Арбитражный суд а-40

Рубрики Статьи

Содержание:

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 июня 2018 г. N Ф05-9376/18 по делу N А40-157252/2017

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 июня 2018 г. N Ф05-9376/18 по делу N А40-157252/2017

Дело N А40-157252/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 25 июня 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 27 июня 2018 года.

Арбитражный суд Московского округа в составе:

Председательствующего судьи: Матюшенковой Ю.Л.

судей: Каменской О.В., Котельникова Д.В.

при участии в заседании:

от истца (заявителя): Сергеев А.В. д. от 08.11.17, Пученкина А.Н. д. от 08.11.17

от ответчика (заинтересованного лица): Артищева Д.С. д. от 04.12.17

рассмотрев 25 июня 2018 года в судебном заседании кассационную жалобу Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 5 на решение Арбитражного суда города Москвы от 12 декабря 2017 года, принятое судьей Паршуковой О.Ю., на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 марта 2018 года, принятое судьями Свиридовым В.А., Чеботаревой И.А, Румянцевым П.В.

по заявлению Акционерного общества «Чукотская горно-геологическая компания»

к Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 5

о признании недействительными решения, требований

Акционерное общество «Чукотская горно-геологическая компания» обратилось с заявлением о признании недействительными требования N 1284 и N 1282 об уплате налога, сбора, пени, штрафа, процентов по состоянию на 13.05.2016 г. и Решения от 14.03.2017 г. N 56-18-11/2/722, 56-18-11/2/721, 56-18-11/2/720, 56-18-11/2/718, от 10.04.2017 г. N 56-18-11/2/735, вынесенных Межрегиональной инспекцией ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам N 5.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 12.12.2017 г. заявленные требования удовлетворены. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.03.2018 г. решение оставлено без изменения.

Законность судебных актов проверена в порядке ст. ст. 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с кассационной жалобой налогового органа, в которой заявитель со ссылкой на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального права просит решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

В заседании суда кассационной инстанции представитель инспекции поддержал доводы кассационной жалобы.

Представитель Общества в отзыве на кассационную жалобу и в заседании суда возражал против кассационной жалобы. Отзыв на кассационную жалобу представлен и приобщен к материалам дела.

Изучив материалы дела, проверив соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения судами норм материального и процессуального права, доводы кассационной жалобы и возражений относительно них, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Судами установлено, что налоговым органом была выявлена задолженность общества по состоянию на 13.05.2016 г. по ОКТМО 77603157 и ОКТМО 77701000 в отношении сумм налога на доходы физических лиц, удерживаемого в качестве налогового агента.

Налоговым органом 12.05.2016 г. в адрес общества были направлены требования N 1284 и N 1282 об уплате налога, сбора, пени, штрафа, процентов по состоянию на 13.05.2016 г.

По итогам проведения налоговым органом камеральных налоговых проверок расчетов налога на доходы физических лиц, исчисленных и удержанных Обществом в качестве налогового агента (форма 6-НДФЛ) за 3, 6 и 9 месяцев 2016 г., налоговым органом были составлены акты камеральных налоговых проверок о выявлении несвоевременного перечисления НДФЛ в бюджет, вынесены оспариваемые решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Начисление недоимки, пени, привлечение к ответственности по ст. 123 НК РФ произведено, поскольку налоговый орган усмотрел неперечисление Обществом как налоговым агентом НДФЛ за спорные периоды. Общество исчислило и отразило НДФЛ, подлежащий уплате в бюджет, однако уплату не произвело, исходя из того, что на конец 2015 года у него образовалась переплата по НДФЛ. Налогоплательщик исходил из того, что у него имелось право на зачет переплаты. Налоговый орган полагает, что такая переплата отсутствует и не может быть зачтена в счет платежей налогового агента, в связи с чем имеет место неполное перечисление сумм налога налоговым агентом.

Между тем, суды установили, что Общество в качестве налогового агента исчисляло, удерживало и перечисляло в бюджетную систему Российской Федерации НДФЛ, в том числе по ОКТМО 77603157 и ОКТМО 77701000.

При этом на конец 2015 г. у Общества вследствие произведенного зачета переплаты по НДФЛ, а также досрочного исполнения обязанности налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ в бюджетную систему Российской Федерации, сформировалось положительное сальдо расчетов по НДФЛ на 01.01.2016 г. в размере 15 321 303 руб. (в частности, по ОКТМО 77603157 в размере 14 784 215 руб. и по ОКТМО 77701000 в размере 537 088 руб.).

При таких обстоятельствах Общество было вправе при выплате дохода налогоплательщикам (работникам Общества) в 1-3 кв. 2016 г. исполнить обязанности налогового агента Обществом с учетом имеющегося положительного сальдо, в связи с чем не возникло недоимки и оснований для привлечения к налоговой ответственности.

Налоговые агенты согласно пункту 6 статьи 226 Налогового кодекса Российской Федерации обязаны перечислять суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода, а также дня перечисления дохода со счетов налоговых агентов в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках. При этом пунктом 9 статьи 226 НК РФ установлено, что уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается.

Судами установлено, что Общество не производило уплату налога за счет собственных средств, и сумма начисленного НДФЛ всегда соответствовала сумме уплаченного НДФЛ по периоду. Налоговым органом не представлено доказательств, опровергающих факт удержания Обществом сумм налога у физических лиц при выплате им дохода. Фактические расходы на уплату НДФЛ в спорном периоде всегда несли налогоплательщики и по итогам 2015 г. задолженность перед бюджетом, как у налогоплательщика, так и налогового агента не возникала.

В спорной ситуации налог был уплачен в бюджет досрочно. На 01.01.2016 г. у общества образовалась положительное сальдо перечисленного НДФЛ с учетом досрочного исполнения обществом в обязанностей налоговым агентом за 2016 г. в размере 14 784 215 руб. по ОКТМО 77603157 и 537 088 руб. по ОКТМО 77701000. При этом удержание налога у налогоплательщиков имело место и в течение 2016 года. При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу, что при досрочном исполнении обязанности налогового агента уплаты НДФЛ за счет собственных средств не происходит, поскольку, общество, являясь работодателем и источником формирования выплачиваемого своим сотрудникам дохода, имеет возможность точно устанавливать налоговую базу и удерживать НДФЛ из дохода при последующих выплатах. Уплата НДФЛ в размере 15 321 303 руб. была произведена обществом не из собственных средств, а за счет средств налогоплательщиков-физических лиц.

Установленный пунктом 9 статьи 226 НК РФ запрет производить уплату налога за счет средств налоговых агентов направлен на то, чтобы исключить неудержание налога и неуплату налога налогоплательщиком, получающим доход. Поэтому само по себе досрочное исполнение обязанности налогового агента по уплате НДФЛ в бюджет не является нарушением при условии последующего удержания налога у физических лиц — получателей дохода. В соответствии с п. 1 ст. 45 НК РФ налогоплательщик вправе исполнить обязанность по уплате налога досрочно. Положения ст. 45 НК РФ о возможности досрочного исполнения налоговых обязанностей в силу п. 8 ст. 45 НК РФ распространяются и на налоговых агентов.

Довод о невозможности исчисления и удержания сумм налога до даты выплаты дохода был предметом оценки судов и обоснованно отклонен с учетом содержания и смысла ст. 226 НК РФ. При этом суды также приняли во внимание, что при заявленной налоговым органом позиции у налогоплательщика имеется только два дня для исчисления, удержания и уплаты налога, что нельзя считать разумным сроком для исполнения налоговой обязанности. Исходя из универсальности воли законодателя и установления им более длительных сроков для уплаты иных налогов, суды правильно установили отсутствие запрета на досрочную уплату НДФЛ.

Судами также правомерно принято во внимание, что налоговым органом по месту излишней уплаты произведен зачет налога, вынесено соответствующее решение. Налоговые органы представляют собой единую централизованную систему, поэтому действия, совершенные одним из них, имеют правовое значение без специального подтверждения другим.

Довод налогового органа об отсутствии возможности подтвердить переплату без проведения выездной налоговой проверки был предметом оценки в судах и правомерно отклонен.

Также судами обоснованно не принята во внимание ссылка налогового органа на п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 57. Данный пункт к спорным отношениям неприменим, поскольку не установлено фактов излишнего удержания налоговым агентом сумм налога из дохода налогоплательщика.

Позиция инспекции об отсутствии возможности в принципе произвести зачет переплаченных (ошибочно уплаченных) сумм налога в счет предстоящих платежей по этому налогу противоречит положениям ст. 78 НК РФ, согласно п. 14 которой правила о зачете распространяются и на налоговых агентов.

Таким образом, по делу установлено, что на даты возникновения обязанности по уплате НДФЛ Обществом как налоговым агентом в бюджете имелась переплата по этому налогу, поэтому суды пришли к обоснованному выводу, что недоимки не образовалась, несвоевременной уплаты налога не возникло, в связи с чем пени не подлежат начислению в порядке ст. 75 НК РФ, оснований для применения ст. 123 НК РФ не возникло.

Читайте так же:  Мировой суд бежицкого района г брянска

Суд кассационной инстанции отклоняет приведенные в кассационной жалобе доводы, поскольку они не опровергают выводы судебных инстанций, а повторяют доводы, которые являлись предметом проверки судами, основаны на несогласии заявителя с выводами судов, основанными на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, которым дана надлежащая правовая оценка. Несогласие заявителя с их оценкой и иная интерпретация, неправильное толкование им норм закона, не означают судебной ошибки (ст. 71 АПК РФ).

Пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции ограничены проверкой правильности применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствия выводов о применении нормы права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам (ч. ч. 1, 3 ст. 286 АПК РФ).

Арбитражный суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в обжалуемом судебном акте либо были отвергнуты судами, разрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими (ч. 2 ст. 287 АПК РФ).

Судебными инстанциями правильно применены нормы материального права, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам.

Доводы жалобы направлены на переоценку выводов суда первой и апелляционной инстанций, что в силу ст. 286 и ч. 2 ст. 287 АПК РФ не допускается при рассмотрении спора в суде кассационной инстанции.

Нарушений судом первой и апелляционной инстанций норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 288 АПК РФ основаниями для отмены судебного акта, не установлено.

Руководствуясь статьями 284, 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решение Арбитражного суда города Москвы от 12 декабря 2017 года, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20 марта 2018 года по делу N А40-157252/2017 — оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 июля 2017 г. N Ф05-2079/17 по делу N А40-219464/2016

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 июля 2017 г. N Ф05-2079/17 по делу N А40-219464/2016

Дело N А40-219464/16

Резолютивная часть постановления объявлена 12 июля 2017 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 19 июля 2017 года.

Арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего судьи — Мысака Н.Я.,

судей: Денисовой Н.Д., Нечаева С.В.,

при участии в заседании:

от ООО «Коммон Лигал Проперти» — не явился, извещен

от ООО «Техно-Арт» — не явился, извещен

рассмотрев 12 июля 2017 года в судебном заседании кассационную жалобу Общества с ограниченной ответственностью «Коммон Лигал Проперти»,

на определение от 05 мая 2017 года

Арбитражного суда города Москвы,

вынесенное судьей Галиевой Р.Е.,

по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Коммон Лигал

заинтересованное лицо — Общество с ограниченной ответственностью «Техно-Арт»

о признании и приведении в исполнение решение Российско-Сингапурского Арбитража от 30.08.2016 г. по делу N RSA-5/16

Общество с ограниченной ответственностью «Коммон Лигал Проперти» (далее — ООО «Коммон Лигал Проперти») обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании и приведении в исполнение решение Российско-Сингапурского Арбитража от 30.08.2016 г. по делу N RSA-5/16.

К участию в деле в качестве заинтересованного лица привлечено Общество с ограниченной ответственностью «Техно-Арт» (далее — ООО «Техно-Арт»).

Определением Арбитражного суда города Москвы от 20 января 2017 года в удовлетворении заявления было отказано с указанием на то, что решение о признании и приведении в исполнение которого, обратилось ООО «Коммон Лигал Проперти» нарушает основополагающие нормы российского законодательства, что противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 14.03.2017 определение Арбитражного суда города Москвы от 20 января 2017 года по делу N А40-219464/16 отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции.

В данном постановлении от 14.03.2017 суд кассационной инстанции, указал, что суд первой инстанции не обосновал свой вывод о том, что отсутствие у российских юридических лиц за рубежом органов управления, представительств, либо филиалов при рассмотрении спора на территории иного государства тем самым влечет некомпетентность такого суда в рассмотрении спора с участием российских юридических лиц, либо таким образом нарушается публичный порядок Российской Федерации.

Суд округа дал указания суду первой инстанции при новом рассмотрении заявления ООО «Коммон Лигал Проперти» о признании и приведении в исполнение решения Российско-Сингапурского Арбитража от 30.08.2016 г. по делу N RSA-5/16 исходя из положений ст. V Конвенции о признании и приведении в исполнение арбитражного решения и ч. 3 ст. 243 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установить наличие или отсутствие оснований для признания и приведения в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения, руководствуясь ст. 244 данного Кодекса, путем исследования представленных в арбитражный суд доказательств, обоснования заявленных требований и возражений, учитывая при этом разъяснения, содержащихся в п. п. 1, 2, 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 26 февраля 2013 года N 156.

При новом рассмотрении определением Арбитражного суда города Москвы от 05.05.2017 в удовлетворении заявления ООО «Коммон Лигал Проперти» отказано.

Не согласившись с определением суда первой инстанции, ООО «Коммон Лигал Проперти» обратилось с кассационной жалобой, в которой просит определение суда первой инстанции отменить, признать и привести в исполнение решение Российско-Сингапурского Арбитража от 30.08.2016 г. по делу N RSA-5/16.

Заявитель кассационной жалобы считает судебный акт незаконным и необоснованным, как принятый с нарушением норм материального и процессуального права.

Заявитель ссылается на то, что по смыслу законодательства российское право устанавливает, что арбитражное решение считается принятым в месте арбитража, а не местом арбитража считается то место, в котором принято арбитражное решение, таким образом, то, что арбитражное решение было принято на территории Российской Федерации не делает его автоматически решением внутреннего российского арбитража, поскольку в самом арбитражном решении определено место арбитража — Сингапур, ввиду чего данное решение по месту арбитража является иностранным арбитражным решением.

Также кассатор указывает, что по смыслу правовых норм, российское законодательство предусматривает возможность указания места арбитража независимо от места принятия арбитражного решения, а потому решение Российско-Сингапурского суда от 30.08.2016 г. по делу N RSA-5/16 по месту арбитража является иностранным арбитражным решением для целей Конвенция Организации Объединенных Наций о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений и главы 31 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, следовательно, приведение его в исполнение не может нарушать публичный порядок Российской Федерации.

Надлежащим образом извещенные о месте и времени судебного разбирательства ООО «Коммон Лигал Проперти» и ООО «Техно-Арт» явку своих представителей в суд кассационной инстанции не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в отсутствие представителей этих лиц.

В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации информация о рассмотрении настоящей кассационной жалобы размещена на общедоступных сайтах Арбитражного суда Московского округа http://www.fasmo.arbitr.ru и http://kad.arbitr.ru в сети «Интернет».

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, кассационная инстанция не находит оснований для изменения или отмены обжалуемого судебного акта в связи со следующим.

Как установлено судом первой инстанции, Российско-Сингапурским Арбитражем (RussiaSingapore Arbitration) (registered address (юр. адрес): 8а Admiralty street #04-37 Singapore) в составе: арбитра Кравцова А.В., назначенного Определением Председателя Российско-Сингапурского Арбитража (Russia-Singapore Arbitration) от 16 августа 2016 г., по адресу арбитражного разбирательства: г. Москва, Гагаринский переулок, д. 5 рассмотрев исковое заявление Общества с ограниченной ответственностью «КОММОН ЛИГАЛ ПРОПЕРТИ» (ОГРН 1107746964841 ИНН/КПП 7730635207/773001001; юридический адрес: 121248, г. Москва, Кутузовский проспект, дом 2/1, корпус 1А) к ответчику обществу с ограниченной ответственностью «ТЕХНО-АРТ» (ОГРН 1067760092730 ИНН/КПП 7734554580/773401001; юридический адрес: 123154, г. Москва, ул. Народного Ополчения, дом 29, корпус 3) о взыскании суммы основного долга по договору оказания юридических услуг N 15/16 от 30 мая 2016 г. в размере 45 000 (сорока пяти тысяч) руб.

Компетенция Российско-Сингапурского арбитража (Республика Сингапур) Russia-Singapore ArbitratioN (registered address (юр. адрес): 8а Admiralty street #04-37 Singapore) на рассмотрение настоящего спора основывается на арбитражном соглашении, содержащемся в п. 5.2 договора N 15/16 от 30.05.2016 г. на оказание юридических услуг, согласно которому: «Все споры по настоящему договору передаются на разрешение в открытом режиме в государственный суд или в Российско-Сингапурский Арбитраж (registered address (юр. адрес): 8а Admiralty street #04-37 Singapore), по выбору истца. Стороны ознакомились с Регламентом. Назначение арбитра доверяется председателю Арбитража. Решение Арбитража окончательно.».

В соответствии с п. 5.3 договора N 15/16 от 30.05.2016 г. на оказание юридических услуг стороны договорились, что применимым правом по настоящему договору является право Российской Федерации. Настоящее соглашение о применимом праве должно рассматриваться как непосредственно отсылающее к материальному праву Российской Федерации, а не к его коллизионным нормам.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из того, что поскольку решение Российско-Сингапурского Арбитража от 30 августа 2016 года по делу N RSA-5/16 принято на территории Российской Федерации, у суда отсутствуют основания для приведения его в исполнение в порядке установленном главой 31 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установил суд первой инстанции при повторном рассмотрении дела, исковое заявление ООО «Коммон Лигал Проперти» к ООО «Техно-Арт» о взыскании сумы долга в размере 45 000 руб. по договору на оказание юридических услуг N 15/16 от 30 июня 2016 года рассмотрено Российско-Сингапурским Арбитражем не на территории иностранного государства, и не может быть признано и приведено в исполнение в Российской Федерации судом в порядке, определенном главой 31 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Читайте так же:  Пособия в германии для русских

Согласно содержанию решения (абз. 4 лист 2) судебное заседание проведено и решение вынесено по адресу: г. Москва, Гагаринский пер., д.5.

Суд первой инстанции пришел к верному выводу, что фактически, данное решение Российско-Сингапурского Арбитража от 30.08.2016 по делу N RSA-5/16 является третейским решением, принятым на территории Российской Федерации, порядок принудительного исполнения которого регулируется положениями главы 30 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции установил, что заявитель ООО «Коммон Лигал Проперти», согласно информации размещенной в открытом источнике на официальном сайте Арбитражного третейского суда города Москвы (http://a-tsm.ru), оказывает на постоянной основе услуги по получению в государственных судах исполнительных листов и передаче их в службу судебных приставов и в банки должников, выданных на основании решений Арбитражного третейского суда города Москвы. ООО «Коммон Лигал Проперти», оказывая услуги в данной сфере и являясь частью реализации деятельности третейского суда, является профессиональным участником в сфере третейского разбирательства.

Кроме того, Председателем Арбитражного третейского суда города Москвы, в котором заявитель (ООО «Коммон Лигал Проперти») оказывает услуги на постоянной основе, согласно сведениям данного официального сайта (http://a-tsm.ru) является Председатель Российско-Сингапурского Арбитража согласно сведениям официального сайта (rsa.sg/ru/), а также единоличным арбитром по спорному делу N RSA-5/16.

Дело N RSA-5/16 было назначено и рассмотрено в период с 16 августа 2016 года по 30 августа 2016 года, то есть до вступления в силу закона от 29.12.2015 N382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве).

В силу статьи 18 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ (ред. От 29.12.2015) «О третейских судах в Российской Федерации» третейское разбирательство осуществляется на основе принципов законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности, состязательности и равноправия сторон.

Согласно ч. 1 ст. 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правила, установленные настоящим параграфом, применяются при рассмотрении арбитражным судом заявлений о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение принятых на территории Российской Федерации решений третейских судов и международных коммерческих арбитражей (третейских судов).

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что исполнение решения Российско-Сингапурского Арбитража от 30.08.2016 по делу N RSA-5/16, принятого на территории Российской Федерации, в обход установленного главой 30 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации порядка рассмотрения арбитражным судом заявлений о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение принятых на территории Российской Федерации решений третейских судов, является нарушением публичного порядка Российской Федерации. И в данном случае, является нарушением установленного порядка принудительного исполнения решений третейских судов, в том числе иностранных, на территории Российской Федерации.

Согласно п. 7 ч. 1 ст. 244 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения, в том числе, является противоречие его исполнения публичному порядку Российской Федерации.

Кассационная коллегия находит выводы суда первой инстанции законными и обоснованными, сделанными при правильном применении норм материального и процессуального права.

Доводы кассационной жалобы о несогласии с выводами суда по существу направлены на иную оценку собранных по делу доказательств и фактических обстоятельств дела. Иное толкование заявителем положений закона не свидетельствует о неправильном применении судом норм права.

Суд кассационной инстанции соглашается с указанными выводами суда первой инстанции и полагает необходимым отметить, что оснований, предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (в том числе нарушений норм процессуального права, которые в любом случае являются основанием к отмене определения суда первой инстанции), для отмены обжалуемого судебного акта не усматривается, доводы заявителя кассационной жалобы направлены на переоценку установленных по делу обстоятельств, что является недопустимым в суде кассационной инстанции.

С учетом изложенного, у суда кассационной инстанции не имеется предусмотренных статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для изменения или отмены обжалуемого определения.

Руководствуясь статьями 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Определение Арбитражного суда города Москвы от 05 мая 2017 года по делу N А40-219464/16 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Девятый арбитражный апелляционный суд

Арбитражные суды

Правовые основы

от 10 сентября 2009 года

от 29 декабря 2014 года № 453-ФЗ

от 05 февраля 2014 года № 3-ФКЗ

Указ Президента РФ

от 03 декабря 2013 года № 878

от 30 августа 2010 года № 113

Федеральный закон

от 24.07.2002 №102-ФЗ

Приветствуем Вас на страницах официального сайта Девятого арбитражного апелляционного суда!

Становление эффективно работающей, независимой судебной власти России, являющейся атрибутом правового государства, гарантом соблюдения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, невозможно без открытости и гласности правосудия, а значит без применения информационных технологий.

Создание и сопровождение официального сайта направлено на обеспечение доступности его пользователей к информационным ресурсам Девятого арбитражного апелляционного суда, объективное и полное ознакомление посетителей сайта с важными событиями и деятельностью суда, а значит — на обеспечение оперативного получения необходимой информации о поступлении и рассмотрении апелляционных жалоб на судебные акты Арбитражного суда города Москвы.

Надеемся, что посещение сайта Девятого арбитражного апелляционного суда будет для Вас не только интересным, но и полезным!

Уважаемые посетители сайта, участники споров!

Сообщаем о временных номерах телефонов для обращения по вопросам, связанным с рассмотрением дел

Девятый арбитражный апелляционный суд объявляет о приеме документов для участия в конкурсах на замещение должностей федеральной государственной гражданской службы

Председатели российских судов подведут итоги 2018 года

Уважаемые посетители сайта, участники споров!

Сообщаем Вам об отсутствии возможности получения информации по городским телефонным номерам

Уважаемые посетители суда, участники споров!

В связи с появившейся в ряде СМИ информацией о том, что в Девятом арбитражном апелляционном суде проведена эвакуация после звонка о минировании здания, сообщается следующее.

С Новым 2019 годом и Рождеством Христовым!

Уважаемые посетители сайта Девятого арбитражного апелляционного суда! Примите самые теплые поздравления с Новым 2019 годом и Рождеством Христовым!

Определение по делу № А40-248391/2016

Резолютивная часть определения объявлена 11.01.2018.

Определение в полном объеме изготовлено 18.01.2018.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Попова В.В.,

судей Маненкова А.Н., Хатыповой Р.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Маша и Медведь» (далее — общество) на решение Арбитражного суда города Москвы от 14.03.2017 по делу № А40-248391/2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2017 по тому же делу, рассмотренному в порядке упрощенного производства,

по иску общества к индивидуальному предпринимателю Гомон Милеве Владимировне (далее — предприниматель) о взыскании по 20 000 рублей компенсации за каждое нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации № 505856, 505857 и произведения изобразительного искусства — рисунки «Маша» и «Медведь», расходов по восстановлению нарушенного права.

В судебном заседании приняли участие представители:

общества: Головин А.В., Заворотный В.Б., Староверова И.В.;

Представитель предпринимателя, извещенный надлежащим образом по правилам статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в судебное заседание не явился. В соответствии с частью 5 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при неявке в судебное заседание иных лиц, участвующих в деле и надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, суд рассматривает дело в их отсутствие.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Попова В.В., выслушав объяснения представителей лица, участвующего в деле, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

решением Арбитражного суда г. Москвы от 14.03.2017, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2017, исковые требования удовлетворены частично, с ответчика в пользу истца за нарушение исключительных прав взыскано 10 000 руб. компенсации, расходы по восстановлению нарушенного права в размере стоимости вещественных доказательств, почтовые расходы; в удовлетворении остальной части иска отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, общество обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, а также на нарушение оспариваемыми судебными актами его прав и законных интересов в результате неправильного применения и толкования судами норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 05.12.2017 № 305-ЭС17-14355 кассационная жалоба общества вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебном заседании представители общества поддержали доводы кассационной жалобы.

В соответствии с частью 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения Судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных актов в порядке кассационного производства являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения представителей лица, участвующего в деле, проверив в соответствии с положениями статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов,

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а принятые по делу судебные акты — отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и установлено судами, истец является правообладателем исключительного права на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации № 505856 «Маша», дата регистрации 07.02.2014, в отношении 03, 05, 09, 14, 15, 16, 21, 25, 28, 29, 30, 32, 41 классов МКТУ (дата приоритета 14.09.2012) и № 505857 «Медведь», дата регистрации 07.02.2014, в отношении 03, 05, 09, 14, 15, 16, 18, 21, 25, 28, 29, 30, 32, 41 классов МКТУ (дата приоритета 14.09.2012).

Также на основании лицензионного договора от 08.06.2010 № ЛД-1/2010 истцу принадлежат права на произведения изобразительного искусства рисунки «Маша» и «Медведь».

Читайте так же:  Приказ о введении в действие нового штатного расписания образец

Обращаясь с настоящим иском в арбитражный суд, общество «Маша и Медведь» указало, что 12.10.2016 в торговой точке, расположенной по адресу: Московская область, г. Щелково, ул. Советская площадь, д. 4/12, предлагался к продаже и по договору розничной купли-продажи был реализован товар — рюкзак детский «Маша и Медведь», на котором размещены спорные объекты исключительного права.

Покупка указанного товара подтверждена видеосъемкой, чеком, выданным ответчиком, в котором содержатся сведения о наименовании продавца, ИНН и ОГРН продавца, совпадающие с данными, указанными в выписке из ЕГРИП в отношении ответчика, уплаченная за товар денежная сумма, дата заключения договора розничной купли-продажи, а также иные сведения.

Установив факт нарушения ответчиком исключительных прав истца, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения иска.

Определяя размер подлежащей взысканию компенсации, суды исходили из принципов разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения, характера нарушения, степени вины нарушителя, недоказанности вероятных убытков правообладателя в заявленном размере.

При этом судами указано, что ответчиком по делу является индивидуальный предприниматель; в качестве объекта нарушения заявителем указан и представлен в материалы дела рюкзак детский «Маша и Медведь» стоимостью 350 рублей, на котором размещены все два персонажа и на видеозаписи не усматривается предложения к продаже иных объектов с размещенными на них товарными знаками, являющимися предметом настоящего спора, доказательств повторности, неоднократности совершения предпринимателем аналогичных нарушений и их грубого характера истцом в материалы дела не представлены.

Между тем суды не учли следующее.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Согласно пункту 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2 постановления от 13.12.2016 № 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края», положения подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1) и 55 (часть 3), в той мере, в какой в системной связи с пунктом 3 статьи 1252 ГК РФ и другими его положениями они не позволяют суду при определении размера компенсации, подлежащей выплате правообладателю в случае нарушения индивидуальным предпринимателем при осуществлении им предпринимательской деятельности одним действием прав на несколько объектов интеллектуальной собственности, определить с учетом фактических обстоятельств конкретного дела общий размер компенсации ниже минимального предела, установленного данными законоположениями, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным данными законоположениями правилам с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (притом что эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком) и если при этом обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер.

При этом суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе. Сторона, заявившая о необходимости такого снижения, обязана в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказать необходимость применения судом такой меры. Снижение размера компенсации ниже минимального предела, установленного законом, с учетом требований разумности и справедливости, должно быть мотивировано судом и подтверждено соответствующими доказательствами.

Данная правовая позиция сформирована в пункте 21 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 12.07.2017, определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации № 305-ЭС16-13233 от 21.04.2017, № 308-ЭС17-3085 от 12.07.2017, № 308-ЭС17-2988 от 12.07.2017, № 308-ЭС17-3088 от 12.07.2017, № 308-ЭС17-4299 от 12.07.2017.

Обращаясь в суд, общество заявило исковые требования о взыскании компенсации за нарушения ответчиком исключительных прав истца в минимальном размере, установленном законом.

Предприниматель возражений против иска в суд не подавал, отзыв на исковое заявление и апелляционную жалобу не представлял, не возражал против удовлетворения исковых требований в заявленном размере.

В соответствии с частями 1 и 3 статьи 8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе равноправия сторон. Арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон.

Статьей 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определено, что судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства. Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела.

Однако суды в нарушение принципов равноправия сторон и состязательности при определении размера подлежащей взысканию компенсации по своей инициативе снизили заявленные исковые требования ниже минимального предела, установленного законом.

Кроме того, выводы судов о том, что предприниматель ранее не привлекался к ответственности за аналогичные нарушения, противоречит материалам дела, поскольку общество в исковом заявлении и в апелляционной жалобе указывало, что в отношении предпринимателя уже рассматривалось дело № А40-177327/2016, что указывает на осведомленность ответчика о нарушении исключительных прав истца и систематичность их нарушения.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует установить круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по настоящему делу, дать надлежащую оценку доводам и возражениям лиц, участвующих в деле, а также представленным по делу доказательствам, определить размер компенсации в порядке и пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости, правильно применить нормы материального и процессуального права, и принять законный и обоснованный судебный акт.

Руководствуясь статьями 167, 176, 291.11 — 291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

решение Арбитражного суда города Москвы от 14.03.2017 по делу № А40-248391/2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2017 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.