Ликвидация плагиат

Рубрики Статьи

Энри Лолашвили: «Я не похож на Брамса!»

В минувшую среду в БКЗ им. Салиха Сайдашева прошел авторский вечер Энри Лолашвили. Государственный симфонический оркестр РТ исполнял музыку, которую этот композитор написал к фильмам «Статский советник», «Нежный возраст», «Братья Карамазовы», «Ликвидация».

На интервью с корреспондентом «ВК» Энри Лолашвили опоздал. Рассеянный и медлительный, он этого, так мне показалось, даже не заметил.

— Энри Георгиевич, в Интернете легче найти вашу музыку, чем развернутую информацию о вас.

— Это хорошо, наверное. Нет? Ну тогда расскажу. У меня все обычно: музыкальная школа-десятилетка, играл на пианино. Потом поступил в университет на филологический факультет, по первому высшему образованию я журналист. А вот после университета поступил уже в консерваторию — в класс композиции. Все это в Тбилиси происходило.

— Именно в Тбилиси вы начали писать музыку для кино?

— Да. Моя первая работа в кино — фильм Михаила Чиаурели «Арена неистовых», это в 1986 году было. А в 1987 году я написал музыку к фильму Наны Джорджадзе «Робинзонада, или Мой английский дедушка». На Каннском кинофестивале этот фильм получил приз независимого жюри за лучший дебют «Золотая камера», а меня пригласили в Париж писать музыку для кое-каких проектов. Я поехал в Париж, думал — на два месяца. Но так получилось, что 14 лет в Париже жил. Так, кстати, и с Москвой вышло. Когда из Парижа я приехал в гости в Москву в 2000 году, то тоже думал, что на месяц-два задержусь. А вот остался жить.

— Так вы теперь москвич?

— Тбилиси, Париж и Москва — города, в которых я чаще всего живу.

— В 2009 году вас номинировали на «Серебряную калошу» за «Плагиат года»: главная музыкальная тема из сериала «Ликвидация» почти что звук в звук совпадала с третьей частью Третьей симфонии Брамса. Как вы это объясните?

— Я был в ужасе, конечно. Потому что в титрах «Ликвидации» не указали, что звучит мой «Парафраз на пять тактов третьей части Третьей симфонии Брамса». Я и не думал присваивать себе его музыку, я не похож на Брамса! История вообще такая была. Режиссер «Ликвидации» Урсуляк хотел использовать мою музыку из «Статского советника», просил меня слегка ее переделать. Мы сидели у меня дома, я начал играть на рояле. Когда стал играть Брамса, Урсуляк говорит:
«Замечательно! Вот это мне и нужно!». И я решил сочинить парафраз. Мне обещали, что в титрах все будет указано! Обязательно надо указывать. Кстати, я ведь не только для кино пишу. У меня много джазовых композиций, симфонических произведений. Мои сочинения исполняют оркестры Финляндии, Турции.

— А с сегодняшенего дня и Симфонический оркестр Татарстана.

— Горжусь этим! Я, скажу честно, совсем недавно про этот коллектив узнал. В декабре прошлого года у вашего оркестра был концерт в Москве, в Концертном зале Чайковского. Я был потрясен. Прекрасный оркестр! Такого уровня оркестров в России — единицы. Для меня честь, что ваш оркестр исполняет мою музыку.

— Говорят, вашу музыку очень любила Людмила Гурченко.

— Она была моим близким другом. Мне тяжело говорить об этом: она умерла в мой день рождения — 30 марта. Я не хотел справлять, но ближе к вечеру как-то спонтанно собрались с друзьями в ресторане. Про Люсю, что ее не стало, я ничего не знал. Вдруг мне звонит какая-то журналистка и спрашивает: «Энри Георгиевич, а Людмила Марковна успела вас поздравить?». Думаю, ненормальная какая-то. И отключил телефон. Рассказал про этот звонок друзьям, а они сразу напряглись. И только потом сказали мне, что Люся умерла. Для меня это был шок. Мы познакомились с ней в Лондоне. Подружились. Это было удивительно — увидеть, что у нас почти во всем одинаковые вкусы. А как она в музыке разбиралась! И в классике, и в джазе — во всем разбиралась! Мне ее очень не хватает. Тоскую по Люсе. Это моя боль.

Читайте так же:  Проживание в гранаде

от Брамса до «Ликвидации»

История 3-й Симфонии И.Брамса

Третья симфония была написана очень быстро, летом 1883 года в Висбадене.
В начале 1880-х годов Брамс находится на вершине славы.

Он — первый симфонист Австрии и Германии, у него много верных поклонников среди профессиональных музыкантов и просвещенных любителей, которые в немалой степени способствуют широкому распространению его музыки. И первый — известный дирижер и пианист Ганс фон Бюлов. Для него композитор — третье великое «Б» в истории немецкой музыки: Бах — Бетховен — Брамс. «Я. завоюю ему часть нации, которая о нем еще знать не знает, несмотря на то, что ему уже 48 лет и он уже успел подарить миру столько высокого, мастерского, бессмертного».

Первые исполнения Третьей симфонии вызвали бурную реакцию, совершенно непохожую на прием, оказанный двум предшествующим: сдержанное одобрение Первой, постепенно завоевывавшей признание, триумфальный успех Второй, сразу вошедшей в репертуар европейских оркестров.

3

4

Премьера Третьей состоялась 2 декабря 1883 года в Вене под управлением Ганса Рихтера, сравнившего ее с Героической симфонией Бетховена. В январе следующего года она три раза подряд прозвучала в Берлине под руководством друга молодости Брамса, знаменитого скрипача Йожефа Иоахима; а в Мейнингене Ганс фон Бюлов повторил ее дважды в один вечер.

17 февраля 1885 года сам Брамс исполнял ее с прославленным оркестром Гевандхауза в Лейпциге. Даже из Франции, где музыка Брамса еще не получила распространения, композитор получил приглашение продирижировать Третьей симфонией.

Однако далеко не везде успех был безоговорочным. Так, на первом исполнении в Вене публика резко разделилась: одни бурно аплодировали, другие шикали и свистели.

В прессе появились резко критические отзывы.

Это — свидетельство давно идущей борьбы между сторонниками Брамса и его величайшего современника Вагнера, — борьбы, особенно обострившейся сразу после смерти Вагнера 13 января 1883 года.

Сам Брамс хранил благородное молчание. Зато его друзья, как и друзья Вагнера, изощрялись в критике. Особенно преуспели в этом влиятельнейший критик Эдуард Ганслик, создавший в Вене настоящий культ Брамса, и молодой композитор и критик Гуго Вольф. С юности влюбленный в музыку Вагнера, он отвергал все, что могло умалить славу его кумира, и не стеснялся в выражениях по адресу Брамса: его симфонии — «омерзительная, безвкусная, до тошноты лживая и дурацкая стряпня». «В одном-единственном ударе тарелок в любом произведении Листа больше души и чувства, чем во всех трех симфониях Брамса и в его серенадах впридачу» (Лист назван для примера, как друг и соратник Вагнера, отец его жены Козимы).

2

В Третьей симфонии Брамс дает еще одно, новое решение жанра. Она не похожа ни на Первую, ни на Вторую, хотя воплощает те же основные принципы его стиля, сочетая классические бетховенские и романтические шубертовские традиции.

Читайте так же:  Стаж пфр административный отпуск

Уникальна ее драматургия: от патетической, тревожной, но все же достаточно светлой, мажорной первой части к драматическому, насыщенному борьбой минорному финалу. Таким образом, направленность цикла Третьей прямо противоположна Первой — от скорби к утверждению радости.

Обратный путь — от мажора к минору вообще чрезвычайно редок в симфониях XIX века и уж во всяком случае не содержит такого эмоционального омрачения. Средние части образуют типичное для Брамса, но совершенно не характерное для других композиторов его времени отстраняющее интермеццо — отсутствует оживленное скерцо. Правда, по сравнению с первыми симфониями, средние части Третьей поменялись местами в отношении эмоциональной глубины и насыщенности: анданте теперь наивно-простодушно, а аллегретто — полный затаенной скорби романс.

Состав оркестра: 2 флейты, 2 гобоя, 2 кларнета, 2 фагота, контрафагот, 4 валторны, 2 трубы, 3 тромбона, туба, литавры, струнные.

История создания темы к кинофильму «Ликвидация» неизвестна.

В 2009 году музыка к фильму «Ликвидация» была номинирована на анти-премию «Серебряная калоша» в номинации «Плагиат года» (за использование темы Брамса)

Саму же 3-ю симфонию можно будет послушать в концерте проекта «Звёхды XXI века», который состоится в БКЗ 11 ноября

Дневник кинозрителя

Мир сквозь призму кино

И.Брамс и музыка из сериала Ликвидация

Не секрет, что современные композиторы кино не редко используют в своих композициях заимствования из произведений классиков.

Иногда сами режиссеры говорят композиторам примерно следующее: «В этом эпизоде мне нужна такая музыка, как в концовке 4 части 6 симфонии Чайковского».

Другой вариант (и на мой взгляд, более корректный) использования классики — когда режиссер и композитор делают не «как у классика», а просто создают некие вариации на классические мелодии. В таком случае в титрах обычно пишется примерно следующее – « в фильме прозвучали фантазии на музыку такого-то композитора (примерно так было сделано в «Солярисе» Тарковского, в котором звучит электронная переработка канона Баха, созданная Э. Артемьевым).

Ну и, наверное, один из самых распространенных случаев – когда автор путает свое воображение с памятью и неосознанно занимается заимствованием из классических произведений, искренне веря, что это плоды его собственного гения.

Вариант с плагиатом я не привожу, т.к. надо обладать какой-то невероятной наглостью и самоуверенностью, воруя у классиков и думая, что это не всплывет наружу.

Какой из этих случае подходит к сериалу «Ликвидация» и его композитору Энри Лолашвили — мне неизвестно. Но заимствование авторами мелодии из 3 части 3 симфонии Брамса, на мой взгляд, очевидно. При этом в титрах ничего не указано. Судите сами:

Они говорят «плагиат», а я говорю «народ» (с)

По телевизору показывают телефильм «И это все о нем», 1978-го года. Фоновую музыку там написал Евгений Крылатов. Ну а поскольку она почти полностью совпадает с одной из главных тем телефильма «Ликвидация», которую придумал в творческих муках Энри Лолашвили, то можно сказать, что Крылатов у Лолашвили нагло попер. Впрочем, в комментариях к сайту написано, что и у Крылатова с кем-то из подопечных Поля Мариа какие-то невыясненные авторские вопросы. Так что, не только русские воруют у грузин, но и французы у русских.

UPD По наводке panarchist :

Вот тут Жанна Биркина, жена Сергея Гинсбурга поет песню «Ребенку одиноко в Вавилоне», спертую то ли у Крылатова, то ли у Лолашвили.

А вот старик Брамс — попер эту же тему то ли у Биркиной, то ли у Лолашвили, то ли у Крылатова для своей
Третьей симфонии.

UPD2 Брамс скотина. Он еще и у Карлоса Сантаны эту мелодию скомуниздил. via neffa

Читайте так же:  Договор между обществом и управляющим

Как минимум в трех пароксизмах

Дано: композитор Энри Лолашвили.

Сначала посмотрел «Ликвидацию» с его музыкой. Отметил, что главная тема цельнотянута с симфонии Брамса, но имеет несколько симпатичных развивающих дополнений. Да и внутри есть неплохие тыдых-тыдых-кусочки, когда экшн: скрипочки такие — ми-ми-ми-ми-фа-ми-ми-ми-ми-ми-соль-ми-ля-м и-ми-ми, ми-ми-ми-ми-фа-ми-ми-ми-ми-ми-соль-ми-ля-м и-ми-ми (это если в ля-миноре брать).

Чуть позже посмотрел то, что было снято раньше «Ликвидации» — «Статский советник» Филиппа Янковского. Композитор — Энри Лолашвили. Тыдыхливые кусочки оказались внутри и этой картины, без всяких изменений. А то, что потом стало симпатичными развивающими дополнениями к Брамсу, в «Советнике» служило главной темой. Кто не верит — возьмите заключительную песню, сверьте.

Сегодня открываю ленту — а там chilandra и заявляет:

Я ручаюсь, что это не слуховые галлюцинации. Но в сериале «Братья Карамазовы» и «Ликвидация» — одинаковый саундтрек. Ну то есть та музычка, которая на фоне в кульминационных моментах играет.

«Карамазовых» еще не смотрел. Но на прикол сейчас посмотрел, кто композитор. Никогда бы не подумал: Энри Лолашвили.

На всякий случай, посмотрю и кино. Но результат уже знаю.

Так вот. Если хоть малая толика сбора с производства и импорта чистых двд —

— пойдет на обустройство мест для публичной порки нечестивых кинокомпозиторов, то я возражать не буду. Даже против самого сбора.

adderley

Илья Клеймёнов. Мадагаскар

По Миссисипи плывёт пирога, в пироге хиппи и хиппи много.

После новогодних праздников решил потратить денек на хороший сериал. По совету мамы начал смотреть «Ликвидацию» — уж больно она его нахваливала.

Мама оказалась права — в фильме все на уровне. И актерская игра, и одесский диалект, и музыка. Кроме одной непонятки: в титрах указан композитор, некий Энри Лолашвили (!). Но я то раньше играл эту песню неоднократно, правда называлась она по другому — «3-я симфония» Брамса.

Первые 1:20 звучит Лолашвили и его «Ликвидация» — затем Й. Брамс и его 3-я симфония (3-я часть).

По-моему, единственное отличие — это тональность. В оригинале у Брамса до-минор, а мэтр отечественного кинематографа традиционно творит в ля-миноре (там черных меньше).