Международный договор подсудность

Рубрики Статьи

ВС объяснил, когда стороны вправе договориться о подсудности

На рассмотрении судов двух инстанций находился спор между двумя компаниями из Санкт-Петербурга о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами по договору подряда. Истец обратился в АСГМ, поскольку в условиях договора значилось, что именно там должны решаться все споры между сторонами.

Суды первой и апелляционной инстанций, разрешая поставленный ответчиком вопрос о подсудности указали, что в момент заключения договора, его исполнения и подачи иска город Москва не был местом нахождения сторон, ни у одной из них не было даже представительства или филиала в столице, местом исполнения обязательств является город Санкт-Петербург. Суды пришли к выводу, что условие о подсудности спора согласовано произвольно, и определять ее нужно по общим правилам ст. 35 АПК РФ, то есть, по месту нахождения ответчика.

Как отмечает старший консультант Департамента юридической практики Alliance Legal Consulting Group Юнона Сизых , раньше часть судов придерживалась позиции, согласно которой стороны не вправе были указывать в договоре наименование конкретного суда для возможного будущего спора. Чтобы суд признал соглашение о подсудности достигнутым, стороны договора должны были указывать на разрешение спора по специальным признакам, то есть, в рамках, установленных АПК родовых критериев, привязывающих спор к территории: «по месту нахождения ответчика», «по месту исполнения договора», «по месту нахождения имущества», «по последнему известному месту нахождения» и т. д. В противном случае суды вправе были признать несогласованными условия договоров о подсудности.

Так, например, в постановлении от 28 сентября 2016 года по делу № А40-34397/2016 Девятый арбитражный апелляционный суд указал: «Стороны, будучи наделены процессуальным законодательством правом по соглашению изменить подсудность, остаются связанными необходимостью установления в соглашении об изменении подсудности родовых критериев определения подсудности и не вправе относить спор к подсудности того или иного индивидуально-определенного суда в системе судов РФ безотносительно к месту нахождения/ жительства истца или ответчика, месту нахождения имущества, месту причинения вреда, месту исполнения договора, иным критериям, определяемым родовыми признаками с учетом характера сложившихся правоотношений сторон. Процессуальное законодательство является отраслью публичного, а не частного права, в связи с чем свобода договора в процессуальном законодательстве, в частности, свобода избрать договорную подсудность, не может толковаться как неограниченное право сторон любым способом изменить территориальную подсудность».

Верховный Суд Российской Федерации в определении №305-ЭС16-20255 от 25.05.2017 года указал, что из предусмотренных видов подсудности (родовой, исключительной территориальной, альтернативной территориальной) процессуальное законодательство запрещает менять по соглашению только родовую и исключительную территориальную подсудность.

«Возникший между сторонами спор не относится к категории тех, в отношении которых в Кодексе установлен запрет на изменение по соглашению сторон компетентного суда, в связи с чем являются необоснованными выводы суда относительно несогласованности условий договора подряда о подсудности споров Арбитражному суду города Москвы и их мотивировка», разъяснил ВС и, отменив судебные акты предыдущих инстанций, направил дело в Арбитражный суд города Москвы для рассмотрения по существу.

Юнона Сизых считает, что определенность, которую ВС внес в вопрос договорной подсудности, позволила сформулировать следующий вывод: соблюдая установленные законом запреты (ч. 3 и 4 ст. 34, ст. 38 АПК РФ) , стороны по своему соглашению вправе указать в договоре условие о подсудности спора в любом суде без привязки к общим правилам территориальной подсудности (ст. 35, 36 АПК РФ).

Вместе с тем, правовая позиция, изложенная в этом определении несколько расходится с заявлением, недавно сделанным председателем ВС Вячеславом Лебедевым, о необходимости исключить из процессуальных кодексов правило о договорной подсудности, которое по соглашению сторон позволяет изменять территориальную подсудность по своему усмотрению.

Таким образом, несмотря на внесенную Верховным судом ясность в действующую правоприменительную практику по данному вопросу, судьба возможности определения территориальной подсудности по соглашению сторон на законодательном уровне еще не решена.

Международная подсудность

В связи с принятием постановления Пленума ВС РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» данный вопрос следует начать с положения, установленного названным постановлением, в соответствии с которым при рассмотрении гражданских дел следует иметь в виду, что в силу ч. 1 ст. 47 Конституции никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. А в соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый при определении его гражданских прав и обязанностей имеет право на суд, созданный на основании закона.

Если в теории процессуального права термины «подведомственность» и «подсудность» в отношении гражданских дел без иностранного элемента являются традиционными, то с определением компетентного органа для рассмотрения дела с участием иностранных лиц ситуация несколько иная.

Во многих странах термин подведомственность вообще не используется в процессуальном праве этих государств. Международным актам по процессуальным вопросам этот термин также не знаком.

С помощью термина «международная подсудность гражданских дел» разграничивается компетенция судов какого-то конкретного государства по разрешению гражданских дел с участием иностранной стороны (сторон) или с каким-либо иным «иностранным элементом» [1] .

В международной процессуальной науке сложились три основные системы определения подсудности:

  • 1) по признаку гражданства сторон спора;
  • 2) по признаку присутствия ответчика;
  • 3) путем распространения правил внутренней территориальной подсудности на дела с участием иностранного элемента.

Для российского процессуального законодательства характерно определение подсудности путем распространения правил внутренней территориальной подсудности на дела с участием иностранного элемента. Так, к делам с участием иностранных лиц применимы правила родовой подсудности, территориальной, в том числе альтернативной, исключительной, договорной, по связи дел, а также условия передачи дела, принятого судом к своему производству, в другой суд. Однако применительно к процессуальным отношениям с участием иностранных лиц российским законодательством предусмотрены и специальные правила установления подсудности.

Для полной ясности определения международной подсудности В. В. Гаврилов предлагает выделять три этапа последовательного ее определения, каждый из которых имеет особое значение.

Задачей первого этапа является определение компетентной национальной юрисдикции. На втором этапе происходит определение системы судебных органов, в которых будет разрешен спор. И уже на третьем этапе разрешается вопрос об определении конкретного судебного органа, которому непосредственно предстоит разрешить спор.

На первом этапе необходимо определить компетентное государство. При решении вопроса о международной подсудности суд РФ устанавливает пределы своей компетенции и не затрагивает вопрос о компетенции иностранного суда.

По действующему законодательству «конфликт юрисдикций» обычно разрешается посредством международных многосторонних и двусторонних соглашений.

В международных актах, таких как многосторонняя Конвенция стран СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам; двусторонние договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам между Российской Федерацией и Литовской Республикой, Республикой Кыргызстан, Азербайджанской Республикой, Эстонской Республикой, Латвийской Республикой, Республикой Молдова, Исламской Республикой Иран и др., содержатся нормы об определении государства, суд которого компетентен рассматривать возникший спор.

Так, например, в ст. 4 Договора между Российской Федерацией и Эстонской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 26.01.1993 прямо закреплена норма, согласно которой в случае возбуждения производства по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию в судах обеих Договаривающихся Сторон, компетентных в соответствии с настоящим Договором, суд, который возбудил дело позднее, прекращает производство.

Разрешая вопрос об определении компетентного государства для рассмотрения конкретного спора, можно сформулировать следующее общее правило: если международным актом установлены иные правила определения компетентного национального суда по рассмотрению спора, то применяются нормы такого международного акта, т.е. для того чтобы определить компетентный орган того или иного государства для рассмотрения спора, необходимо разрешить вопрос о наличии между претендующими государствами заключенного договора о правовой помощи на право рассмотрения конкретного гражданского дела. При положительном ответе важно на основании соответствующих норм окончательно установить тот или иной компетентный орган государства.

Необходимо отметить, что при отсутствии такого международного договора, содержащего основные правила распределения компетенции между государствами, полномочными рассматривать конкретное гражданское дело, следует применять нормы национального процессуального законодательства.

Задачей второго этапа является решение вопроса об отнесении спора о праве или иного юридического дела к компетенции определенного органа.

В нашей стране существует несколько видов судов, рассматривающих дела с участием иностранных лиц в порядке гражданского судопроизводства. К таким судам относятся: суды общей юрисдикции, арбитражные суды и третейские суды.

На распределение подведомственности дел распространяются общие положения процессуального законодательства при отсутствии правил международного характера.

На последнем, третьем этапе акцентируется внимание на отнесении спора к компетенции конкретного суда. Целью этого этапа является разрешение вопроса о подсудности гражданского дела конкретному суду.

По каждому гражданскому делу должна быть определена как родовая, так и территориальная подсудность, после чего может быть решен вопрос о принятии соответствующего заявления к производству конкретного суда.

Определить родовую подсудность по исследуемой категории дел – значит установить компетентный суд судебной системы для рассмотрения спора с участием иностранных лиц по правилам подсудности, закрепленным ГПК.

По общим правилам, в соответствии с нормами гл. 3 ГПК дело может быть подсудно мировому судье (ст. 23), районному суду (ст. 24), военным и иным специализированным судам (ст. 25), верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и автономному округу (ст. 26), ВС РФ. Правила гл. 3 ГПК распространяются и на производство с участием иностранных лиц.

ГПК содержит некоторые особенности при определении родовой подсудности по делам с участием иностранных лиц. Так, ходатайство взыскателя о принудительном исполнении решения иностранного суда компетентен рассматривать только суд субъекта РФ по месту жительства или месту нахождения должника в Российской Федерации, а в случае если должник не имеет места жительства или места нахождения в Российской Федерации либо место его нахождения неизвестно, то по месту нахождения его имущества.

Читайте так же:  Совместитель подоходный налог

Кроме особенностей родовой подсудности по исследуемой категории дел практический и научный интерес представляют нормы, регулирующие территориальную подсудность. Территориальная подсудность устанавливается после определения родовой подсудности. Международная территориальная подсудность и внутренняя территориальная подсудность корреспондируют, так как и та и другая определяются по общему правилу местом жительства или местом нахождения ответчика.

В соответствии со ст. 402 ГПК по делам с участием иностранных лиц суды в Российской Федерации рассматривают дела с участием иностранных лиц, если гражданин-ответчик имеет место жительства в Российской Федерации или организация-ответчик находится на территории РФ.

Главой 44 ГПК довольно обширно устанавливаются правила подсудности с участием иностранных лиц. Закреплен целый ряд случаев, когда суд вправе рассматривать дела с участием иностранных физических и юридических лиц. Предусмотренные ГПК виды территориальной подсудности (общая территориальная подсудность, альтернативная подсудность, исключительная подсудность, договорная подсудность, подсудность по связи дел) применимы и при определении международной подсудности дел.

Помимо общих правил ГПК содержит и специальные правила территориальной подсудности. Так, ч. 3 ст. 402 предусматривает случаи альтернативной подсудности, среди которых устанавливается правило о том, что суды в Российской Федерации вправе рассматривать дела с участием иностранных лиц в случае, если по делу о расторжении брака истец имеет место жительства в Российской Федерации или хотя бы один из супругов является российским гражданином.

Судебная практика (позиция ВС РФ): Норма п. 1 ст. 29 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993 предоставляет супругам, имеющим гражданство одного государства и проживающим на территории другого государства, право выбора обращения в судебные учреждения государства, гражданами которого они являются, либо государства, на территории которого они проживают (Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за четвертый квартал 2001 г.).

Статья 403 ГПК указывает на категории дел исключительной подсудности. При этом помимо указанных в данной статье категорий дел к исключительной подсудности относятся дела, вытекающие из публичных правоотношений, а также ряд дел особого производства. Последние четко закреплены в ГПК.

Отдельно следует сказать о договорной подсудности, заслуживающей определенного интереса, поскольку она облегчает решение вопросов той или иной стороне. Суть данного вида подсудности состоит в возможности выбора сторонами суда, в котором в случае возникновения будет рассматриваться их спор. Нельзя забывать и об ограничениях, заключающихся в запрете изменения по соглашению сторон исключительной территориальной и родовой подсудности. При этом под невозможностью изменения исключительной подсудности понимается невозможность изменения как указанной в международном договоре исключительной подсудности, так и во внутреннем законодательстве. Невозможным является также изменение подсудности по делам особого производства в связи с отсутствием в данном производстве понятия сторон, которые могли бы заключить подобное соглашение, а также по делам, возникающим из публично-правовых отношений, по причине отнесения законодателем указанных категорий дел к исключительной подсудности. Кроме того, невозможно изменить подсудность и по ряду других дел, например подсудных ВС РФ.

Не сказано было и еще об одном виде территориальной подсудности – подсудности по связи дел, которая также используется в производстве с участием иностранных лиц.

Подсудность по связи заявленных требований имеет место в том случае, когда между ними существует такая объективная связь, которая позволяет рассмотреть все заявленные требования в одном процессе.

Процессуальные правила подсудности по связи дел с участием иностранных лиц заключаются в следующем:

  • 1) иск к нескольким ответчикам, проживающим или находящимся в разных местах, предъявляется по месту жительства или нахождения одного из ответчиков по выбору истца;
  • 2) встречный иск предъявляется в суд, рассматривающий первоначальный иск, независимо от его подсудности. Данный вопрос решается однозначно не только во внутреннем законодательстве (ст. 137 ГПК), но и в нормах международных договоров. Например, в соответствии с ч. 2 ст. 22 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам «встречный иск и требование о зачете, вытекающие из того же правоотношения, что и основной иск, подлежат рассмотрению в суде, который рассматривает основной иск».

Такое требование связано с тем, что одной из целей предъявления встречного иска является именно одновременное рассмотрение его с основным иском.

  • [1]Богуславский Μ. М. Международное частное право. М., 2004. С. 491.

15.5. Международная подсудность в международных соглашениях

Двусторонние договоры разграничивают подсудность судов договаривающихся государств на основе комбинированного использования единообразных критериев гражданства и домицилия сторон, места нахождения имущества. Основными критериями являются принципы гражданства (договоры России с Польшей и Румынией) и домицилия сторон (договоры России со странами Балтии и Италией). Решение вопросов о подсудности связано с вопросами выбора права (общая тенденция — применение судом своего собственного права). Договоры устанавливают правила об альтернативной, договорной и исключительной подсудности, правила разграничения подсудности по категориям дел, правила о специальной подсудности отдельных видов гражданско-правовых споров (договоры России с Испанией, Польшей).

В договоре о правовой помощи между Россией и Италией закреплено, что критериями для установления компетенции судов являются: постоянное место жительства ответчика, место исполнения обязательства, место причинения вреда, постоянное место жительства или место пребывания истца (по делам о взыскании алиментов). Исключительная компетенция установлена по спорам о вещных правах на недвижимость (суд места нахождения недвижимости), по делам о личном статусе физических лиц (суд государства гражданства лица в момент предъявления иска).

Конвенция СНГ 1993 г. содержит расширенный круг норм о международной подсудности (разграничении компетенции): общие положения о подсудности и специальная подсудность отдельных видов гражданских и семейных дел. Основной критерий — место жительства ответчика (физического лица) и место нахождения органа управления юридического лица. Гражданство сторон не имеет значения. Дополнительные критерии: место осуществления хозяйственной деятельности, место исполнения обязательства, место жительства истца.

Конвенция закрепляет правила об исключительной компетенции: по искам о праве собственности и других вещных правах на недвижимое имущество компетентен только суд по месту нахождения имущества; иски к перевозчику, вытекающие из договора перевозки, предъявляются по месту нахождения управления транспортной организацией, к которой предъявляются претензии. Установлена возможность договорной подсудности на основе письменного соглашения сторон. Подсудность по соглашению сторон не может противоречить нормам Конвенции и национального законодательства об исключительной компетенции.

Брюссель I содержит детальную унификацию правил международной подсудности. Вопрос о международной подсудности окончательно решается на стадии возбуждения производства и при выдаче экзекватуры не пересматривается. Действие Брюссель I не ограничено гражданами и юридическими лицами государств — членов ЕС. Любое физическое или юридическое лицо, имеющее постоянное место нахождения в государстве-члене, подчиняется положениям Регламента. К ответчикам, не имеющим постоянного места нахождения в ЕС, применяются национальные правила определения подсудности, действующие на территории того государства-участника, в чей суд был предъявлен иск. К ответчикам, которые домицилированы в государстве — члене ЕС, не связанном Регламентом, продолжает применяться Брюссельская конвенция (п. 9 Преамбулы).

В апреле 2009 г. Комиссия ЕС опубликовала Доклад о применении Брюссель I, опираясь на результаты исследования практики применения Регламента. Предлагается рассмотреть возможность распространения норм Брюссель I на ответчиков, домицилированных в третьих государствах (субсидиарная юрисдикция).

Основной принцип определения международной подсудности — домицилий сторон. Главный критерий — постоянное место нахождения ответчика (общая подсудность). Такая подсудность должна быть всегда возможна, за исключением четко определенных случаев, когда другой критерий подсудности объясняется природой спора или автономией сторон (п. 10 Преамбулы). Для отдельных категорий дел (споры из договора; споры из деликтов и квазиделиктов; страховые споры; споры с участием потребителя; трудовые споры) Брюссель I устанавливает правила о специальной подсудности. Кстати, по делам, вытекающим из причинения вреда, Суд ЕС разъяснил, что иск может подаваться как по месту совершения вредоносного действия, так и по месту, где был причинен ущерб. Если ущерб был причинен в различных государствах, истец имеет право на подачу иска в любом из этих государств. При этом требования должны исчерпываться ущербом, причиненным в данной стране, тогда как при подаче иска в суд по месту совершения вредоносного действия требования могут охватывать весь причиненный ущерб (альтернативная подсудность).

Для защиты интересов потребителя Брюссель I, используя более благоприятные правила подсудности, предоставляет потребителю право выбора надлежащей подсудности. Потребитель может предъявить иск против другой стороны в договоре либо в судах государства-участника, на территории которого домицилирована такая сторона, либо в суде места домицилия потребителя. При этом возможность выбора у другой, более экономически сильной стороны договора, отсутствует (она может предъявить иск к потребителю лишь в судах государства-участника, на территории которого домицилирован потребитель).

По трудовым спорам работник имеет право предъявить иск к работодателю, имеющему место нахождения на территории государства-участника, либо в суды государства-участника, в котором он имеет свой домицилий, либо в суд того места, где работник обычно осуществляет свою работу, либо в суд последнего места, в котором он обычно осуществлял свою работу. Если работник не осуществляет постоянно свою работу в одной стране, он может подать иск в суд государства, где находится или находилось учреждение, нанявшее работника (ст. 19). По аналогии с потребителем работодатель может предъявить иск только в судах государства-участника, на территории которого работник имеет свое место жительства (ст. 20).

В сфере исключительной подсудности Брюссель I предусматривает, что некоторые категории дел подсудны судебному органу только данного государства. Это положение применяется вне зависимости от места жительства (места нахождения) лица по причине особой природы спора. Статья 22 определяет следующие критерии установления исключительной подсудности:

  • — в области вещных прав на недвижимое имущество или аренды недвижимого имущества — суды того государства-участника, в котором находится имущество;
  • — в области действительности, ничтожности или ликвидации компаний или юридических лиц, имеющих свое местонахождение на территории одного из государств-участников, или действительности решений их органов — суды такого государства-участника;
  • — в области действительности записей в публичных реестрах — суды государства-участника, на территории которого ведутся такие реестры;
  • — в области регистрации или действительности патентов, торговых марок, промышленных моделей и других аналогичных прав, которые требуют заявки о регистрации или выдачи патента, — судебные учреждения государства-участника, на территории которого была подана заявка о регистрации или патентовании или состоялась регистрация;
  • — в области исполнения решений — суды государства-участника, в котором находится место исполнения.
Читайте так же:  Исковое заявление о разделе имущества в суд образец

Нормы Брюссель I нейтрализовали исключительную подсудность, предусмотренную национальными законодательствами стран-участниц, и установили собственные нормы императивной подсудности. Установленные в Регламенте правила заменяют соответствующие нормы внутреннего права государств-членов, в том числе их исключительную подсудность (разд. 6).

Брюссель I содержит правила, регулирующие договорную подсудность (ст. 23). В Преамбуле подчеркивается роль автономии воли по вопросам выбора подсудности. Статья 23 устанавливает, что подсудность, оговариваемая соглашением сторон, «является исключительной, если только сторонами не установлено иное». Однако это положение не затрагивает договор страхования, потребительский и трудовой договоры, применительно к которым в вопросе определения компетентного суда предусмотрена ограниченная автономия воли, если Регламентом не предусмотрена исключительная компетенция других судов. Особым образом регламентируются соглашения о подсудности для дел с участием страхователя, держателя полиса или выгодоприобретателя по договору страхования (ст. 13,14); дел из договоров с участием потребителя (ст. 17); дел из трудовых соглашений с участием работника (ст. 21).

В частности, лицо, заключающее соглашение о подсудности дел из договоров с участием потребителя, должно быть либо потребителем, т.е. лицом, вступающим в сделку в целях, не связанных с его профессиональной деятельностью, либо контрагентом потребителя. Кроме того, на момент заключения договора с участием потребителя настоящее лицо должно иметь домицилий или обычное место проживания в государстве-участнике. Что касается соглашений о подсудности дел из трудовых соглашений с участием работника, то лицо, заключающее данное соглашение, обязательно должно являться или работником или работодателем. Кроме того, по этим категориям дел стороны имеют право заключить соглашение о подсудности только после возникновения спора.

Брюссель I не предъявляет никаких требований, что должна быть какая-либо объективная связь между отношением, из которого возник спор, и страной суда, его рассматривающего. Статья 23 применяется даже в том случае, если только истец домицилирован в государстве-участнике; но не применяется в тех случаях, когда выбран суд государства, не являющегося участником Регламента. Хотя обычно соглашение о подсудности является одним из положений договора, соответствующее положение в уставе компании также будет рассматриваться как соглашение в целях ст. 23. Наличие прямого обозначения места рассмотрения спора необязательно; оговорка о подсудности в транспортной накладной, косвенно ссылающаяся на него (указанием о подсудности споров суду по месту основного осуществления деятельности перевозчика), будет действительной.

Чтобы быть действительным, соглашение о подсудности должно отвечать одному из альтернативных формальных требований: (а) быть в письменной форме либо подтверждаться письменным свидетельством; или (Ь) соответствовать форме, установленной обычной практикой отношений между сторонами; или (с) быть в форме, соответствующей практике международной торговли и коммерческих отношений, о которой стороны знали или должны были знать и которая широко известна и часто применяется контрагентами по тому же виду договоров.

Даже если ни одна из сторон не домицилирована в государстве-участнике, соглашение о подсудности, соответствующее всем остальным требованиям ст. 23, воспрещает суду какого-либо государства, за исключением оговоренного в соглашении, устанавливать юрисдикцию над отношениями сторон, если только указанный в соглашении суд не отклонит его.

В Докладе 2009 г. о применении Брюссель I рекомендуется усилить действие пророгационных соглашений, в особенности в случае параллельного рассмотрения дел в разных судах.

Аналогичные нормы закреплены в Луганской конвенции в ред. 2007 г.

Вопросы признания и исполнения в пределах ЕС иностранных судебных решений в области семейного права унифицированы в Регламенте Брюссель II bis. Ключевым принципом определения надлежащей подсудности выступает альтернативная подсудность, основанная на понятии «обычного проживания». Суд, в который подано заявление о расторжении брака, должен проверить соответствие своей компетенции предусмотренным в Регламенте единым критериям. Компетенцией для вынесения решения по вопросам, относящимся к разводу, установлению раздельного жительства супругов и признанию брака недействительным, обладают судебные учреждения государства-участника:

  • — на территории которого находится обычное место проживания супругов или последнее обычное место проживания супруговв той степени, в которой один из супругов продолжает там проживать, или обычное место проживания ответчика;
  • гражданства обоих супруговили, если речь идет о Соединенном Королевстве и Ирландии, общего домицилия.

Юрисдикция по месту обычного проживания может быть установлена и в тех случаях, когда оба супруга не являются гражданами ЕС и когда брак был заключен за его пределами.

По делам, касающимся ответственности родителей в отношении ребенка, судебные учреждения обладают компетенцией, если ребенок имеет обычное место проживания в этом государстве-участнике на момент обращения в суд. Данное правило дополняется нормами о сохранении компетенции по месту первоначального обычного места проживания ребенка, о компетенции в случае похищения ребенка. В тех случаях, когда обычное место проживания ребенка не может быть установлено и подсудность не может быть определена, компетенцией обладают судебные учреждения государства-участника, в котором ребенок находится. В частности, это правило применяется к детям-беженцам, к детям, перемещенным за границу вследствие беспорядков в их стране.

В случаях, когда никакое из судебных учреждений государств-участников не обладает компетенцией, компетенция в каждом из этих государств определяется законом этого государства (ст. 14). Кроме того, допускается передача компетентным судом дела суду другого государства-участника, если он полагает, что суд этого другого государства обладает большими возможностями для рассмотрения дела, и в тех случаях, когда это соответствует высшим интересам ребенка (ст. 15).

Необходимо отметить, что Брюссель II bis не содержит определения понятия «место обычного проживания». Суд ЕС отмечает, что понимание данного термина в других областях права ЕС не может быть автоматически применено для определения места обычного проживания ребенка. Применительно к отношениям супругов данное понятие должно определяться исходя не из права страны суда.

Необходимо единое легальное определение на наднациональном уровне. Оно может быть сформулировано Судом ЕС исходя из контекста соответствующих правовых норм и целей регулирования.

Гаагская конвенция о соглашениях об исключительном выборе суда (2005) посвящена регулированию вопросов договорной подсудности. Сфера применения Конвенции — «транснациональные» судебные дела, когда требуется признание или принудительное исполнение решения иностранного суда. Соглашение об исключительном выборе суда — это соглашение, заключенное сторонами и определяющее компетентные суды в одном из договаривающихся государств с исключением юрисдикции любого иного суда. Соглашение должно быть заключено или оформлено в письменном виде, любыми иными средствами связи, которые делают информацию доступной, чтобы она могла быть использована для последующей ссылки.

Соглашение о выборе суда, которое определяет суды одного из договаривающихся государств либо один или несколько конкретных судов одного из договаривающихся государств, считается исключительным, если стороны явным образом не предусмотрят иное. Соглашение, составляющее часть договора, не зависит от других положений договора. Юридическая действительность соглашения о выборе суда не может быть оспорена только на том основании, что сам договор юридически недействителен. Действительность соглашения должна оцениваться в соответствии с законом избранного суда.

Суд, имеющий юрисдикцию согласно заключенному соглашению, не будет отказываться от ее осуществления на том основании, что такой спор должен рассматриваться судом другого государства. Это не влияет на правила определения юрисдикции в отношении предмета или суммы иска, правила внутреннего разграничения юрисдикции между судами договаривающегося государства. Любой суд договаривающегося государства, кроме выбранного суда, должен приостановить или прекратить производство по делу, к которому применяется соглашение об исключительном выборе суда, за исключением:

  • 1) соглашение является ничтожным и не имеет юридической силы в соответствии с законодательством государства выбранного суда;
  • 2) одна из сторон не обладала дееспособностью для заключения такого соглашения по законам государства рассматривающего суда;
  • 3) действие такого соглашения приведет к явной несправедливости или будет явно противоречить публичному порядку государства рассматривающего суда;
  • 4) по исключительным причинам, не зависящим от сторон, соглашение не может быть надлежаще исполнено;
  • 5) выбранный суд отказался рассматривать дело.

Судебное решение, вынесенное судом договаривающегося государства, определенным в соглашении об исключительном выборе суда, должно признаваться и принудительно исполняться в других договаривающихся государствах. Отказ в признании или принудительном исполнении возможен только по основаниям, предусмотренным в Конвенции. Не может быть пересмотра по существу судебного решения. Судебное решение признается и принудительно исполняется, если оно имеет законную силу и подлежит принудительному исполнению в государстве его вынесения.

Конвенция не применяется к соглашениям об исключительном выборе суда, относящимся к договорам личного найма, включая коллективные договоры; к соглашениям, в которых одной из сторон является потребитель; к соглашениям, возникающим из алиментных обязательств, из супружеских или аналогичных отношений. Конвенция не применяется в отношении:

  • 1) статуса и правоспособности физических лиц;
  • 2) несостоятельности (банкротства), компромиссных (мировых) соглашений должника с кредиторами;
  • 3) договоров перевозки пассажиров и грузов;
  • 4) загрязнения морей, ограничения ответственности по морским искам, общей аварии, буксировки и спасательных операций в чрезвычайных ситуациях;
  • 5) антитрестовских дел (конкуренции);
  • 6) исков о возмещении личного вреда, возбужденных физическими лицами или от их имени; деликтных исков за ущерб имуществу, возникший не из договорных отношений;
  • 7) вещных прав в отношении недвижимого имущества и владения недвижимым имуществом на правах аренды;
  • 7) юридической действительности или ничтожности ликвидации юридических лиц, юридической действительности решений их органов;
  • 8) юридической действительности записей в государственные реестры;
  • 9) арбитражного или связанного с ним производства. Конвенция об унификации некоторых правил, относящихся
Читайте так же:  Агро экспертиза

к гражданской юрисдикции по делам о столкновении судов (1952), специально посвящена вопросам международной подсудности — иски, вытекающие из столкновения судов, могут быть предъявлены:

  • 1) в суд по месту постоянного жительства ответчика или по одному из мест его деятельности;
  • 2) в суд того места, где был осуществлен арест судна-ответчика или любого другого принадлежащего тому же ответчику судна, на которое может быть в законном порядке наложен арест;
  • 3) в суд того места, где арест мог быть осуществлен и где ответчик предоставил иное обеспечение;
  • 4) в суд того места, где произошло столкновение, если оно произошло в пределах порта, на рейде или во внутренних водах;
  • 5) допускается договорная подсудность по соглашению сторон.

Общие правила подсудности дел арбитражным судам РФ определены в ст. 247 АПК РФ.

Применительно к внешнеэкономическим сделкам, в том числе к экспортным контрактам, там установлено, что арбитражные суды РФ компетентны рассматривать спор, если: —

ответчик находится или проживает на территории Российской Федерации либо на территории Российской Федерации находится имущество ответчика; —

орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории Российской Федерации; —

спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации; —

спор возник из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, выпуск которых имел место на территории Российской Федерации; —

спор возник из отношений, связанных с государственной регистрацией имен и других объектов и оказанием услуг в международной ассоциации сетей Интернет на территории Российской Федерации; —

в других случаях при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации; —

в других случаях, если стороны согласовали передачу спора на рассмотрение в арбитражный суд Российской Федерации, кроме случаев, когда спор должен быть рассмотрен судом другого государства в силу исключительной подсудности.

Вместе с тем при применении данных положений следует учитывать, что нормы АПК РФ должны применяться в части, не противоречащей международным договорам РФ как актам большей юридической силы.

В качестве примера таких международных договоров можно привести: —

Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20 марта 1992 г.; далее — Киевское соглашение). —

Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.; далее — Минская конвенция).

В этих актах установлены правила определения подсудности спора суду того или иного государства, несколько отличающиеся от норм АПК РФ.

Так, например, ст. 247АПК РФ установлена подсудность арбитражному супу РФ спора, возникшего из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, выпуск которых имел место на территории Российской Федерации. Однако ни в Киевском соглашении, ни в Минской конвенции такого способа определения подсудности дела суду определенной страны нет. В связи с этим, согласно норме ст. 247 АПК РФ спор подсуден суду России, а по Киевскому соглашению — Республики Беларусь. В таком случае норма федерального закона (которым является АПК РФ) противоречит международному договору РФ, и поэтому в нарушение положений названных международных договоров ее использование недопустимо. Особо необходимо остановиться на праве сторон договора самим определять подсудность их спора конкретному суду.

В соответствии с п. 3 ст. 247 АПК РФ арбитражные суды в РФ рассматривают также дела в случае, если соглашением сторон определена подсудность их споров тому или иному арбитражному суду. Свобода выбора сторон ограничивается лишь тогда, когда своим соглашением стороны изменяют исключительную подсудность дела суду. Если своим соглашением они исключают спор из рассмотрения суда (в том числе путем передачи дела в третейский суд), которому, в силу норм междуна родного или национального законодательства этот спор подсуден, то такое соглашение недействительно. Спор все равно рассматривается в суде, который обладает исключительной подсудностью по таким делам.

Аналогичные нормы приведены в международных соглашениях Российской Федерации, в частности в Киевском соглашении и в Минской конвенции. Право сторон самостоятельно определять орган для рассмотрения спора также проявляется в их праве избрать иной, несудебный орган. Такими органами являются постоянные третейские суды или третейские суды, созданные для рассмотрения конкретного спора. Правовое регулирование деятельности третейских судов осуществляется Федеральным законом от 24.07.2002 г. N9 102—ФЗ ”0 третейских судах в Российской Федерации».

Передача дел на рассмотрение в третейский суд в настоящий момент получает все большее распространение в хозяйственной практике. Это обусловлено сложностью норм международного частного права и соответственно сложностью в определении подсудности конкретного спора суду того или иного государства. Оптимально в такой ситуации — это заранее договориться о том, какой орган будет разрешать могущий возникнуть спор. В России наиболее известным третейским судом является Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ (МКАС). Его особый правовой статус закреплен в Законе РФ от 07.07.1993 г. № 5338—1 «О международном коммерческом арбитраже».

Для передачи дела на рассмотрение в этот или другой третейский суд сторонам необходимо заключить отдельное арбитражное (третейское) соглашение или включить соответствующую оговорку в договор. Арбитражное (третейское) соглашение заключается в письменной форме. Несоблюдение этой формы влечет недействительность соглашения.

Соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, или заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения, либо путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает.

Ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, является арбитражным соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает упомянутую оговорку частью договора. Если стороны заключили арбитражное соглашение о передаче дела в третейский суд, однако впоследствии передали дело на рассмотрение в арбитражный суд РФ, то такой суд признается компетентным разрешить данный спор.

При передаче дела в Международный коммерческий арбитражный суд следует учитывать, что рассмотрение в нем спора осуществляется не в соответствии с нормами АПК РФ, а в соответствии со специально утвержденным регламентом. Регламент Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ утвержден Приказом Торгово-промышленной палаты РФ от 08.12.1994 г. N° 96.

Решения МКАС исполняются добровольно.

При отказе проигравшей спор стороны исполнить решение сторона, в пользу которой состоялось решение МКАС, должна обратиться в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, то по месту нахождения имущества должника — стороны третейского разбирательства с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (п. 3 ст. 236 АПК РФ). Таким образом, при возникновении у сторон экспортного контракта экономического спора для определения суда, которому подсудно рассмотрение данного дела, необходимо руководствоваться следующими правилами: 1.

Установить, определен ли соглашением сторон орган, который уполномочен рассмотреть возникший спор. Если да, то не противоречит ли это правилам об исключительной подсудности. 2.

Если орган не определен, то необходимо установить, существует ли международный договор, определяющий, суду какого государства подсуден спор, либо отсылающий к праву страны, нормами которого определяется компетентный суд. 3.

Если международного договора нет, то необходимо исходить из норм российского права о подсудности дел арбитражным судам РФ.

На любом этапе стороны могут заключить арбитражное (третейское) соглашение, определив орган, который рассмотрит данное дело.

Помимо МКАС это могут быть Лондонский международный третейский суд, Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма, Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ, Рижский международный третейский суд и др. или временные третейские суды, созданные для рассмотрения конкретного спора.