Как оформить холдинговую компанию

Рубрики Статьи

Особенности холдинговой структуры организации бизнеса

Холдинг – совокупность двух и более юридических лиц (участников холдинга), связанных между собой отношениями (холдинговыми отношениями) по управлению одним из участников (головной компанией) деятельностью других участников холдинга на основе права головной компании определять принимаемые ими решения. В холдинг могут входить коммерческие организации различных организационно-правовых форм, если иное не установлено федеральными законами.

Холдинг – корпорация или компания, контролирующая одну или несколько компаний с помощью их акций, которыми она владеет. Холдинг в хозяйственной практике имеет в большинстве случаев решающее право голоса, действуя посредством механизма контрольного пакета акций. Такая форма организации компании часто используется для проведения единой политики и осуществления единого контроля за соблюдением общих интересов больших корпораций или ускорения процесса диверсификации.

Реализуя «систему участия» в холдинге, можно подчинить формально независимые компании, располагающими капиталами, намного превосходящими капитал самого холдинга. Различают следующие виды холдинга:

  • чистый холдинг, когда выполняются только финансовые и контрольные функции;
  • смешанный холдинг, который в дополнение к вышеупомянутым функциям самостоятельно участвует в бизнесе (торговля, производство, транспорт, кредитование и т. д.).

Холдинговые компании получили развитие в конце XIX – начале XX вв., участники, которых до этого функционировали как картели. Впоследствии во многих холдингах произошла централизация управления и производственной системы. Известный американский ученый Чандлер отмечает, что те холдинги, которые не были централизованы и не интегрировались, позже либо расформировались, либо над ними нависла угроза банкротства.

В настоящее время все отечественные холдинги можно разбить на несколько условных групп по определенным признакам, таким как структура логистики, схема переработки и выпуска продукции и другие. Рассмотрим их подробнее:

  1. Горизонтальные холдинги – объединение однородных бизнесов (энергетические, сбытовые, телекоммуникационные компании и пр.). Они представляют собой, по сути, филиальные структуры, которыми управляет головная (материнская) компания.
  2. Вертикальные холдинги – объединение предприятий в одной производственной цепочке (добыча сырья, переработка, выпуск продуктов потребления, сбыт)
  3. Диверсифицированные холдинги – объединение предприятий напрямую не связанные ни торговыми, ни производственными отношениями, как, например, российские банки, инвестирующие средства в различные инвестиционные проекты.

Можно выделить три основания построения холдинговых компаний:

  1. В основе построения лежит вид товара или услуги, то есть предприятия различаются видом производимого товара или оказываемой услуги, а координация их деятельности из центра ориентирована на помощь участникам в реализации продукции на рынках.
  2. В основе построения лежит группа потребителей, на которую ориентировано то или иное предприятие (филиал) группы. Такая модификация используется, как правило, инвестиционными, страховыми, пенсионными и другими финансово-кредитными структурами, в том числе банками.
  3. В основе построения лежит географический фактор, то есть крупная компания открывает свои филиалы на различных территориях. Примером может служить Сбербанк России, имеющий свои подразделения во всех единицах территориального деления экономического пространства государства.

Согласно «Временному положению о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества» от 16.10.1992 г., существует ограничение: «Дочернее предприятие, независимо от пакета его акций, принадлежащих холдинговой компании, не может владеть акциями холдинговой компании в какой бы то ни было форме, включая траст и залог».

В холдинге может сложиться ситуация, когда основная (материнская) компания будет полностью владеть другими участниками данной корпоративной структуры, однако и в этом случае объединение не будет представлять собой единую компанию.

Холдинги не проходят государственную регистрацию в качестве официальной корпоративной структуры. Однако, понятие «холдинг» существует в современном российском законодательстве. Например, есть «Временное положение о холдинговых компаниях», в котором регулируются некоторые особенности их деятельности как специфической формы ассоциированного предпринимательства в российской экономике.

Согласно проекту ФЗ «О холдингах» холдинговые отношения могут возникать при наличии хотя бы одного из ниже перечисленных обстоятельств:

  • преобладающего участия головной компании, являющейся хозяйственным обществом или хозяйственным товариществом, в капитале других юридических лиц, также являющихся хозяйственными обществами или хозяйственными товариществами, с оформлением путем внесения записей в реестр акционеров (записи по счету депо) или в устав участника холдинга о владении акциями (долями), обеспечивающими преобладающее участие в капитале участника холдинга, либо внесения записи в устав хозяйственного общества – участника холдинга о праве головной компании давать ему обязательные указания, либо вступления в силу договора о таком праве между участником холдинга и головной компанией. Под преобладающим участием в капитале хозяйственного общества (головной компании, участника холдинга) понимается владение собственником, головной компанией акциями (долями) в размере, позволяющем в соответствии с законодательством Российской Федерации и уставом общества предопределять любые решения, принимаемые указанным хозяйственным обществом;
  • договора о создании холдинга между головной компанией и участниками холдинга или договора между головной компанией и участниками (учредителями, акционерами, товарищами) других юридических лиц – участников холдинга;
  • решения собственников имущества, если все участники холдинга являются государственными унитарными предприятиями, а также акционерными обществами с контрольным пакетом акций, закрепленным в государственной собственности, и внесения соответствующих записей в уставы участников холдинга.

Одной отличительной чертой холдинга является тот факт, что участник холдинга не может иметь преобладающего участия в уставном капитале головной компании. Участник холдинга (кроме головной компании) не может иметь преобладающего участия в уставном капитале другого участника (за исключением случаев возникновения холдинга в силу договора).

К тому же, дочерние хозяйственные общества головной компании входят в холдинг и могут выйти из холдинга только вместе с головной компанией.

Холдинговая форма удобна с точки зрения руководства группой компаний, так как данная форма позволяет:

  • во-первых, согласованно формировать, корректировать и решать цели и задачи компании. Вырабатывать эффективные управленческие решения в кризисных ситуациях. Осуществлять единое управление стратегическим развитием компании.
  • во-вторых, унифицировать и стандартизировать ведение учета, документооборота, и т. д.
  • в-третьих, прямо или косвенно контролировать цены, при этом защищая интересы всей группы.

С помощью холдинговой формы объединения группы хозяйствующих субъектов можно достичь стабильных и высоких экономических показателей деятельности субъектов.

Можно выделить следующие основные принципы построения холдинга.

Наделение предприятий холдинга необходимыми средствами –материнская компания (собственник предприятий) вкладывает средства в предприятия – наделяет данные предприятия необходимыми основными и оборотными средствами для эффективного их функционирования.

Назначение руководителей Предприятий – для управления предприятиями холдинга Управляющая компания назначает директоров этих предприятий, на которых возлагается ответственность за эффективность работы этих предприятий.

Принцип узкой специализации – создание и функционирование предприятий холдинга осуществляется по принципу узкой специализации. Любое нерентабельное предприятие, исходя из неблагоприятной рыночной ситуации, подлежит ликвидации или смене специализации.

Разработка правил функционирования и контроль за их соблюдением – Управляющая компания разрабатывает правила функционирования для всех предприятий холдинга и осуществляет контроль за соблюдением этих правил.

Принципы ограниченной самостоятельности предприятий холдинга – в связи с тем, что предприятия холдинга обязаны функционировать в рамках предписанных правил Управляющей компанией, все они имеют ограниченную самостоятельность, но могут иметь ту или иную степень свободы при работе на рынке.

Принцип максимальной самостоятельности предприятий холдинга – в рамках установленных Управляющей компанией правил предприятия холдинга являются самостоятельными структурами и находятся на хозрасчете, самофинансировании и самоокупаемости. Каждое в отдельности предприятие холдинга не несет ответственности по обязательствам любых других предприятий холдинга, в том числе по обязательствам Управляющей компании.

Принцип минимальной самостоятельности предприятий холдинга (процессинг) – Управляющая компания холдинга может взять на себя часть функций управления того или иного дочернего предприятия Холдинга. Как правило, это коммерческая функция. В данном случае Управляющая компания берет на себя ответственность за снабжение предприятия и сбыт произведенной им продукции. Предприятие при этом работает в режиме процессинга, получая от Управляющей компании сырье и материалы, и передавая ей готовую продукцию. За производственную функцию Управляющая компания оплачивает предприятию его текущие расходы и согласованную с собственником данного предприятия часть прибыли от реализации произведенной продукции (услуг).

Принципы горизонтальных отношений в холдинге

Принцип взаимовыгодного сотрудничества – горизонтальные взаимоотношения между предприятиями холдинга должны строиться на принципах взаимовыгодного сотрудничества. В случае нарушения условий сотрудничества одним из предприятий холдинга, находящегося на хозрасчете, что повлекло за собой ущерб для другого предприятия холдинга, последнее должно подать претензию первому. Разрешение споров между предприятиями холдинга производится третейским судом в лице Управляющей компании. Решение третейского суда подлежит обязательному исполнению.

Принцип свободы выбора партнера – предприятие холдинга, находящееся на хозрасчете, может работать с конкурентами другого предприятия холдинга, если это выгоднее для первого.

Принцип соблюдения интересов каждого предприятия холдинга – не допускается навязывание любых решений, ущемляющих интересы одного предприятия холдинга, находящегося на хозрасчете, в пользу другого.

Принципы вертикальных отношений в холдинге

Стратегическое и оперативное планирование – вопросы стратегического планирования находятся в ведении Управляющей компании холдинга. Вопросы оперативного планирования текущей деятельности предприятий находятся в ведении руководства предприятий холдинга.

Контроль над соблюдением установленных правил игры – руководитель холдинга (управляющей компании) осуществляет контроль над соблюдением установленных правил игры для предприятий холдинга и уровнем эффективности их функционирования. В случае недобросовестного выполнения своих обязанностей любым из директоров предприятий холдинга, а также в случае систематического невыполнения предприятием плана по доходам и прибыли или в случае убыточного функционирования предприятия, а также в случае нарушения установленных правил функционирования предприятия, руководитель холдинга должен немедленно выносить вопрос о соответствии директора занимаемой должности на Совет директоров Управляющей компании. В случае серьезных нарушений своих обязанностей со стороны директора предприятия и/или при возникновении угрозы существенных убытков руководитель холдинга имеет право самостоятельно на время отстранить директора предприятия от осуществления своих обязанностей до решения Совета директоров. При этом руководитель холдинга должен временно назначить исполняющего обязанности директора предприятия.

Отчисления на содержание Управляющей компании – каждое предприятие холдинга, находящееся на хозрасчете, должно отчислять определенную сумму на содержание Управляющей компании. Также на эти цели может выплачиваться определенный процент от прибыли данных предприятий.

Принцип невмешательства в оперативное управление – в связи с тем, что директора предприятий персонально отвечают за эффективность управления предприятием, Управляющая компания не должна вмешиваться в вопросы оперативного управления.

Открытость предприятия к проверкам со стороны Управляющей компании – в связи с тем, что Управляющая компания не должна вмешиваться в оперативное управление предприятием, она имеет право в любое время проводить любые проверки на предмет выполнения директором, принятых на себя обязательств и соблюдения правил функционирования предприятия, установленных Управляющей компанией. Директор не имеет права препятствовать проведению проверок со стороны Управляющей компании.

Ограничение полномочий директоров предприятий – директора предприятий холдинга не имеют права самостоятельно без согласования с Управляющей компанией изменять установленные правила функционирования предприятий, заключать сделки и брать ссуды сверх установленных сумм, а также самостоятельно продавать и закладывать имущество предприятия.

Ограничения на изъятие средств из оборота предприятий – в связи с тем, что директора несут персональную ответственность за функционирование предприятий, находящихся на хозрасчете, Управляющая компания не должна без учета интересов предприятий изымать их средства сверх установленных нормативов отчислений из прибыли, в том числе и на новые проекты. Дополнительное изъятие средств может сказаться на эффективности работы предприятия. Поэтому, в таких случаях, со стороны руководства холдинга не допускается давление на директора. Более того, руководство холдинга не должно снимать директора с должности, если тот не согласен с целесообразностью отвлечения из оборота предприятия дополнительных денежных средств.

Читайте так же:  Взять заявление обратно

Уметь жить по средствам или «не руби сук, на котором сидишь» – Управляющая компания не должна без учета интересов предприятия, находящегося на хозрасчете, навязывать ему дополнительные затраты, не связанные с прямой производственной деятельностью или необоснованно увеличивающие себестоимость услуг или продукции предприятия. При этом со стороны Управляющей компании также не должна давить на директора. На самом деле, все нецелесообразные для производства расходы Управляющая компания, желающая производить эти расходы, должна покрывать их за счет собственных средств, в том числе и за счет получаемых нормативных отчислений с предприятий холдинга.

Принцип единоначалия – персонал предприятия подчиняется только директору предприятия. Руководство холдинга не должно давать распоряжения персоналу предприятия через голову директора, соблюдая субординацию.

Планирование и отчетность. Ответственность за нарушение сроков по отчетам – каждое предприятие холдинга должно своевременно подавать в Управляющую компанию необходимые планы и отчеты. В случае нарушения данных сроков руководители предприятий должны платить неустойку Управляющей компании, размер которой устанавливается единым для всех предприятий холдинга.

Принципы финансовой организации холдинга

Важным условием организационно-структурного развития холдинга является приоритет в защите интересов владельцев уставного капитала, акционеров и партнеров по бизнесу. Для выполнения этого условия при создании предприятий холдинга предлагается использовать основополагающие принципы:

Принцип диверсификации капитала – распределение акционерного капитала холдинга таким образом, чтобы даже при приобретении блокирующего пакета акций третьим лицом в любом из предприятий холдинга, контроль бизнеса в целом оставался у инициаторов проекта.

Принцип безусловного финансового подчинения – основан на разделении финансовых потоков и точек образовании прибыли (работы с клиентами). Достигается за счет концентрации функций финансового обслуживание всех предприятий холдинга в одном из его предприятий, которое, в свою очередь, по уставу не может работать с клиентами.

Принцип достаточности – количество предприятий необходимо и достаточно для решения коммерческих и политических задач холдинга в текущий момент.

Принцип окупаемости – все предприятия холдинга должны приносить доход. Создание нового предприятия холдинга должно быть экономически обосновано. Убыточные предприятия должны ликвидироваться. Планово убыточные (благотворительные) направления деятельности должны быть представлены в качестве структурных подразделений предприятий холдинга и существовать за счет их прибыли, либо за счет целевого финансирования по бюджетному принципу другими предприятиями холдинга.

Принцип исключения дублирования – из организационной структуры каждого предприятия холдинга, по возможности, исключаются любые подразделения, функцию которых может выполнить другое предприятие холдинга на договорных условиях.

На основе анализа сложившийся ситуации в российской и мировой экономике можно выделить практические пути, по которым, коммерческие организации могут объединяться в холдинговые компании.

а) Холдинговые компании могут создаваться, например, посредством последовательного присоединения или получения контроля над компаниями, которые объединены одним видом бизнеса (машиностроение, пищевая промышленность, с/х и т. д.). Это так называемая «горизонтальная интеграция».

Основная цель таких холдингов – завоевание новых секторов рынка. В качестве примера здесь можно привести тот факт, что в начале года руководители ведущих Британских табачных компаний British-American Тobacco (BAT) и Rrothmans International, занимающих второе и четвертое места в мире по объемам продаж, объявили о планах создания единого концерна, который станет крупнейшим мировым производителем табачной продукции. Сумма сделки оценивается в 13 млд фунтов стерлингов. Новая компания с общим обьемом продаж 21, 32 млрд. долл. и мощностью 1 трлн сигарет в год будет контролировать около 17% мирового рынка.

б) Второй путь образования холдинговых компаний – это объединение предприятий единого технологического цикла (от сырья до готовой продукции). Это так называемая «вертикальная интеграция». Главной целью такого объединения является снижение общих издержек, достижение ценовой стабильности, повышение стоимости компании. Примером может служить объединение электростанции и угольного разреза в Приморском крае в конце прошлого года. Из Приморской ГРЭС и Лучегорского разреза образовалась компания ЛуТЭК, контрольный пакет которой достался РАО ЕЭС России. Цели этого смелого эксперимента были вполне определенны – снизить себестоимость электроэнергии (а это серьезная проблема в Приморском крае) и справедливо распределить деньги между энергетиками и угольщиками. Благодаря этому объединению объем производства вырос на 6%, себестоимость угля снизилась на 3%, электроэнергии – на 17%, а прибыль возросла на 59%.

в) Холдинговые компании могут создаваться и путем последовательного создания предприятий и последующего их присоединения к группе. Именно так действовал «стальной король» Эндрю Карнеги почти 130 лет назад. В своей автобиографии он пишет о том, что только после того, как созданное им предприятие доказывало свою эффективность, он включал его (тем или иным способом) в свою группу. Такая политика позволяла ему избежать больших потерь при неэффективной работе или банкротстве нового предприятия. Тактики последовательного присоединения придерживается и компания Макдональдс. В качестве вклада она передает торговую марку, технологию менеджмента и т. д.

г) На практике имеются примеры объединения не только отдельных коммерческих организаций, но и холдинговых компаний. Например, объединение известного сталелитейного концерна Германии и аналогичного в Нидерландах было реализовано следующим образом. Их владельцы: компании KN Hoogovens NV и Hoesch AG создали на паритетных началах (50% х 50%) управляющую компанию Estel NV в которую в качестве своих вкладов передали по 100% акций концернов.

д) Транснациональные и национальные компании объединяются по аналогичным схемам.

При объединении крупнейших бельгийского и индийского пивных концернов была реализована следующая схема. Учредив на паритетных началах управляющую компанию SUN-Interbrew (на базе Sun-Brewing) каждый получил по 34% акций. В качестве вклада в уставной капитал бельгийцы передали акции заводов Россар, Десна, товарную марку пива «Stella Artois» плюс 40 млн. долл. Индийцы – акции заводов и сбытовую сеть. Кроме того 32% акций новой компании будет продаваться по открытой подписке.

е) Значительное количество холдинговых компаний образовалось и путем «деления» больших компаний при их реструктуризации. Такой способ был характерен для многих Российских предприятий в начале 90 годов при переходе на самоокупаемость. Трансформация приводила к созданию большого числа дочерних компаний (бывших производств) со 100% участием материнской компании.

Все приведенные выше процедуры образования холдинговых компаний могут осуществляться следующим образом:

  • путем скупки акций на вторичном рынке, которую осуществляет брокер;
  • путем обмена акциями, специально эмитированными для этого каждым предприятием. Именно так поступил генеральный директор «Уралмаш заводов» Каха Бендукидзе для получения контроля над «Ижорскими заводами» (каждая группа являлась холдингом). Для этого он провел дополнительную эмиссию и обменял весь пакет дополнительной эмиссии на уже имевшийся пакет «Ижорских заводов». Из-за разницы в стоимости пакетов, он получил контроль над заводом за небольшой процент своих акций.
  • путем создания специальной управляющей компании, куда учредители передают пакеты акций предприятий, которые они хотят включить в холдинг. При этом передаваемые акции предприятий обменивались на эмитированные акции этой компании.
  • путем передачи ключевых, для данного бизнеса, патентов, авторских прав, ноу-хау (пример – компания «МакДональдс»).

В последнее время и в нашей стране стал использоваться популярный на западе агрессивный способ получения контроля над компаниями через процедуры банкротства. «На рынке банкротств сформировалась жесткая и закрытая система перераспределения собственности», пишет «Эксперт». Причем получить контроль над конкурентом или даже купить его можно, приобретя долги этого предприятия и осуществив необходимые действия, определяемые законом о банкротстве. Кстати, процедура банкротства широко используется для преобразований и разделения частей холдинговых структур, отчуждения части какой – либо группы с последующим включением в свой холдинг. Снова процитируем журнал «Эксперт» – «Девяносто пять процентов сегодняшних банкротств в России осуществляются в целях передела собственности … и происходят в рамках процесса, когда какая-либо коммерческая структура строит свою вертикаль…». Можно вспомнить, например, попытку г-на Быкова получить контроль над всей энергетикой Красноярского края и его конфликт с губернатором А. И. Лебедем.

Судя по публикациям «Эксперта» и «Коммерсанта» – в России это почти универсальный способ приобретения предприятий.

Косвенно об этом можно судить по активности наших законодателей, просматривая мониторинг законодательства. Например, последнее указание ЦБ РФ, регулирующее процедуру замены обязательств банков на их конвертируемые обязательства – владельцы этих обязательств могут обменять их на акции банка – должника, а потом продать его имущество.

Следует отметить еще один способ образований холдингов (как «сверху», так и «снизу») – объединение производителей и финансовых структур. Например, скупка каким-либо банком пакетов акций предприятий привела к тому, что банки стали владеть разными по объему пакетами предприятий из разных отраслей. Через какое-то время банки были вынуждены создавать управляющие компании, в которые и передали пакеты акций предприятий из одного вида бизнеса, а «лишние» предприятия вынуждены были «сбросить». Так поступил банк «Менатеп», Онэксим-банк» и др.

Образование «снизу» происходило, когда промышленные предприятия для привлечения инвестиций и повышения привлекательности совместно с инвестором (часто с группой инвесторов, которые образуют синдикат) создавали управляющую компанию (рис. 3). Доли акций определялись исходя из оценки стоимостей предприятий и долей инвесторов.

Для реализации этой процедуры осуществляется подготовка проспекта эмиссии и его размещение: частное (как в данном случае) или открытое.

В отличие от случая с отдельным предприятием для создания холдинговой структуры практически всегда используется частное размещение.

Зачастую в уже созданных и успешно работающих холдингах проводятся слияния, разделения и поглощения.

Рис. 3. Схема образования холдинга снизу

Иностранный холдинг как инструмент владения активами в России

Помимо международных торговых операций, одним из основных направлений использования офшорных, а также и налогооблагаемых зарубежных компаний для целей налогового планирования и защиты активов является холдинговая деятельность.

Речь идет о том, что владение акциями (долями в капитале) предприятия, являющегося потенциальным источником дохода, (например, российского) оформляется не на конечного владельца (бенефициара), а на контролируемую им зарубежную компанию. Цель этого шага может быть двоякая.

Во-первых, налоговые соображения. Контролируя компанию-холдинг, бенефициар может неограниченно откладывать фактическую выплату полученных ею доходов себе как физическому лицу. В силу этого откладывается и их налогообложение в составе его личных доходов. Следует отметить, что в большинстве развитых стран в настоящее время уже принято законодательство, принудительно включающее в налоговую базу резидента доходы (даже нераспределенные) контролируемых им офшорных компаний. В России, однако, такого законодательства пока нет.

Во-вторых, целью может быть защита активов. Предполагается, что передача акций зарубежному владельцу обеспечивает боле надежную их защиту от кредиторов бенефициара, конкурентов и т.п. Эта задача может быть решена через оформление владения бенефициаром акциями зарубежного холдинга не напрямую, а через траст.

Отметим, что действующее законодательство не запрещает российским резидентам прямое владение акциями зарубежных компаний. Вопрос о возможности регистрации таких компаний на имя резидентов законодательство, правда, явно не рассматривает (хотя и запрета не предусмотрено). Но вот приобретение акций иностранных компаний с 2001 г. явно разрешено (правда, только на сумму не более 75 тыс. долларов в год).

Читайте так же:  Бухгалтерская отчетность за 2019 год предприятия оао

Таким образом, у бенефициара имеется выбор: оформить акции холдинга на себя лично, или воспользоваться услугами номинальных акционеров (по сути, урезанная форма траста), или заключить развернутый трастовый договор на владение акциями холдинга.

К вопросу защиты активов и сохранения конфиденциальности мы еще вернемся, а пока рассмотрим налоговые аспекты холдинговых схем.

Налоговые соображения

Холдинг может получать доход двух видов. Во-первых, дивиденды, распределяемые дочерними предприятиями. Во-вторых, доходы от возможной реализации акций. В англоязычных странах эти последние доходы, за вычетом расходов на приобретение акций, называются приростом капитала (capital gains). Мы также будем использовать этот термин иностранного происхождения, так как будем рассматривать в основном вопросы налогообложения за рубежом.

Налогообложение этих доходов, вообще говоря, может происходить и в стране происхождения дохода, и в стране местонахождения холдинга. В стране происхождения дивиденды обычно облагаются налогом у источника выплаты. Прирост капитала облагается у источника не всегда, но, вообще говоря, это возможно.

Так, по российскому законодательству, дивиденды, распределяемые за рубеж, облагаются налогом у источника выплаты по ставке 15%. Доход от реализации акций, если он получен без образования постоянного представительства в России, обычно не облагается налогом. Однако если речь идет об акциях предприятий, активы которых состоят из российской недвижимости более, чем на 50%, то доход от реализации таких акций облагается налогом у источника по ставке 24% (с учетом расходов на их приобретение) или 20% (без учета расходов).

Налогообложение в стране местонахождения холдинга происходит, естественно, по законодательству этой страны. В общем случае они включаются в налоговую базу по налогу на доход (прибыль), но возможны исключения, о чем чуть позже.

Простейший вариант холдинговой схемы — передача акций предприятия на офшорную компанию. Предприятие в обычном порядке уплачивает свои собственные налоги (на прибыль и др.), а при выплатах за рубеж — налог у источника.

Плюс этой схемы в том, что офшор не платит налогов. Минус в том, что налог у источника выплачивается по полной ставке. В результате экономия, связанная с отсрочкой выплаты налогов физическим лицом, может оказаться полностью перекрытой потерями на налог у источника. (Кроме того, возможны проблемы, связанные с имиджем такого офшорного акционера в стране местонахождения предприятия.)

Как же можно сэкономить на налоге у источника? Международные налоговые соглашения (у России их более 50) обычно предусматривают пониженную ставку налога у источника. Для уменьшения налога у источника холдинг можно создать в одной из этих стран. Однако следует иметь в виду, что налоговые соглашения заключаются, как правило, не с офшорными зонами. В этих странах есть свои налоги, в том числе налог на получаемые дивиденды и прирост капитала, а также налог у источника на распределяемые дивиденды.

Для того, чтобы компанию из данной страны целесообразно было использовать в качестве холдинга, законодательство этой страны должно содержать определенные налоговые льготы для холдинговых компаний. В настоящее время целый ряд стран, с которыми Россия имеет налоговые соглашения, предусматривают возможность создания холдингов со льготным налоговым режимом. Это значит, что при выполнении определенных условий доход, получаемый холдингом в виде дивидендов или прироста капитала, а также обычно и исходящие дивиденды полностью или частично освобождаются от налогообложения.

Традиционными европейскими базами для холдинговой деятельности являются Люксембург, Нидерланды, Швейцария. Относительно недавно введено льготное налогообложение холдингов в Дании и Испании. Возможно также использование в качестве холдингов и компаний из других европейских стран: Бельгия, Австрия, Португалия (офшорная зона на острове Мадейра) и др. Для России классической офшорной базой является Кипр. Несмотря на ликвидацию офшорной зоны, осталась возможность использования кипрских компаний в качестве холдингов со льготным налогообложением. Подробное сравнение основных «холдинговых» юрисдикций будет дано ниже.

Часто целесообразно оформлять акции самого холдинга не непосредственно на бенефициара, а на контролируемую им, обычно офшорную, компанию. Это дает бенефициару дополнительную степень защиты его конфиденциальности, а также свободу маневра при распределении дохода (см. выше).

Вариант — владение акциями не через офшорную компанию, а через офшорный траст. Траст привлекателен тем, что дает юридически корректный способ защиты активов от кредиторов, а также решения вопросов наследования.

Важнейшим вопросом, зачастую выпадающим из поля зрения регистраторов компаний, является вопрос налогообложения исходящих платежей. Так, в Швейцарии налог у источника на дивиденды составляет 35%, и никакие льготы для холдингов не предусмотрены. Во многих из других упомянутых стран имеющиеся льготы по налогу у источника не применяются, если выплаты совершаются на офшорную компанию. Поэтому данный вопрос заслуживает особо внимательного рассмотрения, если только не предполагается полного реинвестирования всего получаемого холдингом дохода.

Под общим термином «защита активов» могут подразумеваться подчас весьма разные, а то и противоположные требования к создаваемой холдинговой структуре. Основные из них обычно сводятся к следующим.

  1. Сохранение конфиденциальности владения акциями.
  2. Возможность, при необходимости, однозначного подтверждения своих прав на акции.
  3. Возможность осуществления прав управления, связанных с владением акциями.
  4. Невозможность осуществления передачи акций без санкции владельца.
  5. Невозможность изъять акции у владельца для его кредиторов (в том числе, возможно, его родного государства).
  6. Возможность передачи акций по наследству.

Поскольку требования предъявляются противоречивые, то и однозначного решения не существует. Рассмотрим основные варианты решения каждой из задач, их плюсы и минусы.

Конфиденциальность

Для сохранения конфиденциальности возможно, во-первых, использование акций на предъявителя — или самого холдинга (если это допускает закон страны его регистрации), или офшорной компании, владеющей акциями холдинга. Минусы — возможность подделки предъявительских акций, подозрительное отношение банков и т.д. к компаниям с предъявительскими акциями. Второй вариант — использование услуг номинальных акционеров. Основной минус — необходимость полагаться на малознакомых лиц (номиналов). Третий вариант — передача акций в траст респектабельной специализированной компании по полноценному трастовому договору (схема 4). Это отчасти решает проблему доверия, а также соответствует требованиям 5 и 6. Минус — (относительная) дороговизна: как минимум несколько тысяч долларов в год за услуги доверительного собственника. Если предполагается оформление акций на собственное имя, для сохранения конфиденциальности следует выбирать юрисдикцию, где информация об акционерах не хранится в государственных органах.

Подтверждение прав на акции

Находится в очевидном противоречии с требованием 1. Для однозначного подтверждения прав собственника желательно внесение его имени (а не номинала) в реестр акционеров. Еще лучше, если список акционеров регистрируется государственным органом. Защита прав зарегистрированных акционеров предусматривается законодательством страны регистрации компании, что следует учитывать при выборе юрисдикции для регистрации холдинга. Минусы — чем лучше подтверждены права акционера, тем меньше степень конфиденциальности.

Права на управление

Тесно связано с требованием 2, с теми же вариантами решения. Дополнительные соображения: холдинг в решении вопросов, относящихся к дочерней компании, как правило, участвует как единое целое. Поэтому права миноритарных акционеров оказываются под вопросом. Если же холдингом владеет еще один холдинг (схема 4), акции которого распределены бенефициарам, дискриминация еще усиливается. Поэтому желательно, чтобы бенефициары владели акциями холдинга (Б) или напрямую, или через индивидуальные для каждого (офшорные) компании или трасты. Это обеспечивает их участие в решениях холдинга (Б) (в соответствии с его учредительными документами). Возможны также соглашения самого холдинга и его акционеров, предусматривающие защиту прав миноритариев при голосовании на собраниях акционеров дочернего предприятия (А). Для реальной защиты прав миноритариев как такие соглашения, так и уставные документы холдинга (а также, возможно, и дочернего предприятия) нуждаются в весьма тщательной юридической проработке. Однозначных решений здесь не существует.

Невозможность передачи акций без ведома владельца

В любой стране мира для того, чтобы изъять акции у их законного владельца, нужны очень веские юридические основания (например, в связи с банкротством). Опасения владельцев акций связаны, прежде всего, не с такими случаями, а с возможностью незаконных действий, например, конкурентов, с возможной подделкой передаточных документов, сговором с держателем реестра и т.п. Конечно, стопроцентных гарантий от подделки документов не существует. Следует выбирать юрисдикции с достаточно сильной судебной системой, способной при необходимости разобраться в спорой ситуации. Некоторым плюсом может служить государственная регистрация прав на акции. Важнейший фактор — правильный выбор лиц, ответственных за ведение реестра, а также тщательная разработка и выполнение формальностей, необходимых для регистрации передачи акций.

Недоступность для кредиторов

Если владелец зарегистрировал акции холдинга на свое имя, на них в законном порядке может быть обращено взыскание по искам кредиторов, налоговых органов и т.п. Если акции зарегистрированы на имя номинального собственника или офшорной компании, принадлежащей фактическому бенефициару, это технически значительно затрудняет для кредиторов поиск и конфискацию активов, но не делает ее юридически невозможной. Наиболее юридически корректный вариант — передача акций в безотзывный траст. При этом не только кредиторы, но даже сам бенефициар формально не может вернуть из траста переданные ему акции. В этом же, однако, и основной минус (юридическая утрата контроля над активами).

Вопрос наследования офшорных активов весьма актуален, хотя и не всеми должным образом осознан. Известен целый ряд практических приемов, позволяющих владельцу активов распорядиться ими на случай своей смерти: составление доверенности на имя потенциального наследника, заблаговременная передача посмертных инструкций номинальному владельцу акций и т.п. К сожалению, такие приемы по большей части юридически небезупречны и практически небезопасны. Доверенность от покойника, разумеется, недействительна и легко может быть оспорена в суде. Кроме того, она может попасть после смерти доверителя в распоряжение, скажем, конкурентов, либо доверенное лицо может воспользоваться ею еще до смерти доверителя вопреки его намерениям, и так далее. Юридически состоятельными являются лишь два решения. Первое — оформление акций на свое собственное имя с включением их в официальное завещание. Минусы — отказ от конфиденциальности и связанность положениями законодательства своей страны о наследовании. Второе — передача акций в траст с подробным описанием посмертных процедур. Минусы — расходы на создание и поддержание траста, на проработку трастового договора, отказ от личного контроля над активами. Разумеется, прежде всего необходим тщательный выбор доверительного собственника.

Таким образом, детали построения холдинговой структуры могут быть довольно разнообразны. Выбор определяется конкретными требованиями (к налогообложению, конфиденциальности и т.п.). Однако во многих отношениях оптимальной можно признать следующую конструкцию.

Холдинг создается в одной из юрисдикций с устоявшимся законодательством и сильной судебной системой, для обеспечения, при необходимости, судебной защиты прав акционеров. С этой точки зрения все вышеупомянутые европейские юрисдикции приблизительно эквивалентны. Кипр, несмотря на несколько более низкий статус в смысле его имиджа, имеет вполне крепкое корпоративное законодательство, в основном скопированное с британского образца, а равно и судебную систему. Поэтому его использование тоже возможно. Соответственно, выбор между юрисдикциями для холдинга определяется скорее налоговыми соображениями, о чем ниже, а также, возможно, личными предпочтениями. Нежелательно лишь использование явных офшорных зон с недостаточно продвинутой законодательной и судебной системой (Ниуэ, Науру и т.п.).

Услуги номинальных акционеров для владения акциями холдинга (при необходимости серьезной защиты прав собственности) использовать нежелательно. Особенно нежелательно использование одного номинального акционера на всех бенефициаров ввиду возможного конфликта интересов. Вместо этого рекомендуется, на выбор каждого бенефицара, одна из трех схем владения акциями холдинга: оформление акций на собственное имя (схема 2), оформление акций на собственную (офшорную) компанию (схема 3), оформление акций на имя собственного траста (схема 4). Как мы видели, каждый из вариантов имеет достоинства и недостатки, выбор определяется индивидуальными соображениями.

Читайте так же:  Судебная практика п 910 пдд

Что касается прав собственности на офшорную компанию в схеме 3, они также могут быть оформлены по-разному. Здесь, по нашему мнению, более приемлемо использование номинальных акционеров, однако возможно и оформление акций на собственное имя или передача их в траст (например, в силу соображений, связанных с наследованием, см. выше).

Выбор юрисдикции

Выбор юрисдикции и доверительного собственника для заключения трастового договора — особая задача. Ее следует решать отдельно от создания холдинга, причем, по возможности, каждому бенефициару индивидуально, ввиду возможного конфликта интересов. Не обязательно создавать траст по законам того государства, где регистрируется холдинг. В принципе, траст — концепция общего права, то есть права британского образца. Соответственно, создание настоящего траста возможно только в юрисдикциях общего права (например, Джерси, Остров Мэн, Гибралтар, Кипр, Острова Кука). В некоторых юрисдикциях гражданского права (права континентального образца) также возможно создание структур, более или менее напоминающих трастовые конструкции. Прежде всего следует упомянуть Лихтенштейн. Однако тему создания траста мы здесь не рассматриваем подробно.

Выбор юрисдикции для создания офшорной компании в схеме 3 — также отдельная задача. К этой юрисдикции не обязательно применять жесткие критерии, необходимые при выборе юрисдикции холдинга. Адекватным решением может быть недорогой офшор в юрисдикции среднего уровня респектабельности, например, на Британских Виргинских островах. Для этого офшора можно воспользоваться, при необходимости, услугами номинальных акционеров. Необходимо лишь позаботиться о безопасном хранении документов и т.п. с целью не допустить возможности подделки распоряжений от имени компании.

Основная проблема — выбор страны для создания холдинга.

Сравним основные юрисдикции для создания холдинга. К таковым мы отнесли Данию, Испанию, Кипр, Нидерланды, Люксембург и Швейцарию. Как упоминалось, основными критериями для выбора можно считать налоговые соображения. Нас будут интересовать следующие параметры.

  • Налог у источника на дивиденды при выплатах из России, в соответствии с налоговым соглашением с данной страной.
  • Условия применения льготной ставки налога у источника по соглашению.
  • Налогообложение полученных холдингом доходов в виде дивидендов по месту его регистрации. В рассматриваемых нами юрисдикциях предусматривается освобождение таких доходов от налогов, но только при соблюдении определенных условий (см. далее).
  • Условия освобождения от налога дивидендного дохода.
  • Налогообложение полученных холдингом доходов в виде прироста капитала, то есть превышения стоимости реализации акций над стоимостью их приобретения. В рассматриваемых нами юрисдикциях предусматривается освобождение таких доходов от налогов, но только при соблюдении определенных условий (см. далее).
  • Условия освобождения от налога прироста капитала. Они могут совпадать, а могут и не совпадать с условиями освобождения от налога дивидендного дохода.
  • Налог у источника на дивиденды при выплатах в Россию, в соответствии с налоговым соглашением с данной страной. Этот параметр может быть интересен в случае, если бенефициар оформляет акции холдинга на собственное имя (схема 2) и получает дивиденды в официальном порядке. Уплаченный налог у источника учитывается при уплате налога в России в соответствии с положениями налогового соглашения с данной страной.
  • Условия применения льготной ставки налога у источника по соглашению (последние два пункта практически повторяют первый и второй).

Что касается условий применения льготных ставок, обычно основным фактором является доля участия в дочерней компании (в процентах или абсолютном выражении).

Для удобства пользования мы объединили данные по всем странам в одну таблицу (см. Приложение).

Приведем некоторые дополнительные соображения, не вошедшие в таблицу.

Дания, Испания, Нидерланды, Люксембург — члены Европейского союза. Это, в частности, означает, что там применяется директива ЕС в отношении дочерних компаний. Эта директива предоставляет дополнительные льготы по налогу у источника при выплате дивидендов резидентам ЕС (налог не взимается, если участие составляет не менее 25% в течение определенного периода времени). Данное дополнительное соображение может быть существенным при наличии дочерних компаний в ЕС.

Кипр рассчитывает вступить в ЕС в 2004 г., Швейцария — не член ЕС.

На Кипре, в отличие от прочих юрисдикций, институт номинальных акционеров и директоров регулируется на законодательном уровне, что дает дополнительную степень защиты бенефициарам.

Корпоративное законодательство Кипра довольно сильно отличается от соответствующего законодательства континентальных юрисдикций, так как скопировано с британского образца.

Во всех случаях предполагается та или иная степень «укорененности» холдинга в стране своей регистрации. В Дании, Люксембурге и Швейцарии у любой компании (не только холдинга) обязательно должен быть местный директор (директора). В Нидерландах фактическое управление компании из Нидерландов является условием применимости налоговых соглашений. На Кипре фактическое управление компании с Кипра является условием получения ею статуса резидента, что также необходимо для использования соглашений. Испанский холдинг также обязан иметь некоторую степень присутствия в Испании, определяемую налоговыми органами индивидуально. Кроме того, по условиям соглашения с Россией, льготы при выплате дивидендов не применяются, если испанской компанией более чем на 50% владеют нерезиденты Испании. Последнее может быть исправлено использованием номиналов, но, в принципе, серьезно ограничивает применимость испанских холдингов.

Таким образом, во всех случаях для холдинга потребуется как минимум нанять местного директора (что в европейских странах обычно недешево), а также, возможно, оплатить офис и т.п.

В большинстве европейских стран ответственность директоров за дела компании по законодательству весьма значительная. Это значит, что директор должен быть в курсе дел компании-холдинга, иметь доступ к счету, и т.д. В частности, директор (директора) должны иметь информацию о приобретаемых в России акциях. Законодательство, как правило, не предусматривает необходимости формальной экспертизы такой покупки, наличия аудиторского заключения по приобретаемым активам и подобных вещей. Однако весьма вероятно, что этого от инициаторов сделки по собственной инициативе потребует директор. В самом деле, ведь он несет перед акционерами компании ответственность, в том числе материальную, за обоснованность сделки.

Как можно видеть из таблицы, при условии осуществления стратегических инвестиций (большие доли в дочерних предприятиях) относительно несложно удовлетворить большинству условий для освобождения от налогов (применения льготных ставок). Это, однако, не относится к условиям освобождения от налога у источника исходящих дивидендов. Поэтому именно этот вопрос можно считать ключевым для выбора юрисдикции холдинга (если только не предполагается полная реинвестиция прибыли).

В Дании для освобождения от налога у источника требуется налоговый договор со страной местонахождения акционера. Это сразу исключает из рассмотрения подавляющее большинство офшорных зон, а значит, и использование схемы 3. В Испании акционер не должен находиться в офшорной зоне (по официальному испанскому списку офшорных зон). В Люксембурге акционер должен быть налогооблагаемой компанией. В Швейцарии и Нидерландов вообще никаких льгот по налогу у источника не предусмотрено.

Однако в Нидерландах есть вариант использования для уменьшения налога у источника налогового соглашения Нидерландов с Нидерландскими Антильскими островами. Если нидерланским холдингом, в свою очередь, владеет антильский холдинг, ставка налога у источника составит 8,3%, а на Антиллах налога не будет.

Ставки налога у источника в рассматриваемых странах весьма внушительны: от 20 до 35%. И лишь на Кипре выплачиваемые нерезидентам дивиденды не подлежат налогообложению у источника выплаты, независимо от страны местонахождения акционера. При необходимости выплаты дивидендов именно это соображение может стать решающим для выбора юрисдикции фактором.

Возможен вариант создания компании в стране ЕС в целях ее использования в качестве акционера, что позволяет использовать положения директивы ЕС (при наличии 25-процентного пакета). Однако в этом случае возникают те же самые проблемы при выплатах дивидендов этой компанией.

Несмотря на довольно обширный список «холдинговых» юрисдикций в Европе, проблема распределения получаемого холдингом дохода остается, в принципе, открытой. Использование практичного способа владения акциями через офшорную компанию приводит к тому, что в стране местонахождения холдинга возникает налог у источника на дивиденды. Если предполагается распределение прибыли на офшорные компании, то максимально приемлемым из рассматриваемых вариантов можно считать Кипр.

Кипр традиционно используется для владения российскими активами, в том числе крупными международными структурами. Несмотря на более низкий его статус в смысле имиджа (по сравнению с другими европейскими странами), Кипр — страна с достаточно серьезной законодательной базой, а в недалеком будущем — член ЕС. Создание и подержание кипрского холдинга, а также услуги директоров обойдутся на порядок дешевле, чем в континентальной Европе.

Возможная альтернатива — холдинг в Нидерландах, которым владеет холдинг на Нидерландских Антильских островах.

Если же предполагается распределение прибыли напрямую бенефициарам (с уплатой ими соответствующих налогов) либо на другие европейские компании, то выбор юрисдикции холдинга определяется конкретными параметрами пакетов акций (и, в соответствии с этим, применимости льготных налоговых ставок), а также индивидуальными предпочтениями.

Важнейшим обстоятельством для обеспечения как конфиденциальности, так и прав собственности, является не столько выбор юрисдикции (по крайней мере, в рассмотренном нами спектре стран), сколько правильное построение отношений между акционерами и руководством компании, в том числе на формальном уровне. Это значит, что уставные документы и внутренние регламенты холдинга (в частности, правила регистрации и передачи акций) подлежат максимально тщательной юридической проработке.

Также необходимо скрупулезное юридическое оформление отношений с номинальными владельцами акций (или доверительными собственниками), если таковые имеются. Совмещение ролей номинального акционера и руководителя холдинга нежелательно ввиду возможного конфликта интересов. В мировой практике наиболее юридически проработанной концепцией доверительного владения активами признается траст (существующий в странах общего права).

Вы можете загрузить текст этой статьи:

Переслать ссылку на статью другу: