Операция жукова ликвидация

Рубрики Статьи

Маршал Жуков. Легенда о ликвидации криминала в Одессе

Легенда о ликвидации криминала в Одессе — легенда о том, как маршал Жуков буквально в считанные дни ликвидировал преступность в Одессе. Как всё происходило на самом деле, рассказали работники одесского уголовного розыска, которые ловили бандитов в 1946 году.

Существует мнение, что маршал Жуков пострадал за то, что любил приписывать себе больше побед, чем одержал на самом деле. Расследование показало, что автором легенды был сам Жуков.

В марте 1946 года Жуков был назначен Главнокомандующим сухопутными войсками. Почти сразу после назначения его обвинили в присвоении трофеев и преувеличении своих заслуг в деле разгрома Гитлера, с личной формулировкой И. Сталина «присваивал себе разработку операций, к которым не имел никакого отношения».

Летом 1946 года состоялось заседание Главного Военного Совета, на котором разбиралось дело маршала Жукова по материалам допроса Главного маршала авиации А. А. Новикова, арестованного органами госбезопасности. В июне 1946 было начато расследование по так называемому «трофейному делу».

Материалы расследования свидетельствовали о том, что Жуковым из Германии было вывезено значительное количество мебели, произведений искусства и другого трофейного имущества в своё личное пользование. Так, у Жукова было изъято 17 золотых часов и 3 украшенных драгоценными камнями, 15 золотых кулонов, свыше 4000 метров ткани, 323 меховых шкурки, 44 ковра и гобелена, 55 картин, 55 ящиков посуды, 20 охотничьих ружей и т. д. Имущество было вывезено из дворцов Германии.

Жуков писал по этому поводу в объяснительной записке на имя секретаря ЦК ВКП (б) Жданова: «…Я признаю себя очень виновным в том, что не сдал всё это ненужное мне барахло куда-либо на склад, надеясь на то, что оно никому не нужно. Я даю крепкую клятву большевика — не допускать подобных ошибок и глупостей. Я уверен, что я ещё нужен буду Родине, великому вождю т. Сталину и партии».

Жуков был снят с должности Главкома сухопутных войск и, согласно решению Военного Совета, назначен Командующим войсками Одесского округа.

Жуков тогда действительно командовал Одесским военным округом. Но какова была доля его, как руководителя, в разгроме криминала, и как всё это происходило на самом деле, не знает никто. Проблема преступности 30-х–40-х годов до сих пор остаётся тайной — одна из тщательно охраняемых государственных тайн.

Никакой информации о сводках и действиях маршала Жукова в «одесский» период нет даже в архивах КГБ. Одним словом, «борьба Жукова с одесскими ворами» не имеет ни единого документального подтверждения. Скорее всего эта история — всего лишь один из послевоенных мифов, который разносили по стране разъезжавшиеся по домам фронтовики.

Киногруппа под руководством Максима Файтельберга занялась исследованием этой темы, чтобы снять документальный фильм об операции, которой руководил Жуков. Они изучали вопросы одесской послевоенной преступности как отдельного явления, и фиксировали все этапы своего исследования на киноплёнку.

Документалисты столкнулись с проблемой засекреченности: все официальные обращения и в государственные архивы, и в ФСБ не дали никаких результатов. Тогда авторы фильма решили самостоятельно выяснить, что же происходило в городе в то время. Из документов, содержащихся в рассекреченной «Особой» папке Сталина, видно, что в 1946 году по всей стране было зафиксировано более 500 тысяч преступлений. Одесса в этих сводках никак не выделялась.

Однако легенда о ликвидации возникла не на пустом месте. Когда в 1946 году в Одессу прибыл маршал Жуков, молва тут же разнесла вполне логичный слух: если в город прислали самого маршала Победы, значит, дела здесь из рук вон плохи.

Маршал Жуков. Фото сайта varvar.ru

Действительно, война и послевоенная разруха спровоцировали в Одессе всплеск преступности. По словам одесского старожила, фронтовика, полковника в отставке Исая Бондарева, «это был период своего рода НЭПа, когда вся жизнь сосредоточилась на „Привозе“, в коммерческих магазинах. Но эти магазины были доступны далеко не каждому одесситу. Для обычных рабочих булка хлеба стоила на рынке 100 рублей — это месячная заработная плата». Поэтому ночью город принадлежал вооружённым бандитам и грабителям.

По словам Михаила Ильченко, участника Парада Победы, персонального водителя Сталина, «как только сгущались сумерки, начинались грабежи. Люди уже не выходили на улицы. Одесса вымирала». Запуганные одесситы мечтали о герое, который взял бы на себя ответственность, переступил закон и разом, как в послереволюционные 20-е годы, перестрелял всех бандитов. Этим героем мог стать только маршал Жуков, который прибыл из Москвы по приказу Сталина.

Многие знают, что в послевоенной Одессе проводилась операция по ликвидации преступности. Операция носила кодовое название — «Маскарад». Но подлинные её масштабы, участие Жукова, а главное — эффективность и результаты, сегодня вызывают у историков сомнения. Многие авторитетные исследователи делают вывод, что, скорее всего, она проходила больше на бумаге в виде мифических отчётов, чем в действительности.

«Думаю, Жуков сначала даже не знал, куда он попал. В Одессе все друг друга знают, всегда был определённый слой людей, которые держали руку на пульсе, контролировали все городские структуры сверху донизу. Можно было позвонить и сказать: „Моня, в чём дело? Давайте выпустим этого товарища“. И его мгновенно выпускали», — рассказывает одесский историк и писатель Виктор Савченко, автор книги «Одесса масонская».

«Хотя статистика, которая представлялась в обком партии со стороны милиции, была явно занижена, всё равно уголовному розыску приходилось нелегко. Подчас за ночь совершалось до 70 ограблений. А всего в уголовном розыске работало 80 человек. Поэтому, когда приехал маршал Жуков, партийные органы обратились к нему с просьбой помочь в ликвидации преступности», — говорит режиссёр Максим Файтельберг.

И тут, по мнению сторонников операции «Маскарад», начались характерные для Жукова «перегибы». Возможно, им руководило желание выслужиться перед Сталиным, который отправил его в ссылку.

«Как только переодетые в гражданское офицеры Жукова замечали подозрительного, даже который просто подходил, чтобы попросить прикурить, они тут же открывали стрельбу на поражение. Им не нужны были аресты, они просто стреляли в людей, пока не отстреляли несколько сот человек за пару месяцев», — вспоминает Виктор Савченко.

Вот таков результат «блестящей» жуковской операции. К осени 1947 года Одесса была очищена от преступников.

Напоминаем, такова всего лишь одна из точек зрения и легенда, одним из авторов которой, похоже, был сам маршал Жуков.

На самом деле, правда до сих пор неизвестна. Бывший начальник политуправления МВД СССР генерал Зазулин утверждает, что уже на склоне дней Георгий Константинович не раз с гордостью рассказывал, как, будучи в Одессе, за одну ночь убрал всех главарей преступных групп, расхитителей и воров. Но о «маскараде» с расстрелами на месте маршал ни разу не упоминал нигде. Так же как и в своих знаменитых мемуарах.

С другой стороны, считается, что именно благодаря этим событиям в начале 70-х годов министр внутренних дел СССР Щёлоков наградил Жукова знаком «Заслуженный работник МВД СССР».

Заслуги Жукова не оправдали доверия Сталина

21 февраля 1947 года в Москве открылся пленум ЦК ВКП (б). На первом же заседании Жукова вывели из состава Центрального комитета партии. В тот же день он пишет письмо Сталину с просьбой принять и выслушать. Сталин не отвечает. Жуков пишет ещё одно письмо. Кается в ошибках, главная из которых, по словам самого маршала, — переоценка своей роли в боевых операциях и потеря чувства большевистской скромности.

Из письма Жукова Сталину: «На заседании высшего военного совета я дал Вам слово в кратчайший срок устранить допущенные мною ошибки, и я своё слово выполняю. Работаю в округе много и с большим желанием. Прошу Вас, товарищ Сталин, оказать мне полное доверие, я Ваше доверие оправдаю».

В такой ситуации Георгий Жуков вряд ли решился бы отдавать приказы о расстрелах на улицах мирной Одессы, как это делали большевики в двадцатых годах.

А вот что говорит отставной полковник милиции Исай Бондарев, который в 1946 году был направлен в военную комендатуру Одессы: «В комендантской роте никаких указаний маршала Жукова, чтобы расстреливать бандитов на месте, не было и не могло быть. Мы действительно сотрудничали с работниками милиции, проводили повальные обыски, много обследовали чердаков, подвалов, где оккупанты оставили оружие. Были на выездах в Одессе, проверяли входящий и выходящий транспорт и, конечно, вместе патрулировали».

Через несколько месяцев Исая Григорьевича перевели на работу в местную милицию. Его участок располагался в районе вокзала и был насыщен воровскими «малинами». Информация о том, что в городе кто-то уничтожает преступников, сюда непременно бы докатилась. Многочисленные бандитские трупы ведь не скроешь.

«По-моему, это выдумка, — говорит Бондарев. — Я ничего такого не слышал, не видел и не знал, и разговоров тогда таких не было, потому что, как бы там ни было, а какие-то отрывки разговоров и таких действий доходили бы до нас, работников милиции».

С другой стороны, маршал Жуков всё-таки мог участвовать в наведении порядка в Одессе. Вот по какой причине. Почти половина всех вооружённых грабежей, убийств и пьяных выходок со стрельбой в первые послевоенные годы приходилась на долю молодых фронтовиков и военнослужащих. Вчерашние фронтовики чувствовали себя героями-победителями, проливавшими за страну кровь.

Они вправе были рассчитывать на благодарность. Но разрушенная, нищая страна не в состоянии была дать им то, что они заслужили. Особенно тяжело приходилось тем, кто ушёл на войну со школьной скамьи. У них не было ни семьи, ни образования, ни профессии. Зато было привезённое с фронта оружие и умение убивать. Нежелание подчиняться гражданским законам и плохое снабжение делали людей в погонах чуть ли не самой криминализированной средой в те годы.

И Одесский военный округ не был исключением. Из докладной записки начальнику милиции Одессы и первому секретарю Ленинского райкома партии Одессы: «…прошу воздействовать на командиров частей, допускающих безобразие и уголовные преступления со стороны военнослужащих, так как это приняло уже массовый характер. Начальник 5 отдела милиции г. Одессы».

Подобные донесения с требованием воздействовать на военных поступают из всех одесских райотделов. Так что у руководства города были все основания обратиться к командующему округом маршалу Жукову.

Читайте так же:  До кого срока выплачиваются алименты

В 1946 году от измученного преступниками населения во все инстанции идут гневные письма. Даже в избирательных бюллетенях люди пишут: «Требуем навести порядок. Доколе мы будем жить в страхе перед уголовниками». И снова, как в 30-е годы, издаются Указы, ужесточающие наказание. Органам МВД дано право решать судьбу задержанных, минуя суд. Улицы городов патрулируют вооружённые отряды.

«В правоохранительные структуры пришли фронтовики. Если речь шла о задержании какой-нибудь криминальной группы, то сначала стреляли, а потом говорили: „Стой, кто идёт“. Для этого не надо было никакого Жукова. Да и не его это, не маршальское дело гонятся за преступниками. Он и так велик сам по себе», — рассказывает военный историк Николай Барбашин.

Осенью 1947 года в стране собрали новый урожай зерновых, и люди перестали умирать от голода. К 1948 году отменили карточки. Вскоре снизились и цены на продукты. Вчерашние фронтовики адаптировались к мирной жизни. Сыграли тут свою роль и жёсткие милицейские меры. Как бы там ни было, ситуация в стране стабилизировалась. Одесса не была исключением. Но город упорно продолжал связывать улучшение обстановки с одним именем: с Жуковым.

Тем временем Сталин решил нанести окончательный удар по авторитету прославленного маршала. К тому же два года ссылки в Одессе, с точки зрения вождя, были недостаточным наказанием за гордыню. 20 января 1948 года Политбюро обвиняет Жукова в присвоении трофейных ценностей. В постановлении сказано: «Жуков заслуживает исключения из партии и придания суду. В качестве наказания направить командовать более мелким военным округом». Так маршал Победы оказался в уральском изгнании.

Георгий Константинович Жуков — военачальник, Маршал Советского Союза с 1943 года, министр обороны (1955–1957). Единственный четырежды Герой Советского Союза, кавалер двух орденов «Победа» и множества других советских и иностранных орденов и медалей. Многие считают Г. К. Жукова выдающимся, наиболее известным полководцем Второй мировой войны, с чьим именем связано большинство громких побед в войне. После парада Победы был признан всенародно, как маршал Победы. В послевоенное время занимал пост Главкома сухопутных войск, командовал Одесским, затем Уральским военными округами. В 1957 году исключён из состава ЦК партии, снят со всех постов в армии и в 1958 году отправлен в отставку.

По материалам фильма: «Маршал Жуков против бандитов Одессы. Правда о „Ликвидации“»

Никакой «ликвидации» в Одессе не было

Семь месяцев в ночной Одессе шла стрельба. Люди, одетые по послевоенной моде, кого-то «убивали» в подворотнях. Прохожие вздрагивали от выстрелов, но тут же успокаивались. Весь город знал — это снимают кино про то, как маршал Жуков боролся с преступностью.

Маршал Жуков пострадал за то, что любил приписывать себе больше побед, чем одержал на самом деле.

Такая операция на самом деле имела место в послевоенной Одессе. Известно даже ее кодовое название — «Маскарад». Но подлинные ее масштабы, а главное — эффективность и результат сегодня вызывают у историков большие сомнения.

Многие авторитетные исследователи делают вывод, что скорее всего она проходила больше на бумаге в виде мифических отчетов, чем в действительности.

Да, Жуков тогда действительно командовал Одесским военным округом. Но какова была доля его руководства в разгроме криминала, и как все это происходило, тоже не знает никто, в том числе и создатели художественного сериала «Ликвидация». И это не их вина.

Остается тайной проблема преступности 30-х — 40-х годов до сих пор одна из тщательно охраняемых государственных тайн. Никакой информации о сводках и действиях маршала Жукова в «одесский» период нет даже в архивах КГБ. Одним словом, «борьба Жукова с одесскими ворами» не имеет ни единого документального подтверждения. Скорее всего эта история — всего лишь один из послевоенных мифов, который разносили по стране разъезжавшиеся по домам фронтовики.

Авторы «Ликвидации» талантливо воспользовались этими легендами, сняв вполне приличный приключенческий детектив. Но если бы они немного подождали с запуском фильма, то картина получилась бы более правдивой.

Дело в том, что задолго до них другая киногруппа под руководством Максима Файтельберга занялась исследованием той же самой темы, чтобы снять документальный фильм. Авторы будущего кино не собирались делать коммерческий продукт. Они изучали проблему одесской послевоенной преступности как отдельного явления и фиксировали все этапы своего исследования на пленке. Они проделали фундаментальную научную работу. И если «Ликвидацию» отсняли за семь месяцев, то на свою ленту Файтельберг затратил около двух лет. По материалам, собранным им и его коллегами, можно написать многотомную монографию.

Документалисты тоже столкнулись с проблемой засекреченности. Автор сценария фильма Ирина Чернова рассказывает, что все официальные обращения и в государственные архивы, и в ФСБ не дали никаких результатов. Тогда авторы фильма решили самостоятельно выяснить, что же происходило в городе в то время. Первым делом им надо было уточнить, действительно ли в Одессе зашкаливала преступность. Из документов, содержащихся в рассекреченной «Особой» папке Сталина, видно, что в 1946 году по всей стране было зафиксировано более 500 тысяч преступлений. Одесса в этих сводках никак не выделялась.

Однако легенда о «Ликвидации» возникла не на пустом месте. Началось все в 1946 году. В Одессу прибыл маршал Жуков, и молва тут же разнесла вполне логичный вывод: если в город прислали самого маршала Победы, значит дела тут плохи.

Действительно, война и последовавшая за ней разруха спровоцировали в Одессе всплеск преступности. По словам одесского старожила, фронтовика, полковника в отставке Исая Бондарева, «это был период своего рода НЭПа, когда вся жизнь сосредоточилась на «Привозе», в коммерческих магазинах. Но для обычных рабочих булка хлеба стоила на рынке100 рублей — это месячная заработная плата».

Поэтому ночью город принадлежал вооруженным бандитам и грабителям. По свидетельству Михаила Ильченко, участника Парада Победы, персонального водителя Василия Сталина, «как только сгущались сумерки, начинались грабежи. Люди уже не выходили на улицы. Одесса вымирала».

Запуганные одесситы мечтали о герое, который взял бы на себя ответственность, переступил закон и разом, как в послереволюционные 20-е годы, перестрелял всех бандитов.

— Думаю, Жуков сначала даже не знал, куда он попал. В Одессе все друг друга знают, всегда был определенный слой людей, которые держали руку на пульсе, контролировали все городские структуры сверху донизу. Можно было позвонить и сказать: «Моня, в чем дело? Давайте выпустим этого товарища». И его мгновенно выпускали, — рассказывает одесский историк и писатель Виктор Савченко, автор книги «Одесса масонская».

И все же криминальная ситуация в Одессе не слишком отличалась от той, что тогда была в любом послевоенном городе. Вот одна из рассекреченных сводок, взятая в одесском архиве.

«26-27 октября 1946 года зарегистрировано:

Уличное ограбление. В 00 часов 30 минут находящийся в нетрезвом состоянии военнослужащий подвергся нападению со стороны нескольких неизвестных лиц, которые нанесли ему ранение в область головы тупым твердым предметом, сняли с него одежду, забрали документы и скрылись.

В ночь на 27 октября обнаружен убитым сторож 11-го магазина Горпищеторга. Предварительным расследованием установлено: сторож застрелен, из магазина похищены продукты и 1500 рублей денег.

Подпись: начальник одесского уголовного розыска капитан Соколовский».

Однако сами одесситы и сегодня слухам верят гораздо больше, чем официальным данным.

— Хотя статистика, которая представлялась в обком партии со стороны милиции, была явно занижена, все равно уголовному розыску приходилось нелегко. Подчас за ночь совершалось до 70 ограблений. А всего в уголовном розыске работало 80 человек. Поэтому, когда приехал маршал Жуков, партийные органы обратились к нему с просьбой помочь в ликвидации преступности, — говорит режиссер Максим Файтельберг.

И тут, по мнению сторонников операции «Маскарад», начались характерные для маршала Победы «перегибы». Возможно, им руководило желание выслужиться перед Сталиным, который отправил его в ссылку.

— Как только переодетые в гражданское офицеры Жукова замечали подозрительного, даже который просто подходил, чтобы попросить прикурить, они тут же открывали стрельбу на поражение. Им не нужны были аресты, они просто стреляли в людей, пока не отстреляли несколько сот человек за пару месяцев, — вспоминает Виктор Савченко.

Вот так в результате «блестящей» жуковской операции к осени 1947 года Одесса была очищена от преступников.

Повторяем, такова всего лишь одна из точек зрения и легенда, одним из авторов которой, похоже, был сам маршал и его кинематографический клон в постановке Сергея Урсуляка.

На самом деле правда до сих пор неизвестна. Бывший начальник политуправления МВД СССР генерал Зазулин утверждает, что уже на склоне дней Георгий Константинович не раз с гордостью рассказывал, как, будучи в Одессе, за одну ночь убрал всех главарей преступных групп, расхитителей и воров. Но о маскараде с расстрелами на месте маршал ни разу не упоминал. Так же, как и в своих знаменитых мемуарах.

С другой стороны, считается, что именно благодаря этой истории в начале 70-х министр внутренних дел СССР Щелоков наградил Жукова знаком «Заслуженный работник МВД СССР».

21 февраля 1947 года в Москве открылся пленум ЦК ВКП (б). На первом же заседании Жукова вывели из состава Центрального комитета партии. В тот же день он пишет письмо Сталину с просьбой принять и выслушать. Сталин не отвечает. Жуков пишет еще одно письмо. Кается в ошибках, главная из которых, по словам самого маршала, — переоценка своей роли в боевых операциях и потеря чувства большевистской скромности.

Из письма Жукова Сталину: «На заседании высшего военного совета я дал Вам слово в кратчайший срок устранить допущенные мною ошибки, и я свое слово выполняю. Работаю в округе много и с большим желанием. Прошу Вас, товарищ Сталин, оказать мне полное доверие, я Ваше доверие оправдаю».

В такой ситуации Георгий Константинович вряд ли решился бы отдавать приказы о расстрелах на улицах мирной Одессы, как это делали большевики в двадцатых годах.

А вот что говорит отставной полковник милиции Исай Бондарев, который в 1946 году был направлен в военную комендатуру Одессы:

— В комендантской роте никаких указаний маршала Жукова, чтобы расстреливать бандитов на месте, не было и не могло быть. Мы действительно сотрудничали с работниками милиции, проводили повальные обыски, много обследовали чердаков, подвалов, где оккупанты оставили оружие. Были на выездах в Одессе, проверяли входящий и выходящий транспорт и, конечно, вместе патрулировали».

Через несколько месяцев Исая Григорьевича перевели на работу в местную милицию. Его участок располагался в районе вокзала и был насыщен воровскими малинами.

Читайте так же:  Кнп возврат за непоставленный товар

Информация о том, что в городе кто-то уничтожает преступников, сюда непременно бы докатилась. Многочисленные бандитские трупы ведь не скроешь.

— По-моему, это выдумка, — говорит Бондарев. — Я ничего такого не слышал, не видел и не знал, и разговоров тогда таких не было, потому что как бы там ни было, а какие-то отрывки разговоров и таких действий доходили бы до нас, работников милиции.

С другой стороны, маршал все-таки мог участвовать в наведении порядка в Одессе. Вот по какой причине. Почти половина всех вооруженных грабежей, убийств и пьяных выходок со стрельбой в первые послевоенные годы приходилась на долю молодых фронтовиков и военнослужащих. Вчерашние фронтовики чувствовали себя героями-победителями, проливавшими за страну кровь. Они вправе были рассчитывать на благодарность. Но разрушенная нищая страна не в состоянии была дать им что-то особенное. Особенно тяжело приходилось тем, кто ушел на войну со школьной скамьи. У них не было ни семьи, ни образования, ни профессии. Зато было привезенное с фронта оружие и умение убивать.

Нежелание подчиняться гражданским законам и плохое снабжение делали людей в погонах чуть ли не самой криминализированной средой в те годы. И Одесский военный округ не был исключением.

Из докладной записки начальнику милиции Одессы и первому секретарю Ленинского райкома партии Одессы:

«29 декабря 1946 года по улице Красная около моста шла рота военнослужащих артиллерийского полка. Один из военнослужащих вышел из строя и вырвал у проходящей гражданки буханку хлеба. Когда мой помощник, который лично все это видел, обратился к командиру роты с требованием наказать мародера и вернуть женщине хлеб, старший лейтенант погнал сотрудника милиции и даже отказался назвать воинскую часть, к которой принадлежит указанная рота.

В ноябре нами раскрыта группа грабителей, которые выезжали на автомашине в близлежащие города и села и совершали вооруженные грабежи. Кроме того, этой группой было совершено 5 квартирных краж. Возглавлял группу старший сержант Тюрин.

31 декабря арестована воровская группа из 3 человек, двое из которых военнослужащие воинской части 3372. Установлено, что во время дежурства они бросали пост и с винтовками шли совершать кражи. Задержаны в момент переноски козы, которую они украли у гражданки.

Излагая вышеуказанное, прошу воздействовать на командиров частей, допускающих безобразие и уголовные преступления со стороны военнослужащих, так как это приняло уже массовый характер. Начальник 5 отдела милиции г. Одессы».

Подобные донесения с требованием воздействовать на военных поступают из всех одесских райотделов. Так что у руководства города были все основания обратиться к командующему округом маршалу Жукову.

В 1946 году от измученного преступниками населения во все инстанции идут гневные письма. Даже в избирательных бюллетенях люди пишут: «Требуем навести порядок. Доколе мы будем жить в страхе перед уголовниками».

И снова, как в 30-е годы, издаются Указы, ужесточающие наказание. Органам МВД дано право решать судьбу задержанных, минуя суд. Улицы городов патрулируют вооруженные отряды.

— В правоохранительные структуры пришли фронтовики. Если речь шла о задержании какой-нибудь криминальной группы, то сначала стреляли, а потом говорили: «Стой, кто идет». Для этого не надо было никакого Жукова. Да и не его это, не маршальское дело гонятся за преступниками. Он и так велик сам по себе, — рассказывает военный историк Николай Барбашин.

Осенью 1947 года в стране собрали новый урожай, и люди перестали умирать с голода.

К 1948 году отменили карточки. Вскоре снизились и цены на продукты. Вчерашние фронтовики адаптировались к мирной жизни. Сыграли тут свою роль и жесткие полицейские меры. Как бы там ни было, ситуация в стране стабилизировалась. Одесса не была исключением. Но город упорно продолжал связывать улучшение обстановки с одним именем.

Тем временем Сталин решил нанести окончательный удар именно по авторитету прославленного маршала. К тому же два года ссылки в Одессе с точки зрения вождя было недостаточным наказанием за гордыню.

20 января 1948 года Политбюро обвиняет Жукова в присвоении трофейных ценностей. В постановлении сказано: «Жуков заслуживает исключения из партии и придания суду. В качестве наказания направить командовать более мелким военным округом». Так маршал Победы оказался в уральском изгнании.

Впрочем, обо всем этом подробно рассказывается в документальном фильме «Маршал Жуков против бандитов Одессы.

Ликвидация маршалом Жуковым Г.К. бандитских группировок в послевоенной Одессе

Памятник человеку, который стал прототипом главного героя

В Одессе будет установлен памятник человеку, который стал прототипом главного героя нашумевшего российского сериала «Ликвидация» — начальника уголовного розыска Давида Гоцмана. Об этом во время визита в Одессу сообщил глава МВД Украины Юрий Луценко.

Скульптуру установят возле здания Главного регионального управления МВД на Еврейской, 12, уже в нынешнем году. Предполагается, что свое место она займет ко Дню милиции, который отмечается 20 декабря.

14-серийный телевизионный сериал «Ликвидация» режиссера Сергея Урсуляка повествует о работе одесского уголовного розыска в послевоенные годы. Роль Давида Гоцмана исполняет Владимир Машков. Считается, что этот запомнившийся зрителям образ очень «созвучен» с реальным человеком — Давидом Михайловичем Курляндом. Он приехал в Одессу в апреле 1944-го и через 4 года стал заместителем начальника УГРО. Как рассказал Юрий Луценко, в музее МВД имеются фотографии одесского розыскника, так что скульптурное изображение будет соответствовать оригиналу.

В одесском Музее милиции хранятся и воспоминания Давида Курлянда, написанные в конце восьмидесятых. В красной папке более 200 страниц. Здесь перечислены самые значимые дела, которые «настоящий Гоцман» расследовал с 1935 по 1963 год, работая в Узбекистане, в Харькове и Одессе. Написаны они по-разному: где по-канцелярски сухо, а где по-одесски, с юмором. Дневник — кладезь сюжетов для новых детективов, одни заголовки дел уже привлекают внимание:
«Оборотень», «И оружие не помогло», «Случайное задержание», «Неудавшаяся гастроль», «Задача с одним неизвестным», «Засада», «Импортный макинтош», «Яшка китайчик»…

В те времена, о которых рассказывает сериал «Ликвидация», Одесса была в числе городов так называемого «особого списка». Это определение означает, что бандитизм здесь «зашкаливал», а согласно тогдашнему законодательству, к лицам, заподозренным в бандитизме, можно было применять любые меры военного времени — вплоть до расстрела на месте в случае оказания сопротивления.

«Тяжело было всем службам УВД в освобожденном городе, — так писал Курлянд о послевоенной Одессе. — Преступники активно действовали, особенно дезертиры, которые, как правило, были вооружены. Они совершали разбойные нападения, похищали государственное и личное имущество. Преступники нередко оказывали вооруженное сопротивление, во время которого мы потеряли несколько оперативных работников. Мы работали, не жалея своего здоровья. Память о тех, кто погиб в схватке с преступниками, навсегда останется в наших сердцах. Как и у других сотрудников, у меня были неприятности по службе и дисциплинарные взыскания, но это никак не отражалось на добросовестном выполнении мною обязанностей».

В основу фильма легли реальные события. Летом 1946 года по приказу Сталина маршал Георгий Жуков был снят с поста Главнокомандующего Сухопутными войсками и отправлен на Украину командовать Одесским военным округом. В Одессе он с ходу взялся за наведение порядка.

Было проведено несколько громких операций. Одна из них, под названием «Маскарад», и легла в основу сценария.
— Приехал Жуков 4 июня 1946 года. Я его встречал на железнодорожном вокзале в качестве помощника военного коменданта станции «Одесса-главная». Жуков выглядел угрюмым, но статным и полным достоинства, — вспоминает одессит Евгений Горелюк, ныне спортивный журналист. — Сначала он поехал на Пролетарский бульвар (сейчас Французский бульвар. — Прим. ред.), где проживал, а потом в штаб военного округа на улице Островидова. А позже Жуков жил на улице Дворянской…

Режиссер Сергей Урсуляк не раз говорил, что все действия героев в «Ликвидации» выдуманы от начала до конца. Исключение — приезд маршала Жукова в Одессу и операция военной контрразведки по уничтожению бандитов. Действительно, в реальных воспоминаниях Давида Курлянда о событиях в Одессе в 1946-1948 годах нет практически ничего общего со сценарием «Ликвидации» — ни уголовных дел, показанных в фильме, ни людей, похожих на киногероев.

«Не принимать всерьез» историческую сторону сериала настоятельно рекомендует и известный одесский краевед Олег Губарь:
— Многие моменты ошибочны. Не существовало никаких «лесных братьев», с которыми состояли в сговоре бандиты Чекан и Академик, потому не могли они организовать восстание в Одессе. И вообще, откуда леса под Одессой, на Юге Украины? Возможно, строительные леса возле оперного театра имелись в виду? Конечно, не происходило и ареста «воров в законе» на концерте Леонида Утесова. Понимаете, даже не стоит об этом говорить, это же не документальное кино…

— Маршал Жуков действительно командовал Одесским военным округом. И секретная операция по «зачистке» Одессы от бандитов по его инициативе была проведена на самом деле, — говорит автор двухтомного романа «Ликвидация», написанного по мотивам сценария Алексея Пояркова Вячеслав Бондаренко. — Все остальное — вымысел, но вымысел очень правдоподобный — его сопровождают реальные исторические детали. Герои романа и фильма ходят по настоящим одесским улицам, ездят в трамваях и автомобилях, которые были в Одессе тех лет, болеют за настоящие футбольные команды, у них именно такие татуировки, какие носили в то время.

Сразу после выхода «Ликвидации» знатоки Одессы, всласть поругав все то, что одесситы могут поругать в «одесском фильме», снятом москвичами (а «ляпов» в нем действительно хватает!), выдвинули сразу несколько версий относительно того, кто именно может считаться прототипом Давида Гоцмана. Назывались имена Артема Кузьменко, заместителя начальника управления НКВД по Одесской области, оперативника Франка, сотрудника специального отряда по борьбе с бандитизмом Янкеля Флига, Виктора Павлова, который с 1944 года возглавлял отдел по борьбе с бандитизмом…

— Никто из съемочной группы «Ликвидации» не интересовался воспоминаниями опера Давида Курлянда, — утверждает Василий Давиденко, директор народного Музея истории органов внутренних дел Одесской области. — Ни Машков, ни Урсуляк их не читали. Да и вряд ли они вообще знали о существовании Курлянда. Ведь то, что герой фильма Гоцман на него внешне похож, выяснилось только сейчас. По всей видимости, это случайное совпадение. А что до совпадения имен. так Давидов тогда в Одессе много было.

Тем не менее, сам Василий Давиденко в Гоцмане видит именно Давида Курлянда, с которым был знаком лично. Вспоминает, что Давид Михайлович много занимался милицейским музеем, экспонатами, тщательно собирал документы. Говорит, что Курлянд был на хорошем счету у коллег и начальства. Быстро принимал решения, умел попадать в цель. Но самое главное — был трудоголиком и обладал неимоверным сыщицким нюхом…

Читайте так же:  Субсидия для снт

Родился Давид Курлянд в 1913 году, был младшим в семье, в начале двадцатых жил в детдоме (мать была не в силах прокормить троих детей). В УГРО пришел в 30 лет. Был женат. С женой и двумя детьми — сыном и дочерью — жил в коммунальной квартире в центре Одессы, на Соборной площади. Умер полтора десятка лет тому назад. Таковы скупые строчки биографии из личного дела…
— В 1946 году Курлянд работал начальником отдела уголовного розыска, потом его перевели на должность заместителя начальника УГРО, — вспоминал в интервью газете «Добрый вечер» ветеран милиции Владимир Олейниченко. — Был он человеком скромным, серьезным, культурным, непьющим и не позволял себе лишних эмоций. С ним легко было общаться. Помню смешной случай, когда нам пришлось говорить со Сталиным. Мы сидели в обеденный перерыв у начальника облуправления НКВД генерал-майора Юхимовича. Зазвонил телефон. Курлянд сказал: «Ну какой дурак звонит в обеденный перерыв!». Я взял трубку, оказалось — говорит Василий Сталин, он тогда был командующим воздушной армии, попросил найти одну одесситку, которая пропала во время оккупации Одессы… С 1958 года Давид Курлянд читал лекции в Одесской спецшколе милиции МВД СССР. В 1963 году был уволен в запас. Однако он ушел с обидой. Однажды позвонил Курлянду тогдашний начальник управления городской милиции и спросил: «Вы знаете, что ограбили Сбербанк?». Курлянд еще не владел информацией, и тогда ему грубо заявили: «Зачем вы тогда там сидите?». После этого он и положил заявление на стол.
С его уходом милиция многое потеряла…

Наверное, споры о том, кто из реальных исторических персонажей «больше похож» на Гоцмана, будут еще продолжаться. Так же, как и дискуссии на тему, насколько точно создатели сериала воплотили в своей работе Одессу (или свое представление о ней). Съемки сериала проходили в обычных одесских дворах, жилых квартирах и подъездах. Натуру и «гримировать» особой нужды не было: сегодняшние улицы Молдаванки или Слободки вполне сошли за «сразу после войны». А вот российским актерам для пущей убедительности пришлось брать уроки «одесского языка» (сценарист Алексей Поярков несколько месяцев провел в Одессе, специально ездил в общественном транспорте, консультировался с собирателями местного фольклора). Бывший киевлянин Сергей Маковецкий, сыгравший в «Ликвидации» роль экс-щипача Фимы, обращался за советом к своей жене — она родом из Одессы. Через месяц съемок с одесским акцентом заговорила вся киногруппа. «Кошмар! Когда мы вернемся домой, нам придется вновь учиться говорить по-московски», — ужасался режиссер Сергей Урсуляк, а Владимир Машков признался, что долго потом отучался «шокать». О своей работе над ролью Гоцмана он рассказал «Комсомольской правде»:
— Владимир, заполучить вас в кинофильм не так-то просто, чего уж говорить о сериале, пусть даже его снимает и очень хороший режиссер. Как вас удалось уговорить на эту роль?
— Во-первых, вы правы, режиссер замечательный! Я снимался в картине Сергея Урсуляка «Сочинение ко Дню Победы», где сыграл небольшую роль, но этот открытый светлый фильм меня просто покорил. Так что поработать с таким режиссером еще раз — большая удача. Кроме того, я не отношусь к «Ликвидации» как к сериалу. Сценарий у этой истории уж больно хороший. А от хороших сценариев не отказываются.
— Очень многие сравнивают «Ликвидацию» с любимой нашим зрителем картиной «Место встречи изменить нельзя». А у вас не возникло такого дежавю, когда вам предложили эту роль?
— «Место встречи. » — фильм, на котором я вырос, и буду продолжать жить. На мой взгляд, это одна из самых блистательных картин. И если между «Ликвидацией» и фильмом Говорухина есть что-то схожее — это прекрасно. Тем не менее, колорит у этих картин все-таки разный.

— На семь месяцев съемок вы погрузились в послевоенную разруху Одессы. Как вам жилось в том времени?
— Замечательно! Я получил много новых эмоций, потому что на площадке работало только одних актеров 120 человек. Это был мощный обмен опытом. Мы снимали по 15-16 часов в день, и я настолько погрузился в эту историю, что буквально зажил той жизнью. Кроме того, в Одессе у меня живут друзья, и свободное время мы проводили вместе. Они мне показали город. Мы катались на лодке, загорали, просто гуляли. Одесситы нас очень поддерживали: и подкармливали, и утепляли, когда нужно, и давали кров во время дождя. Хотя они сами говорят: «Ушел, ушел дух Одессы», — но по моим ощущениям, он остался…

А герои «Ликвидации» тем временем уже «пошли в народ». В одном из телевизионных интервью телекомпании «РИАК» народный депутат Сергей Гриневецкий рассказал, что в пору недавней смены одесских губернаторов ему поступило предложение из столицы — вернуться в кресло главы облгосадминистрации. Его тогда спросили: «Каких полномочий хотелось бы?». Гриневецкий ответил, что его вполне устроили бы «полномочия маршала Жукова и — два Гоцмана рядом». Но, кажется, на том конце провода его не очень-то поняли…

Операция жукова ликвидация

В начале лета 1946 года в Одессу приехал маршал Жуков. Для него назначение на должность командующего округом было равноценно ссылке. Одесса помнит маршала. До сих пор не смолкают разговоры о том, как Жуков боролся с одесской преступностью.

В июне 1946 года было начато расследование «трофейного дела» Георгия Жукова. Маршала обвиняли в том, что он, пользуясь властью и своими связями, вывез из Германии много ценностей. Жуков был снят с должности Главкома сухопутных войск и был назначен Командующим войсками Одесского округа.

Климат послевоенной Одессы, по определению Исайи Бондарева, работавшего в то время в военной комендатуре, напоминал «второй НЭП», жизнь сосредоточилась на Привозе, где было всё, но не для всех. Цены на продукты были очень высокими. Поэтому неудивительно, что по ночам Одессу «трясло» от грабежей.

Ситуация с преступностью в городе была критической, поэтому и меры (прежде всего административного характера) требовались неординарные. Иными словами, «на честном слове» с бандитами маршал договариваться не желал. Жуковым была инициирована операция «Маскарад». Для поимки преступников сотрудники переодевались в гражданскую одежду и использовали прием «ловли на живца», на месте расправляясь с бандитами.

Жуков был в первую очередь человеком военным и привык действовать решительно, поэтому народная молва именно ему приписала заслуги одесских органов уголовного сыска в борьбе с послевоенным бандитизмом. Якобы Жуков личным приказом чуть ли не дал право расстреливать любого подозрительного человека на месте. Такого приказа, однако, нет ни в одном архиве. И быть не могло.

Опальный маршал в письме самому Сталину писал: » На заседании высшего военного совета я дал Вам слово в кратчайший срок устранить допущенные мною ошибки, и я свое слово выполняю. Работаю в округе много и с большим желанием. Прошу Вас, товарищ Сталин, оказать мне полное доверие, я Ваше доверие оправдаю».

Сомнительно, чтобы после такого письма Жуков распорядился проводить «зачистку» среди населения Одессы по одному только подозрению в причастности к бандитским шайкам. Действовали оперативники Одессы в соответствии с УК.

Были, конечно, и «перегибы на местах», но они были оттого, что в милицию пришли люди с фронтовым опытом, во время задержания бандитских групп они не рефлексировали, а действовали, стреляли на поражение. Исай Бондарев вспоминал, что военные помогали правоохранительным органам Одессы в обысках, задержаниях, сопровождении задержанных. Это было в порядке вещей.

Привилегия погон

Впрочем, совсем без влияния Жукова здесь все-таки не обошлось. После войны в города стали возвращаться фронтовики. У многих из них, у тех кто ушел воевать прямо со школьной скамьи, не были ни семьи, ни гражданской профессии. Люди с трудом возращались к мирной жизни, отсюда и злоупотребления властью, понимание «права оружия и погон». Важно, что эти процессы происходили не только в Одессе, но именно события, происходившие в Одесском военном округе привлекли наибольшее внимание.

Сказалась и активность местного населения. Видя беззаконие, одесситы не молчали, даже на избирательных бюллетенях они просили навести порядок и разобраться как с уголовным элементом, так и теми, кто, прикрываясь погонами и военным опытом, не дает городу спокойно спать.

Влиянием на военных по большему счету и определяется роль Жукова в Одессе. Ему удалось взять ситуацию под контроль, наладить сотрудничество между военными и правоохранительными органами. Его слово много значило.

Заслуженный работник МВД

Эффективная служба Жукова в Одесском военном округе, однако не смогла его окончательно «обелить». 20 января 1948 года Политбюро также обвинило маршала в присвоении трофейных ценностей. Вышло постановление об отправке Жукова в Уральский военный округ.
Тем не менее, Жуков стал в 1970-х Заслуженным работником МВД. Считается, что именно за одесскую операцию, получившую название «Маскарад» министр внутренних дел Щелоков и наградил Георгия Константиновича.