Договор о сделке в будущем

Рубрики Статьи

Образец договора о намерениях купли продажи недвижимости

Договор о намерениях купли-продажи недвижимости составляется с целью совершить в будущем настоящую сделку купли-продажи. Если один из участников будущей сделки отказывается заключить такое соглашение, то это повод задуматься. В договоре должны быть четко прописаны все условия. Затем те же формулировки переносятся в соглашение сделки.

Зачем нужно заключение договора о намерениях

Это соглашение оформляется в виде письменного документа. Можно, но не обязательно, заверить его у нотариуса. Необходимо отметить, что даже без нотариального подтверждения он будет действительным. Но, если одна из сторон будет настаивать, то договор можно заверить.

Одно из отличительных особенностей этого документа — он не является обязательным. Если лицо, с которым достигнута определенная устная договоренность, отказывается заключить предварительное соглашение, то это может говорить об отсутствии намерения совершать в будущем сделку.

Зачем тогда нужен такой документ, если, по сути, он дублирует основной договор? Рассмотрим причины:

  1. Залог честной сделки в будущем. Стороны могут быть уверенными в том, что цена на объект недвижимости, например, на квартиру не изменится.
  2. Покупатель на момент выбора жилья может не обладать достаточными средствами, а продавец — не иметь достаточной документации. Заключив устное соглашение, стороны могут подстраховаться и подписать договор о намерениях.
  3. Четкие формулировки в письменном договоре позволят избежать впоследствии его неверного толкования.
  4. Предварительное соглашение ограждает стороны от разногласий и судебных тяжб в будущем.

Договор о намерениях имеет правовую основу. Его значение раскрыто в Гражданском Кодексе, статье 429. В соответствии с этим же Кодексом (п.4 ст. 380) возможно внесение задатка, что послужит дополнительным стимулом.

Содержание документа

Главная цель предварительного договора — заключить в будущем сделку с подписанием основного договора. Это определяет его содержание. Перед тем, как завизировать соглашение, необходимо тщательно проверить как имеющиеся документы, так и данные объекта недвижимости.

В договоре важно указать:

  • предмет соглашения, то есть указать тот объект недвижимости, который вы хотите купить или продать;
  • основные характеристики: адрес, площадь (как жилая, так и общая), сколько этажей в доме, расположение, количество комнат;
  • цена на объект недвижимости, которая устроит обе стороны;
  • задаток, если он был, при этом необходимо указать входит ли он в цену;
  • порядок расчета за квартиру (наличные, безнал, материнский капитал, ипотека и прочее), необходимо указать всевозможные нюансы при расчете;
  • наличие претензий по отношению к состоянию жилья;
  • реквизиты удостоверения личности сторон, если сделка заключается между физическими лицами;
  • если одна из сторон — юридическое лицо, то необходимы реквизиты организации;
  • в случае подписания соглашения доверенным лицом, нужно приложить доверенность;
  • один из ключевых пунктов — установление даты, до наступления которой нужно подписать основной договор.

На видео о порядке заключения договора

После подписания этого соглашения обязанности сторон будут длиться до тех пор, пока не будет совершена основная сделка. В случае, если дата по взаимному соглашению будет перенесена на более ранние сроки, то обязанности сторон с этого момента будут прекращены.

Сделка на будущее. Как составить брачный договор

Как составить брачный договор, сколько это стоит и на что обратить особое внимание, подписывая документ, АиФ.ru рассказала адвокат Юлия Никифорова.

Для многих современных пар брачный договор — абсолютно неприличный документ, ведь как можно обсуждать, что и кому достанется в случае развода, когда вы без ума друг от друга и всё только начинается? Но, как известно, любовь приходит и уходит, даже самые крепкие союзы иногда с треском распадаются, так почему бы не позаботиться о себе заранее. Это сэкономит вам деньги, нервы и время — говорит адвокат Юлия Никифорова. О том, как грамотно составить брачный договор на выгодных для себя условиях, она рассказала АиФ.ru.

Россия не Америка

Наталья Кожина, АиФ.ru: Юлия, какие сферы жизни регулирует брачный договор в России?

— Насколько я знаю, в Америке брачный договор охватывает самые разные стороны жизни семьи, можно даже прописать, сколько раз в неделю жена должна исполнять супружеский долг. Это действительно так?

— Да, но в России подобные пункты законодательно неприменимы. Схема не отработана. Допустим, если вы пишете, что супруге остаётся дом в случае измены мужа, то в суде столкнётесь с тем, что не сможете доказать наличие фактической измены. Кроме того, нотариус не заверит у вас брачный договор, который основывается на личностных отношениях. В документе может быть отражено всё, что касается имущественных вопросов: дом в Испании остаётся жене, квартира в Москве — супругу и т. д.

— Но почему в США можно прописать какие-то личные вещи, а у нас нет?

— В Америке пришли к этому намного раньше, у них подобная практика действует уже около 40 лет. А в России она появилась буквально 10 лет тому назад. До сих пор для многих россиян предложение составить брачный договор является каким-то оскорблением. Супруги боятся говорить об этом. Хотя ничего страшного в таком контракте нет. Да, каждому из нас хочется заключить идеальный брак, но давайте начистоту, это не всегда возможно. В Штатах делается больший акцент на защиту прав семьи, нежели у нас. Посмотрите, как у них проходят бракоразводные процессы и решаются вопросы с детьми. В России, какой бы ни была мама, суд, как правило, именно ей оставляет ребёнка. Хотя папа при этом может быть ничем не хуже. Это всё отголоски некогда сложившейся практики. Аналогичную ситуацию мы видим и с брачным договором.

— Сколько пар решается заключить договор?

— В прошлом году такой документ составили всего 20–30% пар. Кстати, большинство из них делает это не до свадьбы, а уже прожив в браке какое-то время. Некоторые решаются пойти на этот шаг, когда чувствуют, что их семейные отношения идут к разводу.

— Насколько это сложная процедура?

— Абсолютно несложная. Трёхсторонний договор составляется у нотариуса, т. е. у каждого участника этой встречи остаётся свой экземпляр. Вы записываетесь на определённое время, вам заранее сообщают, какие документы необходимо принести с собой на недвижимое и движимое имущество, также у вас на руках должны быть все регистрационные номера и свидетельства, подтверждающие документы на совершённые покупки. Обычно требуется всего несколько часов. Главное, чтобы супруги сами понимали к моменту подготовки договора, как всё будет выглядеть, кто и что получит в случае развода.

Стандартная стоимость документа — 10 500 рублей. Редко бывают случаи, когда при больших объёмах имущества нотариус берёт дополнительную плату в размере 2500 рублей за каждую дополнительную страницу. В целом, это недорогое удовольствие.

— Истории, когда заплаканные жёны рассказывают, что им подсунули брачный договор, нарушающий их права, — не редкость. Какие неоднозначные пункты могут быть прописаны в документе, на что обратить внимание?

— Поскольку вы заключаете договор в присутствии нотариуса, он не допустит каких-то неясностей. Вам всё дадут прочитать, более того, попросят прочитать пункты вслух. Ваша задача — серьёзно отнестись к этому моменту. Невнимательность — частое явление при составлении брачного договора, поэтому я рекомендую подписывать только тот документ, который вы знаете от и до. Приведу пример стандартного пункта контракта: акции и доли в бизнесе принадлежат тому из супругов, на чьё имя они были оформлены до брака или в браке. Практика показывает, что этот пункт часто никто не читает. А потом возникает вопрос: машины и квартиры мы поделили, а бизнес кому принадлежит?

Хочу вас заверить, что на сегодняшний день вы вряд ли столкнётесь с введением в заблуждение. Вам не напишут того, что будет противоречить закону или выступать против вас в будущем.

— А если нотариус — хороший друг мужа, он может прописать какие-то неоднозначные пункты?

— Я думаю, что никто не хочет лишаться должности даже из-за хорошего друга. Нарушения всегда налицо, и они могут служить поводом подать заявку в нотариальную палату и в итоге лишить нотариуса его статуса. Подобные случаи имели место быть 10–15 лет тому назад, когда всё только начиналось. Брачный договор — это же не завещание, когда человека нет в живых, спрашивать не с кого и уже не доказать, в каком состоянии умерший написал данный документ.

— Можно ли оспорить брачный договор?

— Да, но тогда надо доказывать, что один из супругов в момент подписания договора был невменяемым. А если он был в неадекватном состоянии, то зачем нотариус заверял этот документ? Он не имел права это делать. По этой причине брачные договоры очень тяжело оспариваются. Статистика 1–2%.

— Какое количество пунктов оптимально?

— Есть стандартные пункты для любого договора (6–7 шт.), остальное вы добавляете в зависимости от объёма вашего имущества. Бывают договоры на десять листов и более: описывается дом, золотые краны и хрустальные вазы в нём. Кто-то описывает шубы, ювелирные изделия. По количеству пунктов вас никто не ограничит, максимум может быть любой. Прописать можно даже кастрюли, но необходимо иметь на них чек, который подтвердит, что именно вы их покупали.

— Можно ли вносить изменения в договор?

— Да, по согласию обеих сторон. Также вы вправе заключить новый договор в случае необходимости, тогда старый автоматически утратит силу.

— Если люди не составляют брачный договор, что происходит с собственностью, которой они владели до вступления в брак и с совместно нажитым имуществом?

— Всё нажитое в браке имущество делится между супругами пополам, это неоспоримо. Если в семье 2–3 детей и у женщины вообще больше ничего нет, то иногда ей оставляют 2/3, но это доказывается в суде.

Что касается имущества, нажитого до брака, с ним ничего не происходит. Всё, что подарено родителями, досталось вам по завещанию не делится ни с кем. Образно говоря, я сегодня купила квартиру, а в выходные у меня будет свадьба, значит, к этой квартире мой супруг никогда никаких претензий иметь не будет.

— В каком случае нужно обязательно составлять договор?

— Видя, какое количество разводов происходит среди пар, я бы в любом случае составляла брачный договор. Это сэкономит вам силы, нервы и даже деньги. У нас настолько затянута судебная система, иногда иск принимается и назначается к рассмотрению по 1,5–2 месяца! Обычно, когда люди делят имущество, у них эта процедура занимает не меньше года. 10 500 рублей — смешная сумма, так почему бы не вложить её в нужное дело. Люди не должны бояться диалога о брачном контракте. Ещё раз повторю, что это не оскорбление мужа или жены, это цивилизованный подход. Я всегда всем друзьям и подругам советую не стесняться, проговаривать этот вопрос со своей второй половиной. Почему нет? Это упрощает жизнь. К сожалению, именно те, кто говорит мне, что никогда в жизни не подпишет брачный контракт, ведь они с мужем так любят друг друга, в итоге приходят со словами: «Помогите поделить имущество». Иногда люди так вымотаны отношениями, что у них просто нет сил на судебные тяжбы, поэтому лучше заранее прописать спорные имущественные вопросы.

Читайте так же:  Заявление о закрытии счета в банке для ип

Договор купли-продажи будущей вещи

журнал «Адвокат», 2011, № 11

Возможность заключения договора купли-продажи вещи, которая будет создана или приобретена продавцом в будущем, прямо предусмотрена нормой п. 2 ст. 455 ГК РФ. Однако данная конструкция не получила широкого применения в российском гражданском обороте. В тех ситуациях, когда продавец и покупатель намереваются заключить договор купли-продажи, но продавец ещё не является собственником предполагаемого к продаже имущества, традиционно используется конструкция предварительного договора.

Практика применения предварительного договора выявила ряд существенных недостатков, которые не позволяют рассматривать его в качестве адекватного инструмента обслуживания потребностей оборота, по крайней мере, до момента изменения соответствующих норм ГК РФ о предварительном договоре. В частности, многочисленные споры вызывает допустимость возникновения и исполнения денежного обязательства по предварительному договору, [1] возможность установления основного договорного обязательства решением суда при уклонении одной из сторон от исполнения обязательств по предварительному договору. [2]

В связи с этим вызывает интерес Постановление Пленума ВАС РФ № 54 от 11 июля 2011 г. «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем». [3] Очевидно, что одной из целей Постановления является устранение проблем, которые возникают при применении конструкции предварительного договора на рынке недвижимости. Для успешного использования договора купли-продажи будущей вещи в качестве замены предварительного договора необходимы постановка и решение ряда вопросов, что и сделано в Постановлении.

Допустимость договора купли-продажи будущих объектов недвижимости

В п. 1 Постановления отмечается следующее: «В связи с тем, что параграф 7 главы 30 ГК РФ не содержит положений, запрещающих заключение договоров купли-продажи в отношении недвижимого имущества, право собственности продавца на которое на дату заключения договора не зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП), но по условиям этого договора (выделено мной – О.А.) возникнет у продавца в будущем (договор купли-продажи будущей недвижимой вещи), судам следует исходить из того, что отсутствие у продавца в момент заключения договора продажи недвижимости права собственности на предмет договора само по себе не является основанием для признания такого договора недействительным».

Таким образом, стороны договора купли-продажи объекта недвижимости, который продавец приобретёт в будущем, смогут отразить в договоре денежное обязательство покупателя и срок его исполнения до момента приобретения права собственности продавцом. Например, в договоре купли-продажи здания от 01.12.2011 стороны смогут предусмотреть, что цена будет уплачена покупателем не позднее 05.12.2011, а передача права собственности продавцом покупателю должна состояться не позднее 31.12.2012. В результате продавец получит от покупателя денежные средства, необходимые продавцу для приобретения предполагаемой к продаже недвижимости у третьего лица либо для несения расходов по строительству данной недвижимости, что является в настоящее время основной причиной указания в предварительных договорах обязательства покупателя по внесению «обеспечительного платежа», «обеспечительного депозита», «задатка» и т.п.

Квалификация договора купли-продажи будущей вещи

В п. 1 Постановления отмечается необходимость прямого указания в договоре купли-продажи того обстоятельства, что право собственности возникнет у продавца в будущем. В первоначальной редакции проекта Постановления не акцентировалось внимание на данном вопросе. Представляется, что изменение проекта в этой части нельзя признать обоснованным.

Например, в реестр собственности муниципального образования в 2002 г. было внесено находившееся в федеральной собственности нежилое помещение. Право собственности муниципального образования при этом не было зарегистрировано в ЕГРП. В феврале 2006 г. муниципальное образование заключило договор купли-продажи данного помещения с коммерческой организацией и только в мае 2006 г. в ЕГРП был зарегистрирован переход помещения из федеральной собственности в муниципальную. При заключении данного договора купли-продажи его стороны должны были осознавать, что помещение ещё не поступило в муниципальную собственность, однако договор не содержал прямого указания на то, что продается «будущая недвижимость». В итоге в июне 2006 г. регистрационная служба отказала в регистрации перехода права собственности к коммерческой организации от муниципального образования, так как за последним право собственности было зарегистрировано после заключения договора купли-продажи. [4]

Высший Арбитражный Суд не применил в данном случае норму п. 2 ст. 455 ГК РФ, заняв позицию в пользу коммерческой организации по другим основаниям. [5] Вопрос о квалификации договора купли-продажи будущей вещи по-прежнему остаётся актуальным. Ведь помимо описанной нами ситуации может иметь место и следующий вариант: в момент заключения договора купли-продажи продавец заблуждался, полагая себя собственником вещи, поэтому в договоре было прямо указано, что продавец является собственником на момент подписания договора. Тем не менее, после заключения договора продавец приобрёл право собственности на вещь и совершил действия по передаче данного права покупателю на основании ранее подписанного договора. Будет ли подобный договор купли-продажи являться действительным?

По нашему мнению, права покупателя в описанных выше ситуациях в достаточной мере защищены законом. Если продавец не передаст право собственности на товар покупателю в срок, указанный в договоре, либо в разумный срок, если в договоре срок передачи не указан, покупатель имеет право расторгнуть договор в связи с его существенным нарушением продавцом (п. 2 ст. 450 ГК РФ).

В связи с этим следует обратить внимание на дискуссию цивилистов по вопросу о действительности обязательственной сделки продажи чужой вещи. Как отмечает В.А. Слыщенков, «квалификация такого договора как ничтожного создает неоправданное неравенство правовых возможностей сторон в определенных ситуациях. Пока договор считается ничтожным, ссылка на ничтожность может позволить стороне уйти от ответственности или, напротив, неосновательно обогатиться за счет другой стороны». [6] Д.О. Тузов полагает, что «заключая сделку, неуправомоченный отчуждатель не обладает правом собственности на отчуждаемую вещь, но этого и не требуется, поскольку при системе традиции продавец должен быть собственником только в момент передачи права собственности, а не в момент возникновения обязательственных отношений между ним и покупателем. при отчуждении вещи неуправомоченным лицом недействительной будет не обязательственная сделка (договор купли-продажи), а сделка передачи (traditio)». [7] Указанное автором разделение сделок на обязательственные и вещные характерно для германской системы права, оказавшей наибольшее влияние на российскую правовую систему.

Если принять точку зрения Д.О. Тузова, любой договор купли-продажи в момент его заключения (обязательственный договор) будет соответствовать законодательству, независимо от отсутствия у продавца права собственности на момент заключения сделки и независимо от отсутствия в договоре ссылки на совершение сделки в отношении «будущей вещи». В связи с этим указание в п. 1 Постановления на необходимость подобной ссылки в договоре купли-продажи будущей вещи (а именно, словосочетание «по условиям этого договора») приведёт к продолжению практики признания недействительными обязательственных договоров, такую ссылку не имеющих.

По нашему мнению, было бы полезно соответствующее разъяснение Высшего Арбитражного Суда в отношении договоров купли-продажи, из текста которых прямо не следует приобретение либо создание вещи продавцом в будущем. Например, Суд мог бы указать следующее: «Если на момент заключения договора купли-продажи продавец не являлся собственником товара, такой договор, независимо от его содержания, должен рассматриваться в качестве договора купли-продажи товара, который будет создан или приобретён продавцом в будущем (п. 2 ст. 455 ГК РФ). В случае неисполнения в установленный законом либо договором срок обязательства передать право собственности на товар продавец несёт перед покупателем ответственность, предусмотренную законом либо договором». Подобное разъяснение позволило бы исключить различный подход правоприменителей к оценке указанных договоров.

Договор купли-продажи будущей жилой недвижимости

Конструкция купли-продажи будущей вещи вполне подходит для использования в отношении нежилого недвижимого имущества. Договор купли-продажи такой недвижимости вступает в силу с момента его подписания, следовательно, с указанного момента возникают обязательственные права сторон договора, в том числе, право требования уплаты цены по договору. Договор же купли-продажи жилого недвижимого имущества считается заключённым с момента государственной регистрации договора (п. 2 ст. 558 ГК РФ). Регистрирующий орган одновременно регистрирует и договор купли-продажи жилой недвижимости, и переход права собственности на неё. Как справедливо отмечается в п. 1 Постановления, «необходимо иметь в виду, что для государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю (статьи 131 и 551 ГК РФ), продавец должен обладать правом собственности на него». Таким образом, момент заключения договора купли-продажи жилой недвижимости и, соответственно, момент возникновения обязательственных прав по договору, включая право требовать уплаты цены, не могут последовать ранее возникновения права собственности у продавца.

Подобное положение вещей делало бы невозможным применение конструкции купли-продажи будущей вещи по отношению к жилому недвижимому имуществу. В п. 9 Постановления предложен следующий выход из ситуации: «по смыслу пункта 2 статьи 558 ГК РФ требование о государственной регистрации договора распространяется только на договор купли-продажи такого жилого помещения, которое в момент заключения договора принадлежит на праве собственности продавцу и это право зарегистрировано в ЕГРП. Если сторонами заключён договор купли-продажи будущего жилого помещения (пункт 2 статьи 455 ГК РФ), то этот договор не подлежит государственной регистрации и считается заключённым с момента его подписания сторонами. Отказ органа по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним в государственной регистрации перехода права собственности на жилое помещение от продавца к покупателю по данному договору со ссылкой на то, что договор купли-продажи будущего жилого помещения не был зарегистрирован, не соответствует закону».

Очевидно, что Высший Арбитражный Суд не может изменить норму п. 2 ст. 558 ГК РФ, в связи с чем, и предлагает в данном случае несколько искусственный, на наш взгляд, выход из ситуации. Мы не оспариваем практическую полезность предложенного подхода. Однако следует отметить, что договор купли-продажи будущей жилой недвижимости и договор купли-продажи жилой недвижимости, уже принадлежащей продавцу на момент заключения договора, не имеют тех индивидуальных особенностей, которые позволяли бы по разному решать вопрос о необходимости государственной регистрации сделки. Более того, не является в настоящее время оправданным и различный подход законодателя в отношении государственной регистрации договоров купли-продажи недвижимого имущества в зависимости от его квалификации в качестве жилого либо нежилого. Разумным было бы установление законодателем одинакового момента вступления в силу договоров купли-продажи любой недвижимости, а именно, момента придания договору письменной формы путем составления одного документа, подписанного сторонами (ст. 550 ГК РФ). Как следствие, была бы отменена государственная регистрация договоров купли-продажи жилой недвижимости, во всех случаях осуществлялась бы только регистрация прав на недвижимое имущество. Именно такой подход содержится в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации. [8]

Участие в долевом строительстве и договор купли-продажи будущей вещи

В п. 11 Постановления обоснованно отмечено, что «разъяснения, содержащиеся в настоящем постановлении (за исключением абзаца второго пункта 4), не подлежат применению при рассмотрении споров, связанных с созданием недвижимого имущества по Закону о долевом участии в строительстве». Сделано это с целью воспрепятствования предполагаемым попыткам недобросовестных застройщиков с помощью конструкции купли-продажи будущей вещи обойти императивные требования законодательства об участии в долевом строительстве.

Читайте так же:  Заявление от ипр

Однако не исключено, что договор купли-продажи будущей вещи станут применять в отношениях между участником долевого строительства, действующим в качестве продавца будущего жилого помещения, и другим физическим лицом, выступающим в качестве покупателя данного помещения. В результате такой договор станет заменой применяемой в настоящее время уступки прав по договору участия в долевом строительстве. С одной стороны, привлечение в данном случае одним физическим лицом средств от другого физического лица не подпадает под ограничения, предусмотренные нормой п. 2 ст. 1 Закона о долевом участии в строительстве, формальных препятствий для использования договора купли-продажи будущей вещи нет. С другой стороны, уступка прав приводит к тому, что на цессионария распространяются все гарантии, предусмотренные указанным Законом, так как он становится участником долевого строительства. Использование же вместо уступки конструкции купли-продажи будущей вещи оставит покупателя – физическое лицо «за рамками» норм Закона о долевом участии в строительстве, что нельзя расценивать в качестве надлежащего последствия применения данной конструкции. [9]

Договор купли-продажи будущего товара

В заключение следует обратить внимание на то, что товар, который продавец приобретёт в будущем, не обязательно должен быть именно вещью. Обязательственное право (право требования), доля в хозяйственном обществе, иные оборотоспособные объекты гражданских прав также могут являться предметом договора купли-продажи, то есть, товаром (п.п. 2-5 ст. 454 ГК РФ). Постановление ограничено анализом отношений в связи с созданием либо приобретением будущих объектов недвижимости. Была бы целесообразна подготовка разъяснений Высшего Арбитражного Суда по вопросам применения договора купли-продажи будущего товара, то есть, любого объекта, права на который будут приобретены продавцом либо возникнут у продавца в будущем, включая движимые и недвижимые вещи, обязательственные и корпоративные права.

Разумеется, что в этом случае учитывались бы особенности того или иного объекта гражданских прав. Однако вполне реально сформулировать общие правила, которые применялись бы к договорам купли-продажи будущих объектов различной правовой природы, например, предложенное нами выше правило квалификации договора купли-продажи будущего товара. В противном случае значительная часть рыночных отношений, связанных с оборотом таких объектов, по-прежнему будет оставаться без надлежащего правого регулирования.

[1] См.: Карапетов А.Г. Есть ли смысл в запрете обеспечения задатком обязательств из предварительного договора? // Вестник ВАС РФ. 2010. № 8. С. 66-79; Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. – М.: Статут, 2004. С. 84-85; Анциферов О.Д. Обеспечительный платеж по предварительному договору купли-продажи жилья // Законодательство и экономика. 2007. № 1. С. 65-68.

[2] См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. — 3-е изд. — М.: Дело, 2002. С. 474.

[3] Далее – «Постановление». Текст Постановления размещён на сайте ВАС РФ по адресу: http://www.arbitr.ru/as/pract/post_plenum/37821.html

[4] Постановление Президиума ВАС РФ № 4640/07 от 11.09.2007 // Вестник ВАС РФ. 2007. № 11. С. 83-87.

[5] Критику указанного постановления ВАС РФ см.: Анциферов О.Д. О практике применения законодательства о правах на недвижимость // Законодательство и экономика. 2008. № 2. С. 63-66.

[6] Слыщенков В.А. Договор купли-продажи и переход права собственности: Сравнительно-правовое исследование. – М.: Статут, 2011. С. 104-105.

[7] Тузов Д.О. Продажа чужого имущества неуправомоченным лицом // ЭЖ-Юрист. 2003. № 10 (СПС «Гарант»). См. также: Он же. Реституция при недействительности сделок и защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве. – М.: Статут, 2007. С. 183-204; Скловский К.И. О действительности продажи чужого имущества // Вестник ВАС РФ. 2003. № 9 (СПС «Консультант Плюс»).

[8] Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2009. № 11. С. 6-99.

[9] Не исключена ситуация, когда участниками долевого строительства выступят физические лица, контролируемые застройщиком, а реальных приобретателей жилых помещений станут привлекать в качестве покупателей по договору купли-продажи будущей вещи.

С легкой руки Пленума ВАС РФ сделки с будущей недвижимостью стали проще и безопаснее

На VI Всероссийском конгрессе «Государственное регулирование градостроительства 2014. Весна», прошедшем в последние дни марта, заместитель начальника Управления частного права ВАС РФ Денис Новак рассказал о том, как постановление Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 № 54 «О некоторых вопросах, разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем» (далее — постановление № 54) сделало приобретение будущей недвижимости более реальным.

Несмотря на то что Гражданский кодекс прямо позволяет заключать договоры купли-продажи будущей вещи, если иное не вытекает из закона или характера вещи (п. 2 ст. 455), долгое время считалось, что в отношении недвижимого имущества это недопустимо. Во многом такая позиция основывалась на судебной практике, рассматривавшей требование о государственной регистрации права собственности на недвижимость как ту характеристику объекта, которая препятствует его купле-продаже до момента регистрации этого права в ЕГРП. По мнению судов, отсутствие у объекта недвижимости кадастрового номера не позволяет определить предмет договора купли-продажи. Такая трактовка законодательства была хоть и массовой, но ошибочной.

Как отметил в своем выступ­лении Д. Новак, одна из главных задач, которые решил Пленум ВАС РФ в постановлении № 54, — это преодоление указанной позиции. Аргументы в пользу возможности купли-продажи будущей недвижимости основы­ваются на том, что ст. 455 ГК РФ не требует наличия товара в собственности у продавца. Кроме того, в постановлении № 54 показывается различие ситуаций заключения и исполнения договора. Чтобы заключить договор, устанавливающий обязательство одной из сторон передать товар в собственность другой и обязательство последней заплатить за товар деньги, вовсе не требуется наличия у продавца права собственности на товар. Главное, чтобы он смог обеспечить переход права собственности к покупателю в тот момент, когда договор должен быть исполнен. То есть в случае продажи недвижимости принципиально, чтобы отчуждатель собственности имел зарегистрированное право на объект на этапе, когда права должны перейти покупателю (см. также «ЭЖ», 2013, № 22, с. 13).

По мнению Пленума ВАС РФ, отсутствие кадастрового номера не мешает индивидуализации предмета договора, если речь идет о купле-продаже будущей недвижимости (п. 2 постановления № 54). Имущество, подлежащее передаче покупателю, можно определить, указав и иные сведения: местонахождение возводимой недвижимости, ориентировочную площадь будущего здания или помещения, его характеристики, преду­смотренные проектной документацией. Эта позиция, отметил Д. Новак, основывается на реальной практике заключения подобных договоров, когда стороны находили способы описания того, что продается и покупается, хотя объект еще не был построен.

Д. Новак подчеркнул, что разъяснения постановления № 54 направлены на то, чтобы спасать договор до тех пор, пока это возможно. Например, в п. 2 указывается на то, что если в договоре недостаточно сведений для индивидуализации проданной недвижимости, но они есть в акте приема-передачи, то такой договор признавать незаключенным нельзя. А в пункте 3 предлагается в случае возникновения спора по поводу того, какая именно недвижимая вещь подлежит передаче покупателю, устанавливать действительную волю сторон, исходя не только из подписанного договора, но и из иных доказательств. А также принимать во внимание практику, сложившуюся во взаимоотношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон. И только если суд, изучив доказательства, придет к выводу, что стороны не достигли соглашения по поводу предмета сделки, признавать договор незаключенным.

Предварительный договор с предоплатой — это договор купли-продажи

Из-за ошибочного представления о том, что не созданную недвижимость продать нельзя, возникало множество проб­лем. Одна из них была связана с тем, что, учитывая высокую вероятность признания договора купли-продажи незаключенным по причине неопределенности объекта без кадастрового номера, стороны использовали иные конструкции договоров, которые, на их взгляд, позволяли оформить сделку более легитимным способом. Но когда из таких договоров возникали споры, суды терялись в квалификации договоров и правовых механизмах защиты интересов их сторон.

В качестве одного из суррогатов договора купли-продажи нередко выступал предварительный договор, содержащий обязанность продавца заключить договор купли-продажи в будущем, когда право собственности на объект будет зарегистрировано. И обязанность покупателя сразу внести либо всю сумму, либо большую ее часть. Среди существенных условий в таких договорах указывается срок, к которому должен быть возведен объект недвижимости, а также через какое время после введения его в эксплуатацию должен быть заключен основной договор купли-продажи.

Если объект в указанные сроки в эксплуатацию не вводился, «будущий» покупатель оказывался в затруднительном положении: деньги уже заплачены, а объект он так и не получил. Но если покупатель обращался в суд с требованием о взыс­кании с продавца процентов хотя бы за время просрочки, суды, как правило, отказывали ему, ссылаясь на то, что такая мера согласно ст. 487 ГК преду­смотрена только для защиты прав покупателя в случае предварительной оплаты по догово­ру купли-продажи. А предварительный договор судами как договор купли-продажи не рассматривался. В результате продавцы недобросовестно пользовались ситуацией, позволяющей заблокировать возможность взыскания с них процентов.

В постановлении № 54 был сделан важный шаг для предотвращения дальнейших злоупот­реблений такого рода. В пунк­те 8 этого документа сказано, что если предварительный договор устанавливает обязанность приобретателя имущества еще до заключения основного до­говора уплатить всю цену или существенную ее часть, то суды должны квалифицировать такой договор как договор купли-продажи будущей вещи с условием о предварительной оплате. Ведь экономически отношения сторон в данном случае являются не чем иным, как догово­ром купли-продажи: размер уплаченной суммы, соответствующий цене вещи, не позволяет расценивать его как аванс. Как отметил Д. Новак, в результате этого разъяснения покупателям по предварительным договорам стали доступны все способы защиты гражданских прав: можно потребовать возврата предоплаты, начисления процентов за время просрочки, а также истребовать имущество в натуре или понудить продавца к регистрации перехода права собственности. Прикрывать договорные отношения предварительными договоренностями больше нет смысла.

У инвестора не больше прав, чем у других кредиторов застройщика

Еще одну ошибку шедшей не в том направлении судебной практики исправил п. 4 постановления № 54, посвященный инвестиционным договорам.

Судебная практика полагала, что раз в законодательстве (в Федеральном законе от 25.02.99 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществ­ляемой в форме капитальных вложений» и Законе РСФСР от 26.06.91 № 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР») содержатся правила об инвестиционных догово­рах, заключаемых с целью строительства недвижимости, то это отдельные виды договоров, а не те, что поименованы в ГК РФ.

Такими инвестиционными договорами предусматривалось, что долевая собственность их участников на возводимый объект возникает изначально, еще до всякой регистрации права собственности на него. И при неисполнении инвестиционного договора его участники могли обратиться в суд с требованием о признании прав на незавершенное строительство, хотя эти права пока еще не принадлежат какому-либо субъекту. Тем самым нарушалось правило п. 2 ст. 8.1 ГК РФ о том, что права собственности на имущество, подлежащие регистрации, могут возникнуть только с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр (на момент принятия постановления № 54 оно содержалось в ст. 8 ГК РФ, но после вступ­ления в силу Федерального закона от 30.12.2012 № 302-ФЗ перенесено в ст. 8.1, см. «ЭЖ», 2013, № 1, с. 10).

Пленум ВАС РФ сформулировал разъяснение в п. 4 постановления № 54 исходя из того, что договор характеризуется не своим названием, а целью сторон и конструкцией их прав и обязательств. Слово «инвестиционный» в названии договора указывает лишь на его экономическую, а не правовую суть. В постановлении № 54 судам предлагается устанавливать, в чем заключается правовая суть инвестиционных договоров, к каким поименованным видам договоров они относятся и, исходя из этого, разрешать споры согласно нормам гражданского законодательства. В тексте постановления № 54 среди таких договоров упоминаются договоры купли-продажи, подряда или простого товарищества, которые регулируются соответственно главами 30, 37 и 55 ГК РФ.

Читайте так же:  Расчет неустойки по осаго формула 2019

Но главная заслуга постановления № 54 заключается в разъяснении о том, что возможность потребовать передачи причитающейся участнику инвестиционного договора доли имущества возникает только после первой регистрации прав на недвижимость. При этом, как пояснил Д. Новак, требования будут носить обязательственный характер — «о понуждении к исполнению» и не смогут рас­сматриваться судами как требования о признании доли в праве, даже если сформулированы таким образом. А это значит, что права на недвижимость, созданную по инвестиционному договору, как и на любую недвижимость, возникают только после их государственной регистрации и могут быть отчуждены в пользу приобретателя только после первичной регистрации.

По мнению Д. Новака, это гораздо более справедливый подход, чем тот, что превалировал в судебной практике до принятия постановления № 54. При прежней модели права стороны инвестиционных договоров получали приоритет перед правами других кредиторов, например, подрядчиков, которым застройщик задолжал за выполненные работы, или работников, которым не была выплачена заработная плата. Позволяя сразу признавать право на долю в общей собственности, судебная практика давала возможность в случае банкротства застройщика вырезать из конкурсной массы серьезные куски в пользу инвестиционных кредиторов в обход других.

Уклонение продавца от регистрации прав не поможет избежать передачи здания покупателю

Возможность квалифицировать инвестиционные договоры как поименованные сделало их регулирование понятным как судам, так и участникам оборота. В результате для последних стал доступен весь спектр способов защиты прав приобретателей по таким договорам. Д. Новак привел примеры защиты прав приобретателей недвижимости по договорам купли-продажи, подряда и простого товарищества.

В рамках договора купли-продажи будущей вещи, если продавец не построил объект недвижимости, заставить его исполнить это обязательство в натуре невозможно. Но, как поясняется в п. 5 постановления № 54, покупатель вправе потребовать от продавца возврата уплаченной вперед денежной суммы, процентов на нее (п. 3 и 4 ст. 487 ГК РФ), а также возмещения причиненных ему убытков. Для простоты расчетов убытки могут определяться, в частности, как разница между ценой недвижимого имущества, указанной в договоре купли-продажи, и текущей рыночной стоимостью такого имущества.

Если же объект построен и право на него зарегистрировано за продавцом, покупатель может предъявить к последнему требования о передаче вещи (ст. 398 ГК РФ), которые могут соединяться с требованием о государственной регистрации перехода права собственности (п. 3 ст. 551 ГК РФ). Недобросовестные продавцы, понимая, что регистрация прав собственности на построенный объект недвижимости открывает двери для требований покупателей о передаче вещи в натуре, специально тянут с регистрацией. Но и при таких обстоятельствах, отмечает Д. Новак, ситуа­ция не остается безвыходной для покупателя.

Покупатель может потребовать понуждения продавца зарегистрировать права на объект недвижимости и одновременно потребовать перевести эти права на себя, сославшись на положения ст. 10 ГК РФ о злоупотреблении правом. Суд, убедившись, что объект действительно построен, скорее всего эти требования удовлетворит. Таким же образом можно преодолеть затягивание одной из сторон подписания акта о реализации инвестиционного контракта, когда инвестиционный договор, он же договор купли-продажи, предусматривает, что права сторон на создаваемую по нему недвижимость распределяются только после такого подписания.

Статья 10 ГК РФ, по мнению Д. Новака, может помочь обос­новать способ защиты прав при любом затягивании совершения каких-то действий, если это совершение является необходимым условием передачи прав на недвижимость по инвестиционному договору. Это справедливо и для случаев, когда в затягивании виноват не продавец, а, например, государственный орган. По словам Д. Новака, подготовлено дополнение в постановление № 54, разъясняющее нюансы такой ситуации, и Пленум ВАС РФ должен успеть принять его до прекращения своей работы. Но и без этого дополнительного разъяснения участники оборота могут защищать свои права, ссылаясь на ст. 10 ГК РФ.

Оплата работ частью построенной недвижимости — тоже продажа

Инвестиционный договор, пре­дусматривающий привлечение собственником земельного участка третьего лица для строи­тельства на этом участке определенного объекта за плату, является договором подряда (п. 6 постановления № 54). Если вознаграждением для подрядной организации будут не деньги, а часть помещений в будущем объекте недвижимости, договор признается смешанным. В части обязаннос­тей по строительству к договору будут применяться нормы о строи­тельном подряде, а в час­ти расчетов — нормы, регулирующие договор купли-продажи. Поскольку собственник земельного участка в этой ситуации без проблем может зарегистрировать права на построенный объект недвижимости, более слабой стороной договора часто оказывается подрядчик. Для защиты своих интересов в случае невыполнения другой стороной обязанности оплатить тем или иным образом результат работ, подрядчик может воспользоваться правом удерживать результат работ и не предавать его заказчику (ст. 712 ГК РФ).

Инвестиционные договоры, целью которых является создание объектов недвижимости на внесенные их участниками средства, в п. 7 постановления № 54 квалифицируются как договоры простого товарищества. Отдельное внимание уделено договорам, в которых один из участников в качестве своего вклада вносит земельный участок, а другой финансирует строительство. При таких обстоятельствах, отмечает Д. Новак, важно удостовериться в госрегистрации права долевой собственности участников товарищества. Поскольку в ином случае долевая собственность на возведенную на участке недвижимость автоматически у всех участников товарищества не возникнет. В силу пункта 2 ст. 8, ст. 131 ГК РФ, ст. 25 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество может быть зарегистрировано только на лицо, имеющее в собственности либо на ином праве земельный участок, на котором такой объект возведен. Если владелец участка уклонился от регистрации долевой собственности на него всех товарищей, то введенный в эксплуатацию объект недвижимости может быть зарегистрирован только за ним. Правда, другие участники до­говора одновременно с этим получают право обратиться в суд с требованием о разделе имущества в натуре или еще до завершения строительства объекта предъявить к забывчивому участнику требования о понуждении оформить земельный участок в общую собственность.

Защита кредиторов банкрота — не повод для того, чтобы поддерживать его недобросовестное поведение

По наблюдениям Д. Новака, разъяснения постановления № 54 серьезно стабилизировали отношения, возникающие при продаже будущих объектов недвижимости. Теперь гораздо труднее признать такие догово­ры незаключенными, а права и обязанности сторон по ним справедливо сбалансированы. Тем не менее, в судебной практике за два года, прошедшие после принятия постановления № 54, уже встречаются случаи злоупотребления его положения­ми.

В качестве примера Д. Новак привел дело № А46-8936/2010, рассмотренное Президиумом ВАС РФ 11 марта 2014 г. Два дольщика заключили договор, который суды признали договором простого товарищества. Один из них должен был внести в общее дело земельный учас­ток, а другой — денежные средства для строительства объекта на нем. Но собственник земли не исполнил своей обязанности по регистрации долевой собственности на нее за всеми участниками договора. В то же время второй участник продолжал финансирование строительства, выполняя свою обязанность по внесению вклада. На каком-то этапе строительства против владельца участка было возбуждено дело о банкротстве. Ссылаясь на разъяснение постановления № 54, арбитражный управляю­щий включил и участок, и построенный объект в конкурсную массу. Он руководствовался тем, что участок не передан в долевую собственность в качестве вклада и зарегистрировать право собственности на результат строительства можно только на землевладельца-банкрота. На то, что другой участник договора полностью профинансировал строительство, причем продолжал это делать и после объявления землевладельца банкротом, арбитражный управляющий не обратил внимания и никак его интересы не учел. Второй участник обратился в суд с требованием о признании своей доли в праве собственности на построенный объект. Суды первой и апелляционной инстанции его требование удовлетворили, но суд кассационной инстанции, опираясь на постановление № 54, отказал, пояснив, что единственный собственник объекта — это владелец участка. Текст надзорного постановления по делу еще не опубликован, но о принятом решении уже известно: постановление суда кассационной инстанции отменено и дело передано на новое рассмотрение.

Из Определения от 31.01.2014 № ВАС-16768/13 по указанному делу видно, что судьи, скорее всего, поддержат выводы о злоупотреблении правом со стороны землевладельца. Сначала он не исполнил свою обязанность по регистрации долевой собственности на участок, затем его арбитражный управляющий включил участок с построенным на нем объектом в конкурсную массу. В результате добросовестный участник не смог ни получить свою долю, ни стать кредитором и принять участие в разделе конкурсной массы.

С точки зрения Д. Новака, возможность признания судом за добросовестным участником доли в праве собственности на возведенный объект и учас­ток сомнительна. Правильным решением, которое не разрушит концепцию постановления № 54, будет признание такого лица текущим кредитором на основании того, что оно предоставляло средства должнику после возбуждения дела о банкротстве. Правда, передавая дело на новое рассмот­рение, Президиум ВАС РФ обратил внимание суда на то, что по некоторым другим делам в отношении того же должника тот же самый суд кассационной инстанции удовлетворял требования о признании доли в праве, а конкретно в этом случае — нет. Но в любом случае, отмечает Д. Новак, очевидно недобросовестное поведение одной из сторон спора должно приводить к отказу в защите ее права.