Компетенция и полномочия в чем разница

Рубрики Статьи

Чем отличается компетентность от компетенции? Компетентность и компетенция: отличия в образовании

Можно услышать такие слова, как «компетентность» и «компетенция». Отличия между их смыслом большинству рядовых граждан непонятны. В рамках данной статьи будут разобраны эти понятия, чтобы в будущем они не вызывали вопросов. Для примера также будет рассмотрена сфера образования.

Общая информация

Так что такое компетентность и компетенция? Отличия между ними понять поможет приведение нескольких определений. Итак, компетентность это:

  1. Качество человека, который обладает всесторонними знаниями в определённой области. Благодаря этому его мнение является веским и авторитетным.
  2. Способность к осуществлению жизненного, реального действия. При этом квалификационная характеристика человека в данный момент свершения позволяет превращать ресурс в продукт.
  3. Потенциальная готовность браться за решение задач, приступая к ним со знанием дела. При этом у человека должны быть все необходимые знания и умения. Кроме этого, необходимо разбираться в существе рассматриваемой проблемы. Для поддержания квалификационного уровня необходимо постоянно обновлять знания и владеть новой информацией, чтобы применять их во всех возможных условиях.
  4. Обладание определёнными опытом и знаниями, которые позволят принимать правильные решения.

А что же собой представляет компетенция? Под нею понимают:

  1. Знания, опыт, умения и подготовленность к их использованию.
  2. Круг вопросов, в которых конкретный индивид может похвастаться хорошей осведомлённостью.
  3. Совокупность проблем, относительно которых человек обладает широкими познаниями и опытом решения.

Вот чем являются компетентность и компетенция. Различия между ними не чрезмерно существенные, тем не менее, существуют.

Использование терминов

О компетенции и компетентности в общих чертах

  1. К компетенции относят самоорганизацию, самоконтроль, самостоятельность, рефлексию, саморегуляцию и самоопределение. Особенный акцент делается на то, что в основе находится знание, а также умение его использовать. Общую картину дополняет психологическая готовность сотрудничать и взаимодействовать для решения различного спектра проблем. При этом действия осуществляются с оглядкой на определённые морально-этические установки и качества личности. В чем же тогда на практике заключается отличие компетенции от компетентности? Давайте разберём и это.
  2. Под компетентностью понимают актуальное личное качество, которое формируется на основании имеющихся знаний. При этом это базируется на интеллектуальных и профессиональных характеристиках человека. В основе компетентности положена интегрированная модель, которая включает четыре уровня развития: знания (и их организация); умения (и их использование); интеллектуально-творческий потенциал человека; эмоционально-нравственные отношения с миром. Последнее часто вызывает споры, поэтому информацию необходимо дополнить. Так, под этим понимают ещё и эмоциональный интеллект – то есть, способность самостоятельно дисциплинироваться и самомотивироваться. Кроме этого, в это понятие включена и устойчивость к разочарованиям. Неотъемлемой частью здесь является контроль над эмоциональными вспышками и умение отказаться от удовольствия. Полезными также являются навыки регулирования настроения.

Про компетенцию

Про компетентность

Под этим понимают способность, которая постепенно возникает, когда личность осваивает социальный опыт. Причем включает компетентность в себя не только лишь знания и операционно-технологическую составляющую, но и социальную, мотивационную, эстетическую и поведенческую.

Подметил, что статья пишется похожими словами? Не волнуйся, читатель! Как уже ранее писалось, такая особенность данной статьи, в которой рассматриваются компетенция и компетентность. Отличия разных авторов хотя и существуют, но они незначительные. Каждое отдельное суждение предоставляет свой интерес. А чтобы оно не терялось, приходится приводить информацию полностью.

Итак, возвращаемся к теме статьи. Компетентность является результатом образования. Также она предусматривает наличие определённого набора компетенций. В это понятие входит и личностное отношение человека к предмету своей деятельности. Следует напомнить, что исследованием этих терминов занимались многие ученые Привести все их наработки в рамках данной статьи не представляется возможным. Но несколько наиболее интересных моментов, толкований всё же следует выделить.

Толкование А.В. Хуторского

  1. Под компетенцией понимают определённый круг вопросов, в которых индивид обладает хорошей осведомленностью, имеет познания и опыт. Это совокупность взаимосвязанных качеств, которыми обладает личность по отношению к определённым предметам и процессам. Ими могут выступать знания, умения, навыки, способы деятельности. При соблюдении всех условий является возможной качественная работа.
  2. Компетентность – это когда человек обладает необходимой компетенцией, что включается в себя также и его личное отношение к предмету деятельности.

Толкование В.Д. Шадрикова

Немного другое видение предлагает этот ученый:

  1. Так, В.Д. Шадриков утверждает, что под компетенцией необходимо понимать круг вопросов, где человек хорошо осведомлен. Особенностью этого понятия является то, что оно относится не к определённому субъекту деятельности, а к вопросам, что её сопровождают. Иными словами, под компетенцией необходимо понимать функциональные задачи, которые можно успешно решить. Если говорить про образовательный процесс, то тут можно наблюдать, что формируется определенная диалектика.
  2. Компетентность – это особенность субъекта деятельности. Благодаря ней личность может решать определённый спектр задач.

Об образовательной сфере замолвим слово

Можно сказать, что если человек ещё и заинтересован в том, чем он занимается, совершенствует свои навыки общения и изложения материала, то он ещё и компетентен. Конечно, это всё немного утрировано, но, тем не менее, этот небольшой пример позволит понять нам, что собой представляет предмет статьи в реальности.

Нами была рассмотрена разница между компетенцией и компетентностью, больше по этому аспекту вопросов быть не должно. Но чтобы окончательно закрепить материал, давайте рассмотрим ещё и ситуацию с другими сферами человеческой деятельности.

Нельзя не отметить тот факт, что и само общество, и каждый конкретный индивид заинтересованы в том, чтобы каждый человек обладал максимально возможной компетентностью при решении определённых вопросов. В таком случае можно было бы говорить о том, что общество трудится максимально эффективно и целесообразно.

Возможно ли это? Да. Но прежде чем говорить обо всех, необходимо начать с отдельного человека. Чтобы изменить мир к лучшему — достаточно начать с себя. Причем можно работать не только над качеством навыков, но и над культурой, отношениями. В качестве отправной точки можно взять свой внешний вид. Затем следует начать следить за своим домом, чтобы было чисто и уютно. Когда человек ценит сам себя, то он внимательней относится и к окружающей среде, и к людям, и к тому, что он делает.

Компетенция и полномочия в чем разница

Конституция Российской Федерации 1993 г. (ч. 2 ст. 7) наряду с гарантиями охраны труда и здоровья людей, государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан закрепляет систему социальных служб и гарантий социальной защиты.

Российское законодательство, в целях определения особенностей правового положения органов социальной защиты, для каждого из них закрепляет порядок формирования, функции, полномочия, внутреннюю структуру, организационно – правовые формы. Среди указанных черт, характеризующих правовое положение органов социальной защиты, особая роль принадлежит полномочиям, посредством которых «государство уполномочивает его осуществлять определенные задачи и функции».

Оттого насколько полно закрепляются в нормах права полномочия органов социальной защиты, во многом зависит четкость и эффективность работы всей системы.

В своем Послании Федеральному Собранию «Россия на рубеже эпох» и последующих выступлениях, Президент Российской Федерации, подчеркивая значение полномочий органов власти, в том числе и органов местного самоуправления, отметил, что все они как раз и образуются для осуществления закрепленных в соответствующих нормативных актах полномочий. Любой выход за пределы установленной компетенции означает незаконное присвоение властных полномочий. В этой связи, по мнению главы Российского государства, важнейшей задачей является определение в нормативных актах статуса органа власти и управления, а также механизмов его ответственности.

Вопрос о сущности, содержании, формах, способах установления и реализации полномочий государственных органов относится к числу наиболее разработанных, необъятных по числу и объему работ, посвященных этой теме, и одновременно, одним из наиболее запутанных вопросов в юридической теории. Причем, после работ Б.М. Лазарева дальнейшие изыскания в этом направлении зачастую проводились в основном в рамках существующих теорий, прибавить к которым принципиально новый научный продукт не всегда удавалось. Следует отметить, что В. Даль полномочие органа власти рассматривал на примере судьи, вкладывая в это понятие: 1) «возможность, право судить о ком, о чем или кого»; 2) в соответствии с тем, «кому и что подсудно»; 3) имея для этого «законные, прямые, полные, признанные и полноправные права».

Авторы юридического энциклопедического словаря понимают под полномочиями «совокупность прав и обязанностей государственного органа, должностного лица» и указывают, что «полномочия органов государственной власти и управления определяются непосредственно конституцией и другими законами…».

В настоящее время среди отечественных ученых существуют различные точки зрения относительно понятия полномочия государственных органов или органов местного самоуправления. При этом дискуссия в основном ведется вокруг соотношения трех терминов: полномочия, компетенция и функции органа.

По мнению одних ученых полномочия и компетенция органов — тождественные понятия, они определяются как «совокупность полномочий или прав органа государства», другие под полномочием органа власти понимают «совокупность прав и обязанностей», третьи – не только права и обязанности, но и определенный круг деятельности государственного органа – «круг задач», четвертые – «предметы его ведения».

Представляется, что компромисс между приведенными точками зрения может быть найден только в случае рассмотрения полномочий и функций в качестве взаимосвязанных, но все же самостоятельных и непременных элементов (черт) правового статуса определенного органа. При этом следует исходить из того, что практически все современные ученые под функциями органа власти понимают направления, сферы его деятельности, под полномочиями – основные права и обязанности, с помощью которых ими реализуется закрепляемые в законе функции. Такой подход дает возможность создать эффективные механизмы правового регулирования общественных отношений, в том числе и в области социальной защиты; разграничить полномочия органов местного самоуправления в области социальной защиты и государственных органов в зависимости от их функционального предназначения; проанализировать круг и содержание каждого в отдельности полномочия с точки зрения решения задач, стоящих перед каждым органом, и оценить его действия и решения с точки зрения их соответствия законодательству.

Читайте так же:  Компенсация за свет

Таким образом, компетенция государственных органов и органов местного самоуправления в области социальной защиты граждан представляет собой совокупность их полномочий и функций в данной сфере жизнедеятельности. Компетенцию любого органа управления, как правило, определяют как юридическое выражение совокупности функций и полномочий органа в соответствующей сфере общественной жизни. В функциях отражается содержание воздействия, характер взаимосвязи между участниками управленческих отношений, в полномочиях – юридически закрепленные методы управления и правовые формы осуществления управленческой деятельности. Об этом же, в сущности, писал и Л.А. Велихов применительно к управлению городом. Он подчеркивал, что термин «муниципальная компетенция» можно понимать в широком и узком смысле. В первом случае в нее входят не только права и обязанности, но и весь круг ведения и деятельности городских самоуправлений; во втором – под компетенцией понимаются специально предоставляемые городскому самоуправлению юридические права и принудительно возложенные на них обязанности. Содержание полномочий, как прав и обязанностей, т. е. компетенции субъекта управления в узком смысле как бы плавно вытекают из содержания закрепленных за ним функций. Или, иначе говоря, объем полномочий должен соответствовать объему осуществляемых функций.

Между функциями и полномочиями существует тесная взаимосвязь. Вместе взятые они представляют собой определенную сферу деятельности органов. Их наличие и указание на них в нормативно-правовых актах, закрепляющих правовой статус органов власти и управления, способствует реализации принципа разделения властей, поскольку по точному замечанию профессора И.Д. Левина, «ограничение власти каждого органа власти возможно только путем выделения для него определенной сферы деятельности» . Однако, на наш взгляд, обязательным является отграничение в законодательстве (в компетенционных нормах) функций от полномочий. К сожалению, в законодательстве субъектов Российской Федерации это происходит не всегда. Например, отсутствует точное разграничение функций и полномочий органов местного самоуправления в области социальной защиты в Законе Липецкой области «О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями по предоставлению мер социальной поддержки и социальному обслуживанию населения» от 2 декабря 2004 г. № 143 – ОЗ , а также в Законе Липецкой области «О государственной социальной помощи» от 29 марта 2005 г. № 179 — ОЗ , их перечисляют вперемежку, что приводит к определенным трудностям в правовом регулировании общественных отношений в данной области. Так в ст. 2 первого из упомянутых законов не делается различий между функциями и полномочиями органов местного самоуправления в области социальной защиты населения.

Аналогичная картина наблюдается в законах о социальной защите населения Курской и Орловской областей.

В связи с отсутствием четкого разделения в указанных нормах функций и полномочий органов социальной защиты населения возникают конкретные проблемы в правовой оценке их деятельности в области социальной защиты и с точки зрения соответствия этой деятельности нормам законодательства. Это связано с тем, что в отличие от полномочий органа социальной защиты, представляющих собой совокупность его прав и обязанностей, функции определяют только общие направления деятельности такого органа и не предполагают механизмов ответственности за неисполнение правовых норм, закрепляющих такие функции.

Для устранения такого положения в ст. 2 Закона Липецкой области № 143 – ОЗ необходимо, на наш взгляд, внести изменения, связанные с четким разделением полномочий и функций органов местного самоуправления в области социальной защиты с учетом высказанных выше предложений. Нуждаются в этом и аналогичные нормативно-правовые акты других регионов.

Необходимость такого именно способа закрепления в законодательстве полномочий органов местного самоуправления заключается в его точности и определенности. Применяемый в настоящее время способ смешения функций и полномочий имеет следующие существенные недостатки: во-первых, в случае отсутствия в законе какой-либо функции или конкретного полномочия органа местного самоуправления он начинает действовать в условиях правового вакуума, когда невозможно их проанализировать с точки зрения соответствия закону, что может явиться причиной дезорганизации системы управления муниципальных органов социальной защиты; во-вторых, вперемежку с широкими и важными полномочиями органов местного самоуправления могут формулироваться и мелкие, что приводит к чрезмерному дроблению их прав и обязанностей, мелочной регламентации их деятельности.

Как известно в науке и практике многих зарубежных государств при формулировании полномочий органов местного самоуправления применяется принцип «ultra vires», предполагающий, что органы местного самоуправления вправе делать лишь то, что им предписано или разрешено законом.

В нашей стране в советский период при определении полномочий местных органов власти традиционно применялся как метод «ultra vires», т.е. позитивный способ формулирования их прав и обязанностей, так и негативный способ, основанный на правиле – разрешено делать все, что не запрещено законом . Применяется он, к сожалению, и сейчас, тогда как в науке уже давно стало аксиомой, что основанием деятельности властных структур и должностных лиц является закрытый перечень их функций и полномочий .

Определяя полномочия органов местного самоуправления, отечественное законодательство иногда делает это не в прямой форме, а путем установления правила: данный орган решает все те вопросы, которые не относятся к компетенции других органов. Но чтобы в подобных случаях определить, что же конкретно отнесено к компетенции данного органа, нужно, как правило, изучить большое количество нормативных актов, закрепляющих их полномочия, что является весьма трудоемкой работой .

И все-таки, при формулировании полномочий органов местного самоуправления в области социальной защиты населения, Российское законодательство могло бы использовать смешанный способ, предполагающий как закрепление прав и обязанностей указанного органа, так и указание на то, что орган местного самоуправления обладает правами, которые не отнесены к компетенции других органов и должностных лиц Российской Федерации, ее субъектов и местного самоуправления.

Например, в этой связи ст. 2 Закона Липецкой области «О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями по предоставлению мер социальной поддержки и социальному обслуживанию населения» от 2 декабря 2004 г. № 143 – ОЗ могла бы не только перечислять полномочия органов местного самоуправления области, но содержать указание на то, что указанные органы располагают в области полномочиями, которые не отнесены законом к компетенции федеральных органов государственной власти и органов государственной власти Липецкой области.

Применение такого смешанного способа, несомненно, способствовало бы развитию инициативы органов и должностных лиц местного самоуправления, но его реализация требует, чтобы работники этих органов хорошо знали законодательство, регламентирующее не только их собственные полномочия, но и полномочия в области социальной защиты населения федеральных органов и органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Данный подход также нельзя признать универсальным, подходящим ко всем случаям определения компетенции органов местного самоуправления. Как и все остальные его «следует соизмерять с конституционными принципами защиты личности и общественных интересов» . Принципу соизмерения общественных интересов соответствует, на наш взгляд, подход, примененный законодателем.

При рассмотрении понятия полномочий органов местного самоуправления в области социальной защиты граждан особый интерес представляет проблема соотношения прав и обязанностей государственного органа вообще и органа местного самоуправления, в частности, с их правоспособностью. По мнению Б.М. Лазарева, без решения этого вопроса нельзя разобраться до конца в юридической природе полномочий, определить ее место в общей системе правовых явлений .

По поводу соотношения прав и обязанностей органа местного самоуправления, как и органа государственной власти с его правоспособностью в отечественной науке существуют различные точки зрения. Одни считают, что полномочия включают в себя правоспособность плюс права и обязанности, вытекающие непосредственно из закона и существующие до стадии правоотношений, а другие рассматривают полномочие такого органа и его правоспособность как два самостоятельных явления, ни один из которых в состав другого не входит .

В юридической литературе до сих пор преобладает мнение о том, право государственного органа или органа местного самоуправления представляет собой «субъективное право в потенции», «настоящие» «субъективные права» появляются лишь в правоотношениях, что полномочие указанных органов является, по сути, его правоспособностью. «Справедливо, — говорит Ю.Г. Басин, что органы управления (должностные лица) наделяются полномочиями со дня образования соответствующего органа, но конкретные правомочия совершать действия, охватываемые их полномочиями, эти органы приобретают при наступлении юридических фактов. Полномочия – это совокупность возможных, но не наличных прав».

Некоторые авторы рассматривают права и обязанности государственного органа как различные виды полномочий. По их мнению, «права государственного органа сохраняют за ними известную свободу выбора при решении тех или иных жизненных ситуаций, а обязанности не оставляют никакого места для усмотрения органа и условия их осуществления, всегда точно оговариваются в законе».

Однако есть и другие точки зрения. В юридической литературе отмечалось, что полномочие государственного органа не должно рассматриваться как правоспособность, что в полномочие входят права и обязанности, вытекающие непосредственно из закона и существующие до стадии правоотношений.

По нашему мнению, интересам становления и развития правового государства в России соответствует понимание полномочия органа местного самоуправления в области социальной защиты не как правоспособности, а как совокупности прав и обязанностей (в противном случае «применение таких понятий как превышение власти, бездействие власти, было бы сильно затруднительно» ).

Мы солидарны с мнением Л.А. Григоряна, который утверждал, что для органа народного самоуправления возможное поведение есть одновременно и должное поведение и что у него вообще не существует правомочий «в чистом виде» ибо каждое конкретное право такого органа выступает одновременно в качестве его обязанности. Отстаивая свою точку зрения, он вполне обоснованно проводил различие между полномочиями народного самоуправления и правами и обязанностями гражданина, подчеркивая, что «первые, возникают в связи с их закреплением в законе вне зависимости от существования правоотношений, а вторые, — только в связи с наличием такого рода правоотношений».

Федеральное законодательство и законодательство субъектов Российской Федерации, во многом придерживаясь данной точки зрения, указывает, применительно к области социальной защиты населения, на различие между полномочиями органа власти и правами и обязанностями.

Так, например, ст. 5 Закона Орловской области « О системе социальной защиты населения в Орловской области» от 30 мая 2006 г. № 598 –ОЗ гарантирует каждому гражданину, проживающему на территории области, предоставление социальных услуг, обеспечение равных возможностей в их получении. Закон Курской области «О наделении органов местного самоуправления Курской области отдельными государственными полномочиями Курской области в сфере социальной защиты населения» (в ред. от 27.02 2007г. №14 – ЗКЮ) определяет сферу социальной защиты населения приоритетной в деятельности государственной власти и местного самоуправления. С таких позиций установлены нормы Закона Липецкой области «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан в Липецкой области».

Читайте так же:  Нулевая отчетность для ип на енвд

В отличие от гарантированного Конституцией права граждан на социальную помощь и поддержку со стороны государства, полномочия органов местного самоуправления в данной области действуют постоянно в силу их закрепления нормативно, прежде всего, в законе, а не в силу обязательности возникновения каких-либо правоотношений, субъектом которых являются эти органы. В отличие от граждан, которые могут делать все, что не запрещено законом, орган местного самоуправления может делать только то, на что он прямо правомочен законом или основанным на законе другим правовым актом.

Например, таким правонарушением можно считать неисполнение или ненадлежащее исполнение органами местного самоуправления социальной поддержки отдельных категорий граждан по обеспечению продовольственными товарами (в соответствии со ст. ст. 2, 3 Закона Курской области «О предоставлении социальной поддержки отдельным категориям граждан по обеспечению продовольственными товарами» в ред. от 27.02.2007 № 14 – ЗКО). Неисполнение таких полномочий органами местного самоуправления должно повлечь за собой применение мер ответственности со стороны государства.

Если обратиться к законодательству, то можно сразу же обнаружить, что нормативные акты, закрепляющие полномочия органов местного самоуправления в области социальной защиты населения, говорят не о правоспособности, а прямо о «правах» и «обязанностях» этих органов. В ряде случаев законодательство определяет не только полномочия, которыми обладает орган местного самоуправления, но и те, которые он «автоматически» приобретает при наступлении заранее предусмотренных условий. Но, как правило, законодательство ограничивается установлением уже имеющихся у органа полномочий.

Иногда правовые нормы заранее предусматривают, и весьма конкретно те юридические факты, при наличии которых орган местного самоуправления обязан действовать определенным образом, реализуя свои полномочия. Однако очень часто, характеризуя ситуацию, при наличии которой орган местного самоуправления обязан действовать тем или иным образом, правовые нормы делают это лишь в самой общей форме, предоставляя самому органу юридическую возможность решать, есть ли в том или ином конкретном случае обстоятельства, при наличии которых он может и должен предпринять предусмотренные правовой нормой действия. Например, согласно ст. 6, п.4 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями осуществляется только федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации с одновременной передачей необходимых материальных и финансовых средств. Реализация переданных полномочий подконтрольна государству. Аналогичные положения содержатся и в ст. 19 и 21 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г., который в полном объеме вступил в силу с 1 января 2006 г. Такие же положения содержатся и в законах субъектов Федерации.

На наш взгляд, полномочия органов местного самоуправления в области социальной защиты населения должны быть регламентированы более детально. В условиях правового государства повышается роль права в регулировании организации и деятельности органов местного самоуправления, в том числе и в области социальной защиты. Но поскольку это невозможно сделать в рамках федерального законодательства и законодательства субъектов Федерации, то такая задача должна быть решена в рамках нормотворчества органов местного самоуправления.

Таким образом, полномочия органов местного самоуправления в области социальной защиты населения могут определяться: 1) действующим федеральным законодательством; 2) законодательством субъектов Федерации; 3) инициативой органов местного самоуправления, в случаях, если действующее законодательство не содержит прямого запрета по отношению к этим органам заниматься указанными вопросами, местным нормотворчеством; 4) соглашениями о разграничении полномочий между органами власти субъектов Федерации и муниципальными органами.

Конференция ЮрКлуба

«компетенция» и «полномочия»

-Нет ника- 29 Авг 2005

utilit 29 Авг 2005

Бука 29 Авг 2005

В последнее время обратил внимание, что в федеральных законах заменяют слово «компетенция» на «полномочия».

а примеры таких замен не приведёте?

в качестве предположения: может, стали грамотнее использовать терминологию и почувствовали-таки разницу
Сообщение отредактировал ultra vires: 19 Май 2010 — 20:53

-Нет ника- 29 Авг 2005

пожалуйста,
мой «любимый» 122-фз статья 13:

. в статье 3:
в наименовании слово » Компетенция » заменить словами
» Полномочия федеральных», слова «Российской Федерации» исключить;
в абзаце первом части первой слова «В компетенцию» заменить
словами «К полномочиям федеральных органов государственной
власти», слова «Российской Федерации» исключить, слово «входят»
заменить словом «относятся»;
в части второй слова «по согласованию с субъектами Российской
Федерации» исключить;
4) в статье 4:
в наименовании слово » Компетенция » заменить словом
» Полномочия «;
в абзаце первом слова «В компетенцию» заменить словами «К
полномочиям», слово «входят» заменить словом «относятся»;.

DeadBrain 30 Авг 2005

-Нет ника- 30 Авг 2005

Moskitol 31 Авг 2005

На самом деле, компетенция — это совокупность прав и обязанностей, а полномочия состоят из уполномачивающих норм, то есть норм, которые дают права делать, что либо.

Но, к сожалению, не все это разграничиваюи и может правовй или лингвистический департамент пропускает текст нормативного акта
Добавлено @ 18:56
Поэтому и разделяют входят и отнсятся. В компетенцию входят не только права но и обязанности, а к полномочиям относятся.

Dmitrii 31 Авг 2005

На самом деле, компетенция — это совокупность прав и обязанностей, а полномочия состоят из уполномачивающих норм, то есть норм, которые дают права делать, что либо.

Moskitol
Вы сами свой сумбур осознали, когда писали?

-Нет ника- 31 Авг 2005

Moskitol 02 Сен 2005

Вы сами свой сумбур осознали, когда писали?

Здесь сумбура нет. Вы может не знакомы с ТГП? Компетенция — это совокупность прав и обязанностей, полномочия — это право, которое дается на совершение чего-либо. Например, у милиции есть полномочия на достмотр А\М. Так вот эти полномочия и закрепляются в уполномачивающих нормах. Если вы не знаете я напомню по степени предписания нормы можно разделить на уполномачивающие, обязывающие и запрещающие. Уж ссылку на стр учебника давать не буду.

Fata Morgana 07 Сен 2005

Так в чем же принципиальная разница: «ведение», «компетенция» и «полномочия»

люди ответом на этот вопрос диссертации защищают
а вы хотите так просто на форуме в двух словах
почему меняют в принципе понятно. как только появилось понятие «передача полномочий» — так и стали где не попадя менять компетенцию на полномочие. от случая к случаю. где-то поменяли где-то нет.
«ведение» я думаю может относится к субъекту только как территориальному образованию. хотя все спорно.
компетенция — функционал конкретного органа.
а полномочие — в свете последних новелл законодательнства — это то что можно передать

-Нет ника- 07 Сен 2005

Moskitol 12 Сен 2005

Fata Morgana 12 Сен 2005

Термин «ведение» употребляется в вопросах разграничения федеративного устройства.

есть точка зрения — что не только в федеративных.
что суть определения «ведения» — определить предметы и пределы властного воздействия. конституционно закрепленные они являются общественным договором: мы осознанно допускаем и принимаем вмешательство государства в конкретно закрепелнные отрасли общественной жизни — перчень должен быть закрытым. остальные отрасли — на саморегуляции.
общее одно — термин «ведение» не применяют относительно госорганов.

*OK* 19 Окт 2005

«ведение» употребляется в вопросах разграничения федеративного устройства.

Ужасную абраказябру написали

Во-первых, используется не «ведение» и не «введение», а «предметы ведения».

Во-вторых, не принято говорить «разграничение федеративного устройства», принято говорить «разграничение преметов ведения и полномочий».
Добавлено @ 20:04
В третьих. я, конечно, не сообщу ничего нового, но, умные дядьки в моём институте говорили, что:

«компетенция» = «предметы ведения» + «полномочия».
«полномочия» = «права» + «обязанности» + «ответственность»

Вроде так

alexkralin 19 Май 2010

Вы сами свой сумбур осознали, когда писали?

Здесь сумбура нет. Вы может не знакомы с ТГП? Компетенция — это совокупность прав и обязанностей, полномочия — это право, которое дается на совершение чего-либо. Например, у милиции есть полномочия на достмотр А\М. Так вот эти полномочия и закрепляются в уполномачивающих нормах. Если вы не знаете я напомню по степени предписания нормы можно разделить на уполномачивающие, обязывающие и запрещающие. Уж ссылку на стр учебника давать не буду.

Если это не описка, то ТГП не знаете Вы, потому что уполномочивающих норм нет, а есть управомочивающие. А на счет компетенции и полномочий согласен с приведенной формулой компетенция=предметы ведения+полномочия

-Нет ника- 19 Май 2010

Roadjack 19 Май 2010

SHAM 20 Май 2010

люди ответом на этот вопрос диссертации защищают

это точно, и публикаций, посвященных этому вопросу, целая куча на самом деле
напр.:
Аржанов В.В. Разграничение полномочий и предметов ведения государства и местного самоуправления как механизм укрепления законности // Местное право. 2001. № 10-11.
Нанба С.Б. Понятие и структура компетенции муниципальных образований // Журнал российского права. 2008. №6.
Новиченко О.В. О природе полномочий органов местного самоуправления в Российской Федерации // Государственная власть и местное самоуправление. 2005. № 7.
Худобин И.И. Правовое регулирование полномочий представительных органов местного самоуправления (на примере Белгородской области): Автореф. дисс. … к.ю.н. – М., 2008.
Чертков А. Н. Четкость и единообразие конституционно-правовых понятий и разграничение компетенции // Журнал российского права. 2004. № 2.
Бялкина Т.М. Компетенция местного самоуправления: проблемы теории и правового регулирования: Монография. – Воронеж: Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 2006.
Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. – М., 2001.
Тихомиров Ю.А. Теория компетенции // Журнал российского права. 2000. № 10.
Постовой Н.В. Правовое регулирование основ и компетенции местного самоуправления в России. – М.: Юриспруденция, 1999.
Кочеткова Н.В. Законодательное регулирование предметов ведения и полномочий органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления: проблемы оптимизации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2004.
Дементьев А.Н. Разграничение предметов ведения и полномочий в системе организации публичной власти по вертикали // Гражданин и право. 2002. № 5.
.
и многия-многия другие.
Сообщение отредактировал SHAM: 20 Май 2010 — 21:59

Соотношение понятий «компетенция» и «полномочие» применительно к Росимуществу

Страницы в журнале: 74-77

А.М. Еремин,

преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Института государственного управления, права и инновационных технологий Россия, Москва ameremin@mail.ru

Рассматриваются полномочия Федерального агентства по управлению государственным имуществом, определяющие правовой статус и основные направления его деятельности. Автор раскрывает соотношение понятий полномочий и компетенции, непосредственно влияющей на правореализационный характер деятельности данного органа.

Читайте так же:  Завещание по заблуждению

Ключевые слова: государственный орган, компетенция, полномочия, правовой статус, регламентация.

Определение базовых дефиниций является первоочередной проблемой любого научного анализа. Авторская позиция применительно к соотношению дефиниций «компетенция» и «полномочие» находит свое отражение во многих научных работах, однако применительно к Федеральному агентству по управлению государственным имуществом (Росимущество) указанная проблематика так и не была решена.

Понятие «компетенция» происходит от латинского competere — добиваться, соответствовать, подходить. Юридические словари определяют компетенцию как совокупность установленных нормативными правовыми актами задач, функций, прав и обязанностей (полномочий) государственных органов, должностных лиц, общественных организаций, коммерческих и некоммерческих организаций [20].

В настоящее время в законодательстве Российской Федерации определение дефиниции «компетенция» также не нашла своего разрешения, но общая позиция характеризует компетенцию в виде совокупности полномочий органа государственной власти по предметам ведения, установленным Конституцией Российской Федерации 1993 года и конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации.

В отсутствие единого законодательного закрепления рассматриваемого понятия вопросы определения компетенции широко исследованы в российской юридической науке, например О.Е. Кутафиным, Ю.А. Тихомировым, Т.Я. Хабриевой и др.

Компетенция органа, как совершенно справедливо отмечал Б.М. Лазарев, очерчивается путем указания на функции, которые возложены на орган применительно к той или иной сфере деятельности [9, с. 40; 22, с. 31—32]. Однако функции не только очерчивают компетенцию, но и отражаются в ней [1, с. 194]. Орган государства не должен ни уклоняться от реализации своей компетенции, ни выходить за ее пределы. Наделение органа исполнительной власти определенной компетенцией означает распределение полномочий между входящими в его структуру подразделениями и должностными лицами. Специфика компетенции заключается в том, что она всегда имеет активную направленность. Органы исполнительной власти создаются не для бездействия, а для того, чтобы решались задачи, поставленные перед государством в целом или в определенной сфере общественной жизни, в которой те или иные органы исполнительной власти представляют государство [14].

Существуют различные точки зрения о соотношении полномочий, функций и компетенции. Как показывает анализ правовой литературы, посвященной данному вопросу, все авторы едины лишь в том, что основным элементом компетенции являются права и обязанности субъекта [3, с. 209; 5, с. 10; 9, с. 101—102; 16, с. 56—58; 20, с. 205—206; 22]. Что касается остальных элементов, то в их число включают круг подведомственных данному органу вопросов [9, с. 26—27], цели [16, с. 55], задачи, поставленные перед органом [8, с. 13—22; 10; 21, с. 65; 23, с. 11]; возложенные на него функции [3, c. 209; 11, c. 15], предметы ведения [17, с. 7; 16, с. 55], территорию его деятельности [9, с. 26—27], ответственность [15, с. 9].

Следует особо подчеркнуть органичность взаимной связи в содержании управленческой деятельности функций и полномочий (прав и обязанностей), выраженных в компетенции субъектов управления. Будучи опосредованными лишь конкретными полномочиями, функции могут быть представлены как конечный этап реализации целей управляющей системы, за которым следует результат деятельности, в целом выраженный уже в параметрах работы объекта управления. Полномочия Росимущества призваны наделить его возможностью практической реализации возложенных на него функций. Функция, не подкрепленная соответствующими правами, не может быть реализована и лишается практического смысла [19, с. 51].

Например, И.Л. Бачило, исходя из тезиса о том, что представить функции органа вне его компетенции невозможно, считает, что функции входят составной частью в компетенцию и определяют, что делает орган, выступая в результате правовым явлением. Для обоснования своей позиции ей приходится предложить два понятия компетенции — в широком и узком (собственном) смысле, причем оба понятия признаются правовыми. В первом случае в компетенцию включается, кроме функций, характеристика места органа в системе управления, его задач, объектов ведения, круга деятельности, правомочий и ответственности. Во втором случае компетенция состоит непосредственно из прав и обязанностей (правомочий) органа [4, с. 52—54].

Более обоснованной представляется противоположная позиция, которую сформулировал, в частности, Б.М. Лазарев: «Функции управления сами по себе явления, конечно, не юридические, и поэтому они не могут быть элементами компетенции. Но законодательство возлагает на соответствующие органы выполнение тех или иных управленческих функций, причем в различных комбинациях и применительно к различным управляемым объектам. В результате у органа возникает право и обязанность осуществлять определенные управленческие функции в определенной сфере. Такие права и обязанности и есть один из элементов компетенции органов управления. Всякое субъективное право или обязанность есть вид и мера соответственно юридически возможного или юридически необходимого поведения (деятельности)» [9, с. 40—41].

Это утверждение в целом согласуется с нашей точкой зрения по данному вопросу. На наш взгляд, компетенция Росимущества является системой его полномочий — прав и обязанностей. В силу этого представляется необходимым возразить тем ученым, которые определяют содержание компетенции посредством двух составляющих — предметов ведения и полномочий [12; 19].

Предметы ведения — категория, безусловно, юридическая, однако, в отличие от компетенции, она подразумевает не точное определение прав и обязанностей, а лишь указание на сферы, в которых эти права и обязанности могут возникать.

В теории государства и права, науке управления, а также практически во всех отраслях права понятие «полномочие» рассматривается как «составная часть компетенции и статуса органа, должностного лица, выполняющего управленческие функции в организации» [20, c. 654]. Толковый словарь русского языка определяет полномочия как «официально предоставленное кому-нибудь право какой-нибудь деятельности, ведения дел» [13, с. 554]. Вместе с тем в специальной юридической литературе под полномочиями обычно понимаются не просто права, а сочетание прав и обязанностей. Полномочия определяются как права и обязанности государственного органа, органа местного самоуправления, должностного лица, иных участников общественных отношений, установленные нормативным юридическим актом [7, c. 429]. Полномочие представляет собой право (и одновременно обязанность) соответствующего субъекта действовать в определенной ситуации способом, предусмотренным законом или иным правовым актом [20, с. 654]. При этом, как подчеркивает Ю.А. Тихомиров, в публично-правовой сфере полномочие представляет собой неразрывное единство прав и обязанностей, своего рода «правообязанность», которую нельзя не реализовывать в публичных интересах (в случае отказа от реализации или неэффективного исполнения полномочий наступает ответственность) [16, с. 56—57]. «Права и обязанности в данном случае — это единая категория, права одновременно являются и обязанностями» [6].

На основании изложенного можно заключить, что полномочия Росимущества — это закрепленные нормами права за рассматриваемым органом и его должностными лица в целом права и обязанности, необходимые для осуществления его базовых функций. Дефиниция «полномочие» является неотъемлемым свойством, базовой составляющей самого понятия «орган», в том числе и относительно такого органа государственной власти, как Росимущество.

1. Анисимов П.В. Права человека и правозащитное регулирование: проблемы теории и практики: моногр. — Волгоград, 2004.

2. Атаманчук Г.В. Государственное управление: проблемы методологии правового исследования. — М., 1975.

3. Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: курс лекций. — М., 1997.

4. Бачило И.Л. Функции органов управления. — М., 1976.

5. Бондаренко А.А. Административно-правовой статус органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации в условиях административной реформы: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006.

6. Дитятковский М.Ю. Понятие отдельных государственных полномочий, которыми наделены либо могут наделяться органы местного самоуправления // Современное право. 2006. № 10.

7. Конституционное право: энциклопедический словарь / отв. ред. С.А. Авакьян. — М., 2001.

8. Кузнецов И.Н. Компетенция высших органов власти и управления СССР. — М., 1969.

9. Лазарев Б.М. Компетенция органов управления. — М., 1972.

10. Лазарев Б.М. О компетенции органа советского государства // Советское государство и право. 1964. № 10.

11. Махов В.Х. Контрольные функции органов государственной власти Российской Федерации в условиях проведения административной реформы: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2005.

12. Нанба С.Б. Понятие и структура компетенции муниципальных образований // Журнал российского права. 2008. № 6.

13. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1998.

14. Сапфирова А.А. Федеральная инспекция труда: компетенция — некоторые проблемы реализации // Трудовое право. 2008. № 9.

15. Советское административное право / под ред. С.С. Студеникина. — М., 1962.

16. Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. — М., 2001.

17. Тихомиров Ю.А. Основные черты компетенции представительных органов власти // Труды ВЮЗИ. Вопросы развития и совершенствования органов народного представительства в СССР. — М., 1966. Т. 7.

18. Цабрия Д.Д. Статус органа управления // Советское государство и право. 1978. № 2.

19. Шевчик Н.А. Государственная власть и местное самоуправление: правовые проблемы взаимодействия: дис. … канд. юрид. наук. — Тюмень, 2001.

20. Юридическая энциклопедия / под ред. М.Ю. Тихомирова. — М., 2001.

21. Юсупов В.А. Научная организация исполнительной власти: учеб. пособие. 2-е изд., доп. — Волгоград, 2003.

22. Якимов А.Ю. Статус субъекта административной юрисдикции и проблемы его реализации: моногр. — М., 1999.

23. Ямпольская Ц.А. Субъекты административного права: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1958.