Наследование история

Рубрики Статьи

Наследование история

1.1 История развития законодательства о наследовании / Наследование по завещанию
Глава 1. Общие положения о наследовании по Российскому законодательству

Рассмотрим очень кратко историю развития наследственного права в России. Рассматривать генезис явления, тем более юридического особо важно, поскольку позволяет проследить путь эволюции наследования в общем и по завещанию в частности в нашей стране. Этот путь завершился принятием части третьей ГК РФ и многие исторические параллели весьма интересны.

Первым источником, в котором мы обнаруживаем нормы, регулирующие наследственные правоотношения, является «Русская правда» ( XI в.). Наследство в «Русской Правде» носит название «остатка» или «задницы», т.е. того, что оставляется позади себя умерший. Среди вещей, переходящих в порядке наследования, упоминаются только движимое имущество, дом, двор, товары, рабы и скот. О землях не говорится ни слова, поскольку, не являясь еще частной объектом собственности, она не могла переходить по наследству. Наследование по завещанию не отличается от наследования по закону (обычаю).

В случае смерти наследодателя «без ряду» (т.е. в случае если последний не оставил завещания), ему наследовали члены семьи и только они. «Русская Правда» говорит лишь о наследовании после родителей. После отца наследуют дети от жены, а не от рабынь. Из детей сыновья исключали дочерей, которые вступают в наследство только за отсутствием первых. Дочери до замужества оставались в доме, а на братьев возлагалась обязанность снабдить их приданым «како си могут». Наследство, в случае отсутствия завещания, разделялось поровну между детьми без преимуществ старшинства. Более того, дом со двором переходил к младшему сыну [1] .

Псковская судная грамота, памятник права более позднего периода ( XIV — XV вв.) различает наследство, оставленное по завещанию («приказное») и наследство, переходящее без завещания («отморшина»). Прежнее отношение между обоими основаниями нарушается и каждое получает самостоятельное значение. Появляется в правах и ответственности тех и других наследников. Завещание, называемое «рукописанием» или «поряной», составляется в письменной форме. Круг лиц, призываемых к наследованию по закону, расширяется путем включения в него боковых родственников – племянников («ближнее племя»). Наследственные права признаются не только за женой после мужа, но и обратно и притом на пользование всем имуществом. Грамота призывает к наследованию и восходящих родственников, отца и мать.

В дальнейшем, вплоть до периода царствования Петра I , мы видим дальнейшее развитие института наследования по закону — развитию наследования по завещанию законодатель практически не уделял внимания.

Указом о единонаследии Петр I в 1714 году установил переход всего имущества к одному сыну. Петром двигали прежде всего фискальные мотивы, поскольку раздробление имений при разделе наследства уменьшало их экономическую ценность, что в свою очередь приводило к уменьшению сумм податей, поступивших в казну. Вотчины им поместья сливаются в одно понятие недвижимого имущества. Если наследодатель не назначал сам наследника из своих сыновей, то имущество переходило к старшему из них. Таким образом, завещательное право возвратилось к исходному пункту – свобода завещателя состояла только в выборе члена семьи и завещания в пользу посторонних лиц не допускались. Встретив сопротивление в тогдашнем русском обществе, указ о единонаследии 1714 года был отменен Анной Иоанновной в 1731 году.

Издание в 1832-1833 гг. ч. 1 т. X Свода законов Российской империи явилось итогом систематизации законодательства в области наследственного права за предыдущий период.

Легально определение завещания мы встречаем в т. X ч. 1. ст. 1010 Свода, где указывается, что завещание есть законное объявление воли владельца о его имуществе на случай его смерти. Воля эта должна быть выражена лично самим завещателем и поэтому представительство в завещательном акте не допускалось. Кроме того, что завещание было предсмертным распоряжением об имуществе, закон допускал возможность наличия в завещании распоряжений, направленных на другие предметы: назначение опекунов к малолетним наследникам (т. X ч.1 ст. 227 Свода), назначение душеприказчика, распоряжение на счет похорон и т. п. Допускалось, что содержание завещания могло исчерпываться распоряжением о назначении опеки.

Законом определялось, что все завещания должны были быть составлены в здравом уме и твердой памяти (т. X ч.1 ст. 1016). Действительность завещания предполагала также наличие дееспособности у завещателя в момент составления завещания (т. X ч.1 ст. 1018). Не обладали дееспособностью несовершеннолетние (лица, не достигшие 21 года). Это значительно ущемило завещательные права лиц, вступивших в брак до 21 года и призванных с 20 лет на военную службу. [2]

Лицо, в пользу которого было составлено завещание, должно было уже родиться или быть зачатым к моменту открытия наследства (т. X ч.1 ст. 1026, 1106 п.2 Свода). Завещательные распоряжения в пользу лиц, которые могли родиться в неопределенное время признавались недействительными.

Г. Ф. Шершеневич поставил вопрос о возможности завещания в пользу еще не существующих юридических лиц (организация за счет средств наследодателя санатория, музея и т.п.). На основании анализа действовавшего в то время в России законодательства он дает отрицательный ответ, поскольку согласно требованию закона лица, в пользу которых производится завещательное распоряжение, должны были быть четко обозначены (т. X ч.1 ст. 1026) [3] .

В русском дореволюционном наследственном праве мы сталкиваемся с законодательным ограничением воли наследодателя. В условиях отсутствия в русском дореволюционном наследственном праве института обязательной доли интересы семьи охранялись с помощью института родовых имуществ, выступившего в качестве своеобразного суррогата обязательной доли. Суть этого института состояла в том, что родовые имения не принадлежали свободному распоряжению собственника ни по завещанию, ни по дарению. Распорядиться родовым имуществом собственник мог лишь в двух случаях:

1) если он не имел ни детей, ни иных нисходящих по прямой линии родственников и в этом случае, минуя своих ближайших наследников м не взирая на степени родства, лицо могло составить завещание в пользу любого родственника, но лишь «того рода, из которого досталось завещаемое избранному или наследнику имущество» (т. X ч.1 ст. 1068 п.2 Свода);

2) при наличии нисходящих по прямой линии родственников, завещатель был вправе оставить свое родовое имение или часть его некоторым нисходящим и даже одному из них(т. X ч.1 ст. 1058 п.1 Свода).

Законодатель, впрочем, предусматривал возможность завещания родовых имуществ тем лицам, которые получили бы это имущество и без завещания.

Подводя итог, отметим, что в дореволюционный период отсутствовал законодательный запрет условных и срочных завещаний. Лишь в отношении родового имущества уловные и срочные завещания были недопустимы в силу того, что право на них принадлежало наследникам в силу самого закона.

Внешним условием действительности завещания является соблюдение установленном формы:

— общей формы (нотариальное и домашнее завещание), либо

— особенной форма, которая являлась исключение из первой и допускалась лишь в установленных законом случаях при наличии определенных условий.

Во всех случаях признавалась лишь письменная форма и словесные завещания никакой силы не имели (т. X ч.1 ст. 1023 Свода).

Помимо указанных общих форм завещаний Русское дореволюционное наследственное законодательство допускало и особые формы завещаний: военно-походное, военно-морское, госпитальное, заграничное, крестьянское, сущность которых легко определить исходя из их названия.

Согласно действовавшим до 1917 года законам, завещание, по смерти завещателя должно было быть с соблюдением сроков представлено в суд для утверждения к исполнению (т. X ч.1 ст. 1060 Свода). Сроки были установлены следующие: для находящихся в России – 1 год, а для находящихся за границей – 2 года со дня смерти завещателя (т. X ч.1 ст. 1063 Свода). По истечении указанных сроков завещание не принималось к исполнению и становилось ничтожным (т. X ч.1 ст. 1065 Свода). Этот срок мог быть восстановлен в том случае, если наследник предоставлял неопровержимые доказательства того, что срок для утверждения к исполнению пропущен в результате незнания наследником факта существования завещания, либо по другой уважительной причине. В таком случае последнему предоставлялось право иска до истечения общей земской давности со дня смерти завещателя (т. X ч.1 ст. 1066 Свода).

Исполнение воли завещателя возможно было возложить как на самих наследников, так и на специально назначенное, необязательно в самом завещании – допускался и иной акт, составленный с соблюдением требований, предъявляемых к завещанию, лиц (т. X ч.1 ст. 1084 Свода). Душеприказчиками не могли быть служащие карантинных учреждений, в случае если завещание составлялось лицом в период нахождения в данном учреждении (т. X ч.1 ст. 10785 Свода). Также не могли быть назначены душеприказчиками лица, подписавшие завещание в качестве свидетелей (т. X ч.1 ст. 1054 п.3 Свода). Душеприказчик не имел права требовать вознаграждения от наследников за совершаемые им действия, или самостоятельно выделить его из наследственной массы. Завещатель, впрочем, мог назначить ему вознаграждение по завещательному акту.

В завещании возможно было также предусмотреть порядок раздела наследства не только с указанием долей наследников, но и способов фактического осуществления раздела. Причем завещатель мог прямо поручить производство раздела душеприказчику. Если же завещатель обошел молчанием вопрос о разделе, закон предоставлял самим наследникам провести раздел полюбовно (т. X ч.1 ст. 1315 Свода). В случае недостижения наследниками консенсуса в этом вопросе предусматривался судебный порядок раздела наследства по истечении 2-х лет со времени подачи суду просьбы о разделе кем-либо из сонаследников (т. X ч.1 ст. 1315, 1317, 1318 Свода). Документом раздела или разделительным актом служила раздельная запись, совершенная по «Положению о нотариальной части» (т. X ч.1 ст. 1337 Свода).

Октябрьский переворот 1917 года не мог не затронуть институт наследования в гражданском праве. В период с октября 1917 года и до 27 апреля 1918 года наследственные правоотношения регулировались старыми законами царской России. В примечании к ст. 5 декрета о суде от 7 декабря 1917 года говорилось: «отмененными признаются все законы, противоречащие декретам ЦИК Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов и Рабочего и Крестьянского Правительства, а также программа-минимум Р.С.-Д.Р. Партии» и партии СР» [4] . В то же время данный декрет указывал, что судам возможно ссылаться на законы свергнутых правительств в той части, в какой они не были применены или отменены революцией и не противоречили революционной совести и революционному правосознанию. Так, например, не могли подлежать применению те нормы ч. 1 т. X Свода законом Российской империи, в которых утверждались сословные привилегии, неравноправие женщин в наследовании и т.д.

Гражданский Кодекс 1923 г. в ст. 422 содержал в себе легальное определение завещания, а именно, завещанием признавалось «сделанное лицом в письменной форме распоряжение на случай смерти о предоставлении имущества одному или нескольким определенным лицам из числа указанных в ст. 418 (круг наследников по закону) или о распределении его между несколькими или всеми этими лицами в ином порядке, чем это предусмотрено в ст. 420». В поздней редакции ст. 422 определение завещания было опущено.

Завещание должно было содержать в себе определение тех лиц, к которым в случае смерти завещателя должны перейти указанные в завещании права, т.е. оно должно было содержать в себе указание наследников. Распоряжения, в которых не были определены тем или иным путем наследники, не могло рассматриваться в качестве завещания.

Что касается степени точности обозначения в завещании наследников, то закон никаких особых правил по данному вопросу не содержал. Не требовалось указывать в завещании полностью фамилию, имя, отчество наследника. Вполне допустимыми признавалось его наименование «жена», «супруг», «старший сын» и т.д. Но в этом случае наследником признавалось лицо, которое являлось супругом (супругой) наследодателя к моменту открытия наследства, поскольку, например, разведенный супруг с момента регистрации в органе ЗАГС решения о разводе уже не являлся наследником по закону, а постороннее лицо могло стать наследником по завещанию лишь при отсутствии наследников по закону.

Читайте так же:  Компенсация за отпуск преподавателю

К завещанию как к одному из видов сделки применялись все основные положения советского гражданского права, которые действовали в отношении любой сделки. Это, в частности, относилось и к неполноценности воли завещателя, даже дееспособностью лица, что в свою очередь оказывало влияние на действительность совершаемого им завещания.

Существенные изменения в Гражданский кодекс в части касаемо наследовании были внесены в 1945 году, которые в почти неизменном виде просуществовали вплоть до принятия ГК РСФСР 1964г. [5]

Согласно ст. 534 ГК РСФСР каждый гражданин наделялся правом оставить все свое имущество или часть его (не исключая предметов обычной домашней обстановки и обихода) одному или нескольким лицам как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону, а также государству или отдельным государственным организациям. В силу этой же статьи наследодатель мог в завещании лишить права наследования одного, нескольких или всех наследников по закону.

Согласно ст. 540, 541 ГК признавались действительными только письменные завещания, удостоверенные определенными должностными лицами. В соответствии с нормами данных статей, а также ст. 13 Закона СССО «О государственном нотариате», утвержденного Верховным Советом СССР 19 июля 1973 г. [6] , завещание должно было быть составлено письменно с указанием места и времени его составления, собственноручно подписано завещателем и надлежаще удостоверено.

Из наиболее существенных ограничений свободы завещаний, известных советскому наследственному праву рассматриваемого периода, мы можем выделить положения, предусмотренные в ст. 535 ГК РСФСР. Согласно данной статье несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя (в том числе и усыновленные), а также нетрудоспособные супруг, родители (усыновители) и иждивенцы умершего наследовали независимо от содержания завещания не менее двух третей доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону.

Другие ограничения касались автомобилей, выданных инвалидам из числа военнослужащих бесплатно или приобретенных или по льготной цене, недостроенных домов, строений завещателя в садоводческих товариществах. Согласно разъяснению Министерства юстиции РСФСР и Министерства социального обеспечения РСФСР завещание инвалидам бесплатно полученного автомобиля своему сыну, не являющемуся членом его семьи, признавалось недействительным. Аналогично обстояло дело и при наследовании автомобиля, купленного инвалидом по льготной цене. При отсутствии членов семьи, другие наследники, в том числе и назначенные в завещании, претендовать на автомобиль в натуре были не вправе и получали только часть суммы, вырученной от продажи его на комиссионных началах. [7]

Кончено, мы не имеем возможности более детально остановится на каждом из этапов становления российского законодательства о наследовании. Такая работа предполагает анализ и сопоставление положений, заимствованных из предыдущего этапа и новелл, характерных новому этапу, что в рамках дипломного исследования сделать просто не представляется возможным.

Введение в действие в 2002 году третьей части Гражданского кодекса РФ ознаменовало начало современной вехи развития наследственного права России.

[1] Памятники русского права. М., 1952., вып. 1, с. 133

[2] Синайский В. И. Русское гражданское право. – М., 2005 г. — с. 599.

[3] Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М. 1911 г. — с. 725-726.

[4] СУ РСФСР 1917-1918 гг. №4, ст. 50.

[5] Гражданский кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР — 18 июня 1964 г., — №24 — Ст. 406.

[6] Ведомости Верховного Совета СССР, 1973 г. — № 3 — Ст. 393.

[7] Справочник государственного нотариуса. М., 1972 г. — с. 160.

НАСЛЕДОВАНИЕ — в пра­ве, пе­ре­ход иму­ще­ст­ва умер­ше­го ли­ца (на­сле­до­да­те­ля) к другим ли­цам (на­след­ни­кам).

По пра­во­вой при­ро­де наследование — один из важ­ней­ших про­из­вод­ных спо­со­бов при­об­ре­те­ния пра­ва соб­ст­вен­но­сти. Современный по­ря­док наследования сло­жил­ся под влия­ни­ем двух ос­но­во­по­ла­гаю­щих на­чал: со­ци­аль­но­го, от­ра­жаю­ще­го ин­те­ре­сы об­щи­ны, ро­да, го­су­дар­ст­ва, в т. ч. по со­дер­жа­нию и обес­пе­че­нию не­иму­щих чле­нов об­ще­ст­ва, и ин­ди­ви­ду­аль­но­го, вы­ра­жаю­ще­го­ся в стрем­ле­нии соб­ст­вен­ни­ка сво­бод­но рас­по­ря­жать­ся сво­ей ча­ст­ной соб­ст­вен­но­стью, по­сте­пен­но обо­соб­ляв­шей­ся от соб­ст­вен­но­сти об­щи­ны и ро­да. Не­смот­ря на кри­тическое от­но­ше­ние фи­лософско-юри­дической мыс­ли XVIII — начала XX веков, от­ме­чав­шей от­сут­ст­вие нрав­ст­вен­ных ос­но­ва­ний на­де­ле­ния на­след­ни­ков из чис­ла да­же са­мых бли­жай­ших род­ст­вен­ни­ков иму­ще­ст­вом, в соз­да­нии и при­ум­но­же­нии ко­то­ро­го они, как пра­ви­ло, не при­ни­мали ни­ка­ко­го уча­стия, и воз­ра­жав­шей про­тив обо­га­ще­ния т. н. «смею­щих­ся на­след­ни­ков» из бо­ко­вых ли­ний, не имев­ших по­рой да­же пред­став­ле­ния о су­ще­ст­во­ва­нии на­сле­до­да­те­ля, прак­ти­че­ски не­ог­ра­ни­чен­ный круг на­след­ни­ков из чис­ла кров­ных род­ст­вен­ни­ков на­сле­до­да­те­ля, на­сле­дую­щих не­за­ви­си­мо от раз­ме­ра на­след­ст­вен­но­го иму­ще­ст­ва, ос­та­ёт­ся не­при­кос­но­вен­ным прин­ци­пом современного на­сле­до­ва­ния.

В стра­нах кон­ти­нен­таль­ной пра­во­вой сис­те­мы (Фран­ция, Гер­ма­ния, Рос­сия) иму­ще­ст­во на­сле­до­да­те­ля, вклю­чаю­щее весь ком­плекс прав и обя­зан­но­стей, но­си­те­лем ко­то­рых он был при жиз­ни, и на­зы­вае­мое на­след­ст­вом или на­след­ст­вен­ной мас­сой, пе­ре­хо­дит к на­след­ни­кам как еди­ное це­лое в мо­мент от­кры­тия на­след­ст­ва в по­ряд­ке уни­вер­саль­но­го пра­во­пре­ем­ст­ва. По­ми­мо это­го, на­сле­до­да­тель впра­ве пре­дос­та­вить из сво­его иму­ще­ст­ва ука­зан­ным им ли­цам (от­ка­зо­по­лу­ча­те­лям) толь­ко какое-либо оп­ре­де­лён­ное пра­во или пред­мет (за­ве­ща­тельный отказ). В Анг­лии и США иму­ще­ст­во на­сле­до­да­те­ля пе­ре­хо­дит сна­ча­ла в до­ве­ри­тель­ную соб­ст­вен­ность лич­но­го пред­ста­ви­те­ля на­сле­до­да­те­ля, осу­ще­ст­в­ляю­ще­го ли­к­ви­да­цию на­след­ст­ва и рас­счи­ты­ваю­ще­го­ся с кре­ди­то­ра­ми, так что на­след­ни­ки по­лу­ча­ют на­след­ст­вен­ное иму­ще­ст­во очи­щен­ным от дол­гов и не не­сут от­вет­ст­вен­но­сти пе­ред кре­ди­то­ра­ми на­сле­до­да­те­ля.

Наследование осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по­сле от­кры­тия на­след­ст­ва, ко­то­рое свя­зы­ва­ет­ся не толь­ко с фи­зи­че­ской смер­тью на­сле­до­да­те­ля, но и с ины­ми слу­чая­ми ут­ра­ты им гра­ж­дан­ской пра­во­спо­соб­но­сти. Так, в российском пра­ве до начала XX века на­след­ст­во от­кры­ва­лось, в ча­ст­но­сти, при на­ло­же­нии на ли­цо уго­лов­но­го на­ка­за­ния в ви­де ли­ше­ния всех прав со­стоя­ния, а так­же в слу­чае по­стри­же­ния в мо­на­ше­ст­во. Осо­бые пра­ви­ла оп­ре­де­ле­ния на­следственных прав пре­ду­смат­ри­ва­ют­ся для лиц, умер­ших од­но­вре­мен­но (смотрите Ком­мо­ри­ен­ты).

В слу­чае, ко­гда круг на­след­ни­ков оп­ре­де­ля­ет­ся ука­за­ни­ем за­ко­на, име­ет ме­сто наследование по за­ко­ну, а ко­гда за­ви­сит ис­клю­чи­тель­но от ус­мот­ре­ния на­сле­до­да­те­ля — наследование по за­ве­ща­нию. В от­ли­чие от по­след­не­го, наследование по до­го­во­ру (со­хра­нив­шее­ся в пра­ве Гер­ма­нии и Швей­ца­рии), за­клю­чае­мо­му на­сле­до­да­те­лем с од­ним или не­сколь­ки­ми на­след­ни­ка­ми, ис­клю­ча­ет воз­мож­ность из­ме­не­ния вы­ра­жен­ной в та­ком на­след­ст­вен­ном до­го­во­ре во­ли по же­ла­нию од­ной из сто­рон. Наследование по за­ко­ну, на­зы­вае­мое ино­гда «мол­ча­ли­вым за­ве­ща­ни­ем», при­зва­но вос­пол­нить пред­по­ла­гае­мую во­лю на­сле­до­да­те­ля в слу­чае, ко­гда он не смог или не за­хо­тел её вы­ра­зить. По­это­му круг на­след­ни­ков по за­ко­ну ос­но­вы­ва­ет­ся на кров­ном (де­ти, ро­ди­те­ли, бра­тья и сё­ст­ры и их по­том­ки) и се­мей­ном (суп­ру­ги, усы­нов­лён­ные и т. п.) на­ча­лах, ис­хо­дя из то­го, что, чем бли­же к на­сле­до­да­те­лю на ро­до­вой ле­ст­ни­це сто­ят те или иные на­след­ни­ки, тем спра­вед­ли­вее и ес­те­ст­вен­нее наследование ими иму­ще­ст­ва умер­ше­го род­ст­вен­ни­ка. Кров­ные род­ст­вен­ни­ки на­сле­до­да­те­ля при наследовании по за­ко­ну рас­пре­де­ля­ют­ся по ие­рар­хической по­сле­до­ва­тель­но­сти групп (сте­пе­ней, оче­ре­дей, клас­сов), ка­ж­дая из ко­то­рых при­зы­ва­ет­ся к наследованию лишь при пол­ном от­сут­ст­вии лиц, от­но­ся­щих­ся к бо­лее вы­со­кой ие­рар­хической груп­пе. Ис­то­ри­че­ски сло­жи­лись две сис­те­мы оп­ре­де­ле­ния бли­зо­сти род­ст­ва на­след­ни­ка к на­сле­до­да­те­лю и, со­от­вет­ст­вен­но, по­ряд­ка при­зва­ния их к наследованию: рим­ская, ос­но­ван­ная на сте­пе­ни род­ст­ва, т. е. чис­ле ро­ж­де­ний, от­де­ляю­щих на­след­ни­ка от на­сле­до­да­те­ля (Фран­ция, Рос­сия, Анг­лия), и гер­ман­ская, ко­гда во вни­ма­ние при­ни­ма­ет­ся бли­зость ко­ле­на в ли­нии род­ст­вен­ни­ков, про­ис­хо­дя­щих от об­ще­го ро­до­на­чаль­ни­ка (Гер­ма­ния, Швей­ца­рия). Т. о., при рим­ской сис­те­ме пра­внук, пле­мян­ник и дя­дя на­сле­до­да­те­ля ока­зы­ва­ют­ся в оди­на­ко­вой — треть­ей сте­пе­ни род­ст­ва, а при гер­ман­ской пра­внук при­над­ле­жит к соб­ст­вен­но­му ко­ле­ну на­сле­до­да­те­ля, пле­мян­ник — к от­цов­ско­му, а дя­дя — к де­дов­ско­му.

В за­ве­ща­нии на­сле­до­да­тель впра­ве не толь­ко по сво­ему ус­мот­ре­нию оп­ре­де­лить круг на­след­ни­ков, вклю­чая по­сто­рон­них лиц и ми­нуя бли­жай­ших чле­нов се­мьи и род­ст­вен­ни­ков, а так­же по сво­ему ус­мот­ре­нию оп­ре­де­лить их до­ли в на­следственном иму­ще­ст­ве, но впра­ве и под­на­зна­чить на­след­ни­ка на слу­чай, ес­ли основной на­след­ник ум­рёт до от­кры­тия на­след­ст­ва (обык­но­вен­ная суб­сти­ту­ция), а по пра­ву Гер­ма­нии и Швей­ца­рии — так­же ука­зать и тех лиц, к ко­то­рым на­следственное иму­ще­ст­во долж­но пе­рей­ти по­сле смер­ти основного на­след­ни­ка (фи­деи­ко­мис­сар­ная суб­сти­ту­ция). В стра­нах об­ще­го пра­ва ана­ло­гич­ным це­лям вплоть до пер­вой тре­ти XX века слу­жи­ло вы­де­ле­ние не­дви­жи­мо­го име­ния в т. н. за­по­вед­ное се­мей­ное иму­ще­ст­во, ко­то­рое за­кре­п­ля­лось за по­том­ст­вом на­сле­до­да­те­ля по нис­хо­дя­щей ли­нии, пе­ре­хо­дя к стар­ше­му сы­ну и его по­том­ст­ву, а за от­сут­ст­ви­ем по­том­ст­ва — к сред­не­му сы­ну и его по­том­ст­ву и т. д.

Сво­бо­да за­ве­ща­ния ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся в различных пра­во­по­ряд­ках ли­бо пу­тём бро­ни­ро­ва­ния оп­ре­де­лён­ной час­ти на­след­ст­ва (ре­зерв, сво­бод­ная до­ля) за деть­ми, ро­ди­те­ля­ми, суп­ру­гом, брать­я­ми и сё­ст­ра­ми и др. бли­жай­ши­ми чле­на­ми се­мьи, на­зы­вае­мы­ми обя­за­тель­ны­ми на­след­ни­ка­ми, ко­то­рой на­сле­до­да­тель не впра­ве рас­по­ря­дить­ся (Фран­ция, Швей­ца­рия), ли­бо пу­тём за­кре­п­ле­ния за эти­ми на­след­ни­ка­ми (Гер­ма­ния, Рос­сия) пра­ва на по­лу­че­ние оп­ре­де­лён­ной час­ти той до­ли на­след­ст­ва, ко­то­рая бы при­чи­та­лась им в слу­чае наследования по за­ко­ну (обя­за­тель­ная до­ля). Пер­во­на­чаль­но на­прав­лен­ные на обес­пе­че­ние вдо­вы, ли­шав­шей­ся по­сле смер­ти суп­ру­га ка­ких-ли­бо средств к су­ще­ст­во­ва­нию, в современных пра­во­по­ряд­ках ме­ры по ог­ра­ни­че­нию сво­бо­ды за­ве­ща­ния обес­пе­чи­ва­ют ма­те­ри­аль­ные ин­те­ре­сы ши­ро­ко­го кру­га лиц, в ко­то­рый, по­ми­мо пе­ре­жив­ше­го суп­ру­га, вхо­дят не­со­вер­шен­но­лет­ние, не­за­муж­ние или не­дее­спо­соб­ные де­ти на­сле­до­да­те­ля и иные ли­ца, на­хо­див­шие­ся на его иж­ди­ве­нии, а так­же (в Анг­лии) и быв­ший суп­руг на­сле­до­да­те­ля, не всту­пив­ший в но­вый брак.

При­зва­ние к наследованию го­су­дар­ст­ва (смотрите Вы­мо­роч­ное иму­ще­ст­во) яв­ля­ет­ся в на­стоя­щее вре­мя ис­клю­чи­тель­ным слу­ча­ем наследования по за­ко­ну в си­туа­ции, ко­гда у на­сле­до­да­те­ля на мо­мент от­кры­тия на­след­ст­ва от­сут­ст­ву­ют на­след­ни­ки ли­бо ко­гда ни­кто из пе­ре­чис­лен­ных в за­ко­не или за­ве­ща­нии лиц не при­нял на­след­ст­во, ли­бо все они от не­го от­ка­за­лись. До начала XX века при боль­шом ко­ли­че­ст­ве круп­ных со­стоя­ний пе­ре­ход иму­ще­ст­ва к го­су­дар­ст­ву рас­смат­ри­вал­ся в ка­че­ст­ве важ­ней­шей со­ци­аль­ной функ­ции наследования, т. к. пред­по­ла­га­лось, что, по­лу­чив это иму­ще­ст­во, го­су­дар­ст­во бу­дет рас­хо­до­вать его ис­клю­чи­тель­но на со­дер­жа­ние не­иму­щих со­гра­ж­дан. Од­на­ко по ме­ре воз­рас­та­ния наследование мел­ких со­стоя­ний и уве­ли­че­ния рас­хо­дов на сбор и со­дер­жа­ние вы­мо­роч­но­го иму­ще­ст­ва эта функ­ция по­сте­пен­но ут­ра­ти­ла зна­че­ние.

Для пе­ре­хо­да на­следственного иму­ще­ст­ва к на­след­ни­кам по­след­ние долж­ны яв­но вы­ра­зить свою во­лю на при­об­ре­те­ние это­го иму­ще­ст­ва. В различных пра­во­вых сис­те­мах эта во­ля вы­ра­жа­ет­ся ли­бо в при­ня­тии на­след­ст­ва (Фран­ция, Рос­сия) — яв­ном (ко­гда на­след­ник при­зна­ёт се­бя та­ко­вым по­сред­ст­вом со­став­ле­ния но­та­ри­аль­но­го ак­та) или мол­ча­ли­вом (ко­гда на­след­ник со­вер­ша­ет дей­ст­вия, яв­но сви­де­тель­ст­вую­щие о его на­ме­ре­нии при­нять на­след­ст­во), ли­бо в не­за­яв­ле­нии от­ка­за от на­след­ст­ва в те­че­ние оп­ре­де­лён­но­го сро­ка (Гер­ма­ния, Швей­ца­рия). От­каз от на­след­ст­ва до­пус­ка­ет­ся с ука­за­ни­ем тех лиц из чис­ла при­зван­ных к наследованию, в поль­зу ко­то­рых на­след­ник от­ка­зы­ва­ет­ся (на­прав­лен­ный от­каз), ли­бо без ука­за­ния та­ко­вых (не­на­прав­лен­ный от­каз). В по­след­нем слу­чае до­ля от­ка­зав­ше­го­ся на­след­ни­ка в на­следственном иму­ще­ст­ве рас­пре­де­ля­ет­ся ме­ж­ду ос­таль­ны­ми на­след­ни­ка­ми, при­няв­ши­ми на­след­ст­во (при­ра­ще­ние на­следственной до­лей). В слу­чае, ко­гда при­зван­ный к наследованию на­след­ник уми­ра­ет по­сле от­кры­тия на­след­ст­ва, не ус­пев его при­нять, име­ет ме­сто на­след­ст­вен­ная транс­мис­сия — пе­ре­ход пра­ва на при­ня­тие на­след­ст­ва к пра­во­пре­ем­ни­кам умер­ше­го на­след­ни­ка.

Не име­ют пра­ва наследования в си­лу пря­мо­го ука­за­ния за­ко­на или в си­лу су­деб­но­го ре­ше­ния не­дос­той­ные на­след­ни­ки — ли­ца, до­пус­тив­шие про­ти­во­прав­ное по­ся­га­тель­ст­во на жизнь, здо­ро­вье или во­ле­изъ­яв­ле­ние на­сле­до­да­те­ля.

На­след­ник, при­няв­ший на­след­ст­во, как уни­вер­саль­ный пра­во­пре­ем­ник на­сле­до­да­те­ля по об­ще­му пра­ви­лу не­ог­ра­ни­чен­но от­ве­ча­ет по его дол­гам всем сво­им иму­ще­ст­вом, ес­ли толь­ко, при­ни­мая на­след­ст­во, та­кой на­след­ник не по­тре­бо­вал со­став­ле­ния опи­си на­след­ст­вен­но­го иму­ще­ст­ва, по­зво­ляю­щей от­ве­чать по дол­гам на­сле­до­да­те­ля в пре­де­лах стои­мо­сти на­следственного иму­ще­ст­ва (Фран­ция) ли­бо толь­ко по тем дол­гам, ко­то­рые бы­ли вклю­че­ны в опись (Швей­ца­рия). Для за­яв­ле­ния пре­тен­зий кре­ди­то­ра­ми ус­та­нав­ли­ва­ют­ся сро­ки, про­пуск ко­то­рых вле­чёт от­каз в по­га­ше­нии со­от­вет­ст­вую­щих дол­гов на­сле­до­да­те­ля.

Наследование по завещанию (История и современность) Мусаев Рашадат Мамед оглы

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Мусаев Рашадат Мамед оглы. Наследование по завещанию (История и современность) : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.03 : Москва, 2003 188 c. РГБ ОД, 61:04-12/287-8

Читайте так же:  Красиво оформить каравай

Содержание к диссертации

Глава 1. Происхождение и эволюция наследования по завещанию

1. Становление и развитие наследования по завещанию в римском частном праве 10

2. Становление и развитие наследования по завещанию в русском наследственном праве 47

Глава 2. Наследование по завещанию в российском гражданском праве

1. Понятие и содержание наследования по завещанию 108

2. Форма завещания 134

3. Специальные распоряжения завещателя 156

Список использованной литературы 175

Введение к работе

Институт наследования регулирует отношения по переходу имущественных прав и обязанностей с древнейших времен. Подобную продолжительность существования можно объяснить лишь особым значением наследования, как для отдельного индивида, так и для общества в целом.

Заинтересованность отдельной личности при наследовании проявляется в том, что «благодаря наследованию человек в праве как бы не умирает, а продолжает существовать в лице своих преемников» 1 .

Существование наследования соответствует и интересам общества и поддерживает стабильность гражданско-правовых отношений. Действительно, если бы все обязательства лица прекращались со смертью, то совершение сделок, в особенности крупных, с физическими лицами было бы связано с большим риском для их контрагентов. Наследование же позволяет обязательственным отношениям сохранить силу после выбытия одного из их субъектов, и только некоторые из них прекращаются со смертью лица: доверенность, алиментные обязательства.

По мнению В.М. Хвостова, наследование имеет политическое значение, т.к. государство, устанавливая определенный порядок наследования, имеет возможность влиять на распределение имущества между отдельными гражданами 2 .

В последние несколько лет роль наследственного права в нашей жизни заметно возросла. Этот процесс был вызван коренными изменениями, затронувшими все сферы общественной жизни: экономической, социальной, политической, духовной.

1 Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 546.

2 Хвостов В.М. Система римского права. Учебник. М., 1996. С. 422.

Проведенные в России преобразования возродили забытый за годы советской власти институт частной собственности, предоставили гражданам свободу предпринимательской деятельности, позволили осуществить переход от командной экономики к рыночной. Земля, квартиры, ценные бумаги стали объектами собственности граждан. Бесспорно, что в таких условиях вопрос о судьбе имущества после смерти собственника и о получении наследства перестает быть безразличным. Очевидно, что изменившиеся общественные отношения требовали усовершенствования законодательной базы. В особенности это касалось отношений наследования, которые до недавнего времени регулировались нормами ГК РСФСР 1964 г.

Для правильного понимания проблем современного наследственного права следует, на наш взгляд, обратиться к положительному опыту прошлого, который наиболее концентрированно выражен в нормах римского частного права. Именно римское право выработало те правовые основы наследования, которые впоследствии были восприняты подавляющим большинством государств. Более того, в римском частном праве сформировалось само понятие наследования как универсального преемства. С древнейших времен наследственное право знало два основания наследования: завещание и закон. При наследовании по закону имущество умершего переходит к его ближайшим родственникам в силу закона. Но в таком случае воля умершего собственника может не найти своего выражения, т.к. законодатель лишь предполагает наличие особого расположения умершего к своим близким, которого в действительности может и не быть. При наследовании по завещанию собственник имущества составляет особый акт, в котором самостоятельно определяет судьбу своего имущества на случай смерти. В данном случае речь идет уже не о предположении, а о действительно ясной воле лица. Именно при наследовании по

завещанию в наибольшей степени проявлялся присущий римскому частному праву неограниченный характер частной собственности.

Однако было бы неверным обращаться только к опыту римского права, поскольку изучение и применение положительных сторон в регулировании различного рода отношений должно происходить с учетом особенностей национального законодательства.

Интерес к наследственным отношениям по завещанию вызван следующими обстоятельствами. Во-первых, введением с 1 марта 2003 г. Третьей части ГК РФ, цель которой заключается в эффективном регулировании правоотношений, возникающих по случаю смерти субъектов права. Во-вторых, в проблематичности использования новых положений ГК РФ на практике.

Актуальность темы исследования. Наследование по завещанию является одним из значимых институтов гражданского права, так как регулирует правоотношения на момент после смерти наследодателя. Исследования этого института велись и юристами древнего Рима, и российскими юристами до революции, и советскими юристами. С особым интересом изучается данная проблематика и в современной науке гражданского права.

Сохранение актуальности изучения института наследования по завещанию связано с тем, что наследственное правопреемство непосредственно связано с институтом частной собственности, который возродился в Российской Федерации с переходом к рыночной экономике. Это объективно предопределило необходимость принятия нового нормативно-правового акта, регламентирующего переход по наследству прав и обязанностей завещателя в точном соответствии с его волей, так, как он распорядится. Однако с принятием третьей части ГК РФ проблем в правовом регулировании наследственных отношений по завещанию не убавилось в связи с дееспособностью предлагаемых законодателем форм завещания.

Сложившееся положение не случайно. Связано оно отсутствием работ, целенаправленно исследующих проблему наследования по завещанию с момента возникновения и до наших дней.

В диссертации предпринята попытка наиболее детального изучения условий возникновения наследования по завещанию, ее трансформация в разные исторические эпохи, ее детерминированность от типа общностей.

Предметом настоящего диссертационного исследования является институт наследования по завещанию в римском частном, русском дореволюционном (с момента становления), советском и современном российском гражданском праве, также проблемы его рецепции и перспективы развития в современном российском законодательстве.

Целью диссертационного исследования является комплексный — гражданско-правовой и историко-правовои — анализ института наследования по завещанию в Древнем Риме, дореволюционной, Советской и современной России.

В связи с этим, перед диссертационным исследованием стоят следующие задачи:

Собрать и проанализировать источники по истории наследования по завещанию;

Рассмотреть эволюцию учения о завещании в римском частном праве, касающегося понятия, содержания, формы, а также защиты наследственных прав;

Исследовать значение завещательного распоряжения в дореволюционной, Советской и современной России;

Проанализировать особенности взаимоотношений обычая и закона в завещательном праве;

Проанализировать эволюцию содержания завещания и причины ограничения воли завещателя.

л Методологической основой диссертации являются методы

конкретно-исторического, формально-юридического, сравнительно-правового и логического анализа. В процессе работы был использован общефилософский диалектический метод познания, что отвечает задаче комплексного изучения проблемы.

Нормативную базу исследования составляют следующие категории актов:

Конституция РФ (Ст. 35);

Гражданский кодекс Российской Федерации, регулирующий отношения по наследованию;

Семейный кодекс РФ;

Основы законодательства о нотариате РФ.

Теоретическую основу диссертации составляют труды дореволюционных, советских и современных российских романистов и цивилистов.

При написании работы автор опирался главным образом на ис
следования Г.Н. Амфитеатрова, Б.С. Антимонова, А.В. Бенедиктова,
Д.М. Генкина, М.В. Гордона, К.А. Граве, В.П. Грибанова, О.С. Иоффе,
О.А. Красавчикова, З.Г. Крыловой, СМ. Корнеева, М.И. Кулагина,
ф В.А. Мусина, Е.Л. Невзгодиной, A.M. Немкова, П.С. Никитюка, И.Б. Но-

вицкого, И.С. Перетерского, А.А. Подопригоры, Е.А. Скрипилева, А.А. Рубанова, В.А. Рясенцева, В.И. Серебровского, Е.А. Суханова, Ю.К. Толстого, P.O. Халфиной, Т.Д. Чепиги и др.

В процессе работы использовались труды дореволюционных ученных К.Н. Анненкова, Ю. Барона, П.И Беляева, М.Ф. Владимирско-го-Буданова, Г. Дернбурга, В. Демченко, К.Д. Кавелина, М.М. Ковалевского, А.К. Митюкова, Д.И. Мейера, К.А. Неволина, В. Никольского, Л.И. Петражицкого, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, Г. Пухты, Л.И. Руднева, В.И. Синайского, В.М. Хвостова, Г.Ф. Шершеневича и

Научная новизна диссертации состоит в том, что она представляет собой попытку комплексного изучения института наследования по завещанию в историческом развитии. В работе проводится теоретическое исследование завещательного распоряжения не только в праве Древнего Рима и современной России, но и в российском дореволюционном и советском гражданском праве.

В диссертации содержится ряд новых теоретических выводов, касающихся сущности наследования по завещанию в русском дореволюционном и современном российском гражданском праве, перспективах их развития в России, а также практические рекомендации по совершенствованию законодательства.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Системное изучение наследования по завещанию в его естест
венных условиях (Рим) акцентирует внимание на предельное соответ
ствие закона жизни. Применение выработанных норм для любой общ
ности людей без их практической переработки приводит не только к
несоответствиям жизни, но и парализует их применение (делает их
неработоспособными).

Положение об иждивенцах в диссертации рассматривается в его генезисе и устанавливается специфика функционирования в Римском частном праве, российском, советском и современном гражданском праве. Особенности современного наследственного права о «скользящих» наследниках и гуманистический характер решения проблемы.

Обосновывается необходимость возвращения нормы о завещании под условием и с учетом реалий сегодняшнего дня внести его в виде дополнения в ГК, с целью усовершенствования, без которой определенная часть правоотношений не охватывается санкционированной нормой.

4. В третьей части ГК, регулирующем отношения по наследованию, просматриваются некоторые недоработки, которые на практике могут быть помехой волеизъявлению наследодателя:

а) отсутствие критериев недействительности завещания в законе;

б) закрытое завещание не предусматривает должных обстоя
тельств, которые бы могли свести на нет всевозможные неадекватные
толкования волеизъявления завещателя;

в) отсутствие в ГК механизма распоряжения на случай смерти де
нежными средствами, находящимися в банках.

Практическая значимость диссертационного исследования.

Содержащиеся в диссертации положения и выводы имеют своей целью способствовать совершенствованию российского законодательства о наследовании по завещанию. Они также могут быть использованы в процессе преподавания в высших учебных заведениях курса «Гражданское право», «Римское право», а также спецкурса «Наследственное право».

Кроме того, практические выводы, сделанные в диссертации, могут быть использованы как при разрешении споров судебными органами, так и в деятельности нотариальных органов.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена и обсуждена на кафедре гражданского права и процесса юридического факультета ОмГУ. Основные положения диссертации изложены в опубликованных статьях, в выступлениях на научных конференциях Уральской государственной юридической академии, Томского государственного университета, Омского юридического института МВД России, в преподавании курса по римскому частному праву и гражданскому праву и спецкурса «Наследственное право» на юридическом факультете ОмГУ.

Становление и развитие наследования по завещанию в римском частном праве

Начало наследственным отношениям было заложено еще в доклассовом обществе. Тем не менее, право наследования появилось только с возникновением государства. Подобно тому, как собственность (в экономическом смысле) существовала и до образования государства и права, а право собственности появилось только с образованием государства, так и наследственное право в результате завершения права собственности появилось только с возникновением государства.

Для понимания историко-теоретического значения процесса становления юридических отношений в области наследования необходимо изучение ранних этапов существования частной собственности и государства, в том числе и наследственных норм. Анализ римского материала для изучения становления наследственного права тем более важен, что римское право легло в основу многих современных правовых систем и правовой науки. Высшие достижения римского правоведения составляют важную часть античной и духовной культуры. Римляне, как нам представляется, создали совершенную универсальную систему права, имеющую в своей основе частную собственность, уникальную по степени своей внутренней завершенности. Как отмечают многие историки права, римское частное право классического периода является историческим памятником высочайшей ценности.

Однако на этот счет имеется и другое суждение. Так, например, Жан Боден выразил мнение, что «все, что у нас есть [из римского права], — творения греческие»1. Данная точка зрения несколько спорная, так как с одной стороны, нормы, регулирующие имущественные отношения, в том числе и наследственные, существовали и до римского права. Примером тому служит закон вавилонского царя Хаммураби, согласно статье 165 которого «если кто-нибудь подарит своему сыну первому в его глазах поле, сад или дом и выдаст ему документ, то по смерти отца, когда братья станут делиться, они должны выдать ему подарок, данный ему отцом, и, сверх того, разделить между собою отцовское имущество поровну»2. Другим свидетельством является закон Солона о завещаниях, благодаря которому, по мнению Плутарха, он также прославился. С другой стороны, хотя имущественные отношения и регулировались до существования римского права, но конструкции такого правового регулирования были несовершенны. Римское же право, по мнению Ф. Энгельса, «настолько является классическим юридическим выражением жизненных условий и конфликтов общества, что все позднейшие законодательства не могли внести в него никаких существенных улучшений».

Читайте так же:  Детские пособия в архангельской области в 2019 году

Как подчеркивает Д.В. Дождев, в римской правовой истории имеет место переход от архаического к «образцовому частному праву», которое и легло в основу современной континентальной системы4.

Римское наследственное право прошло три этапа в своем развитии, которых мы будем придерживаться при его исследовании. Исторически первая система — цивильное право или «hereditas», позже возникло преторское право или «bonorum possessio», и, наконец, правовая система Юстиниана, который кодифицировал римское право и в 534 г. издал новый Кодекс.

Наследование как правовой институт характеризовалось единством двух признаков: а) оно возникало только после смерти собственника, б) существовало преемство всех прав и обязанностей умершего, т.е. имущество рассматривалось как целое — с долгами и правами наследодателя и как целое переходило к наследнику. Иными словами, нельзя было наследовать только права, отказавшись от обязанностей. Наряду с этим, как отмечает Н.В. Ченцов, «в тех случаях, когда наследников несколько, имущество не распределяется между ними по реальным частям, а наоборот, остается единым, каждому наследнику принадлежит в нем идеальная доля». В то же время «долг со всем имуществом достается всем наследникам как единому наследнику, каждый из наследников получает вместе с известной имущества, также и определенную часть долга (если долг можно разделить). Если долг нельзя разделить, то все наследники будут солидарны, следовательно, каждый будет отвечать за весь долг».

Под наследством в широком смысле понимается «совокупность имущественных прав и обязанностей человека (наследодателя) в минуту его смерти, кроме чисто личных». При этом не имеет значения, превышает ли совокупная ценность прав совокупную ценность долгов или наоборот, также безразлично, состоит ли право в праве собственности или в вещных правах на чужую вещь.

Понятие и содержание наследования по завещанию

Под наследованием по завещанию понимается переход имущественных, а также некоторых личных неимущественных прав и обязанностей наследодателя к другим лицам в соответствии с завещательным распоряжением умершего.

Судьба гражданских правоотношений, в которых состоял умерший, регулируется нормами наследственного права, определяющими порядок перехода прав и обязанностей от наследодателя к наследникам. Однако советское гражданское право не имело однозначного док-тринального толкования о том, каков объем передаваемых прав и обязанностей завещателя.

Большинство советских цивилистов полагало, что наследование -это переход к другому лицу или другим лицам имущества умершего, где имущество — совокупность имущественных прав и обязанностей наследодателя на момент открытия наследства1 (Г.Н. Амфитеатров и А.П. Солодилов, З.Г. Крылова, P.O. Халфина и т.д.). При этом некоторые из указанных авторов полагали, что имущественные права и обязанности входят в состав наследства — как правило, а некоторые личные неимущественные — как исключение (Б.С. Антимонов, К.А. Граве). Учитывая это, Б.Б. Черепахин утверждал, что при наследовании имущество наследодателя переходит к наследникам, как единое целое, включая его имущественные права и обязанности, а также связанные с входящими в это имущество имущественными правами права личные (неимущественные).

Иную позицию занимал В.И. Серебровский, который под наследованием понимал переход от наследодателя к его наследникам совокупности принадлежащих ему имущественных прав, а личные неимущественные права имущественные обязанности, по его мнению, по наследству не переходили. Свое мнение В.И. Серебровский обосновывал тем, что в ГК РСФСР 1922 года не дается определение понятия «имущество». Это понятие не раскрыто и в ГК РСФСР 1964 года (не имел санкционированной нормы понятия наследства).

Новое законодательство о наследовании в ст. 1112, хотя и раскрыло понятие наследства, однако, по мнению автора, несколько сузило имущественные права наследодателя днем открытия наследства (завещание — односторонняя сделка, это изучено, но допускаются ли условные завещания ни советское, ни ныне действующее законодательство не имеет определенности по данному вопросу).

Наследственные правоотношения по завещанию будут иметь место только при наличии совокупности следующих юридических фактов:

1) смерти наследодателя (открытие наследства);

2) наличие надлежаще оформленного завещания;

3) наличие воли наследника на принятие наследства.

Советское гражданское законодательство, подробно регламентируя наследование по завещанию, вместе с тем не содержало определения самого понятия «завещание».

В новом Гражданском Кодексе впервые в российском законодательстве дано легальное определение завещания. Согласно п. 5 ст. 1118, завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства. Таким образом, завещание — это формальное одностороннее гражданско-правовое распоряжение личным имуществом наследодателя на случай своей смерти с указанием наследников и наследственного имущества.

Следовательно, по своей юридической природе завещание представляет собой одностороннюю сделку, направленную на распределение имущества между лицами, названными завещателем своими наследниками, и в том порядке, который он устанавливает. Завещание является сделкой, которая выражает волю только завещателя. Поэтому действительность завещания не зависит от согласия наследников. Данный юридический факт неоднозначно толковался только некоторыми юристами дореволюционной России. Например, по мнению В.И. Синайского, «правовая природа завещания, как юридического акта, остается не вполне ясной. Неясность обнаруживается в том, что с одной стороны, завещание есть односторонняя юридическая сделка, с другой — она требует впоследствии согласия наследника на принятие наследства. Таким образом, завещание стоит на грани односторонней и двусторонней юридической сделки»1. Данное суждение несколько неточно, поскольку при составлении завещания (волеизъявление наследодателя) мнение наследника не берется во внимание и действительность завещания от этого не страдает.

Что касается принятия наследства, то в этой ситуации самого завещателя, как субъекта гражданских правоотношений, уже не существует, и его распоряжение, как таковое, изменению не подлежит. Однако право наследника не вступать в права наследования, не приобретать имущественные права и обязанности наследодателя, является следствием самого завещания, как одностороннего волеизъявления завещателя. Принятие наследства — это самостоятельная сделка. «Завещание признается односторонней сделкой. Хотя наследование по завещанию может быть осуществлено в том случае, если наследники выразили согласие на принятие завещанного им имущества, однако акт принятия наследства наследниками по завещанию не является встречным по отношению к акту завещательного распоряжения, и оба акта не образуют взаимной сделки».

Специальные распоряжения завещателя

К специальным видам завещательного распоряжения относятся: завещательный отказ, завещательное возложение, подназначение, назначение исполнителя завещания — душеприказчика.

Завещательный отказ (ст. 1137) — это такое распоряжение, которым завещатель возлагает на наследника по завещанию исполнение за счет наследства какого-либо обязательства имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей), которые приобретают право требовать исполнения этой обязанности.

Предметом завещательного отказа может быть передача отказо-получателю в собственность, во владение на ином вещном праве или в пользование вещи, входящей в состав наследства, передача отказо-получателю входящего в состав наследства имущественного права, приобретение для отказополучателя и передача ему иного имущества, выполнение для него определенной работы или оказание ему определенной услуги, либо осуществление в пользу отказополучателя периодических платежей и т.д. (Например, завещатель может обязать наследника по завещанию выдать из наследственного имущества библиотеку, отремонтировать квартиру друга и т.д.).

Как считает В.И. Серебровский, во всех таких случаях имеет место завещательное распоряжение, доставляющее определенному лицу имущественную выгоду за счет наследственного имущества, но не делающее его, однако, наследником1.

По мнению же П.С. Никитюка, «получение имущества по завещательному отказу представляет собой особый вид наследственного правопреемства. Отказополучатель становится преемником в отдельном праве наследодателя. ».

Интересным на этот счет является мнение Б.Б. Черепахина, который считает, что «между наследодателем (завещателем) и наследником не возникает отношений правопреемства, так как обязанность по выполнению отказа появляется у наследника по завещанию впервые, а не переходит к нему от наследодателя».

На самом деле, под наследственным правопреемством понимается переход по наследству имущественных, а также некоторых личных неимущественных прав и обязанностей наследодателя, т.е. таких прав и обязанностей, которыми он обладал на момент открытия наследства. Обязанности передать имущество отказополучателю у завещателя на момент открытия наследства нет. Он своей волей возлагает эту обязанность передать что-то на наследника по завещанию. Следовательно, данное отношение не является правопреемством. В такой ситуации нельзя завещательный отказ рассматривать как сингулярное наследственное преемство, при котором сингулярный преемник, в отличие от универсального получает имущественные права наследодателя не в совокупности, а только одно или несколько определенных имущественных прав. По нашему мнению, следует согласиться с Б. Б. Черепахиным, который считает, что именно отсутствие правопреемства в приобретении имущества отказополучателем делает невозможным также и преемство им пассива наследства1.

Единственной формой установления завещательного отказа является завещательное распоряжение. На этот счет, статья 1137 ГК РФ содержит императивное правило: «Завещательный отказ должен быть установлен в завещании». Однако следующее положение ст. 1137 ГК РФ о том, что «содержание завещания может исчерпываться завещательным отказом», на наш взгляд, несколько противоречиво, так как если следовать смыслу данной нормы, то завещатель должен либо назначить наследника и обязать его все передать отказополучателю, либо просто назначить отказополучателя в завещании. Совершение отказа через назначенного наследника, на первый взгляд, является более перспективным, так как не противоречит природе завещательного отказа, т.е. назначается универсальный правопреемник, который расплатиться с долгами наследодателя в пределах наследственного имущества, а оставшуюся часть передаст отказополучателю. Однако на практике это может вызвать нежелательные последствия в наследственном правопреемстве, так как трудно себе представить, чтобы наследник по завещанию, фактически не получающий ничего из наследства, а являющийся в данной ситуации исполнителем воли завещателя, вступил бы в право наследования.

Второй же способ, при котором указывается в завещании только отказополучатель, противоречит вообще природе завещательного отказа, хотя в литературе ранее высказывались такого рода мнения2. Завещательный отказ носит всегда обязательный характер, т.е. наследодатель может обязать наследника выполнить какое-либо действие или передать какую-нибудь вещь в пользу отказополучателя, но завещатель не может «отказать» кому-либо вещь, не назначая наследника. В этом случае такой «отказополучатель» будет по существу наследником, а не отказополучателем.