Программы для которых не нужна лицензия

Рубрики Статьи

Когда детскому центру нужна лицензия

В законе нет точного указания, каким детским центрам нужно получать лицензию, а каким — нет. Формулировки расплывчатые, и кажется, что можно как-то обойти закон. Некоторые детские центры работают без лицензии годами, и ничего, а другие получают штрафы.

Консультант по юридическим вопросам Марина Петрова помогает разобраться в тонкостях и понять, когда без лицензии работать опасно.

По закону «Об образовании» компании, которые занимаются образовательной деятельностью, должны получать лицензию. Без нее нельзя открыть детский клуб и учить детей английскому языку или конструированию из лего.

В реальности нет точного разделения, какие центры занимаются образовательной деятельностью, а какие просто развлекают детей. Определение образовательной деятельности в законе расплывчатое:

«Целенаправленный процесс воспитания и обучения» — общие слова. Детский центр может рассуждать так: «Мы никого не учим и не воспитываем. Родители отдают нам детей, а мы смотрим за ними, кормим и помогаем раскрашивать рисунки. Поэтому лицензия нам не нужна».

Формально они правы, но в законе есть уточнение:

Получается, если у детского центра есть образовательная программа, то он занимается образовательной деятельностью и ему нужна лицензия.

В методических рекомендациях Министерства образования написано, как писать программу, но жестких требований нет, и разрабатывает ее сам детский центр. Главное — должно быть понятно, чему и как будут учить. В образовательной программе должны быть:

  • объем — сколько часов ребенок осваивает программу. Например, учит актерское мастерство 68 часов за учебный год;
  • содержание и учебный план — чему учат и в какой последовательности. Например, первый год тренируют выносливость, развивают гибкость, второй посвящают артистичности. Всё подробно, с описанием игр и упражнений;
  • результаты — ребенок научится подражать животным и сочинять небывальщину вроде «Что было бы, если бы…»;
  • календарный учебный график — учебных недель — 36 каникулы длятся три месяца, занятия начинаются в сентябре;
  • условия — всё то, что потребуется подготовить для занятий. Например, интерактивная доска, игрушки, зеркала, маты;
  • оценочные материалы — тесты, контрольные уроки, тетради успеха, дневники наблюдения;
  • методика работы — как педагоги будут работать с детьми. Например, в группе или индивидуально, будут показывать или рассказывать, пригласят театр или разыграют спектакль вместе с детьми.

Образовательную программу не обязательно полностью составлять самому центру, это по желанию. Еще можно:

  • собрать программу из элементов известных методик. Например, взять часть из Монтессори, а часть — от Шалвы Амонашвили;
  • купить готовую программу у педагога или другого детского центра. Так делают, когда покупают франшизу.

На выходе получается многостраничный документ с подписью собственника клуба.

Иногда детские клубы думают: «Раз программы нет — мы не ведем образовательную деятельность, и лицензия нам не нужна». Но так не получится.

Признаки, когда лицензия нужна

Если собрать все признаки из закона, с лицензией должны работать детские центры:

  • которые целенаправленно учат детей и прививают им знания и навыки;
  • работают по программе, и в ней описан план занятий с количеством часов для каждого этапа;
  • составляют расписание занятий;
  • используют оценочные и методические материалы.

В кодах ОКВЭД перечислены виды деятельности, для которых лицензию получать обязательно:

  • 85.11 — образование дошкольное. Это садики с образовательными программами и центры, где готовят детей к школе;
  • 85.41 — образование дополнительное детей и взрослых. Это занятия спортом в группе и индивидуально; гимнастика, верховая езда; плавание, боевые искусства; йога; хобби и занятия для отдыха, например музыка, танцы, театральные кружки, школы искусств; компьютерные курсы, языки, искусство. Сюда относятся английский язык, робототехника и ментальная арифметика.

Предприниматели с детскими клубами иногда рассуждают, что у них не школа, образовательной программы нет, а на занятиях играют и поют английские песни. Поэтому они не занимаются образованием, а организуют досуг. Значит, лицензия не нужна.

В реальности, даже если у клуба нет образовательной программы, учебного плана и методических материалов, деятельность могут признать образовательной. От проверки никто не застрахован. Она может быть плановой, но чаще проверяющие приезжают по жалобе недовольного родителя или находят информацию о детском клубе в соцсетях.

Проверяющие будут собирать информацию, что клуб ведет образовательную деятельность, но не заявляет об этом. Вот что их может заинтересовать:

  • всё, что похоже на программу. Это учебники, прописи, методические материалы;
  • расписание занятий. Проверяющие ищут признаки регулярности занятий, например — что дети занимаются английским каждую неделю во вторник и четверг;
  • формулировки на сайте, в соцсетях, рекламных буклетах, на банерах, вывесках, информационных досках. Если там есть обещания подготовить к школе или научить английскому, то это признак, что клуб ведет образовательную деятельность;
  • как оформлены сотрудники. Проверяющих насторожит, если они устроены педагогами или воспитателями;
  • дипломы, аттестаты педагогов. Любые корочки по направлению «Образование и педагогика» указывают на образовательную деятельность, если сотрудники оформлены как педагоги;
  • должностные инструкции сотрудников. В них не должно быть слов «обучение», «воспитание», «план занятий», «образовательная программа»;
  • формулировки в договорах с родителями. Упоминание образовательных программ, стандартов обучения;
  • формулировки в списке услуг и квитанциях. Слова «урок», «курс», «обучающий»;
  • объяснения руководителя клуба. Проверяющие задают вопросы и смотрят, что ответит руководитель. Вдруг он скажет: «В этом классе мы учим детей английскому языку». Слово «учит» указывает на образовательную деятельность;
  • объяснения родителей. Проверяющие могут зайти в клуб перед занятиями и спросить родителей о программе, педагогах, расписании занятий или темах уроков;
  • занятия с детьми. Во время урока проверяющие смотрят, что делают дети, какие темы изучают и в какие игры играют;
  • коды ОКВЭД, по которым работает предприниматель. Среди них не должно быть кодов «Образование дошкольное» и «Образование дополнительное для детей и взрослых».

Этот список мы собрали из судебных дел и со слов собственников.

Во время проверки ведомства будут искать слова, которые связаны с образованием, в рекламе и документах. Например «образовательный», «обучение», «программа», «подготовка к школе», «педагог», «учитель», «воспитатель», «урок», «курс». А такие слова можно: «досуг», «развитие», «социализация», «познавательная деятельность».

Проверяющие не обязательно сразу придут в клуб и начнут смотреть документы. Сначала они могут изучить сайт детского клуба и пригласить собственника в отдел лицензирования. Вот так было в этой истории:

В этом случае проверяющие обратили внимание на прайс и банер при входе:

По документам выходило, что детей учат английскому, готовят к школе. Проверка решила, что лицензия нужна.

Получается, клуб может считать, что занимается досугом, а на проверке выяснится, что он ведет образовательную деятельность и нужна лицензия.

Прокуратура с Минобром провели проверку детского сада ООО «Центр раннего развития „Пластилин“». Директор центра утверждал, что организовывал досуг детей, образовательной программы у него не было.

Вот что нашла проверка:

  • в центре висят распорядок дня и расписание занятий;
  • занятия учитывают индивидуальные особенности и возраст детей;
  • дети развивают речь, изучают математику, английский, чтение;
  • в договорах с родителями общество обязуется укреплять нравственное, физическое и психологическое здоровье, эмоциональное благополучие детей и учитывать их индивидуальные особенности;
  • педагоги и воспитатели используют методическую литературу, прописи, рабочие тетради, учебники.

Суд посчитал, что в материалах дела достаточно признаков образовательной деятельности и без программы. Общество оштрафовали на 40 000 рублей.

В другом клубе образовательной программы тоже не было, а клуб закрыли:

В детский клуб с лингвистическим уклоном «Евросадик» пришла проверка Министерства образования, Роспотребнадзора и МЧС, потому что двухлетний ребенок во время тихого часа вылез через окно на крышу.

Садик работал без лицензии и утверждал, что у него нет образовательной программы. Они ничему не учат детей, только присматривают за ними и ухаживают. Ведомства искали доказательства, что учебная программа была:

  • на вывесках и интернет-сайте клуба;
  • в распорядке дня и расписании занятий;
  • в трудовых договорах с воспитателями;
  • в договорах с родителями;
  • опрашивали собственника и воспитателей.

В итоге выяснилось:

  • в клубе проводят занятия по предметам «окружающий мир» и «английский язык»;
  • сотрудники с педагогическим стажем оформлены воспитателями;
  • в договорах с родителями есть пункты об образовании, воспитании и образовательной программе.

За образовательную деятельность без лицензии, нарушение санитарных норм и правил пожарной безопасности суд закрыл клуб. Он постановил, что открыть можно будет, когда руководитель исправит нарушения и получит лицензию.

Когда получать лицензию

На форумах собственники пишут, что сначала надо открыть клуб, а потом получать лицензию:

Звучит логично. Сначала открываешь клуб, привлекаешь клиентов, смотришь, какие занятия хорошо идут и сколько денег приносит клуб, а потом уже заботишься о формальностях. Некоторые клубы так и думают:

Поэтому часто предприниматели идут на лицензирование только когда встанут на ноги:

Читайте так же:  Претензия на каменной плите

В таком подходе есть опасность: за работу без лицензии индивидуальный предприниматель заплатит от 4 000 до 5 000 рублей, ООО — от 40 000 до 50 000 рублей. Но есть один прием, который используют владельцы центров. Они начинают лицензирование сразу после того, как открылись. Если кто-то начнет проверять, собственник показывает копию заявления в Роспотребнадзор — с него начинается оформление лицензии.

Как проверяющие узнают о клубе без лицензии

Проверками образовательных компаний занимается Служба по надзору в сфере образования. Предприниматели думают, что ведомству трудно найти клуб без лицензии. Ведь в этом случае его нет в реестре, и Обрнадзор о нём не узнает. Но проверить всё равно могут.

Вот как Обрнадзор может узнать о клубе:

  • предприниматель выбрал образовательный ОКВЭД при регистрации бизнеса;
  • кто-то пожалуется на клуб и скажет, что клуб работает без лицензии;
  • с проверкой в клуб придет другое ведомство и сообщит Обрнадзору, что лицензии нет;
  • Обрнадзор увидит страницу клуба в соцсетях или наткнется на сайт и увидит, что лицензии нет.

Образовательные ОКВЭДы. Информацию о кодах из раздела «Образование» налоговая автоматически отправляет в Рособрнадзор. Как только сведения приходят, ведомство может заняться проверкой. Если лицензии нет, в регион придет запрос, почему так, и региональные проверяющие начнут разбираться.

На сайте Рособрнадзора есть сводный реестр лицензий. Чтобы узнать, есть у компании лицензия или нет, нужно ввести название клуба, фамилию предпринимателя или ИНН. Данные обновляются каждый день:

Придет жалоба. Если ОКВЭД необразовательный и в списках Обрнадзора клуба нет, клуб всё равно не защищен от проверки. Всегда может найтись недовольный родитель, который захочет придраться.

Проверки других ведомств. Роспотребнадзор, прокуратура и МЧС сообщают друг другу о нарушениях у предпринимателей. Например, Роспотребнадзор придет проверить санитарные нормы, а заподозрит образовательную деятельность. Он пересдаст информацию в лицензионный контроль.

Признаки образования в соцсетях или на сайте клуба. Контролирующие ведомства просматривают сайты и соцсети, чтобы выявлять нарушителей.

Сотрудник отдела образования может увидеть на сайте детского клуба, что клуб проводит занятия по английскому языку или готовит детей к школе. Он проверит, есть ли у клуба лицензия. Если нет, отправит собственнику письмо с предупреждением, скажет, что именно смутило на сайте, и предложит исправить ситуацию.

Если собственник исправит нарушения, уберет с сайта образовательные формулировки, проблема исчерпана и штрафа не будет. Если проигнорирует — скорее всего, придут с проверкой, и придется доказывать свою позицию или платить штраф.

Если проверка пришла и нашла нарушения, клубу выпишут предписание. В нём перечислят, что нужно исправить. На оформление лицензии дадут около полугода. Можно работать и исправлять нарушения, времени достаточно.

Если лицензию получать не хочется, есть выбор: пересмотреть список услуг и отказаться от образовательных курсов вроде подготовки к школе и ментальной арифметики.

В следующей статье мы расскажем, когда детские клубы могут работать без лицензии. А в конце будет история владельца клуба, который знает, что такое проверка, но всё равно не делает лицензию. Подписывайтесь на наш канал в телеграме, чтобы не пропустить статью.

Лицензия нужна, когда

дети осваивают конкретные знания и навыки;

есть образовательная программа, планы, учебники;

сотрудники оформлены как педагоги.

формулировки в документах;

формулировки в рекламе;

штраф одного детского клуба за работу без лицензии

«Я тебя уничтожу — без лицензии она вздумала работать»

4 апреля 2017 в 11:14

Владелица школы иностранных языков Дарья Ваулина начала бизнес с частных уроков, впоследствии она стала индивидуальным предпринимателем и открыла языковую школу, но с лицензией на образовательную деятельность не спешила — закон не дает четкого ответа на вопрос, нужна ли она в таких случаях. Но конкуренты и бывшая сотрудница стали запугивать ее проверками.
The Village узнал у предпринимательницы, как она решила проблему, а также спросил юриста, что стоит делать в таких случаях.

ДАРЬЯ ВАУЛИНА

владелица школы иностранных языков Anglomania

Угрозы конкурентов

У меня своя школа иностранных языков Anglomania. Сейчас это онлайн-проект «бдсманглийский» и две школы — в Московской области и в центре, на Тверской. В общей сложности я занимаюсь этим проектом три с половиной года.

Когда я только начинала, я не планировала, что это вырастет во что-то большое. По сути, тогда я была просто репетитором, а репетиторам лицензия на образовательную деятельность не нужна. Потом я открыла ИП, и возник достаточно спорный вопрос — надо ее получать или по-прежнему нет. Я могла спокойно существовать как ИП, не имея ее — по крайней мере, большинство небольших школ так делают. Но по факту отсутствие лицензии неоднократно становилось проблемой. Например, многие корпоративные клиенты отказывались с нами работать. А самая большая проблема была в конкурентах, которые располагались поблизости. Они могли позвонить и начать вымогать номер лицензии. «Я тебя уничтожу — без лицензии она вздумала работать. Ты мне через 15 минут звонишь и диктуешь номер лицензии, иначе к чертям собачьим я твою школу закрою. У меня своя школа рядом. И, в отличие у тебя, у меня все нормально», — такое я услышала однажды, когда ответила на звонок.

Конкуренты, обидевшиеся сотрудники или недовольные клиенты могут инициировать проверку. А когда приходит проверка, она уже не разбирается в тонкостях, а требует лицензию. Я столкнулась с такой опасностью из-за одного конфликтного случая. Мы неудачно уволили сотрудницу, тогда она пришла и сказала: «Либо вы платите мне большую сумму денег, либо я жалуюсь на отсутствие лицензии». Я ответила, что платить ей не буду, потому что это несправедливо. Тогда она собрала пакет документов и разослала по всем инстанциям.

Вымогательство подрядчиков

В тот момент, когда сотрудница выдвинула серьезные обвинения, я решила разобраться с получением лицензии. Этот вопрос я и так затянула. На многочисленных форумах, которые я изучала, не было конкретной информации и ответов, которые мне были нужны. Но любая проверка, если бы она пришла, могла обернуться приостановлением деятельности до получения лицензии. А это значит, что мне бы пришлось непонятно из каких источников платить аренду, ведь я не хотела терять место, которое знали все клиенты.

Я запустила процесс в июне 2016 года. Начала искать компанию, которая бы помогла с получением лицензии. Я считаю, что в любой ситуации нужно обратиться минимум в 20 разных фирм и посмотреть на коммерческие предложения, прежде чем сделать выбор. Так я поступила и в этом случае. Многие мне отказали — говорили, что это очень долго и сложно. В части компаний называли очень большие суммы. Я сторонник того, чтобы любой труд оплачивался. Но я против запугивания ради продажи услуги, а именно так поступали некоторые компании, к которым я обратилась.

Дело в том, что для получения лицензии нужно предоставить несколько важных документов. Один из них — заключение Санэпидемстанции. Мне говорили, что я никогда не получу эту бумагу самостоятельно, а если рискну, то ко мне приедет проверка и найдет много изъянов. Например, в школе должно быть три или четыре туалета, а если он один, то это уже нарушение норм и крупный штраф. За оформление заключения СЭС просили от 50 до 90 тысяч рублей. Также мне говорили, что нужно оплатить заключение пожарного надзора — еще 70 тысяч рублей. Однажды я уже открывала помещение без пожарного заключения, в итоге отдала за установку дополнительного оборудования 400 тысяч рублей. Меня пугали, что в этот раз все может повториться. Также компании требовали вознаграждение за свои услуги — около 200 тысяч рублей.

Языковые школы — не такая уж прибыльная история. Мы не зарабатываем миллионы, и такие деньги за один день взять просто неоткуда. Я жила со страхом. И думала, что когда-нибудь заработаю эти деньги и сделаю лицензию. Все это время мне было некомфортно. В какой-то момент я решила получить лицензию самостоятельно.

Месяцы в очередях

По факту все оказалось очень просто. Получение санитарно-эпидемиологического заключения обошлось ровно в ноль рублей. Надо было просто потратить несколько дней в очередях. Пожарное заключение оказалось вообще не нужно, потому что лицензию я решила оформить на коммерческое ООО, основная цель которого — не образовательные услуги, а получение прибыли.

Оставалось только оплатить госпошлину в размере 7,5 тысячи рублей, подготовить пакет документов и подать его в Департамент образования Москвы. Но даже если ты талантливый и умный человек, который гениально учит английскому, ты все равно не составишь образовательную программу, которую требуют от тебя чиновники. Именно поэтому раз в неделю департамент проводит официальные бесплатные консультации по вопросам получения лицензии.

На эти консультации можно ходить пару лет, потому что за один раз очередь до тебя может и не дойти. Тогда приходится ждать еще неделю. Если же повезло и ты все же попал на консультацию, ситуация тоже не сильно меняется: тебе указывают на ошибки, ты исправляешь их, продвинувшись на йоту, и ждешь следующей консультации.

Придя в очередной такой день и просидев четыре часа, я не выдержала, воспользовалась всей своей наглостью и попросила у девушки из очереди показать, какие правки внесли эксперты в ее пакет документов. Там были такие исправления, о которых мы бы никогда не догадались. Так я перескочила на несколько шагов вперед, но мне и моей помощнице понадобилось еще три или четыре раза сидеть в той огромной очереди.

Читайте так же:  Как оформить социальную карту школьника 2019 москва

В то время получение лицензии стало для меня вопросом принципа. В итоге мы собрали пакет документов и подали его на рассмотрение. Получается, мы начали готовить документы в августе, а получили лицензию только в марте. Всего 45 дней мы ждали ответа от департамента, а все остальное время сидели в очередях.

Теперь у меня есть лицензия на образовательную деятельность для моей школы, но мне все равно страшно. Например, скоро к нам придут проверяющие, которые будут требовать, чтобы все педагоги работали по общепринятой программе.

Теоретически я смогу запугивать конкурентов так же, как это делали со мной, но я не стану так делать, потому что мне их жаль. Я столкнулась с ситуацией, когда пять лучших педагогов из моей школы ушли и открыли школу по соседству, забрав с собой учеников. Тогда у меня был большой соблазн это сделать, но если мы будем действовать по правилам «око за око, зуб за зуб», то в итоге можем остаться вообще без всех частей тела.

Попадает ли под лицензирование наша деятельность?

Здравствуйте, ООО занимается разработкой ПО для мобильных приложений, тиражированием Софта на носителях НЕ занимается. Заказчик требует Лицензию на осуществление деятельности, ссылаясь на п.38 ст.2 ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 04.05.2011 N 99-ФЗ

“деятельность по изготовлению экземпляров аудиовизуальных произведений, программ для электронных вычислительных машин, баз данных и фонограмм на любых видах носителей (за исключением случаев, если указанная деятельность самостоятельно осуществляется лицами, обладающими правами на использование данных объектов авторских и смежных прав в силу федерального закона или договора) “

Как правильно ответить юристам заказчика, что деятельность не лицензируется, на что нужно сослаться?

Или я ошибаюсь и нам нужна лицензия?

Ответы юристов (6)

Вам не нужна лицензия.

Ответ содержится в той же ссылке на закон:

деятельность по изготовлению экземпляров аудиовизуальных произведений, программ для электронных вычислительных машин, баз данных и фонограмм на любых видах носителей (за исключением случаев, если указанная деятельность самостоятельно осуществляется лицами, обладающими правами на использование данных объектов авторских и смежных прав в силу федерального закона или договора)

Вы сами разрабатываете ПО. Это Ваша интеллектуальная собственность, Вы обладаете правами на эту интеллектуальную собственность и Вы можете ими пользоваться.

Вот если Вы захотите ПО тиражировать, отдадите на фабрику, где наштампуют тысячи дисков, то вот фабрика, осуществляющая «деятельность по изготовлению экземпляров аудиовизуальных произведений, программ для электронных вычислительных машин» будет обязана иметь лицензию, поскольку правами на Ваши программы не обладает.

Вам же, как разработчику, такая лицензия не нужна.

Есть вопрос к юристу?

Не требуется получение лицензииИсходя из формулировки п. 38 ч. 1 ст. 12 Закона о лицензировании получение лицензии не требуется в следующих случаях: самостоятельное изготовление экземпляров аудиовизуальных произведений, программ для ЭВМ и баз данных, фонограмм лицами, которые обладают правами на использование данных объектов авторских и смежных прав в силу федерального закона или договора.

Программа для ЭВМ — это представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения (ст. 1261 ГК РФ).

Согласно ст. 12 Федерального закона от 04.05.2011 N
99-ФЗ (ред. от 02.07.2013) «О лицензировании отдельных видов деятельности»

1. В соответствии с настоящим Федеральным законом лицензированиюподлежат следующие виды деятельности:
38) деятельность по изготовлению экземпляров аудиовизуальных произведений, программ для

электронных вычислительных машин, баз данных и фонограмм на любых видах носителей (за исключением случаев, если указанная деятельность самостоятельно
осуществляется лицами, обладающими правами
на использование данных объектов авторских и смежных прав
в силу федерального закона или договора);

Правами на использование объектов авторских и смежных прав обладают, в частности:

— автор произведения — в силу закона (п. 1 ст. 1270 ГК РФ);

исполнитель произведения — в силу закона (п. 1 ст. 1317ГК РФ);
— изготовитель фонограммы — в силу закона (п. 1 ст. 1324ГК РФ);
— изготовитель базы данных — в силу закона (п. 1 ст. 1334ГК РФ);
— лицензиат по заключенному лицензионному договору (ст. 1286ГК РФ);

— приобретатель по заключенному договору об отчуждении исключительного права (ст. ст. 1285, 1307 ГК РФ);

— наследники и иные правопреемники (в частности, при реорганизации юридического лица) обладателей исключительных прав — в силу закона (ст. ст. 1241,1283ГК РФ).
Если вы входите в вышеперечисленный круг лиц – то вам лицензия не требуется. Если не входите — то требуется.

Уточнение клиента

Правильно ли я понимаю, что в случае если в договоре между разработчиком и заказчиком прописано, что правами на ПО обладает заказчик, мы (ООО) как авторы произведения входим в перечисленный круг лиц, так?

10 Декабря 2013, 17:42

Здравствуйте, уважаемая Дарья!

Попытаюсь ответить на вопрос, который Вы адресовали коллеге Андрею Харитонову. Если Вы передадите заказчику по договору своё право использовать ПО, не сохраняя его за собой, то Вы действительно будете обязаны получить у государства лицензию.

Уточнение клиента

Что-то я не пойму. Получается, что пока нами не подписан акт выполненных работ и мы не передали ПО нам лицензия не требуется. А после передачи ПО заказчику возникает обязанность по лицензированию. Разве мы не остаемся «авторами произведения»?

Подскажите что нужно прописать в договоре, чтобы избежать лицензирования?

Что-то всё становится туманнее(((

10 Декабря 2013, 19:23

Вам как авторам лицензия не требуется. Если вы по договору передадите авторское право на ПО — то дальнейшее его тиражирование с вашей стороны уже будет требовать лицензирования.

Как правильно ответить юристам заказчика, что деятельность не лицензируется, на что нужно сослаться?

Ссылайтесь на п.1 ст 1317 ГК РФ о том, что вы являетесь авторами ПО. Кстати можете своё право на ПО не передавать, а предоставить им право пользоваться ПО.

Лицензия Вам как исполнителю по договору создания программ для ЭВМ по заказу (ст. 1296 ГК РФ) не нужна в любом случае, как и лицензиару по лицензионному договору (если Вы предоставляете право использования уже готового ПО). Обоснование Вам дали юристы выше — ключ, действительно во фразе «(за исключением случаев, если. )»

Путаница возникла из-за того, что по договору на создание возможны варианты — право использования может принадлежать как исполнителю (тогда исключение из лицензирования читается четко), так и заказчику (тогда, на первый взгляд, становится непонятно).

Если право на результат разработки отдается заказчику, то: 1) на момент заключения договора ПО просто не существует, т.е. лицензировать нечего; 2) исключительное право изначально возникает у автора — физического лица (п. 3 ст. 1228 ГК РФ, подп. 1 п. 2 ст. 1255 ГК РФ); 3) исключительно право на ПО, созданное в рамках трудовых отношений, по умолчанию, принадлежит работодателю (п. 2 ст. 1295), т.е. исполнителю по договору; 4) и только после этой цепочки возникает заказчик: права на разработку, по умолчанию, принадлежат ему. Т.е., по закону, правообладателем вновь созданного ПО является автор, право которого законом передается исполнителю, а потом, тем же законом, передается заказчику.

Требование о наличии лицензии на изготовление экземпляров со стороны Вашего заказчика абсурдно и избыточно. Могу Вам сказать точно, что ни один из разработчиков ПО такого рода лицензии не получает.

Лицензия понадобиться только в том случае, если по договору на создание программы Вы отдали исключительное право в полном объеме заказчику, а он потом заказал у Вас создание тиража этой программы.

Также Вы можете предоставить Заказчику текст Постановления Правительства РФ от 28.04.2006 N 252 «О лицензировании деятельности по изготовлению экземпляров аудиовизуальных произведений, программ для электронных вычислительных машин (программ для ЭВМ), баз данных и фонограмм на любых видах носителей (за исключением случаев, если указанная деятельность самостоятельно осуществляется лицами, обладающими правами на использование указанных объектов авторских и смежных прав в силу Федерального закона или договора)», из него он должен еще более четко понять, что к Вам эта лицензия никакого отношения не имеет.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Компания открыла учебные курсы, а ее за это оштрафовали

В Севастополе работал учебный центр. Не при госучреждении или ведомстве, а просто ООО . В этой фирме учили людей управлять маломерными судами: потому что Севастополь. Это полезный навык для заработка: можно научиться катать людей на катерах и моторных лодках или просто рыбачить самому.

В компании разработали собственную программу для обучения и использовали типовую разработку МЧС . Курсы были платные, но не обязательные. Хочешь — учись, не хочешь — получай права без этих курсов.

Компания не считала, что она осуществляет образовательную деятельность, для которой нужна лицензия. Но пришла транспортная прокуратура и выписала 40 тысяч рублей штрафа. Дело дошло до Верховного суда. Если вы кого-нибудь чему-нибудь учите, узнаете много интересного.

Читайте так же:  Договор патронажной службы

За что прокуратура выписала штраф?

Фирму оштрафовали за предпринимательскую деятельность без лицензии. По закону, если для какого-то бизнеса нужна лицензия, а ее нет, юрлицо штрафуют на 40—50 тысяч рублей, а ИП — на 4—5 тысяч.

Прокуратура решила, что раз компания кого-то чему-то учит, то это образовательная деятельность. А она по закону лицензируется. Учить без лицензии — нарушение.

Компания не согласилась платить штраф и пошла оспаривать его в судах. У нее это даже сначала получилось, но прокурор не сдался. Так они и судились больше года, пока судебная коллегия Верховного суда не поставила точку в этом деле.

Что сказали суды?

Прокурор прав. Курсы имеют все признаки образовательной деятельности. Пусть платят штраф.

Апелляция и кассация: 👎

Штрафовать за отсутствие лицензии можно, только если она обязательная. Не всякая деятельность лицензируется.

При лицензировании образовательной деятельности нужно учитывать, чему и для чего учат людей.

Со школами и вузами все понятно — это основное образование, для него нужна лицензия. Но по закону лицензия нужна еще и для дополнительного образования.

Две инстанции посчитали, что курсы, которые предлагает компания, — это не дополнительное образование. Они не обязательные и ни на что не влияют. Получить права на управление маломерными судами можно и без этих курсов. А если человек закончил курсы, это не дает ему преимуществ при получении прав и аттестации.

Фирма разработала собственную программу, и она не утверждала ее ни в каких органах. А сертификат после этих курсов фиксирует только их окончание и официально не считается подтверждением профессиональной квалификации.

Такие курсы вроде бы не попадают под законы об образовании и лицензировании. Решили, что прокурор не прав, первая инстанция тоже — штраф нужно отменить.

Дело оказалось сложным и важным: его передали на рассмотрение судебной коллегии. А еще оно вошло в пятый обзор судебной практики за 2017 год. Так бывает не с каждым делом.

Вот выводы трех судей с учетом аргументов всех сторон.

Образование — это процесс воспитания и обучения. Еще это совокупность знаний, умений, навыков, ценностей, опыта и компетенции. То есть образование — это не только садик, школа или вуз.

Цель образования — развитие человека в разных сферах: творческой, нравственной, физической, профессиональной. Это не обязательно уроки математики, корочка специалиста по охране труда или ординатура в медвузе.

Обучение — это процесс получения умений, навыков и знаний. А еще это развитие способностей и их применения в повседневной жизни.

Содержание образования зависит от программы. Их может утверждать какое-то ведомство или разрабатывать тот, кто учит. Если фирма или ИП сами разработали какую-то программу или методику — это тоже образовательная программа.

Получается, что курсы для водителей катеров и лодок — образование. Слушатели получают какие-то навыки и знания. А компания проводит внутренние экзамены и проверяет, как усвоен материал.

Если фирма занимается образованием, это образовательная деятельность. Для нее нужна лицензия. Так государство контролирует, чтобы образовательные услуги никому не наносили вред. Лицензию на образовательную деятельность нужно получать обязательно, а не по желанию.

Тот факт, что эти курсы ни на что не влияют и не нужны для получения прав, — это не аргумент, чтобы не получать лицензию. И это совсем не значит, что деятельность не образовательная.

Прокурор был прав. Штраф законный, а работать без лицензии фирме нельзя.

Итог. Решение первой инстанции оставили в силе. Компания заплатит 40 тысяч рублей за то, что организовала курсы без лицензии. А если она и дальше будет так работать, ее опять оштрафуют и даже могут закрыть.

Кого касается это решение суда?

Это решение касается всех, кто организует курсы, тренинги и школы. Не обязательно учить детей или выдавать дипломы государственного образца. Если вы даете кому-то знания по собственной программе, на ваших курсах люди получают какие угодно навыки и потом могут применять их в обычной жизни, вполне возможно, вы не имеете права работать без лицензии.

Даже если вы на своих курсах и тренингах только мотивируете людей получать образование, это тоже может быть лицензируемым видом деятельности.

Я лично учу людей. Мне тоже нужна лицензия?

Если вы учите людей лично и при этом имеете статус ИП , лицензия не нужна. Но для этого у вас должно быть соответствующее образование и стаж работы. Не может кто угодно учить чему угодно.

Если вы ведете курсы без статуса ИП , это повод оштрафовать вас по другому основанию.

Например, репетитору по английскому языку лицензия не нужна. А вот если он объединится с другими преподавателями и откроет частную школу — нужна. Но если он будет преподавать в этой школе один, а на работу возьмет только уборщицу, то лицензия не нужна. Там есть еще нюансы, мы не даем полное руководство. Если работаете в этом сегменте, изучите нормативные документы по своему бизнесу или проконсультируйтесь у эксперта.

Что будет, если не получить лицензию?

Вас оштрафуют и даже могут запретить работать какое-то время. Сумма штрафа зависит от организационно-правовой формы. Для физлиц и ИП штраф меньше, чем для компаний, но он все равно есть.

Проверка может быть плановой, но может быть и внеплановой. О факте нарушения уполномоченный орган может узнать как угодно, например от ваших учеников или конкурентов.

Как оформить курсы и тренинги, чтобы не платить штраф?

Убедитесь, что у вас образовательная деятельность. Для начала изучите выводы Верховного суда из этого дела. Потом прочитайте статьи законов, на которые ссылается судебная коллегия.

Как видите, суды на местах по-своему толкуют одни и те же нормы закона. Узнайте мнение разных органов. Отправьте запросы в отдел образования в своем регионе, прокуратуру, Рособрнадзор. Запросы можно отправлять электронно или по почте. Сейчас даже ходить никуда не надо.

Ничего не спрашивайте устно. Подготовьте одинаковые запросы, в которых подробно опишите, чем занимаетесь, по каким ОКВЭДам работаете, кого, чему и зачем учите. Приложите свою программу обучения, расскажите, как организуете учебный процесс и чем подтверждаете квалификацию по завершении учебы.

Не пытайтесь скрыть смысл работы правильными формулировками в договорах. Если придет прокуратура или кто угодно еще с проверкой, это не поможет. Суд докопается до сути вашего бизнеса и разберется, на самом деле вы учите людей или просто передаете им набор вебинаров и ссылок для изучения. А если найдется недовольный ученик, который заплатил вам деньги, у проверяющих будет еще больше доказательств.

Собирайте ответы уполномоченных органов. Если вам ответят, что лицензия не нужна, а при проверке обнаружится, что это ошибка, будет аргумент оспорить штраф. Вы докажете, что хотели сделать все по закону и что-то для этого предпринимали.

Если лицензия нужна, получите ее. Узнайте, что нужно конкретно вам и сколько это стоит. В интернете полно информации о том, что делать и куда обращаться. Есть фирмы, которые помогут получить лицензию — вам даже делать ничего не придется.

Лицензия на образовательную деятельность — это долго и стоит денег. Но это точно дешевле, чем платить штрафы. Если вы получите лицензию, у вас будет преимущество перед конкурентами. Например, на ваши курсы разрешат потратить материнский капитал, а дипломы и сертификаты будут более ценными в профессиональном сообществе.

Правильно оформите документы. Если вы уверены, что вам не нужна лицензия, но нет желания проверять это в суде, обратитесь к юристу. Он поможет правильно оформить документы, чтобы ни у конкурентов, ни у прокурора не было шансов привлечь вас к ответственности.