Исполнительное производство в судах общей юрисдикции

Рубрики Статьи

Основания исполнения

По правилам исполнительного производства исполняются акты судов общей юрисдикции и правоприменительные акты других органов, для ис­полнения которых используются правила исполнительного производства. В Законе «Об исполнительном производстве» нет специальной статьи, по­священной основаниям исполнения. Однако ст. 7 Закона позволяет разли­чать следующие основания выдачи исполнительных документов:

– судебные акты (решения, определения и постановления судов общей юрисдикции по гражданским делам, приговоры по уголовным делам в части имущественных взысканий, штрафа, конфискации и др., постановления в части имущественных взысканий по делам об административных правона­рушениях, решения арбитражных судов);

— решения международного коммерческого арбитража и иных третей­ских судов. К международному коммерческому арбитражу относятся: Меж­дународный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная ко­миссия при Торгово-промышленной палате Российской Федерации;

— решения иностранных судов и арбитражей. Сами по себе решения иностранных судов не подлежат исполнению на территории Российской Федерации. Вопрос о признании такого решения решается по ходатайству заинтересованного лица судом субъекта Российской Федерации по месту нахождения должника. В случае, если такое решение в соответствии с меж­дународными обязательствами Российской Федерации подлежит призна­нию, об этом выносится определение, которое вместе с решением является основанием для совершения исполнительных действий;

— решения межгосударственных органов по защите прав и свобод чело­века. К таким межгосударственным органам относится, в частности Евро­пейский суд по правам человека, который может рассматривать иски против Российской Федерации по фактам нарушения прав человека. Европейский суд по правам человека, а также Комитет министров Совета Европы могут выносить решения о выплате истцу денежной компенсации в связи с непра­вомерными действиями федеральных органов государственной власти, орга­нов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов ме­стного самоуправления и (или) о восстановлении нарушенного права;

— судебные приказы по делам о взыскании денег либо движимого иму­щества;

— нотариально удостоверенные соглашения об уплате алиментов;

— решения комиссии по трудовым спорам;

— требования органов, осуществляющих контрольные функции, о взыс­кании денежных средств с отметкой банка или иной кредитной организации о полном или частичном неисполнении взыскания в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требо­ваний взыскателя (инкассовые поручения на списание денежных средств в бесспорном порядке, выдаваемые, в частности, налоговыми органами) в случае, если законодательством Российской Федерации не установлен иной порядок их исполнения;

— постановления органов (должностных лиц), уполномоченных рассма­тривать дела об административных правонарушениях;

— постановления судебного пристава-исполнителя (например, о взыска­нии исполнительского сбора и расходов по исполнению);

— постановления иных органов в случаях, предусмотренных федераль­ным законом (например, исполнительную надпись нотариуса).

Разграничение компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов при рассмотрении вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства

К компетенции судов общей юрисдикции исходя из правил ст. 22 ГПК РФ, и арбитражных судов, в том числе Суда по интеллектуальным правам – в соответствии со статьями 27, 28, 33 АПК РФ, относятся требования, связанные с исполнением исполнительных документов и подлежащие рассмотрению в порядке искового производства.

Компетенция судов общей юрисдикции и арбитражных судов по делам об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей определяется в соответствии с нормами ст. 17 КАС РФ, ст. 29 АПК РФ и ч. 2 и 3 ст. 128 Закона об исполнительном производстве.

В случае, если в рамках сводного исполнительного производства наряду с исполнительными документами арбитражных судов исполняются исполнительные документы, выданные судами общей юрисдикции, и исполнительные документы несудебных органов, проверка законности которых относится к компетенции судов общей юрисдикции, то заявления об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, связанных с осуществлением сводного исполнительного производства в целом, разрешаются судом общей юрисдикции.

Вопросы, связанные с исполнением исполнительных документов, указанных в ч. 2 ст. 128 Закона об исполнительном производстве, не затрагивающие сводное исполнительное производство в целом и не касающиеся проверки законности постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, относящихся к исполнению данного исполнительного документа, разрешаются арбитражным судом.

Арбитражным судом также подлежит рассмотрению заявление об оспаривании постановления, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, если оно принято к производству арбитражного суда до объединения исполнительных производств в сводное исполнительное производство, в котором также исполняются исполнительные листы, выданные судами общей юрисдикции, и исполнительные документы несудебных органов, проверка законности которых относится к компетенции судов общей юрисдикции.

При ведении сводного исполнительного производства, в котором наряду с исполнительными документами арбитражных судов исполняются исполнительные документы, выданные судами общей юрисдикции, вопрос об утверждении мирового соглашения, соглашения о примирении по любому исполнительному производству, входящему в сводное, разрешается судом общей юрисдикции.

Дела по искам об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) являются спорами по требованиям имущественного характера, не подлежащим оценке, и рассматриваются районным судом либо арбитражным судом субъекта РФ.

При предъявлении соответствующих исковых заявлений государственная пошлина уплачивается в размере, предусмотренном пп. 3 п. 1 ст. 333.19, пп. 4 п. 1 ст. 333.21 НК РФ.

Вопросы, отнесённые к компетенции суда, выдавшего исполнительный документ, подлежат разрешению этим же судом также в случае изменения в дальнейшем его юрисдикции. В иных случаях, в том числе при разделении юрисдикции суда, принявшего исполняемый судебный акт, между несколькими судами подсудность при рассмотрении вопросов исполнительного производства определяется исходя из подсудности требований, по которым был принят такой судебный акт и выдан исполнительный лист.

Исполнительное производство: Видео

Участие суда в исполнительном производстве Саттарова Зульфия Зульфатовна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Саттарова Зульфия Зульфатовна. Участие суда в исполнительном производстве : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.15 / Саттарова Зульфия Зульфатовна; [Место защиты: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московская государственная юридическая академия»].- Москва, 2004.- 179 с.: ил.

Содержание к диссертации

Глава 1. Историко-теоретические основы исполнительного производства .

1. История исполнительного производства в России 12

2. Правовая природа исполнительного производства 26

Глава 2. Полномочия суда в исполнительном производстве .

1. Роль суда в исполнительном производстве: общие положения 61

2. Деятельность суда в исполнительном производстве, не связанная с осуществлением контроля 66

3. Судебный контроль за исполнением судебных актов и актов других органов 89

Глава 3. Обжалование в суд действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя .

1. Субъекты и объекты права обжалования 110

2. Процессуальный порядок подачи и рассмотрения жалобы на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя 121

3. Обжалование отдельных постановлений судебного пристава-исполнителя 147

Введение к работе

Актуальность темы исследования

Важнейшей гарантией прав и законных интересов граждан и организаций является эффективная система их защиты в случае нарушения.

Конституция РФ закрепляет обязанность государства и его органов создавать необходимые юридические и организационные условия для реализации прав и свобод.

Охрану и защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав, согласно ст. 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, осуществляют суд, арбитражный суд, третейский суд. Задачами указанных органов в целом являются защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений, организаций, а также содействие укреплению законности и предупреждению правонарушений.

Эффективность судебной и иных форм защиты нарушенных прав зависит не только от нормативно-правового регулирования, но и от правильного применения норм права и максимального обеспечения реального исполнения принимаемых судом и иными юрисдикционными органами актов.

Проблема исполнения судебных и иных актов органов гражданской юрисдикции приобретает особую значимость в связи с вопросом более широкого характера — об исполнении законов в целом, и, как их частного случая — принудительного исполнения судебных актов. Судебные акты, как акты индивидуального регулирования, являющиеся результатом процесса, сами нуждаются в процедурно-процессуальных формах реализации. Процесс реализации судебных актов и актов других органов гражданской юрисдикции должен не только обеспечить конечный результат, но и упорядочить его с тем, чтобы реализация таких актов прошла с наименьшими юридическими,

временными и материальными издержками, учитывая интересы субъектов, вовлеченных в эту сферу 1 .

Как известно, исполнение судебных и иных актов отражает реальную способность права воздействовать на поведение человека, эффективность механизма правового регулирования в целом. Поэтому изучение проблем, связанных с исполнительным производством, имеет общетеоретическое значение.

Вопросы о правовой природе исполнительного производства, роли суда в исполнительном производстве обсуждаются уже давно в процессуальной литературе.

В связи с принятием в 1997 г. Федеральных законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах» разногласия среди ученых усилились, возникли проблемы концепции исполнительного производства.

Новое законодательство об исполнительном производстве существенно изменило и расширило полномочия судебных приставов-исполнителей. Вместе с тем ряд важнейших функций остается в исключительной компетенции суда. Участие суда в исполнительном производстве выступает гарантией обеспечения законности в исполнительном производстве.

Своевременное и правильное принудительное исполнение достигается совершением предусмотренных законом процессуальных действий суда и судебного пристава исполнителя. В зависимости от хода исполнения (возникновения каких-либо препятствий, распорядительных действий сторон и иных обстоятельств) роль суда может быть более или менее активной.

Читайте так же:  Размер пособия на погребение в 2019 году фсс

Реформа исполнительного производства не может ограничиваться принятием двух законов. В послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ 2001 г. было отмечено, что законодательство, регулирующее порядок

Решетникова И.В., Ярков В.В. Гражданское право и гражданский процесс в России. Екатеринбург — Москва. 1999, с. 200-201.

исполнения судебных решений, нуждается в существенном совершенствовании. !

Несмотря на то, что ФЗ «Об исполнительном производстве» действует более пяти лет, до сих пор отсутствует единый процессуальный порядок обжалования действий судебного пристава-исполнителя.

Отмечается тенденция к увеличению количества жалоб, поступающих в суды в связи с исполнением судебных решений и актов других органов. Так, в 2001 году было рассмотрено 26644 жалобы, из которых 6284 были удовлетворены, что составляет 23,5%.

Практика применения ФЗ «Об исполнительном производстве» и ФЗ «О судебных приставах» показала, что оба закона далеки от совершенства, содержат много пробелов и противоречивых норм.

Требует изучения и обобщения судебная практика, которая выработала свои пути преодоления пробелов в процессуальном законодательстве.

Необходима разработка предложений по совершенствованию законодательства с целью унификации процессуальных норм.

Только согласованная совместная деятельность суда и органов принудительного исполнения при четком разграничении функций каждого может обеспечить реальное исполнение и соблюдение прав и интересов всех лиц, вовлеченных в процесс принудительного исполнения.

После принятия новых законов были написаны диссертации, посвященные определению процессуального положения субъектов исполнительного производства, лиц, участвующих в исполнительном производстве. Впервые правовое положение суда в процессе исполнения судебных постановлений было исследовано в диссертации Д.Я.Малешина. Однако специального исследования форм судебного контроля за исполнением судебных актов и актов других органов, процессуального порядка обжалования действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя не проводилось.

‘ Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ. Российская газета. 2001.4 апреля. 2 Мельников A.T. Суд решил. А кто исполнит? Российская газета. 2002г. 20 апреля.

Изложенное показывает, что исследование участия суда в исполнительном производстве актуально, имеет теоретическое и практическое значение, что и обусловило выбор темы диссертации.

Предметом исследования являются история развития и правовая природа исполнительного производства, роль суда в исполнительном производстве по обеспечению нормального хода процесса исполнения и контроля за исполнением, процессуальная форма осуществления им контроля за деятельностью судебных приставов-исполнителей.

Целью работы является исследование роли суда в исполнительном производстве с учётом природы последнего и принятия нового законодательства.

Задачами исследования являются:

— исторический анализ возникновения и развития исполнительного
производства;

— рассмотрение общих теоретических проблем исполнительного производства, таких как место исполнительного производства в системе права Российской Федерации, роль суда в исполнительном производстве, его взаимодействие с другими субъектами исполнительного производства;

— анализ деятельности суда общей юрисдикции и арбитражного суда в исполнительном производстве, судебного контроля за исполнением судебных актов и актов других органов;

научное обобщение практики рассмотрения жалоб на действия судебного пристава-исполнителя;

определение особенностей обжалования отдельных постановлений судебного пристава-исполнителя;

— подготовка предложений по совершенствованию законодательства и внесению изменений и дополнений в действующие нормативно-правовые акты.

Диссертационное исследование проводилось на основе общенаучного диалектического метода, а также частно-научных методов: сравнительного правоведения, исторического, системного анализа, анализа научных концепций, действующего законодательства и практики его применения.

При написании работы были использованы труды российских процессуалистов и цивилистов конца 19-начала 20 в. — Е. В. Васьковского, Ю. С. Гамбарова, А. X. Гольмстена, К. И. Малышева, Т. М. Яблочкова и др., а также работы советских и российских ученых — М. А. Гурвича, П. Ф. Елисейкина, Н. Б. Зейдера, Ю. К. Осипова, М. К. Треушникова, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота, М. С. Шакарян, В. М. Шерстюка, В. Н. Щеглова, К. С. Юдельсона и др.

В работе над темой автор учитывал теоретические положения, содержащиеся в специальных работах по исполнительному производству — М. Г. Авдюкова, Р. X. Валеевой, Ю. И. Гринько, Л. Н. Завадской, П. П. Заворотько, Л: Ф. Лесницкой, А. К. Сергун, М.К. Юкова, В. В. Худенко, В. В. Яркова и др.

В исследовании нашли отражение положения, опубликованные в новых работах по исполнительному производству М. А. Викут, О. В. Исаенковой, В. С. Анохина Д. X. Валеева, В. Ф. Кузнецова, Е. Г. Натахиной, И. Б. Морозовой, Н. Б. Федоренко, М.А. Клепиковой, М.А. Дарькиной, Д.Я. Малешина, Ю.В. Гепп.

Нормативно-правовой базой диссертации послужили Конституция РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативно-правовые акты министерств и ведомств.

В работе использованы материалы: ч

— семинара по теме «Обжалование действий судебного пристава-
исполнителя в суде. Исполнительные расходы и сборы», проходившего в
октябре 1999 г. в Москве и Екатеринбурге при участии Департамента судебных
приставов Министерства юстиции РФ и Управления юстиции Свердловской
области;

результатов обобщения судебной практики по жалобам на действия судебных приставов-исполнителей, рассмотренных судами Оренбургской области в 1998-2000 гг.;

обзора судебной практики Арбитражного суда Оренбургской области за 2000 г.;

результатов обобщения судебной практики по делам, связанным с применением ФЗ «Об исполнительном производстве», рассмотренным межмуниципальными судами г. Москвы в 1998-2000 гг.

Научная новизна диссертации состоит в самостоятельном комплексном исследовании правовой природы исполнительного производства. Автором предпринята попытка определения роли суда в исполнительном производстве в условиях реформы судебной системы и структурных изменений в организации органов принудительного исполнения.

На основе теоретических выводов вносятся предложения о совершенствовании действующего законодательства и принятие новых нормативно-правовых актов.

В связи с изложенным, на основе проведенного исследования, на защиту выносятся следующие положения:

1) Ошибочно отделение исполнения судебных постановлений и актов иных органов от гражданского процесса. О чем свидетельствует исторический опыт, который должен учитываться при реформировании системы взаимоотношений органов принудительного исполнения и суда.

2) Исполнительное производство — неотъемлемый элемент механизма защиты субъективных прав, завершающий процесс правоприменения, начатый

судом или иным юрисдикционным органом и представляющий собой предусмотренную законом процессуальную деятельность органов принудительного исполнения, суда, а также других субъектов, участвующих в исполнении, направленную на своевременное и правильное исполнение постановлений суда и других органов, подлежащих исполнению. Гражданский процесс как деятельность, направленная на защиту субъективных прав, не ограничивается осуществлением правосудия по гражданским делам, но включает в себя и исполнение судебных постановлений, направленных на такую защиту. На этой стадии возникают процессуальные правоотношения между судебным приставом-исполнителем и сторонами, а также с судом, что обеспечивает реальное восстановление нарушенных прав.

Участие суда в исполнительном производстве не ограничивается контролем. Суд как субъект исполнительного производства наделен полномочиями по совершению действий, относящихся к его исключительной компетенции, и по осуществлению контроля за принудительным исполнением постановлений суда и других органов.

Судебный контроль за исполнением судебных актов и актов иных органов имеет процессуальный характер, призван обеспечить защиту прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий, применение санкций к субъектам, уклоняющимся от осуществления предписаний, содержащихся в исполнительном документе.

По объекту и субъектам, инициирующим контроль, выделяются три формы судебного контроля: прямой, косвенный, вторичный.

5) На основе анализа системообразующих признаков отрасли права
делается вывод об отсутствии оснований для выделения исполнительного
производства в самостоятельную отрасль права. Исполнительное право не
обладает свойственным лишь ему предметом и методом правового
регулирования, отчасти состоит из норм других отраслей права, отчасти
регулируется специальным законодательством, что в совокупности с

отсутствием социальных предпосылок (общество не заинтересовано в снижении гарантий интересов взыскателя и должника в исполнительном производстве) дает основания для отрицательного вывода о необходимости формирования новой отрасли права — исполнительного права.

Предлагается внести изменения и дополнения в ФЗ « Об исполнительном производстве» ( ст.ст. 9, 19, 61, 85, 86, 87 и др.). Так, признается неудачной используемая в ФЗ «Об исполнительном производстве» формулировка «исполнение исполнительного документа». Исполняется не исполнительный документ, а судебный или иной юрисдикционный акт, который является основанием принудительного исполнения.

Жалобы сторон исполнительного производства на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя должны рассматриваться в рамках одного дела, дошедшего в своем развитии до заключительной стадии, без возбуждения производства по новому делу. Признается ошибочным положение закона, предусматривающее вынесение по результатам рассмотрения жалобы решения. Обосновывается необходимость единообразного порядка обжалования действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, установленного для судов общей юрисдикции и арбитражных судов.

Научная и практическая значимость работы.

Теоретические выводы и предложения, сформулированные в диссертации, могут быть использованы при совершенствовании законодательства об исполнительном производстве, гражданского и арбитражного процессуального законодательства, а также в правоприменительной практике, связанной с исполнением судебных актов и актов других юрисдикционных органов. Материалы диссертации имеют значение для научной и учебной работы по курсу «Гражданское

процессуальное право», по спецкурсу «Арбитражный процесс», для разработки спецкурса «Исполнительное производство».

Некоторые предложения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут служить основой для последующих научных исследований в области гражданского процессуального права и смежных отраслей науки.

Читайте так же:  Как посчитать возврат кредита

История исполнительного производства в России

Определение правовой природы исполнительного производства, оценка современного состояния его правового регулирования требуют обращения к истории возникновения и развития этого института.

Исполнительному производству в современном его понимании предшествовало самоосуществление права. Формы самоосуществления права в истории создания национальных систем гражданского судопроизводства были различны. В России самоосуществление права состояло в осуществлении предполагаемого или нарушенного права личными силами и средствами кредитора. Отличительной особенностью раннего периода исполнительного производства была направленность мер принуждения на личность должника. Потребовалась длительная борьба между кредиторами и должниками, чтобы осуществление исполнительных функций окончательно перешло к государству. Вслед за судебным решением спора ликвидируются остатки самоуправства, исчезает внесудебная расправа кредитора, и задачи охраны и защиты,. осуществления гражданских прав переходят целиком к государству.1

История исполнительного производства тесно связана с возникновением и развитием судебной системы и органов исполнения судебных решений. Попытка периодизации истории исполнительного производства была предпринята В. В. Худенко, который выделил четыре этапа его развития.2 Отличительной особенностью первого этапа развития исполнительного производства В. В. Худенко называет дозволенное государством самоосуществления права, признанного судом за определенным лицом. Государство, предоставляя кредитору право самому произвести взыскание, начинает ограничивать его требованием предъявить свои претензии на предварительное рассмотрение, и только признавая их подлежащими удовлетворению, оно сохраняет за кредитором возможность самому управиться с должником, при этом запрещает некоторые способы исполнения. Начало второго этапа определяется упоминанием об органе исполнения судебных решений — приставе в договоре Великого Новгорода с Великим князем Ярославом Ярославовичем, датированным 1270 г. Третий этап развития исполнительного производства характеризуется появлением специальных органов, приводящих в исполнение судебное решение, — судебных приставов, состоящих при судах. Совершенствование исполнительного производства было составной частью судебной реформы 1864г. Четвертый этап развития исполнительного производства начался в 1917 г. Прежняя система судебных приставов была упразднена, судебные исполнители стали должностными лицами суда,, осуществляющими свои полномочия под руководством и контролем суда. Периодизация истории исполнительного производства, предложенная В.В. Худенко, может быть взята за основу, однако требует уточнения и дополнений с учетом последних изменений законодательства. Диссертант полагает, что в период господства самоосуществления права исполнительное производство как правовой институт не существовало, поскольку отсутствовало правовое регулирование процесса исполнения. Возникновение исполнительного производства следует связывать с созданием органов принудительного исполнения. Первое упоминание об органе исполнения судебных решений содержится в договоре Великого Новгорода с Великим князем Ярославом Ярославовичем 1270 г. Вследствие феодальной раздробленности России в этот период не было единой системы органов исполнения. Были различия в правовом статусе и наименовании должности в разных княжествах. Органы исполнения именовались приставами, праведниками, недельщиками, вирниками, десятскими, софьянами.2 Пристав назначался на должность князем. Он не только был обязан исполнять судебные решения, но и по требованию взыскателя осуществлять поимку и розыск должника, содействовать правосудию обеспечением явки в судебное заседание лиц, вызываемых судом.1 Система органов исполнения судебных решений впервые была установлена Судебником 1497 г. Принудительное исполнение возлагалось на приставов, которые были низшими служащими суда. Суд был ответственен за исполнение постановленного решения2. В этом законе впервые был использован термин «добровольное исполнение судебных решений». Серьезные изменения в правовом статусе органов исполнения судебных решений произошли с принятием Соборного Уложения 1649 г. Приставы при исполнении судебных решений действовали под руководством не суда, а воевод. В Уложении 1649 г. сохранялись, некоторые меры понуждения к исполнению решений об имущественных взысканиях, направленные на личность должника. Наряду с этим уже вводились меры принудительного исполнения, направленные на имущество должника: продажа движимого и недвижимого имущества, вычет из жалования стрельцов.3 Установление принудительных мер имущественного характера явилось прогрессивным шагом в развитии исполнительного производства России. Окончательно органы исполнения были выведены из судебной системы и лишены судебного контроля за правильным и своевременным исполнением судебных решений по Уставу Благочиния 1782 г., в соответствии с которым органами исполнения были управы благочиния, то есть полиция. По Закону о судопроизводстве и взысканиях гражданских принудительное исполнение было возложено на полицию. Оно было полностью отделено от суда. Принудительное исполнение было одной из множества других дел полиции и поэтому «взыскания тянулись целые годы и десятки лет. ».1 При подготовке судебной реформы 1864 г. подчеркивалась особая важность хорошего устройства органов исполнения судебных решений. Было принято решение о возврате к институту судебных приставов. 20 ноября 1864 г. были приняты Судебные уставы, среди которых Учреждение судебных установлений и Устав гражданского судопроизводства. Судебные приставы были призваны обеспечить успешное исполнение судебных решений, а также охранять интересы тяжущихся и лиц, подвергавшихся взысканию.2 В 1868 г. были изданы подробные Правила исполнительного производства по Судебным уставам.

Роль суда в исполнительном производстве: общие положения

Для достижения целей гражданского судопроизводства суд, лица, участвующие в деле, и другие субъекты процесса наделяются определенным комплексом субъективных прав и обязанностей, в соответствии с которыми они осуществляют процессуальную деятельность и выполняют свои процессуальные функции.

Суд в исполнительном производстве наделен полномочиями по совершению целого ряда важных процессуальных действий. Для правильного определения роли суда в исполнительном производстве необходимо рассмотреть не только каждое процессуальное действие в отдельности, но и их совокупность, имеющую определенную направленность, то есть процессуальную функцию суда в исполнительном производстве. В литературе вопрос о процессуальных функциях является дискуссионным. Термин «функция» используется как синоним понятий «деятельность», «компетенция», «задача». В большинстве случаев с этим понятием связывается направленное, избирательное воздействие конкретной системы (структуры целого) на определенные стороны внешней среды.1 По мнению В.Н. Щеглова, процессуальная функция представляет собой совокупность процессуальных действий того или иного субъекта гражданского процесса, обеспечивающих достижение той цели, к которой стремится данный субъект.2 С таким пониманием процессуальной функции не согласен И. М. Зайцев, который считал, что с функциями нельзя отождествлять действия конкретных участников процесса. В обоснование такой позиции приводится следующая аргументация: функция указывает не на саму деятельность субъекта, а на её направленность; функционировать может не каждый субъект, а лишь определённым образом организованная система, таковой является гражданское судопроизводство в целом.1 Как отмечает Г. А. Жилин, приведённые доводы не представляются убедительными по следующим основаниям. Любая сознательная деятельность, разновидностью которой является деятельность участников гражданского процесса, не может не иметь направленности на достижение определённого результата. Оторвать процессуальные действия от их направленности невозможно, поскольку одно без другого не существует. Гражданское судопроизводство представляет собой сложную многоуровневую систему, которая функционирует как единое целое в результате процессуальной деятельности всех субъектов процесса. Однако это не значит, что отдельные элементы данной системы не выполняют функций, направленных на достижение определённых целей.2 В этой связи представляется правильной позиция В.Ф. Ковина, считающего, что теория процессуальных функций конкретных субъектов гражданского процесса позволяет более точно проанализировать и определить как основные направления всей процессуальной деятельности, так и характер деятельности каждого субъекта процесса, их права и обязанности.3 Диссертант полагает, что определение процессуальной функции, которое дано В. Н. Щегловым, является в целом правильным, но требующим уточнения. В определении отсутствует указание на то, что процессуальная деятельность субъектов гражданского процесса регулируется нормами гражданского процессуального права. С учётом изложенного представляется, что под процессуальной функцией субъекта гражданского процесса следует понимать его деятельность, выражающуюся в совершении процессуальных действий, направленных на достижение целей гражданского судопроизводства, и осуществляемую в соответствии с правами и обязанностями, установленными для данного субъекта нормами гражданского процессуального права. Целевая направленность деятельности суда в исполнительном производстве обусловлена необходимостью обеспечения законности, гарантий прав и интересов сторон и других участников исполнительного производства. В процессуальной литературе отмечается, что роль суда в исполнительном производстве характеризуется осуществлением предварительного и последующего контроля. Нельзя не согласиться с тем, что суд осуществляет контроль в исполнительном производстве. Вместе с тем, вызывает возражение отнесение к предварительному контролю таких действий, как приостановление и прекращение исполнительного производства, выдача дубликата исполнительного листа, разъяснение судебного акта и других действий, обеспечивающих развитие и нормальный ход процесса исполнения. Сущность предварительного судебного контроля состоит в том, что совершение какого-либо действия другим субъектом (в нашем случае -судебным приставом-исполнителем) санкционируется судом.2 Последующий судебный контроль применяется после того, как действие уже совершено, но заинтересованные лица не согласны с ним и обращаются в суд.

Судебный контроль за исполнением судебных актов и актов других органов

Судебный контроль за исполнением судебных актов и актов иных органов является средством укрепления законности, условием, обеспечивающим выполнение задач гражданского судопроизводства. Судебный контроль призван обеспечивать защиту прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий, применение санкций к субъектам, уклоняющимся от осуществления предписаний, содержащихся в исполнительном документе.

Предметом судебного контроля в исполнительном производстве является принудительное исполнение судебных актов и актов других органов. В соответствии с действующим законодательством об исполнительном производстве контроль, осуществляемый судом, имеет процессуальный характер. Суд самостоятельно не инициирует контроль. Ранее судебный контроль в исполнительном производстве не ограничивался рамками гражданских процессуальных отношений. В соответствии со ст. 349 ГПК РСФСР и п. 3 Инструкции о порядке исполнения судебных решений судья осуществлял контроль за правильным и своевременным исполнением решений и повседневный контроль за соблюдением судебными исполнителями установленных правил исполнения. Повседневный контроль был направлен на выявление, предупреждение, исправление недостатков в работе судебного исполнителя. Этот контроль, по-другому, назывался оперативным, поскольку не имел процессуальной формы. Целесообразность и эффективность оперативного контроля вызывала сомнение. В процессуальной литературе высказывались предложения о перераспределении компетенции между судами и другими государственными органами. Один из вариантов сокращения объема работы судов некоторые теоретики и практики — судьи видели в создании органа по исполнению судебных решений, не входящего в состав суда.1 Сторонники выделения института судебных исполнителей из подчинения судов отмечали, что судьи выполняют несвойственные им функции, носящие организационный характер. Выдвигалась идея о создании при суде органа специального контроля за деятельностью судебных исполнителей. Для осуществления оперативного контроля за деятельностью судебного исполнителя предлагалось ввести в штат суда должность старшего судебного исполнителя. По мнению диссертанта, заслуживает поддержки точка зрения Л.Н. Завадской, согласно которой судебный контроль должен быть строго ограничен и реализоваться лишь в процессуальной форме.1 Создание самостоятельной службы судебных приставов отменило принцип двойного подчинения, судебный контроль в исполнительном производстве обрел чисто процессуальный характер и перестал быть исключительной прерогативой судов общей юрисдикции. ФЗ «Об исполнительном производстве» разграничил судебный контроль между судами общей юрисдикции и арбитражными судами. К компетенции арбитражных судов отнесено рассмотрение жалоб взыскателя или должника на действия судебного пристава-исполнителя, связанные с исполнением судебного акта, вынесенного арбитражным судом. Во всех остальных случаях жалобу рассматривает суд общей юрисдикции. При предъявлении исков об освобождении имущества от ареста, исков о возмещении вреда, причиненного судебным приставом-исполнителем гражданам и организациям, подведомственность определяется субъектным составом. Если истцом является юридическое лицо либо гражданин, имеющий статус индивидуального предпринимателя, спор должен рассматриваться арбитражным судом; если истцом является гражданин — физическое лицо, спор подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции. Предметом защиты при осуществлении судебного контроля могут быть разнообразные права сторон исполнительного производства и других лиц. Предмет защиты имеет важное значение при определении формы судебного контроля и процессуального порядка его осуществления. Так, М. К. Юков выделяет три самостоятельных, хотя и связанных между собой, предмета защиты. Во-первых, предметом защиты выступают любые нарушенные права и охраняемые законом интересы взыскателя и должника в результате действия (бездействия) судебного исполнителя. Во-вторых, предметом защиты могут права других лиц, нарушенные при совершении исполнительных действий. В-третьих, предметом защиты могут быть права собственности или владения, т.е. спор о праве гражданском, связанный с принадлежностью арестованного имущества.1 В процессуальной литературе были предприняты попытки выделить формы судебного контроля. П.П. Заворотько выделил 4 формы судебного контроля: 1) предварительное санкционирование судьей или судом действий судебного исполнителя по исполнению; 2)обжалование процессуальных действий судебного исполнителя; 3) предъявление иска к взыскателю и должнику всяким лицом, чьи интересы затрагиваются исполнением; 4) обжалование и опротестование определений, постановленных по поводу вопросов, возникающих в стадии судебного исполнения, если это допустимо законом.2 Первые три формы судебного контроля, названные П. П. Заворотько, можно отнести к формам контроля над органами исполнения судебных и иных актов. Четвертая форма представляет собой контроль вторичный, т.е. контроль за законностью и обоснованностью постановлений суда, осуществляемый судом вышестоящей инстанции.

Читайте так же:  Сколько должен быть подоходный налог если есть ребенок

Процессуальный порядок подачи и рассмотрения жалобы на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя

Действующее гражданское процессуальное законодательство и ст.90 ФЗ «Об исполнительном производстве» регулируют лишь отдельные вопросы обжалования в суд действий судебного пристава-исполнителя.

Судебная практика до принятия новых кодексов складывалась по-разному. В большинстве случаев суды общей юрисдикции рассматривали жалобы на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя по правилам ст.428 ГПК РСФСР и выносили по результатам их рассмотрения определения.

В арбитражном процессуальном законодательстве обжалование действий судебного пристава-исполнителя вообще не регулировалось.

Отсутствие в АПК норм, регламентирующих порядок рассмотрения жалоб на действия судебного пристава-исполнителя, не являлось основанием к отказу в принятии такой жалобы к рассмотрению арбитражного суда.

Практика рассмотрения арбитражными судами жалоб на действия судебного пристава-исполнителя свидетельствует о том, что суды руководствуются нормами, регулирующими порядок совершения процессуальных действий на стадии исполнения судебных актов (ст. ст. 203-205, 208 АПК). И. Б. Морозова, Л. Ф. Лесницкая, обращаясь к проблеме нормативно-правового регулирования процессуального порядка рассмотрения и разрешения жалоб на действия судебного пристава-исполнителя, отмечают отсутствие последовательной концепции обжалования, его декларативность и неопределенность правовой природы производства по рассмотрению указанных жалоб.1 В новом АПК РФ жалобы сторон исполнительного производства на действия судебных приставов-исполнителей приравнены к жалобе на действия должностных лиц. В соответствии со ст. 329 АПК РФ решение и действие (бездействие) судебного пристава-исполнителя оспариваются в порядке, предусмотренном гл. 24 АПК, которая называется «Рассмотрение дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц». По мнению А.Т.Боннера отнесение этой категории дел к числу возникающих из публичных правоотношений далеко не бесспорно и представляется более логичным решение этого вопроса в ГПК РФ.1 В ГПК РФ норма об обжаловании сформулирована иначе: подача жалобы не влечет возбуждения дела, возникающего из административно-правовых отношений. Статья 441 ГПК РФ, содержащая эту норму, включена в раздел «Производство, связанное с исполнением постановлений судов и постановлений иных органов». Диссертант полагает, что последовательная концепция обжалования может быть сформирована лишь при условии единого порядка обжалования действий судебного пристава-исполнителя, установленного для судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Следует рассмотреть вопрос о процессуальной природе жалоб на действия судебного пристава-исполнителя. В процессуальной литературе существует множество, в том числе и диаметрально противоположных, мнений относительно порядка рассмотрения жалобы на действия судебного пристава-исполнителя. Так, одни процессуалисты считают, что жалобы на действия судебных приставов-исполнителей, подведомственные судам общей юрисдикции, должны рассматриваться в том же порядке, что и жалобы на действия и решения, нарушающие права и свободы граждан, в соответствии с Законом РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» и гл. 24-1 ГПК РСФСР. При обжаловании действий судебного пристава-исполнителя в арбитражный суд предлагается применять по аналогии нормы, относящиеся к рассмотрению дел о признании недействительными ненормативных актов государственных органов, не соответствующих законам и иным нормативным правовым актам и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан.1 Другие авторы предлагают рассматривать жалобу на действия судебного пристава-исполнителя как административный иск, применяя нормы, регламентирующие исковое производство в суде первой инстанции.2 Изложенные позиции обосновываются тем, что при обжаловании действий судебного пристава-исполнителя возбуждается новое дело по административно-правовому спору между судебным приставом-исполнителем и взыскателем или должником. Следует выделить еще одну точку зрения, согласно которой обжалование неправомерных действий судебного пристава-исполнителя должно происходить в рамках уже возбужденного и рассмотренного судом дела, дошедшего в своем развитии до стадии. исполнения, с вынесением по жалобе определения без возбуждения нового самостоятельного процесса. Для подтверждения этой точки зрения приводятся следующие аргументы. Во-первых, возможность обжалования действий судебного пристава-исполнителя представляет собой форму контроля суда за его деятельностью в исполнительном производстве, которое является стадией гражданского процесса.