Признание контракта недействительным судебная практика

Рубрики Статьи

Содержание:

ВС РФ ответил на вопрос, можно ли признать недействительным контракт, обязательства по которому исполнены

По итогам конкурса с ограниченным участием заключен контракт на поставку продуктов питания. Победитель своевременно предоставил денежное обеспечение исполнения контракта, которое, в связи с допущенной технической ошибкой, было заменено на банковскую гарантию. Банковская гарантия была предоставлена на следующий день после подписания сторонами контракта (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 18 октября 2018 г. № 305-ЭС18-6679).

Поставщик полностью исполнил обязательства.

Один из участников конкурса, полагая, что заказчиком при проведении конкурса были нарушены положения Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее– Закон № 44-ФЗ), обратился в суд с иском о признании недействительными конкурса и заключенного контракта. Также он ходатайствовал о применении последствий недействительности сделки в соответствии со ст. 167 Гражданского кодекса.

Суды трех инстанции отказали в удовлетворении требований участника о признании недействительным конкурса, указав на недоказанность фактов нарушения Закона № 44-ФЗ, которые могли бы повлиять на результаты конкурса и выбор победителя. При этом суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении требований о признании недействительным контракта и в применении последствий недействительности сделки. Они отметили, что победитель конкурса не уклонялся от заключения контракта и совершал действия, направленные на предоставление надлежащего обеспечения.

Узнайте последние изменения Закона № 44-ФЗ и Закона № 223-ФЗ, пройдя обучение по долгосрочной программе профессиональной переподготовки, и получите диплом установленного образца.

В то же время суд кассационной инстанции не согласился с указанными выводами и признал контракт недействительным.

Однако ВС РФ занял собственную позицию по данному вопросу. Так, члены Судебной коллегии по экономическим спорам отметили, что суд кассационной инстанции, отменяя частично акты судов первой и апелляционной инстанции, фактически переоценил выводы о том, что общее правило о ничтожности заключенного контракта не подлежит применению в описанном случае. Кроме того, принятый судом кассационной инстанции судебный акт не привел к защите прав истца, предполагаемо нарушенных заключенным контрактом, который исполнен.

Таким образом, ВС РФ определил отменить постановление суда кассационной инстанции в части удовлетворения требования о признании контракта недействительным.

​ВС дал разъяснения о ничтожных контрактах

Верховный суд РФ представил обзор судебной практики по спорам, касающимся конфликта интересов между заказчиком и участником госзакупки (п. 9 ч. 1 ст. 31 закона №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»). Этот документ 28 сентября утвержден президиумом ВС.

В обзоре дается толкование по 10 проблемным аспектам разрешения дел данной категории. В частности, ВС разъясняет, что соответствие участника закупки требованиям, предусмотренным законом №44-ФЗ, на момент выявления победителя не имеет правового значения в случае, если участник закупки не соответствовал этим требованиям на момент подачи заявки для участия в электронном аукционе.

Кроме того, не допускается понуждение заказчика к исполнению контракта, если после его заключения установлено, что поставщик (подрядчик, исполнитель) не соответствует требованиям об отсутствии конфликта интересов, предъявляемым к участникам закупки, что позволило ему стать победителем. В этом случае отказ заказчика от исполнения контракта, по правилам ч. 15 ст. 95 закона №44-ФЗ, является правомерным.

Также ВС отмечает, что государственный (муниципальный) контракт, заключенный победителем торгов и заказчиком при наличии между ними конфликта интересов, является ничтожным (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Участник закупки, не признанный победителем торгов, обратился в арбитражный суд с иском к сторонам муниципального контракта о признании его недействительным. Стороны контракта в возражениях на иск ссылались на отсутствие законного интереса заявителя в оспаривании указанной сделки.

Суд первой инстанции, установив факт наличия между заказчиком и поставщиком конфликта интересов, исковые требования удовлетворил.

Согласно положениям п. 1 ст. 168 ГК по общему правилу сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой. В то же время сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки (п. 2 ст. 168 ГК).

Посягающей на публичные интересы является в том числе сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом (соответствующая правовая позиция содержится в п. 75 постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 года №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Ч. 2 ст. 8 закона №44-ФЗ установлен такой законодательный запрет: запрещается совершение заказчиками, специализированными организациями, их должностными лицами, комиссиями по осуществлению закупок, членами таких комиссий, участниками закупок любых действий, которые противоречат требованиям закона №44-ФЗ, в том числе приводят к ограничению конкуренции, в частности к необоснованному ограничению числа участников закупок. К указанным требованиям относятся также требования, содержащиеся в п. 9 ч. 1 ст. 31 закона №44-ФЗ.

Таким образом, оспариваемый муниципальный контракт, который заключен при наличии конфликта интересов между заказчиком и поставщиком, нарушает прямо выраженный законодательный запрет, установленный ч. 2 ст. 8 во взаимосвязи с п. 9 ч. ст. 31 закона №44-ФЗ, тем самым посягает на публичные интересы.

Судом также отмечено, что из-за несоблюдения процедуры закупок нарушаются права третьих лиц – участников закупки, с которыми муниципальный контракт не заключен, вследствие предоставления преимущества лицу, не соответствующему требованиям закона №44-ФЗ.

Учитывая изложенное, суд пришел к выводу о том, что заключенный предприятием и обществом муниципальный контракт в силу п. 2 ст. 168 ГК является ничтожным, как нарушающий запрет, установленный п. 9 ч. 1 ст. 31 закона №44-ФЗ, и посягающий на публичные интересы и права третьих лиц.

Применительно к рассматриваемой ситуации, по смыслу ст. 167 ГК, вследствие недействительности муниципального контракта каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) – возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. При этом применение двусторонней реституции должно обеспечить возврат в первоначальное положение всех сторон сделки.

Признание договора недействительным основания и последствия

Признание договора недействительным требует наличия доказательств. Независимо от типа сделки: уговор купли-продажи, брачный, кредитный или договор дарения, последствия и требования для всех соглашений опираются на статью 167 Гражданского кодекса РФ.

Доказать фиктивность сделки можно в соответствии с решением суда, если подать исковое заявление, предоставить документы и дождаться финального срока выяснения дела.

Основания признания договора недействительным

Для признания уговора ненастоящим подается иск. Истец оплачивает госпошлину и прикрепляет оригинал оплаты к исковому заявлению. Если по истечению срока судебное учреждение признает сделку фикцией, она больше не будет иметь юридическую силу.

Основания считать соглашение ненастоящим включают следующие пункты:

  • Сделка составлена без учета законов и требований;
  • Контракт оформлен не по правилам нравственности, добросовестности и правопорядка;
  • Оформление уговора делается для прикрытия другого правового акта;
  • Соглашение заключено недееспособным или несовершеннолетним гражданином;
  • Оформление сделки под влиянием заблуждений, насилия, угроз и обмана.

Юридический акт считается ненастоящим, когда возникает правовой дисбаланс, то есть при несоблюдении государственных законов и принципов общества.

Последствия признания договора недействительным

Лица, которые связаны условиями ненастоящего контракта, должны возвратить все на свои места, как было до заключения документа. Способ возврата устанавливается решением суда.

За причиненный моральный и материальный вред должностное лицо несет юридическую ответственность. Актуально для сделок, которые заключены обманным или насильственным способом.

Статья 208 Хозяйственного кодекса обязывает население страны соблюдать все требования и условия при заключении сделки. Иначе результатом последствий признания недействительного контракта будет оплата штрафа.

При проведении махинаций, государство имеет право вернуть приобретенное за период функционирования соглашения в казну страны.

Судебная практика признание недействительным договора

Несоблюдение последствий признания уговора ненастоящим — частые случаи в судебной практике. Для выполнения требований по ненастоящему соглашению, истец может обратиться в суд. Срок действия контракта составляет десять лет с момента оформления.

Независимо от типа документа: соглашение купли-продажи, сделка дарения, кредитный или брачный договоры — в судебной практике почти всегда добиваются разоблачения ненастоящего акта.

Признание договора дарения недействительным

Основания считать соглашение фиктивным включают:

  • Несоответствие требованиям и правилам;
  • Сделка дарения прикрывает другой документ, к примеру, соглашение купли-продажи;
  • В оформлении принимал участие человек, который не достиг 18 лет или же который имеет физические отклонения. По Закону таким категориям граждан не разрешается подписывать ценные бумаги без опекуна;
  • В подписывании сделки принимает участие только одна сторона;
  • Контракт дарения оформляется под влиянием угроз, обмана, покушения на жизнь, махинаций.

Доказать соглашение дарения фиктивным можно только при подаче искового заявления в суд.

Признание брачного договора недействительным

Брачный договор может быть признан недействительным если не соблюдаются требования и стандарты Семейного кодекса. Брачный контракт не должен ставить в неудобное положение одного из лиц.

В оформлении соглашения участники имеют равные права. В состав причин входит подписывание документа обманным или насильственным путем, под влиянием шантажа и угроз для жизни.

Оформление недееспособным человеком или тем, кто в момент подписания документа не мог объективно оценить ситуацию — еще одно условие, которое предоставляет основания считать соглашение фиктивным.

Пребывание в алкогольном или наркотическом состоянии тоже входит в список оснований считать контракт ненастоящим.

Признание кредитного договора недействительным

В число наиболее частых оснований признать контракт ненастоящим входит: составление документа не по шаблону, который утвержден Законодательством РФ.

Если человек имеет физические отклонения или подписание контракта сделано путем обмана и махинаций, последствия такой сделки необратимы: она признается фикцией. Юридическое лицо пользуется привилегиями, которые вышли за границу нормативно-правового акта.

Признание договора купли продажи недействительным

Составление уговора, касательно жилья, как и все другие документы, несет последствия за несоблюдение условий и требований.

Первое, чем нужно управлять для оформления действующего акта — это сведениями правильного заполнения документа. Немаловажным считается «чистота» подписания контракта, без прикрытия других договоренностей.

В список оснований признать документ фиктивным входит невозможность принимать взвешенное решение одной из сторон, которая находится в алкогольном или наркотическом состоянии, под воздействием обмана, насилия, угроз и тяжелых жизненных обстоятельств.

Прежде чем заключать соглашение между двумя сторонами, важно, чтобы основания были реальными. Основной фактор считать документ ненастоящим – невозможность предоставления доказательств обратного.

Исковое заявление о признании договора купли продажи недействительным

Форму заполнения искового заявления о признании контракта купли-продажи недействительным скачать можно здесь — Образец признания договора купли-продажи недействительным.

Такой вариант документа дает право защитить интересы в суде и добиться справедливости касательно управления своей недвижимостью.

Недействительность сделки и эстоппель: когда поведение стороны по сделке не позволит ее оспорить

Ключевым правилом, которым сегодня активно руководствуются суды, разрешая самые различные споры, является правило о добросвестном и последовательном поведении в отношениях с контрагентом. В доктрине требование о последовательном поведении известно в качестве принципа эстоппель. О том, как принцип эстоппель работает в спорах о признании сделок недействительными, читайте в материале.

Четыре года назад российское гражданское законодательство пополнилось новым институтом — Федеральный закон от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» закрепил в ГК РФ понятие добросовестности. Согласно п. 3 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом) (п. 1 ст. 10 ГК РФ).

Читайте так же:  Обжалование административных постановлений в мировой суд

Закрепление принципа добросовестности повлекло за собой появление в Кодексе и иных вытекающих из этого принципа правовых норм. Так, в контексте добросовестности возник ряд правил, определяющих последствия недобросовестного поведения (п. 2. ст. 431.1, п. 3 ст. 432, п. 5 ст. 166 ГК РФ).

Каковы критерии добросовестного поведения? Правила оценки действий сторон гражданских правоотношений были сформулированы Пленумом Верховного суда РФ в постановлении от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». На основании положений этого постановления можно выделить следующие критерии добросовестного поведения:

ожидаемое поведение: поведение стороны должно быть ожидаемым, характерным для других участников гражданского оборота в сравнимых обстоятельствах;

учет прав и законных интересов другой стороны правоотношения: поведение участника гражданско-правовых отношений не должно ограничивать право или лишать права иных лиц;

законная цель: поведение стороны должно быть законным, не допускаются действия исключительно с противоправной целью либо с намерением причинить вред иному лицу;

оказание содействия иной стороне гражданского оборота: участники гражданских правоотношений должны способствовать своему контрагенту различными способами, в том числе в получении необходимой информации.

Наличие всех перечисленных критериев позволит оценить действия стороны как добросовестные. Если все критерии в совокупности отсутствуют, есть основания говорить о недобросовестном поведении и злоупотреблении правом. При рассмотрении дела суд должен исследовать обстоятельства, которые явно свидетельствуют о недобросовестном поведении. При этом необходимо понимать, что суд может самостоятельно, по своей инициативе установить в действиях стороны признаки недобросовестности и отказать в защите принадлежащего ей права даже при условии, что другая сторона не ссылается на недобросовестность (ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ).

Одним из способов защиты добросовестной стороны является принцип эстоппель. Эстоппель — правовой принцип, согласно которому лицо утрачивает право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своих притязаний, если его предыдущее поведение свидетельствовало о том, что оно придерживается противоположной позиции. Это новый принцип российского гражданского законодательства, пришедший из английской правовой системы. И хотя этот инородный институт существует в условиях российской действительности не более четырех лет, похоже, его применение с каждым годом становится все актуальнее. В настоящий момент российское законодательство позволяет воспользоваться принципом эстоппель при возникновении различных споров. Особой популярностью данный институт пользуется при рассмотрении дел о признании сделок недействительными.

Эстоппель и недействительность сделки связывают как минимум две нормы ГК РФ:

пункт 5 ст. 166 ГК РФ — заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки;

пункт 2 ст. 431.1 ГК РФ — сторона, которая приняла от контрагента исполнение по договору, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и при этом полностью или частично не исполнила свое обязательство, не вправе требовать признания договора недействительным, за исключением случаев признания договора недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 173, 178 и 179 ГК РФ, а также если предоставленное другой стороной исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями этой стороны.

Какое поведение стороны по сделке не позволит ее оспорить: выводы судебной практики

На сегодняшний день принцип эспоппель в спорах о признании сделок недействительными применяется достаточно активно. Системный анализ сложившейся судебной практики позволяет выделить несколько случаев, в которых срабатывает принцип эстоппель. Эти случаи можно объединить в следующие условные группы.

Принятие стороной исполнения по договору

Самым распространенным случаем применения эстоппеля являются случаи, в которых одна сторона сделки приняла исполнение от другой стороны, а после ссылается на недействительность сделки. О принятии исполнения по договору могут свидетельствовать различные действия, например, факт продолжения поставок, подписание товарных накладных, актов выполненных работ, внесение оплаты (см. постановления АС Московского округа от 26.01.2017 № Ф05-19949/2016 по делу № А40-229964/2015, от 23.03.2017 № Ф05-1169/2017 по делу № А40-96380/2016, Северо-Западного округа от 11.02.2016 по делу № А66-1458/2014).

Несовершение стороной действий по возврату товара, отказу от услуг, работ

Договор нельзя признать недействительным, если оспаривающей его стороной не были предприняты какие-либо действия по возврату товара либо не было выражено несогласие принимать работы и услуги. Речь снова идет о принятии исполнения. Тем не менее правоприменительная практика позволяет сделать вывод, что вынужденное принятие исполнения, сопровождающееся активным отказом от товаров, работ, услуг, позволило бы стороне ссылаться на недействительность. Если же подобные действия стороной по сделке не были предприняты, применяется эстоппель. В постановлении АС Московского округа от 23.03.2017 № Ф05-1169/2017 по делу № А40-96380/2016 истцу отказали в требовании признать дополнительное соглашение недействительной сделкой в связи с тем, что он не предпринял действий по возврату товара ответчику. Более того, суд указывает, что п. 5 ст. 166 и ст. 10 ГК РФ направлены на укрепление действительности сделок и преследуют своей целью пресечение недобросовестности в поведении стороны, намеревающейся изначально принять исполнение и, зная о наличии оснований для ее оспаривания, впоследствии такую сделку оспорить.

Использование стороной сделки подложных документов при ее заключении

Если исходные данные при заключении сделки изначально ложные, а у другой стороны отсутствует обязанность и возможность проверить предоставленные стороной сведения, поведение стороны, предоставившей ложные сведения, подложные документы, признается недобросовестным. Известным среди юристов стал случай, включенный в Обзор судебной практики Верховного суда РФ 3 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.2016). Юридическое лицо — победитель аукциона на право заключения государственного контракта предоставило в ответ на требование об обеспечении исполнения государственного контракта банковскую гарантию, достоверность и факт выдачи которой позднее не были подтверждены банком. В связи с этим суд отказал победителю аукциона в праве ссылаться на недействительность банковской гарантии как основание недействительности заключенного контракта и требовать применения последствий недействительности в виде возврата уплаченных за право заключить контракт денежных средств (Определение Верховного суда РФ от 14.06.2016 по делу № 306-ЭС16-606, А55-10730/2014).

Ссылки стороны на недействительность сделки только после предъявления к ней иска

Заявление о признании сделки недействительной часто используется недобросовестной стороной с целью уклонения от исполнения своих обязанностей. В частности, если стороной заявлено исковое требование о взыскании задолженности по договору, а другая сторона в ответ заявляет о недействительности сделки, суды вполне могут оценить подобное заявление на предмет добросовестности. Если поведение стороны давало истцу основания полагать, что сделка действительна (исполнялась в течение определенного времени), следует применить эстоппель.

Например, Верховный суд РФ в Определении от 02.06.2015 № 66-КГ15-5 посчитал, что требования ответчицы о признании договора займа недействительной сделкой должны быть оценены на предмет злоупотребления правом с учетом того, что она как заемщик в течение года выплачивала проценты за пользование займом и частично гасила основной долг.

Исполнение стороной договора

Не только принятие исполнения по сделке, но и непосредственное исполнение стороной сделки на протяжении определенного периода является основанием для запрета ссылаться на ее недействительность. Практике известны случаи, когда проходят годы, прежде чем одной из сторон будет заявлено о недействительности сделки. При оценке судом действий участника на предмет добросовестности в подобных случаях необходимо учитывать не только сам факт исполнения, но и волю сторон на исполнение совершенной сделки и достижение соответствующих ей правовых последствий. Так, подписание дополнительных соглашений о внесении изменений в отдельные условия, деловая переписка по поводу договора еще до момента фактического исполнения сторонами своих обязанностей могут свидетельствовать о наличии у стороны воли на исполнение договора в дальнейшем, что позволяет контрагенту полагаться на действительность сделки. Частичное исполнение договора также может являться основанием считать сделку действительной (Определение Верховного суда РФ от 17.01.2017 № 18-КГ16-160, постановление АС Московского округа от 29.05.2017 № Ф05-6416/2017 по делу № А40-131479/16).

Не приведет ли желание законодателя защитить добросовестную сторону к неблагоприятным последствиям?

В российском гражданском законодательстве эстоппель работает как мера, обеспечивающая защиту интересов добросовестной стороны от недобросовестного поведения другой стороны. Однако его появление было также ознаменовано определенными опасениями некоторых исследователей и юристов. Вопрос о том, не приведет ли желание законодателя защитить добросовестную сторону к неблагоприятным последствиям, остается открытым до сих пор.

К примеру, Л.Ю. Василевская считает, что появление эстоппеля на практике привело к тому, что недобросовестные контрагенты начали заключать договоры с незаконными, дефектными по своему содержанию условиями. А благодаря действию принципа эстоппель при исполнении одним из контрагентов своего обязательства оспорить подобный договор уже невозможно. Таким образом, желание законодателя защитить добросовестную сторону договора может обернуться, как показала практика, негативными последствиями 1 . С такой точкой зрения нельзя однозначно согласиться. Анализ судебной практики показывает, что принцип эстоппель не применяется в отрыве от общей концепции добросовестности. Сторона сделки, которая понесла негативные последствия от незаконных, дефектных по своему содержанию условий, не лишается права ссылаться на ст. 10 ГК РФ и доказывать наличие недобросовестности в действиях контрагента. Более того, правоприменительная практика, которая бы подтвердила подобное высказывание, на сегодняшний день не сформирована. Однако исключать данное неблагоприятное последствие в условиях российской действительности не стоит, хотя его возникновение, скорее, будет связано со специфическим правоприменением, а не изначальной ущербностью принципа эстоппель.

Судебная практика может развеять опасения юристов, которые негативно восприняли появление принципа эстоппель в ГК РФ. Сложившаяся практика позволяет сделать вывод, что в случае предъявления иска о признании сделки недействительной суд оценивает на предмет добросовестности действия не только истца, но и ответчика, требующего применить правило эстоппель. На сегодняшний день суды не применяют ч. 5 ст. 166 ГК РФ, если лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной, действовало недобросовестно. Так, например, в постановлении АС Восточно-Сибирского округа от 15.09.2016 № Ф02-4440/2016 по делу № А10-7925/2015 суд особо подчеркнул, что правило ч. 5 ст. 166 ГК РФ рассчитано на применение исключительно в отношении добросовестных участников гражданского оборота.

Аналогичным образом применяется и п. 2 ст. 431.1 ГК РФ. Так, АС Северо-Кавказского округа отметил, что ссылка ответчика на нормы п. 2 ст. 431.1 ГК РФ отклоняется, поскольку данная норма прямо устанавливает возможность в любом случае оспорить сделку, по которой принято исполнение, если предоставленное другой стороной исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями этой стороны. Учитывая, что материалами дела подтверждены недобросовестные действия ответчика, который в целях незаконного обогащения за счет компании принимал исполнение по спорному договору по стоимости, превышающей рыночные ставки в 11,5 раз, у общества отсутствуют основания ссылаться на необходимость применения п. 2 ст. 431.1 ГК РФ (постановление АС Северо-Кавказского округа от 24.05.2017 № Ф08-2525/2017 по делу № А32-7649/2016).

В целом следует признать, что практика применения принципа эстоппель в спорах о признании сделок недействительными развивается в правильном направлении. Судами была верно воспринята цель его введения — защита добросовестной стороны от поведения недобросовестной. Применяя эстоппель, суды часто самостоятельно подчеркивают его цели и задачи:

главная задача принципа эстоппель состоит в том, чтобы воспрепятствовать стороне получить преимущества и выгоду как следствие своей непоследовательности в поведении в ущерб другой стороне, которая добросовестным образом положилась на определенную юридическую ситуацию, созданную первой стороной (постановление АС Московского округа от 01.08.2016 № Ф05-8371/2016 по делу № А40-122245/15-85-991);

действующим законодательством и сложившейся судебной практикой не допускается попустительство в отношении противоречивого и недобросовестного поведения субъектов хозяйственного оборота, не соответствующего обычной коммерческой честности (правило эстоппель) (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2016 № 20АП-6250/2016 по делу № А09-2286/2016).

Читайте так же:  Как влияет трудовой стаж на пенсию по инвалидности

В июле этого года Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ подтвердила позицию, согласно которой сделку можно признать ничтожной, даже если по ней реально перечислялись денежные средства (Определение Верховного суда РФ от 11.07.2017 № 305-ЭС17-2110 по делу № А40-201077/2015).

В этом деле одна иностранная компания обратилась в суд с требованием включить ее требования к компании-банкроту в реестр требований кредиторов. Требования иностранной компании возникли на основании договора займа между ней и должником. В деле также участвовала налоговая, которая возражала против включения требований иностранной компании в реестр, считая договор займа мнимой сделкой. Налоговая утверждала, что иностранная компания и должник являются аффилированными лицами и денежные средства, полученные должником по договору займа, перечислялись им на счета других организаций в счет оплаты строительных материалов и работ, которые поставлялись (выполнялись) в интересах контролировавших иностранную компанию лиц и не имели какой-либо связи с экономическими интересами должника.

Суды трех инстанций доводы налоговой отклонили, однако ВС РФ с такой позицией судов не согласился. Он отметил, что, совершая мнимые либо притворные сделки, их стороны, будучи заинтересованными в сокрытии от третьих лиц истинных мотивов своего поведения, как правило, верно оформляют все деловые бумаги, но создавать реальные правовые последствия, соответствующие тем, что указаны в составленных ими документах, не стремятся. Поэтому при наличии в рамках дела о банкротстве возражений о мнимости или притворности договора суд не должен ограничиваться проверкой соответствия документов, представленных кредитором, формальным требованиям, установленным законом. В ситуации, когда налоговая представила серьезные доказательства и привела убедительные аргументы относительно того, каким именно образом выстраивались отношения между аффилированными организациями, контролируемыми одним и тем же лицом, а кредитор представил лишь минимальный набор документов (текст договора и платежные поручения), не раскрыв с достаточной полнотой все существенные обстоятельства заключения и исполнения сделки, у судов не имелось оснований для вывода о реальности заемных отношений. В этом случае нежелание кредитора представить дополнительные доказательства должно, по мнению ВС РФ, рассматриваться исключительно как отказ от опровержения того факта, на наличие которого со ссылкой на конкретные документы указывает процессуальный оппонент, а действия, связанные с временным зачислением аффилированным лицом средств на счета должника, подлежали квалификации по правилам ст. 170 ГК РФ.

1 Л.Ю. Василевская. Институты иностранного права в гражданском кодексе Российской Федерации: новое регулирование — новые проблемы // Судья, 2016 г., № 10.

Признание договора недействительным

Признание договора недействительным необходимо производить в судебном порядке, для чего нужно подготовить исковое заявление о признании договора недействительным. При подготовке иска нужно знать, что бывают оспоримые сделки, а есть ничтожные сделки. Оспоримые сделки признаются таковыми судом, а ничтожные сделки считаются неимеющими юридической силы с момента их заключения. Однако и ничтожность сделки часто необходимо подтвердить в судебном порядке.

Если Вам нужен адвокат, чтобы произвести в судебном порядке признание договора недействительным, то можете обратиться к нам. Звоните нам по телефонам: (846) 271-73-71, 279-20-15, 279-20-16

При этом исковое требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Но суд вправе применить такие последствия и по своей собственной инициативе. Но опять же суд может это сделать, если он рассматривает какой-либо спор, в ходе которого был исследован договор, содержащий признаки ничтожной сделки.

Согласно статье 167 ГК РФ признание договора недействительным означает то, что этот договор не влечёт юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с его недействительностью, и недействителен с момента его подписания. При недействительности договора каждая из сторон должна возвратить другой стороне всё полученное по договору, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в денежном выражении.

Основания для признания сделки (договора) недействительной могут быть разными, а именно: если договор противоречит закону или основам правопорядка и нравственности. Также это может быть мнимость или притворность сделки, когда ею прикрывается другой договор, например, часто происходит признание договора дарения недействительным, если он имел возмездный характер, т.е. содержал все признаки купли-продажи.

Если сторона по договору был несовершеннолетним или признан судом недееспособным, то такой договор тоже может быть признан судом недействительным. Также по такому основанию может быть признан недействительным договор, если человек был признан судом ограниченно недееспособным, а также был неспособным понимать значение своих действий.

Последнее является очень скользким основанием, поскольку всегда может оказаться, что продавец какой-нибудь квартиры, получив деньги с покупателя, потом обратится в суд с иском и потребует признание договора купли-продажи недействительным. Тогда всё будет зависеть от заключения судебно-психиатрической экспертной комиссии. Но поскольку психиатрия не является точно наукой и сами же психиатры говорят, что психическое расстройство или слабоумие можно имитировать, а ещё нужно учесть коррупционную составляющую и продажность многих врачей, которые готовы за деньги написать любую справку, то результаты такого судебного спора становятся непредсказуемыми.

Также может произойти признание договора недействительным, если договор был заключен в результате заблуждения, т.е. когда он не понимал правовую природу такой сделки. Правда, доказать это в суде сложно, если договор был заключен правильно, где отмечены все разъяснения сторонам того, что они заключают и указано, что определённые статьи Гражданского кодекса РФ известны и понятны.

Если договор был заключен в результате обмана, насилия, угрозы или даже стечения тяжёлых обстоятельств для какой-либо стороны, то такой договор тоже может быть признан недействительным. Но для исключения такого основания как тяжёлые обстоятельства необходимо вписывать такое условие в договор, указав, что договор заключен не вследствие тяжёлых обстоятельств для сторон. Что касается угроз, насилия или обмана, то такие основания чаще возникают в рамках уголовных дел.

Бывает когда необходимо признание договора недействительным в части, а не полностью. Это тоже допускается законом. Недействительность части договора не влечёт недействительности прочих его частей, если можно предположить, что договор был бы всё равно заключен и без включения недействительной его части.

Для юридических лиц (различных организаций) есть своё основание для признания сделки недействительной, если договор был заключен, но при этом это юр.лицо вышло за рамки своей правоспособности, т.е. действовало без лицензии или при этом были нарушены ограничения, установленные в его уставе или иных учредительных документах. Также бывает сделка признанной недействительной, если истекли полномочия руководителя, подписавшего такой договор.
Вот кратко такие общие условия признания договора недействительным.

Граждан чаще всего интересует следующее:
1) признание договора купли-продажи недействительным (чаще по основанию заблуждения, слабоумия и др.);
2) признание договора дарения недействительным (чаще в результате притворности сделки или слабоумия);
3) признание кредитного договора недействительным (основания могут быть разными);
4) признание недействительным договора аренды (чаще это нужно для юридических лиц);
5) признание брачного договора недействительным (это часто бывает, когда супруги делят имущество);
6) признание договора приватизации недействительным (это уже старая категория дел, когда такие требования заявляют те, кто был лишён права на участие в приватизации);
7) признание договора страхования недействительным (страховые компании обращаются с такими исками, если были какие-либо афёры со стороны страховых агентов, что часто бывает);
8) признание договора поручительства недействительным (причины и основания могут быть разными);
9) признание договора займа недействительным (тоже разные основания);
10) признание договора залога недействительным (разные основания);
11) признание договора найма недействительным (если договор был кабальным и другие причины);
12) признание договора социального найма недействительным (с таким иском чаще обращается прокуратура в интересах города, а также жилищные органы, например, если человек не приобрёл права проживания, к примеру, не вселился);
13) признание договора мены недействительным (такие же основания как по договору купли-продажи);
14) признание договора ипотеки недействительным (разные основания, но чаще в силу слабоумия, недееспособности, но категория исков сложная);
15) признание недействительным договора уступки или признание договора цессии недействительным (могут быть разные основания, но чаще это споры между юридическими лицами);
16) признание договора подряда недействительным (споры между организациями в арбитражных судах);
17) признание договора ренты недействительным (лучше по таким делам расторгать договор ренты с пожизненным содержанием по причине нарушения существенных условий договора, но ситуации могут быть разные).

Срок исковой давности по ничтожным сделкам составляет три года, а для того, чтобы оспорить договор, дано всего один год. Поэтому не теряйте времени. И чтобы понять, оспоримый Ваш договор или ничтожный, нужно обратиться за консультацией к адвокату.

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните по телефону +7 (846) 271-73-71 (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Признание контракта недействительным судебная практика

«УВЕЛИ»ГОСЗАКАЗ? ИДИ В СУД!

Вопрос о том, в порядке какого судопроизводства должны рассматриваться споры, возникающие в результате применения Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон № 94-ФЗ), является дискуссионным. Попытаемся выбрать эффективный способ защиты в суде.

Выбор вида судопроизводства

При выборе эффективного, то есть достигающего цели обращения при минимальных процессуальных издержках, способа судебной защиты необходимо не только свободно ориентироваться в законодательстве, но и знать позицию судов. На сегодня существует два основных подхода по выбору судопроизводства по делам, возникающим в практике применения Закона № 94-ФЗ. в Научно-консультативный совет при ФАС СЗО 3 апреля 2009 г. выработал следующие рекомендации.
1. Отношения, складывающиеся в процессе размещения государственного заказа, являются гражданско-правовыми, и споры, возникающие из соответствующих отношений, подлежат рассмотрению в порядке искового производства.
2. Размещение государственного заказа следует рассматривать как частный случай участия государства в гражданских правоотношениях (ст. 124, 125 ГК РФ). Закон № 94-ФЗ регламентирует стадию заключения договора, поэтому нарушения процедуры размещения государственного заказа должны рассматриваться в качестве нарушений в преддоговорной стадий.
3. Статус заявителя, которым может быть заинтересованное лицо или уполномоченный на осуществление контроля в сфере размещения заказов орган исполнительной власти (орган местного самоуправления), не влияет на процедуру рассмотрения дел об оспаривании размещения государственного заказа. Такие дела в соответствии с ч. 3 ст. 57 Закона № 94-ФЗ подлежат рассмотрению в порядке искового производства.
4. Участник размещения государственного заказа вправе оспорить действия (бездействие) заказчика, уполномоченного органа, специализированной организации, конкурсной, аукционной и котировочной комиссии, совершенные до определения поставщика (исполнителя, подрядчика), независимо от того, что на день рассмотрения дела арбитражным судом государственный (муниципальный) контракт заключен и исполнен сторонами. В данном случае необходимо исходить из того, что суд рассматривает дело в рамках доказанных оснований субъективной заинтересованности, на которые ссылается участник размещения государственного заказа. При этом для правильного рассмотрения спора не имеет значения, заключен контракт (определен поставщик) до или после подачи заявления в арбитражный суд(1).
Вместе с тем имеет право на существование и подход, выработанный в Рекомендациях Научно-консультативного совета при ФАС ПО, утвержденных 28.03.2008, согласно которым права участников размещения заказа могут быть защищены как в исковом порядке, так и в порядке, предусмотренном главой 24 АПК РФ для рассмотрения дел об оспаривании ненормативных правовых актов(2).
Согласно ч. 1 ст. 57 Закона № 94-ФЗ любой участник размещения заказа имеет право обжаловать в судебном порядке действия (бездействие) заказчика, уполномоченного органа, специализированной организации, конкурсной, аукционной или котировочной комиссии, если такие действия (бездействие) нарушают права и законные интересы участника размещения заказа.
На основании ч. 9 ст. 60 Закона № 94-ФЗ решение, принятое по результатам рассмотрения жалобы на действия (бездействие) заказчика, уполномоченного органа, специализированной организации, конкурсной, аукционной или котировочной комиссии, может быть обжаловано в судебном порядке в течение трех месяцев со дня его принятия.
Данные обращения должны рассматриваться в порядке, установленном ст. 197 АПК РФ для оспаривания ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц.
В соответствии с ч. 3 ст. 57 Закона № 94-ФЗ размещение заказа может быть признано недействительным только судом по иску заинтересованного лица или по иску уполномоченных на осуществление контроля в сфере размещения заказов федерального органа исполнительной власти, органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления.
При этом данные обращения подлежат рассмотрению в порядке искового производства.
Таким образом, права участников размещения заказа могут быть защищены как в исковом порядке, так и в порядке, предусмотренном главой 24 АПК РФ для рассмотрения дел об оспаривании ненормативных правовых актов.
При обращении в суд заинтересованное лицо должно избегать тех способов защиты, которые могут быть расценены как ненадлежащие, так как это влечет отказ в удовлетворении требований. Можно привести в качестве примера судебную практику(3).
Общество «ТПК» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании незаконным
и действий Управления по размещению заказа путем запроса котировок цен на выполнение работ по проведению экспертизы отчетов по оценке рыночной стоимости арендной платы, имущества и обязательств; о признании недействительными извещения; протокола котировочной комиссии рассмотрения и оценки котировочных заявок.
Решением суда от 16.02.2009 в удовлетворении заявления общества «ТПК» отказано. При апелляционном и кассационном рассмотрении дела решение оставлено без изменения. Высший Арбитражный суд Российской Федерации в передаче дела для пересмотра в порядке надзора судебных актов отказал.
Основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований послужили выводы судов о том, что оспариваемые действия управления по размещению заказа путем запроса котировок цен на выполнение работ по проведению экспертизы отчетов по оценке рыночной стоимости арендной платы, имущества и обязательств соответствуют требованиям, установленным Законом № 94-ФЗ. Кроме того, извещение о проведении запроса котировок и соответствующий протокол котировочной комиссии не являются ненормативными актами, так как не носят обязательный характер для участников котировок; ни протокол, ни извещение чьи-либо права и обязанности не устанавливают, не изменяют и не прекращают. Соответственно, заявителем избран неверный способ защиты.
Таким образом, наиболее рас-пространенным и действенным с точки зрения достижения определенного правового результата является исковой способ защиты права.

Читайте так же:  Доверенность водительское удостоверение

Наличие заинтересованности

При исследовании вопроса выбора способа правовой защиты М.А. Рожкова указывала, что «при выборе применимого способа защиты гражданских прав субъект защиты прежде всего исходит из желаемого результата. При этом субъект защиты связан также возможностями средств правовой защиты и пределами применения конкретного способа защиты, зависящими от специфики защищаемого субъективного права и характера его нарушения. Кроме того, допустимость использования того или иного способа защиты гражданских прав обусловлена целым рядом иных факторов. »(4)
К подобным факторам может быть отнесена и практика арбитражных судов по применению к рассматриваемым спорам Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 101. Данным документом рекомендован Обзор практики рассмотрения споров, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства.
Согласно п. 1 Обзора лицо, обращающееся с требованием о признании торгов недействительными, должно доказать наличие защищаемого права или интереса с использованием мер, предусмотренных гражданским законодательством. Нарушения порядка проведения торгов не могут являться основаниями для признания торгов недействительными по иску лица, чьи имущественные права и интересы данными нарушениями не затрагиваются и не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки.
Применение подобного подхода к искам лиц, не доказавших свою заинтересованность, полностью обоснованно и может быть проиллюстрировано следующими примерами.
Определением ВАС РФ от 19.03.2008 № 3251/08 в передаче дела по иску о признании недействительными торгов на право заключения договора государственного заказа, государственного контракта, применении последствий недействительности договора для пересмотра в порядке надзора судебных актов отказано. Причина заключалась в том, что суд правомерно отказал в удовлетворении иска на следующем основании: истец не являлся заинтересованным лицом, которое имело право требовать защиты своих нарушенных прав и законных интересов.
Решением Арбитражного суда Воронежской области от 30.08.2007, оставленным без изменения Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2007 и Постановлением ФАС ЦО от 16.01.2008, в удовлетворении исковых требований Воронежской региональной общественной организации инвалидов «Планета» о признании недействительными торгов отказано.
Причиной отказа послужило то обстоятельство, что истец в установленный срок не подавал оформленную должным образом заявку на участие в конкурсе и не принимал в нем участия. Суды пришли к выводу: Воронежская региональная общественная организация инвалидов «Планета» не является заинтересованным лицом в смысле ст. 4 АПК РФ и ст. 449 ГК РФ, которое имеет право требовать защиты своих нарушенных прав и законных интересов.

Исполнение договора

Некоторые из арбитражных судов, ссылаясь на тот же пункт Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 101, приходят к выводу о том, что если торги выиграло третье лицо (не заявитель иска) и соответствующий договор исполнен, то это может служить основанием для отказа в иске.
Так, судья Арбитражного суда Белгородской области Д. А. Булгаков указывает, что, «если договор исполнен, суд не должен признавать торги недействительными, так как это не может восстановить права истца»(5).
Вряд ли можно согласиться с применением данного вывода ко всем случаям. Само по себе исполнение договора не является препятствием для удовлетворения иска о признании договора недействительным.
Гражданский кодекс РФ прямо предусматривает двустороннюю реституцию при признании сделки недействительной. Согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности — возвратить его в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге), возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.
То есть закон не только не исключает признание исполненного договора недействительным, но и указывает, как должна проходить двусторонняя реституция в случае признания сделки недействительной.
Дело здесь скорее не в том, что договор исполнен, а в том, что истец не доказал свою заинтересованность.
Тем не менее именно на исполнение договора указывается как на основание для отказа в удовлетворении иска.
В связи с этим можно привести следующий пример.
Определением ВАС РФ от 16.03.2010 № ВАС-17906/09 в передаче дела по иску о признании недействительными торгов для пересмотра судебных актов в порядке надзора отказано, поскольку суд, отказывая в удовлетворении требования, обоснованно исходил из того обстоятельства, что заключенный по результатам оспариваемых торгов государственный контракт на день рассмотрения иска исполнен, в связи с чем признание торгов недействительными и приведение сторон государственного контракта в первоначальное положение не-возможны.
Поэтому избранный истцом способ защиты не позволит привести стороны в первоначальное положение, так как возврат результата выполненных работ как следствие недействительности сделки неосуществим, как и восстановление нарушенного права.
Лица, не согласные с подобной практикой, обращались и в Конституционный Суд Российской Федерации.
Так, ООО «Строительное управление-881» просило признать противоречащими Конституции РФ ст. 2, 8, 18, 19, 34, 45, 46 и 55; п. 1 ст. 449 ГК РФ о последствиях нарушения правил проведения торгов и ч. 5 ст. 10 Закона № 94-ФЗ о последствиях нарушения установленных данным Федеральным законом положений о размещении заказа. По мнению заявителя, оспариваемые законоположения позволяют арбитражным судам отказывать заинтересованным лицам, права которых были нарушены незаконным отказом в допуске к участию в торгах, в признании этих торгов недействительными в случае, если невозможно применить последствия недействительности сделок, заключенных по их результатам.
Согласно системному толкованию, данному КС РФ в Определении от 16.07.2009 № 739-О-О, «положение пункта 1 статьи 449 Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица, по существу воспроизведенное применительно к процедуре размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд в части 5 статьи 10 Закона № 94-ФЗ, направлено — в системной связи с пунктом 2 статьи 449 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающим, что такое признание влечет недействительность договора, заключенного с выигравшим торги лицом, — на реальное восстановление нарушенных прав за-интересованного лица и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, указанные в жалобе».
Таким образом, если договор полностью либо частично исполнен, то в иске о признании торгов недействительными скорее всего будет отказано. Подобная практика не свидетельствует о том, что права заинтересованного лица не могут быть восстановлены иным способом. Так, например, в данном случае возможна подача иска о возмещении убытков.

Стороны в споре

При обращении в суд с заявлением об оспаривании торгов необходимо правильно определить всех участников спора.
Судебная практика показывает, что непривлечение лиц, права и обязанности которых затрагиваются вынесенным решением, приводит к отмене судебных актов по безусловным основаниям и влечет задержку рассмотрения спора по существу.
В качестве примера можно привести постановления ФАС СЗО от 08.07.2010 № А21-12185/2009, от 27.11.2008 № А21-65/2008, от 31.10.2008 № А56-38445/2007, указывающих на необходимость участия в деле сторон контракта, государственного заказчика, организатора конкурса.
Также нужно учитывать, что победитель торгов должен участвовать в деле в качестве ответчика. Данная правовая позиция подтверждается Постановлением Президиума ВАС РФ от 15.07.2010 № 2814/10, согласно которому «торги являются способом заключения договора, а признание торгов недействительными влечет недействительность договора, заключенного с лицом, выигравшим торги. По этой причине предъявление требования о недействительности торгов означает также предъявление требования о недействительности сделки, заключенной по результатам торгов, и применении последствий ее недействительности. Поэтому такой спор не может рассматриваться без участия победителя торгов в качестве соответчика». Ранее судебная практика допускала участие победителя торгов и в качестве третьего лица.
Зачастую (например, если победителем торгов является физическое лицо) процессуальный статус является определяющим в вопросе о подведомственности спора.
В приведенном примере при-влечение судом апелляционной инстанции физического лица, не являющегося предпринимателем, в качестве ответчика привело к прекращению производства по делу ввиду неподведомственности спора арбитражному суду.

Выводы

Таким образом, знание данных правовых позиций должно помочь заинтересованным лицам выбрать наиболее эффективный способ защиты своих прав в суде.
В то же время выработка единых принципов высшими судебными инстанциями страны будет способствовать достижению целей, заложенных в Законе № 94-ФЗ.

Андрей Журавлёв,
к. ю. н.,
заместитель председателя Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда, г. Вологда