Судебная практика по авторским спорам

Рубрики Статьи

Судебная практика по праву интеллектуальной собственности: практика по товарным знакам, практика по авторскому праву, практика по доменным спорам, практика по договору франчайзинга

Данный раздел посвящен интересным случаям из практики специалистов нашей компании. Раздел постоянно обновляется

В настоящей рубрике собраны решения по искам правообладателей программ ЭВМ, баз данных, сайтов. Исковые требования в настоящей области довольно многообразны, как и решения принятые по ним. Так требования касаются запрета внедоговорного использования программ ЭВм и баз данных, копирования дизайна сайта, компенсация за незаконную передачу исходного кода третьим лицам.

В данной рубрике собраны решения по нарушению исключительных прав на фотографические произведения. В последнее время наметилась тенденция судебных споров между фотографами и лицами, которые используют их фотографии с нарушением их авторских прав. В настоящем разделе будут постоянно обновляться решения по данной тематике.

В настоящей рубрике собраны решения по искам правообладателей товарных знаков. Суть исковых требований- запретить использовать в доменных именах обозначение, сходное до степени смешения с их товарным знаком правообладателя.

Популярный мессенджер WhatsApp, принадлежащий Facebook, ограничивает количество пересылок сообщений. Согласно новым правилам, пользователь может пересылать одно и то же сообщение другим пользователям или группам не более пяти раз.

Верховный суд России отказал предпринимателю Константину Потороке в регистрации товарного знака Baidu. Причиной для отказа стало совпадение товарного знака с названием китайской поисковой системы.

Законопроект о запрете использования слова «Санкт-Петербург» в названиях частных компаний был принят 19-го декабря на заседании Законодательного собрания Санкт-Петербурга.

Обзор судебной практики по разрешению споров, связанных с защитой интеллектуальной собственности

Целью обзора является выявление проблемных вопросов судебной практики по спорам, связанным с защитой интеллектуальной собственности, рассмотренных Шестым арбитражным апелляционным судом в 2015 году.

Об актуальности выбранной темы свидетельствуют значительные изменения в регулировании вопросов правовой охраны и защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности, стремительный рост количества судебных споров.

Во втором полугодии 2015 года Верховный Суд РФ обобщил судебную практику по спорам о защите интеллектуальных прав, утвердив Президиумом Верховного Суда РФ 26.06.2015 Обзор судебной практики № 2 (2015) (пункт 1), и 23.09.2015 — Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, между тем проблемные вопросы остаются.

  1. Без наличия правовых оснований, без согласия правообладателя, ответчик не вправе осуществлять использование лицензии, в количестве превышающем, переданное ему истцом право на бессрочное использование такой лицензии на определенное количество пользователей.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось с иском к учреждению о прекращении незаконного использования программного продукта, принадлежащего истцу, и о взыскании компенсации за незаконное использование.

Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал, не установив фактов нарушения ответчиком условий использования программного продукта.

Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции в силе, указал, что условиями договора количество пользователей программы не ограничено, программный продукт использовался в рамках договора.

Суд кассационной инстанции судебные акты первой и апелляционной инстанций отменил, направил дело на новое рассмотрение.

При этом суд кассационной инстанции исходил из следующего.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 1273 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), воспроизведение программных продуктов, кроме случаев, предусмотренных статьей 1280 ГК РФ, даже если такое воспроизведение осуществляется гражданином при необходимости и исключительно в личных целях правомерно обнародованного произведения, без согласия автора или иного правообладателя не допускается.

Бессрочная лицензия выдана учреждению на определенное количество пользователей, а подписанный сторонами лицензионный договор на использование тестовой лицензии с целью тестирования возможностей программы, ознакомления и всестороннего изучения возможностей программы по автоматизации учреждения, позволял ответчику использовать указанную компьютерную программу на законных основаниях с согласия истца только до определенной даты. Таким образом, без наличия на то правовых оснований, без согласия правообладателя — истца, ответчик не вправе осуществлять использование лицензии, в количестве превышающем, переданное ему истцом право на бессрочное использование такой лицензии на определенное количество пользователей. В силу абзаца 2 пункта 1 статьи 1229 ГК РФ правообладатель вправе по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование произведения, причем отсутствие такого запрета не считается согласием на его использование.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что судами при квалификации договора, предоставляющего права использования ответчику программного продукта, допущено неправильное применение положения абзаца 2 пункта 1 статьи 1229 ГК РФ.

(Постановление Суда по интеллектуальным правам от 29.07.2015 № С01-490/2015 по делу № А73-10465/2014)

  1. Возможность защиты нарушенного исключительного права на товарный знак возникает при наличии самого факта его использования без согласия правообладателя и не зависит от территории использования товарного знака и квалификации действий нарушителя в качестве недобросовестной конкуренции.

Общество с ограниченной ответственностью, являющееся обладателем исключительного права на товарный знак, содержащий словесное обозначение «БЫСТРОДЕНЬГИ/BYSTRODENGI», обратилось с иском к обществу «Быстрые деньги» о запрете использования товарного знака в фирменном наименовании и о понуждении к его изменению. Истец ссылается на незаконное использование обозначения, сходного до степени смешения с названным товарным знаком.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и апелляционной инстанций, применив нормы Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», исходили из отсутствия конкурентных отношений между истцом и ответчиком в силу осуществления ими деятельности на различных товарных рынках с разными географическими границами. Суды пришли к выводу о том, что товарный знак истца и произвольная часть фирменного наименования ответчика не являются сходными до степени смешения и не могут ввести потребителей и контрагентов в заблуждение, поскольку отсутствует полное их фонетическое сходство.

Позиция судов основана в том числе, на положениях пункта 14.4.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных Приказом Роспатента № 32 от 05.03.2003, согласно которым обозначение считается тождественным с другим обозначением (товарным знаком), если оно совпадает с ним во всех элементах (аналогичное правило действует в Правилах, утвержденных Приказом Минэкономразвития России от 20.07.2015 № 482 (пункт 41), действующих с 31.08.2015).

Отменяя принятые арбитражными судами первой и апелляционной инстанций судебные акты, суд кассационной инстанции исходил из следующего.

Проанализировав положения подпункта 14 пункта 1 статьи 1225, пункта 1 статьи 1477, статьи 1479, пунктов 1 и 2 статьи 1481, пункта 1 статьи 1484, пункта 1 статьи 1229, пунктов 1, 2 и 3 статьи 1250, пунктов 1 и 7 статьи 1252 ГК РФ, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что исключительное право на зарегистрированный товарный знак принадлежит его правообладателю и действует на всей территории Российской Федерации вне зависимости от использования этого товарного знака в границах той или иной географической территории или административного образования.

По общему правилу другие лица могут использовать такой товарный знак только с согласия его правообладателя также на всей территории Российской Федерации без каких-либо ограничений.

Использование товарного знака другими лицами без согласия правообладателя является нарушением соответствующих исключительных прав. В случае нарушения исключительных прав они подлежат защите общими способами, перечисленными в пункте 1 статьи 1252 ГК РФ. Если нарушение исключительного права на товарный знак признано в установленном законом порядке недобросовестной конкуренцией, то возможно одновременное использование способов защиты, предусмотренных антимонопольным законодательством, и способов защиты, предусмотренных ГК РФ.

Из этого следует, что отсутствие в действиях лица, нарушившего исключительное право, акта недобросовестной конкуренции не исключает возможности защиты нарушенного права в соответствии с нормами ГК РФ.

Делая вывод об отсутствии сходства сравниваемых обозначений до степени смешения, суды не провели анализ на предмет их сходства на основании нормы действующего законодательства.

Судами не учтено, что нормы материального права различают понятия «тождества» и «сходства до степени смешения» обозначений. Для признания сходства товарных знаков достаточно уже самой опасности, а не реального смешения товарных знаков в глазах потребителя (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.06.2013 № 2050/13).

В судебном акте в соответствии со статьей 170 АПК РФ должны быть указаны конкретные виды деятельности, в отношении которых судом установлен соответствующий запрет, их сравнительный анализ на предмет однородности и наличия возможности введения потребителя в заблуждение относительно лица, оказывающего соответствующие услуги. Должны быть проанализированы сравниваемые обозначения, в том числе с учетом восприятия сравниваемых обозначений в целом (общего впечатления).

Кроме того, согласно статье 1474 ГК РФ правообладатель вправе требовать от нарушителя лишь прекращения использования фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, и возмещения причиненных убытков. В соответствии с пунктом 5 статьи 1473 ГК РФ с иском о понуждении к изменению фирменного наименования может обратиться только орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, в случае, если фирменное наименование не соответствует требованиям пунктов 3 и 4 данной статьи.

Дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Хабаровского края.

(Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21.08.2015 № С01-657/2015 по делу № А73-14762/2014)

  1. Положенияподпункта 1 пункта 1 статьи 1274ГК РФ не применимыв случае, еслифотографические произведения использованы в качестве иллюстраций.

Индивидуальный предприниматель обратился с иском к обществу о взыскании компенсации за незаконное воспроизведение и доведение до всеобщего сведения фотографических произведений в сети Интернет, без согласия правообладателя.

Суд первой инстанции иск удовлетворил частично, признал недоказанным факт нарушения исключительных прав истца в отношении нескольких фотографических произведений.

Суд апелляционной инстанции, отказывая истцу в удовлетворении апелляционной жалобы истца и оставляя решение суда первой инстанции в силе, исходил из следующего.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования цитирование в оригинале и в переводе в научных, полемических, критических или информационных целях правомерно обнародованных произведений в объеме, оправданном целью цитирования, включая воспроизведение отрывков из газетных и журнальных статей в форме обзоров печати.

Применяя указанную норму права, суд апелляционной инстанции посчитал, что фотоизображения, в отношении которых ответчик указал автора и источник заимствования, являются объектом цитирования. Довод истца о том, что в данном случае имеет место иллюстрирование, а не цитирование, суд отклонил и согласился с выводом суда первой инстанции об отсутствии доказательств нарушения авторских прав истца в отношении 28 фотоизображений.

Отменяя принятые судебные акты, суд кассационной инстанции указал следующее.

Анализ положения подпункта 1 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ, позволяет сделать вывод о том, что указанная норма касается свободного использования правомерно обнародованного произведения в двух случаях: цитирование в научных, полемических, критических или информационных целях в объеме, оправданном целью цитирования, и обзоры печати.

При этом в любом случае обязательным является указание имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования.

Суды первой и апелляционной инстанций, оправдывая использование ответчиком фотографий истца, сослались на то, что ответчиком было допущено цитирование в информационных целях правомерно обнародованных фотографий.

Под цитированием понимается включение в свое произведение чужого произведения или его части. Объем цитирования должен быть оправдан его целью.

Свободное цитирование допустимо в «научных, полемических, критических или информационных целях». Если цитирование производится в иных целях, оно должно быть основано на договоре с правообладателем. В частности, цитирование, направленное на усиление художественного воздействия, эстетического восприятия произведения читателем, зрителем, слушателем, не может осуществляться свободно, поскольку не связано с названными целями.

Таким образом, кассационным судом указано, что использование фотографий, полностью выраженных в графической форме, не является цитированием, так как фактически они использованы в качестве иллюстрации к статьям, что допускается только в учебных изданиях в соответствии с положениями подпункта 2 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ.

При этом иллюстрирование — это дополнительный материал, усиливающий восприятие читателя, однако его отсутствие не сказывается в целом на информационной составляющей произведения, в то время как цитата является его неотъемлемой частью, то есть не может быть изъята из такого произведения без значительного причинения ему ущерба и искажения смысла.

В связи с этим суд кассационной инстанции указал, что к рассматриваемому спору положения подпункта 1 пункта 1 статьи 1274 ГК РФ не применимы, поскольку спорные фотографии, согласно обстоятельствам дела, были использованы ответчиком в качестве иллюстраций самих статей.

Читайте так же:  Увольнение по статье чем грозит

Дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Хабаровского края.

(Постановление Суда по интеллектуальным правам от 26.08.2015 № С01-594/2015 по делу № А73-13567/2014)

  1. Федеральным законом к подведомственности арбитражных судов не отнесены споры, связанные с оспариванием свидетельств, выдаваемых торгово-промышленными палатами.

Индивидуальный предприниматель К. обратился с иском к предпринимателю Г. и торгово-промышленной палате, осуществляющей ведение Реестра коммерческих обозначений предприятий и предпринимателей, о признании недействительным свидетельства о внесении в реестр коммерческих обозначений предприятий и предпринимателей, выданного ответчику, аннулировании свидетельства; о запрете ответчику-предпринимателю использовать в качестве коммерческого обозначения словесные элементы, осуществлять продажу предметов.

Суд первой инстанции требования удовлетворил частично: признал недействительным свидетельство и обязал регистратора аннулировать выданное ответчику свидетельство, исключить сведения из реестра коммерческих обозначений. Предпринимателю-ответчику суд запретил использовать коммерческие обозначения FлямбдаBIлямбдаNI и FABIANI в рекламных целях.

Суд первой инстанции расценил элемент «FABIANI», входящий в товарный знак, содержащий словесное обозначение «MADDOX&FABIANI», как самостоятельный индивидуализирующий элемент, на который падает логическое ударение.

Суд сделал вывод о наличии сходства до степени смешения между коммерческим обозначением «FлямбдаBIлямбдаNI» и обозначением «FABIANI», входящим в словесный товарный знак «MADDOX&FABIANI», об однородности реализуемого ответчиком товара, с товарами и услугами 18, 25-го и 35-го классов МКТУ, в отношении которых указанному товарному знаку предоставлена правовая охрана. Вывод об однородности соответствующих товаров и услуг сделан судом первой инстанции, в том числе с учетом того, что торговая деятельность — суть продвижение товаров для третьих лиц (35-й класс МКТУ), которое связано не только с продажей товаров, но и их рекламой.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставил в силе.

Суд кассационной инстанции производство по делу в части признания свидетельства о внесении в реестр коммерческих обозначений предпринимателей недействительным и его аннулировании прекратил, поскольку спор не подведомствен арбитражному суду.

Суд кассационной инстанции исходил из того, что ГК РФ (статьи 1538 — 1541) не предусматривает обязательную, в том числе государственную, регистрацию коммерческого обозначения, поэтому оспариваемое истцом свидетельство не имеет ни правоустанавливающего, ни правоподтверждающего значения, поэтому у суда первой инстанции не было оснований рассматривать по существу требования, заявленные к регистратору — торгово-промышленной палате.

Таким образом, поскольку федеральным законом к подведомственности арбитражных судов не отнесены споры, связанные с оспариванием свидетельств, выдаваемых торгово-промышленными палатами, производство по делу в данной части суд прекратил.

Дело по иску о запрете ответчику использовать в качестве коммерческого обозначения словесные элементы и осуществлять продажу предметов направлено на новое рассмотрение. Суд кассационной инстанции указал, что судом не исследованы условия лицензионного договора и разрешения на использование товарного знака на предмет юридической силы и, как следствие, наличия у истца-лицензиата права на иск.

(Постановление Суда по интеллектуальным правам от 22.09.2015 № С01-591/2015 по делу № А04-7189/2014).

  1. Правообладатель вправе требовать выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании 2 050 000 руб. компенсации за нарушение авторских прав на музыкальные произведения.

Решением суда первой инстанции требования истца удовлетворены частично, с ответчика в пользу истца взыскана компенсация в размере 520 000 руб., в удовлетворении остальной части иска отказано.

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался положениями статей 1225, 1226, 1229, 1235, пунктом 1 статьи 1250, статьями 1252, 1254, 1259, 1270, 1303, 1304, 1324 ГК РФ.

Указал, что правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Определяя размер компенсации, суд первой инстанции пришел к выводу, что истец возлагает на предпринимателя ответственность за одно и то же правонарушение дважды.

Суд апелляционной инстанции решение суда изменил.

Судом первой инстанции не было учтено, что в силу статей 1301, 1311 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение и/или объект смежных прав правообладатель вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ требовать выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

Истец обладает исключительными правами на названные музыкальные произведения и фонограммы, при этом каждое из музыкальных произведений и фонограмм, содержащихся на спорном диске формата Мр3, является самостоятельным объектом исключительных прав, подлежащим защите.

Аналогичная позиция приведена в постановлении Суда по интеллектуальным правам от 05.02.2015 по делу № А27-8313/2014.

Кроме того, суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции о применении к правоотношениям сторон пункта 3 статьи 1252 ГК РФ в редакции Федерального закона от 12.03.2014 № 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Так, согласно статье 4 ГК РФ акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

По отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие (пункт 2 статьи 4 ГК РФ).

Исходя из буквального толкования Федерального закона № 35-ФЗ, не следует распространение норм указанного Закона, на правоотношения, возникшие до введения в действие этого акта гражданского законодательства.

Подпунктом 7 пункта 7 Федерального закона от 12.03.2014 № 35-ФЗ установлено, что положения ГК РФ в редакции названного Федерального закона применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления в силу настоящего Федерального закона. По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, положения ГК РФ (в редакции этого Федерального закона) применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления в силу указанного Федерального закона.

Факт продажи ответчиком контрафактного Мр3 диска имел место в июне 2014 года.

В то время как названная редакция пункта 3 статьи 1252 ГК РФ введена в действие с 01.10.2014.

Следовательно, право истца на получение компенсации за нарушение его прав как обладателя смежных прав на музыкальные произведения и фонограммы и обязанность ответчика исполнить свою обязанность по ее уплате, возникли до вступления в силу Федерального закона от 12.03.2014 № 35-ФЗ, поэтому указанная норма в редакции Федерального закона № 35-ФЗ в данном случае не применима.

(Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 22 декабря 2015 г. по делу № А73-1255/2015 постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 02 сентября 2015 г. оставлено без изменения.).

По мнению составителей обзора, проанализированные наиболее актуальные вопросы практики применения законодательства при рассмотрении споров, связанных с защитой интеллектуальной собственности, помогут в практике рассмотрения аналогичных дел.

Елена Гричановская, судья,

Елена Блудова, помощник судьи.

Шестой Арбитражный апелляционный суд.

02.04.2016 Обзор судебной практики по разрешению споров, связанных с защитой интеллектуальной собственности

Напишите нам:
admin@consultantkhv.ru

г. Хабаровск, ул. Ленина,
д.18В

+7 (4212) 75-05-25
г. Хабаровск

Официальный представитель Общероссийской Сети распространения правовой информации КонсультантПлюс в городе Хабаровске и Хабаровском крае

Практика по спорам о защите интеллектуальных прав: тенденции 2015 года

Подходящий к концу 2015 год ознаменовался рядом нововведений в сфере интеллектуальной собственности – так, например, с 1 января вступили в силу положения ГК РФ, расширившие возможности безвозмездного использования произведений в том числе за счет так называемых «свободных» лицензий. Кроме того, с 1 мая заработали очередные «антипиратские» нормы, несколько изменившие порядок досудебного урегулирования споров между правообладателями и владельцами сайтов, позволившие бессрочно заблокировать сайт-нарушитель, а также расширившие перечень защищаемых объектов авторских прав.

Не остались в стороне и суды, которые рассмотрели в текущем году немало споров, связанных с защитой нарушенных интеллектуальных прав. Рассмотрим наиболее существенные позиции, наработанные практикой.

Практика по защите интеллектуальных прав в сфере IT

Вопросы защиты правообладателей, связанные с развитием современных информационных технологий, по наблюдению юристов, занимают в судебной практике все более значимое место. При этом руководитель практики интеллектуальной собственности Юридической фирмы «Клифф» Роман Баханец отмечает, что защита нарушенных интеллектуальных прав в IT-сфере делится на два основных блока: регулирование авторских и смежных прав в Интернете и доменные споры.

Вне зависимости от категории спора нарушение интересов правообладателя нужно доказать, и в этом плане 2015 год запомнился полезной для правообладателей тенденцией. В качестве подобного доказательства, подчеркивает Роман Баханец, суды стали принимать акты мониторинга Роскомнадзором сайтов-нарушителей (решение Московского городского суда от 24 марта 2015 г. № 3-92/15, решение Московского городского суда от 13 августа 2015 г. № 3-406/15). Такие акты ведомство составляет после того, как правообладатель уже добился решения суда о наложении предварительных обеспечительных мер в отношении сайта-нарушителя (ст. 15.2 Федерального закона от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

Кроме того, текущий год дал правообладателям ориентиры в плане того, к кому именно следует обращаться с требованием о взыскании компенсации. Как показывает практика, нередко такие требования предъявляются к владельцам сайта или провайдерам хостинга, а не непосредственно к нарушителям (пользователям сайтов, незаконно размещающим в сети спорный контент), поскольку идентифицировать последних обычно нелегко. Но суды не допускают переложения на них ответственности с пользователя сайта.

Информационный посредник – лицо, осуществляющее передачу материала в Интернет или предоставляющее возможность размещения материала (либо информации, необходимой для его получения) или доступа к нему в сети (п. 1 ст. 1253.1 ГК РФ).

Провайдер хостинга – лицо, которое оказывает услуги по размещению информации или сайта на сервере, постоянно подключенном к Интернету.

По мнению Суда по интеллектуальным правам (далее – СИП), владелец сайта не может нести ответственность за наполнение иными лицами находящегося в открытом доступе сайта, поскольку в данном случае при соблюдении всех предъявляемых к нему требований признается только информационным посредником (Постановление СИП от 22 июня 2015 г. № С01-524/2015 по делу № А40-66554/2014).

Напомним, информационный посредник (например, провайдер хостинга) не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав при размещении контента, если он не знал и не должен был знать о том, что использование материала является неправомерным, и если в случае получения письменного заявления правообладателя о выявленном нарушении своевременно принял необходимые и достаточные меры для его прекращения (п. 3 ст. 1253.1 ГК РФ). По рекомендации СИП суды при рассмотрении дел о нарушении интеллектуальных прав провайдерами хостинга должны учитывать также следующие обстоятельства:

  • получал ли провайдер прибыль от деятельности, связанной с незаконным использованием исключительных прав других субъектов;
  • установлены ли ограничения объема размещаемой информации и ее доступности для неопределенного круга пользователей;
  • позволяют ли системы логирования активности пользователей установить конкретных пользователей, осуществивших противоправное размещение контента;
  • оперативно ли были приняты решения на основании жалоб третьих лиц;
  • прописаны ли в пользовательском соглашении обязанность пользователя соблюдать закон при размещении контента и безусловное право провайдера удалить незаконно размещенный контент;
  • есть ли у провайдера специальные эффективные программы, позволяющие предупредить, отследить или удалить размещенные контрафактные произведения;
  • действует ли на сайте специальная служба поддержки, которая принимает и обрабатывает претензии от третьих лиц в отношении пользовательского контента;
  • установлены ли провайдером специальные административные программы, позволяющие предотвратить загрузку контента, полностью идентичного удаленному по жалобе правообладателя;
  • предоставляет ли пользовательское соглашение провайдеру безусловное право удалить или заблокировать пользователя, размещающего противоправный контент и др. (Постановление СИП от 28 января 2015 г. № С01-1286/2014 по делу № А40-169281/2013, Постановление СИП от 24 апреля 2015 г. № С01-251/2015 по делу № А40-150342/2013).

Свое развитие приобрела в текущем году и защита судами добросовестных владельцев доменных имен путем борьбы с так называемыми «обратными захватами». Под ними понимается регистрация товарного знака, аналогичного уже «раскрученному» доменному имени, и подача иска против администратора доменного имени о нарушении прав на товарный знак с целью получения этого доменного имени в судебном порядке. Такой иск, подчеркнул СИП, может быть удовлетворен только при одновременном наличии следующих фактов:

  • спорное доменное имя идентично или сходно до степени смешения с товарным знаком истца, если при этом права на это доменное имя возникли у ответчика после регистрации прав истца на соответствующее средство индивидуализации;
  • у администратора доменного имени (ответчика) нет прав и законных интересов в отношении спорного доменного имени (к примеру, сайт с конкретным именем не задействован в осуществлении предпринимательской деятельности);
  • зарегистрированное спорное доменное имя используется администратором (ответчиком) недобросовестно, то есть с нарушением честных обычаев конкуренции в промышленных и торговых делах (Постановление СИП от 4 февраля 2015 г. № С01-1418/2014 по делу № А40-58425/2014, Постановление СИП от 5 марта 2015 г. № С01-57/2015 по делу № А53-3070/2014, Постановление СИП от 28 июля 2015 г. № С01-528/2015 по делу № А40-105018/2014).
Читайте так же:  Статья 293 ч 2 ук рф

Таким образом, если право на доменное имя возникло у ответчика до регистрации товарного знака, и он использует свои права на него добросовестно, домен владельцу товарного знака присужден не будет.

Несмотря на то, что за нынешний год судебная практика по защите интеллектуальных прав в сфере IT существенно прогрессировала, юристы считают, что есть еще ряд пробелов, которые должны быть в ближайшее время устранены.

Роман Баханец, руководитель практики интеллектуальной собственности Юридической фирмы «Клифф»:

«Остаются открытыми два вопроса, которые необходимо разрешить законодателю или разъяснить ВС РФ. Во-первых, в связи с тем, что суды стали все чаще принимать в качестве доказательств распечатки не заверенных нотариусом скриншотов страниц сайтов, нужно решить, насколько правомочно доказывать нарушение авторских и смежных прав при помощи таких распечаток [Кстати, в арбитражной практике уже давно встречаются дела, в рамках которых суды допускали такие доказательства (постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 февраля 2010 г. № КГ-А40/630-10). – Ред.]. Во-вторых, следует определить место доменного имени в иерархии объектов интеллектуальной собственности (на данный момент оно таковым не является)».

Практика по защите авторских и смежных прав на персонажей произведения и фонограммы

ВС РФ в уходящем году сформировал важную позицию относительно незаконного использования нескольких персонажей одного произведения. При рассмотрении дел такого рода Суд рекомендует установить наличие признаков, которые позволяют считать каждого из действующих героев произведения самостоятельным результатом творческого труда (Определение ВС РФ от 11 июня 2015 г. № 309-ЭС14-7875 по делу № А50-21004/2013). Если такие признаки имеются – к примеру, персонажа можно использовать отдельно от произведения путем производства товаров с его изображением – суды, по мнению ВС РФ, должны признать право истца на взыскание компенсации за каждого персонажа произведения, а не за само произведение в целом.

Еще один интересный вывод СИП, сделанный им в уходящем году, касался совместного исполнения и изготовления фонограмм. Суд указал, что это не влечет за собой возникновение субъективного права на такое произведение у каждого исполнителя или изготовителя фонограммы. Напротив, у них возникает единое исключительное право на объект смежных прав (Постановление СИП от 20 января 2015 г. № С01-1295/2014 по делу № А40-213/2014, Постановление СИП от 27 февраля 2015 г. № С01-167/2013 по делу № А40-116203/2012). Иными словами, нарушение этого исключительного права следует рассматривать как один случай нарушения, а не несколько. Соответственно, не допускается и увеличение размера компенсации на том основании, что права авторов были нарушены неоднократно.

Отдельно стоит упомянуть о позиции ВС РФ, согласно которой собственники бизнеса не вправе развлекать своих клиентов с помощью радио при отсутствии лицензионного договора с правообладателем той или иной песни, попавшей в эфир (Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утв. Президиумом ВС РФ 23 сентября 2015 г.). Этот вывод суда распространяется на владельцев всех объектов торговли и услуг – от торговых центров и салонов красоты до ресторанов и автозаправок.

Практика по защите прав на товарный знак

В 2015 году суды конкретизировали признаки добросовестности и злоупотребления правами в отношении средств индивидуализации.

Недобросовестным, к примеру, признается поведение владельца товарного знака, который не использует его сам (например, не производит и не вводит в оборот соответствующие товары) и запрещает делать это третьим лицам. Такие действия не подлежат судебной защите (Определение ВС РФ от 23 июля 2015 г. № 310-ЭС15-2555 по делу № А08-8802/2013). Как пояснил Суд, у истца, не приложившего усилий для использования принадлежащего ему обозначения, отсутствует нарушенное право. В связи с этим попытка получить в суде защиту данного средства индивидуализации является злоупотреблением. Этот вывод распространяется даже на те случаи, когда товарные знаки истца и ответчика тождественны или сходны между собой до степени смешения.

В своем Определении ВС РФ также уточнил, что при определении добросовестности правообладателя судам помимо установления факта использования товарного знака следует также учитывать:

  • цель регистрации товарного знака;
  • реальное намерение правообладателя его использовать;
  • причины его неиспользования.

Еще один немаловажный вывод СИП сделал в отношении учета количества единиц контрафактного товара в том случае, когда истцом заявлено требование о взыскании с ответчика компенсации в твердом размере (подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ). Суд указал, что даже одной единицы товара, маркированного чужим товарным знаком достаточно для того, чтобы считать факт нарушения доказанным. При этом если истец требует взыскать компенсацию в твердом размере, действия продавца контрафактного товара следует квалифицировать как совершение одного правонарушения вне зависимости от количества единиц товара. Однако количество единиц товара может свидетельствовать об объеме правонарушения и подлежит учету судом при определении конкретного размера компенсации (Постановление СИП от 16 февраля 2015 г. № С01-1441/2014 по делу № А32-3419/2014).

Очевидно, что развитие законодательства в сфере интеллектуальной собственности находит отражение в позиции судов, которые не только применяют действующие нормы на практике, но и создают прецеденты в части, не урегулированной законом напрямую. Подход законодателя и судей дает все основания полагать, что развитие правоприменения в сфере защиты интеллектуальных прав продолжится и в грядущем году.

Интересные судебные дела в авторском праве

Майкл Джексон, будучи фанатом шоу «Симпсоны», как-то принял участие в одном из эпизодов 3 сезона «Совершенно безумный папа», озвучив сумасшедшего, считающего себя Майклом Джексоном. Однако имя поп-короля в титрах так и не было упомянуто. А песня «Do the Bartman», которая была написана специально для данного эпизода была исполнена и вовсе не им — Майкл специально попросил другого человека с голосом, похожим на его собственный – Кипа Ленона, озвучивать персонажа во время песен. Причиной этому стало наличие контракта Джексона со звукозаписывающей компанией Sony Music Entertainment, условиями которого, по всей видимости, Джексону было запрещено исполнение песни в рамках шоу. Песня же «DotheBartman» породила возникновение вокруг себя споров о принадлежности на нее авторских прав: пока создатель «Симпсонов» Мэтт Гроунинг заявлял, что очевидно, что Джексон является соавтором песни, но обязательства перед Sony Music Entertainment не позволяют ему указывать себя в качестве такового, Брайан Лорен, поэт, напротив, заявлял, что только он является единственным автором спорной песни, а Джексон лишь предложил назвать песню и включить его имя в текст (в оригинале песни есть строчка: «If you can do the Bart, you’re bad like Michael Jackson»).

Этот пример является хорошей иллюстрацией того, что вопросы авторского права очень часто окружены громкими спорами. Авторов на протяжении всей их жизни преследуют проблемы наличия плагиата их работ, который не всегда так просто доказать, а иногда авторам приходится жестоко сражаться на полях судебных битв, чтобы доказать принадлежность авторских прав именно им. Практика полна примеров того, как порой не проста жизнь авторов.

Мы, в свою очередь, решили изучить интересные дела, иллюстрирующие спектр трудностей, преследующих авторов и созданных ими результатов интеллектуальной деятельности и представить их в виде небольшого обзора.

Претензии на авторство

Чей Марсианин?

В 2015 году сценарист М. Я. Расходников подал в Хамовнический районный суд города Москвы иск с требованием к ООО «20 ВЕК ФОКС СНГ» о защите его авторских прав, нарушение которых, по его мнению, выразилось в том, что ответчик осуществил прокат на территории России художественного фильма «Марсианин» режиссера Ридли Скотта с заимствованным у него названием, сюжетом и основными действующими лицами. Районный суд отказал в удовлетворении требований, а 4 апреля 2016 года его решение подтвердил и Московский городской суд.

М. Я. Расходников является автором синопсиса и сценария к произведению, действие которого развивается вокруг истории о космонавте, который в результате аварии остался на Марсе и стал участником ТВ-шоу с целью получения доходов организаторами данного шоу. В итоге космонавта не удается спасти с Марса, и он остается там. ООО «20 ВЕК ФОКС СНГ», в свою очередь, настаивал, что в основу фильма «Марсианин» был положен не сценарий Расходникова, а оригинальное произведение Энди Уира «Марсианин», которое использовалось с согласия автора.

Суд согласился с ответчиком и действительно указал, что действующие лица (персонажи) художественного фильма «Марсианин», их биография и поступки, а также происходящие в фильме события заимствованы из произведения Энди Уира, а не из произведения истца. Роман «Марсианин» и произведения истца друг другу не тождественны, имеют разный сюжет и действующих лиц, а право авторства на роман не оспорено. И поскольку не доказано, что роман является производным (переработанным) произведением истца, использование названия произведения американского автора, описываемых в нем персонажей, событий в художественном фильме года плагиатом не является.

Может ли обезьяна быть автором?

В 2011 году английский фотограф Девид Слейтер запустил, сам того не желая, в отношении себя череду судебных споров, когда обнародовал снимок успевшего стать знаменитым хохлатого павиана по кличке Наруто. Снимок был сделан обезьяной самостоятельно путем нажатия ею на кнопку затвора фотоаппарата Слейтера, намеренно оставленного им в месте обитания обезьян.

В 2014 году началась первая волна споров, когда Фонд Викимедиа разместил на ресурсе Викисклад фотографии павиана Наруто в свободном доступе без соответствующего на то согласия Слейтера, утверждая, что произведение, созданное не человеком, является общественным достоянием. Слейтер же, напротив, утверждал, что единственный автор фото – это он, и обещал подать на Фонд в суд.

Однако до суда данное дело не дошло, а в конце 2014 года Бюро авторского права США выразило свою позицию по данному вопросу, указав, что зарегистрировано может быть только оригинальное произведение, созданное человеком. Что же касается произведений, созданных природой, животными или растениями, то они не подлежат регистрации. Вопрос о том, была ли фотография продуктом творчества Слейтера, не был решен, а исходя из заданной Бюро позиции, по сути, Фонд действительно имеет право размещать в свободном доступе изображение Наруто, пока не будет доказано наличие авторских прав Слейтера.

Вторая волна спора, которая уже дошла до суда и затянулась на 2 года, произошла в 2015 году, когда организация PETA подала в суд иск, требуя получения выплат от использования известной фотографии в пользу Наруто и других макак, обитающих в заповеднике на острове Сулавеси. Иск был подан от имени Наруто, который, по мнению заявителя, и является единственным обладателем прав на фотографии. Суд первой инстанции отказал в рассмотрении иска, так как установил вообще невозможность для павиана иметь доступ к правосудию, PETA обжаловала решение, и 12 июля 2017 года апелляционный суд в Сан-Франциско в открытом заседании обсуждал вопросы возможности принадлежности авторских прав павиану. Фотограф пытался доказать, что все оборудование, на которое было сделано фото, принадлежало ему, он самостоятельно выставил настройки, расположил в установленном месте фотоаппарат, к тому же, он создал условия для того, чтобы это фото могло появиться (он несколько дней вживался в доверие обезьянам, чтобы они могли спокойно воспринимать его присутствие). Судьи в рамках рассмотрения дела обсуждали вопросы того, может ли павиан самостоятельно получать и сохранять деньги, нести репутационные потери, каким образом авторское право, если оно будет признано за Наруто, сможет перейти к его наследникам (и могут ли вообще дети павиана быть расценены как наследники в формулировке закона).

Читайте так же:  Трудовой договор со скользящим графиком работы образец

Дело закончилось тем, что все-таки авторские права признали за фотографом, который, в свою очередь, обязался делать отчисления в размере 25% своих доходов от использования фотографии на благотворительность, в защиту животных.

Авторские права на татуировку

Виктор Уитмилл, татуировщик, создавший знаменитую татуировку Майка Тайсона, в 2011 году перед выходом на экраны фильма «Мальчишник в Вегасе 2» обратился в суд с иском к кинокомпании WarnerBros. о нарушении его авторских прав в отношении знаменитой татуировки. По сюжету фильма один из главных героев, Стю, делает себе татуировку, аналогичную тату Майка Тайсона.

По утверждению Виктора Уитмилла, после создания татуировки Тайсону, он зарегистрировал права на дизайн татуировки и показ ее в фильме без его разрешения нарушил его авторские права. В суде Уитмилл требовал отложения старта выхода картины в прокат и компенсации. В рамках судебного разбирательства студия пыталась заявлять, что копирование татуировки было пародией, но судья с этим не согласился. В итоге стороны пришли к мировому соглашению, Уитмилл получил компенсацию, а татуировка героя фильма Стю не была видоизменена.

В аналогичной ситуации оказались и создатели знаменитой видеоигры NBA 2K, которые наносили на виртуальных героев различные татуировки. Группа татуировщиков, которые создали татуировки, используемые в видеоигре, подали иск о защите авторских прав. Однако в данном случае суд отказал в признании факта нарушения, одной из причин чего стал факт того, что татуировщики подали заявку на охрану дизайна уже после выхода видеоигры. Им, однако, удалось получить определенную денежную сумму в качестве компенсации потери дохода.

Плагиат нечистой воды

Лестница к плагиату?

В мае 2014 года доверенное лицо погибшего гитариста американской группы Spirit Рэнди Калифорния (Вульф) подало иск к группе Led Zeppelin и звукозаписывающей компании Warner Music о нарушении авторских прав Spirit песней «Stairway to Heaven» (1971 г.), авторство которой принадлежит Led Zeppelin, так как ее начало напоминает начало песни «Taurus» группы Spirit, написанной на пару лет раньше — в 1967 году.

Данное дело рассматривалось судом присяжных, которому надо было определить, были ли гитарные рифы, звучащие в начале песни Led Zeppelin, похожими на те, что звучали в «Taurus». Присяжные признали факт того, что вокалист Led Zeppelin Роберт Плант и гитарист Джимми Пейдж имели доступ к песне «Taurus» в 1968 году, но приняли решение, что песни недостаточно похожи, чтобы подтвердить факт плагиата. При этом истец не требовал какой-либо компенсации, заявив в качестве имущественного требования лишь 1 доллар США, но просил признать Рэнди Калифорнию (Вульф) соавтором песни Stairway to Heaven, чтобы его наследники имели право получения отчислений за использование песни.

Интересным при рассмотрении этого спора было то, что кроме солиста Led Zeppelin Роберта Планта и гитариста Джимми Пейджа, которые давали соответствующие объяснения (так, например, Плант честно признался, что просто не помнит «с кем тусовался в 1970 годах», а Пейдж заявил, что вообще раньше не слышал песни «Taurus», пока не предъявили данный иск), и бывшего басиста группы Spirit, в заседании также были приглашены музыканты со стороны истца и ответчика, которые исполнили для присяжных спорные песни на гитаре и фортепиано, оригинальной записи «Taurus» присяжные по время заседания не услышали. Возникает довольно резонный вопрос, может ли такое исполнение специально приглашенными музыкантами быть допустимым доказательством, так как каждая из сторон имела возможность исполнить песню в том виде, какой более удобен для ее выигрыша (исполнение истца могло быть чуть более приближено по звучанию к «StairwaytoHeaven», а ответчика, соответственно — к оригинальной «Taurus»)? Впрочем, это вопрос, не имеющий какого-то однозначного решения, так как споры вокруг авторских прав — это зачастую весьма субъективный взгляд на проблему судьи или — как в данном случае — присяжных.

Кимба или Симба — король лев?

Известный и так любимый многими диснеевский мультфильм «Король и Лев» укоряют в плагиате с японского мультфильма «Кимба – белый лев». Последний появился в 1966 году и представляет собой экранизацию манги (японские комиксы), сюжет которой строится вокруг истории об императоре джунглей, белом льве, который ищет для своего народа место, где они могли бы спокойно жить, не страшась людей, однако стечение обстоятельств приводит к гибели императора джунглей, а его беременную львицу направляют в зоопарк, по пути в который на корабле она рождает львенка Кимбу, а сама погибает при кораблекрушении.

Несмотря на то, что сюжетные линии «Короля льва» и «Кимба – белый лев» особо не пересекаются, отрицать однако весьма очевидные сходства сложно (например, в глаза сразу бросаются совпадения с Симбой, который, будучи львенком, потерял своего отцу, Муфасу). С другой стороны, и графическое представление героев, и основная система образов двух мультфильмов явно различны.

Японский мультипликатор Мачико Сатонака, собрав подписи работников японской анимации, направил в Дисней письмо с претензией на наличие плагиата. Однако Дисней в ответном письме лишь указал, что ничего не слышал о японском мультфильме, и возможные совпадения просто случайны. При этом японский мультфильм транслировали на канале NBC, а актер, озвучивавший Симбу в «Короле льве», Мэттью Бродерик даже признался, что, когда его приглашали принимать участие в озвучке мультфильма, он первоначально был уверен, что озвучивать будет именно Кимбу, героя, известного ему с детства, то есть аниме было довольно известным широкому кругу лиц.

Ход делу дальше, чем направление претензии, не был дан, что, возможно, объяснимо и малым процентом возможности установления наличия плагиата в данном деле. Авторское право охраняет только форму, но не идеи. Под формой произведения понимается язык и система образов конкретного произведения. Сюжет же произведения – элемент неохраняемый, другой подход привел бы к возможности монополизации идей, что не отвечает интересам общества. Совпадения в сюжетных линиях и именах персонажей не могут быть свидетельством нарушения чьих-либо авторских прав, правда, если они не являются исключительно оригинальными, созданными творческим трудом автора.

Откуда произошел Скрэт?

Происхождение известной саблезубой крысобелки Скрэта из «Ледникового периода» оказалось в эпицентре скандала: о своих авторских правах на данного персонажа в 2000 году (первый мультфильм из серии «Ледниковый период» вышел на экраны в 2002 году) заявила художница Айви Суперсоник (Зильберштейн), которая утверждала, что именно она придумала данного персонажа еще в 1999 году после наблюдения за гибридом крысы и белки в Музее естественной истории. По ее словам, в 2000 году она идею персонажа представила 20th Century Fox, которые и использовали ее для создания.

20th Century Fox предлагали закончить спор мировым соглашением и предлагали выплатить компенсацию в размере 300 тысяч долларов. Айви Суперсоник же отказалась от предложенных условий, видимо, будучи уверенной в своем выигрышном положении (так, например, за 2 года до выхода фильма на канале CNN уже был показан репортаж о ее притязаниях на авторство персонажа). Однако Айви Суперсоник проиграла данное дело в двух инстанциях, выиграв частично лишь в том, что Суд отказал во встречном требовании 20th Century Fox о запрете регистрации истцом товарного знака «SQRAT».

Так, Суд решил, что невозможно обнаружить существенное сходство между Скрэтом, героем «Ледникового периода», и Скрэтом, придуманным Айви Суперсоник. Суд согласился с тем, что Айви действительно является автором персонажа, от которого произошел Скрэт в мультфильме, однако эти два персонажа существенно отличаются: имеют разную форму тела, головы, хвоста и даже зубов, которые, к тому же, имеют особую, существенную разницу. Кроме того, персонаж Суперсоник был представлен только в двумерном изображении, когда же Скрэт из «Ледникового периода» является трехмерным изображением. Любые сходства, которые могут быть установлены между героями, по сути, являются лишь теми элементами работы, которые предусмотрены и общеприняты в этом жанре, и не являются охраняемыми.

Они же ведь точь-в-точь один в один

В ноябре 2015 года Верховный Суд Российской Федерации подтвердил отсутствие нарушения исключительных прав испанской компании Гестмьюзик Эндемол С. А. / Gestmusic Endemol S. A. и акционерного общества «ВайТ Медиа» на формат программы и общества на программу «Один в один» созданием Первым Каналом программы «Точь-в-точь».

В 2011 году в Испании был запущен проект «Te cara me suena» («Ваше лицо кажется знакомым»), в рамках которого артисты перевоплощаются в различных звезд эстрады с помощью гримов и костюмов. Шоу стало успешным, и испанская компания Gestmusic Endemol начала продавать права на производство шоу в разные страны. В 2013 года Первый канал, приобретя права у испанской компании, запустил проект «Один в один» производства ЗАО «ВайТ медиа», чуть позже данный проект был передан ЗАО «ВайТ медиа» каналу «Россия 1» в результате внутреннего конфликта с Первым каналом. Первый канал же, долго не думая, запустил аналогичный проект, назвав его «Точь-в-точь»

Испанская компания и ЗАО «ВайТ медиа» обратились в Арбитражный суд города Москвы с требованием запрета создания программы «Точь-в-точь». Дело успело пройти все 4 инстанции, каждая из которых отказала в удовлетворении исковых требований.

Суды, вынося решение об отказе, руководствовались тем, что истцами не был доказан факт использования ответчиком так называемой «Производственной библии формата программы», которая является описанием концепции уже существующей испанской телепередачи и принципов ее создания и не может рассматриваться в качестве сценария телепередачи, поскольку она не может быть сценарием цикла выпусков телепередач, а использование идеи, метода, концепции нарушением авторского права в смысле действующих норм гражданского права не является.

Так, суд фактически подтвердил возможность параллельного существования двух аналогичных программ, так как формат программы, по сути, не является охраняемым авторским правом объектом.

Аналогичная практика знакома и за рубежом, так, например, еще в 1989 году Суд в Новой Зеландии в известном деле Green v Broadcasting Corporation Of New Zealand указал на неохраняемость формата программы, который не может представлять собой драматическую работу, так как отсутствует существенное единство между элементами телепередачи, сложно изолировать отличительные особенности телепередачи в целом от материала, представленного в каждом отдельном исполнении, чтобы можно было это квалифицировать как оригинальную драматическую работу в целом.