замену обязанности по уплате налогов, в частности, по уплате НДС. Так, договор лизинга персонала не предусматривает освобождения от НДС (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 21.12.2016 N 04АП-6162/2016 по делу N А78-10704/2016).
Заемный труд влечет не только риски в части трудового права, но и налоговые риски.

В рассматриваемом споре суд первой инстанции, исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, содержание договоров и обстоятельства их фактического исполнения, пришел к правильному выводу, что договоры по предоставлению персонала являются по существу договорами возмездного оказания услуг, поскольку представляют собой услугу по подбору и предоставлению на определенное время персонала для выполнения им обусловленной в соглашении деятельности (выполнение работы или оказание услуги) в пользу заказчика, при которой для оформления отношений между услугодателем и услугополучателем используется гражданско-правовая конструкция договора возмездного оказания услуг. Предметы заключенных договоров также соответствуют понятию заемного труда, запрещенного по общему правилу с 01.01.2016, то есть, труда, осуществляемого работником по распоряжению работодателя в интересах, под управлением и контролем физического лица или юридического лица, не являющихся работодателем данного работника (статья 56.1 Трудового кодекса РФ в редакции Федерального закона от 05.05.2014 N 116-ФЗ). В силу статьи 781 Гражданского кодекса РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг. Цена договора в этом случае становится определенной только после оказания всего объема услуг. В силу пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. Спорные суммы входили в цену (в понятии налогового законодательства — стоимость) оказанных услуг, следовательно, вознаграждение и суммы, перечисленные в счет возмещения затрат, понесенных исполнителем для оказания услуг (то есть затрат, необходимых для осуществления обществом деятельности, направленной на получение дохода от оказания услуг), облагаются налогом на добавленную стоимость.

Аналогичный вывод сделан в решении АС Читинской области от 12.10.2016 по делу А78-10704/2016. Предметы заключенных договоров также соответствуют понятию заемного труда, запрещенного по общему правилу с 01.01.2016, то есть труда, осуществляемого работником по распоряжению работодателя в интересах, под управлением и контролем физического лица или юридического лица, не являющихся работодателем данного работника (статья 56.1 Трудового кодекса РФ в редакции Федерального закона от 05.05.2014 № 116-ФЗ). Согласно ст. 779 Гражданского кодекса РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. В силу пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса РФ объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. Таким образом, подобные договоры подразумевают реализацию и предполагают начисление НДС.

Риски привлечения к ответственности за несоблюдение требований охраны труда

Еще одной распространенной ситуацией является случай несоблюдения требований охраны труда в отношении привлекаемых сотрудников других компаний. Такая практика, в частности, существует в отношении строительных компаний, клиринговых компаний. Наиболее частыми нарушениями являются непроведение инструктажей по охране труда и специальной оценки рабочих мест.

В настоящее время при несоблюдении требований в отношении охраны труда, работодатель может быть привлечен к ответственности по статье 5.27 КоАП РФ.
В качестве примера из судебной практики возможно привести решение Верховного суда Республики Карелия от 03.10.2016 по делу № 21-425/2016. Законом установлены необходимые условия, касающиеся получения права на предоставление труда работников лицу, на являющемуся для них работодателем, оформления с ними соответствующих трудовых отношений, обеспечивающих соблюдение трудовых прав, а также оформления договора о предоставлении труда работников. Учитывая установленные обстоятельства настоящего дела, следует признать использование ООО «ТД Интерторг» заемного труда, что при наличии прочих обязательных условий действия юридического лица и его должностных лиц образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

Риски работников в части невозможности взыскания задолженности по заработной плате

Частой практикой работы лиц с невысокой квалификацией является проблема работы на одно лицо, например, юридическое лицо, с выплатами заработной платы от имени другого лица, например, индивидуального предпринимателя. Подавая в суд о взыскании задолженности с лица, которое являлось фактически работодателем, но с которым трудовой договор не был оформлен, возможно, но суд может отказать в данных требованиях на том основании, что заемный труд в России находится под запретом. В качестве примера возможно привести решение Калининского р/с г. Тюмени (Тюменская область) от 07.12.2016 по делу № 2-6148/2016. Суд руководствовался буквальным толкованием Трудового кодекса. Согласно ст. 16 Трудового кодекса РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора. В соответствии со ст. 60 Трудового Кодекса РФ запрещается требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором. Статья 56.1 Трудового Кодекса РФ запрещает заемный труд. Истец, ссылаясь на то, что выполняла работу, не предусмотренную трудовым договором, под управлением и контролем ИП, тем не менее не обращалась с жалобами на нарушение ее трудовых прав в прокуратуру, суд или государственную инспекцию труда. Кроме того, истец не заявила требование об установлении факта трудовых отношений между нею и ИП.
Таким образом, суд не подтвердил трудовые отношения и отказал во взыскании заработной платы.

Использование заемного труда при наличии запрета на такой труд влечет негативные последствия как для компаний, так и для работников. Негативная практика показывает, как высоки риски для тех, кто продолжает по привычке использовать заемный труд.