Заключение прокурора по делу о восстановлении на работе

Рубрики Статьи

Участие прокурора в рассмотрении судами дел о восстановлении на работе

Участие прокурора в гражданском судопроизводстве — это одно из основных направлений деятельности прокуратуры, которые определены Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации».

Прокурор участвует в рассмотрении дел судами в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации и другими федеральными законами – сказано в статье 35 закона.

В целях осуществления возложенных полномочий прокурор вступает в процесс и дает заключение, в том числе, по делам о восстановлении на работе (часть 3 статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Под восстановлением на работе незаконно уволенных работников понимается возврат работнику его прежнего правового положения, которое существовало до незаконного увольнения.

Законодателем установлен специальный срок исковой давности по делам о восстановлении на работе (ст. 392 ТК РФ). Так, работник имеет право обратиться в суд за разрешением спора об увольнении в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Суд вправе восстановить срок исковой давности, если он пропущен по уважительным причинам.

Дела о восстановлении на работе весьма разнообразны по основаниям прекращения трудового договора, поэтому для каждого их вида существует свой круг обстоятельств, имеющих значение для дела.

По общему правилу при разрешении спора о восстановлении на работе бремя доказывания правомерности расторжения трудового договора с работником лежит на работодателе.

Независимо от основания увольнения должны быть представлены такие документы, как копия приказа или распоряжения о приеме на работу; копия приказа или распоряжения об увольнении; копия трудового договора; справка о средней заработной плате работника за последние 12 месяцев работы, предшествовавших увольнению; справка или иной документ о времени вручения истцу копии приказа об увольнении или трудовой книжки, подписанный истцом расчет по оплате времени вынужденного прогула.

Наличие иных документов зависит от основания расторжения трудового договора и тех доводов, которыми стороны обосновывают свою позицию по делу.

В случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен судом на прежней работе. В пользу такого работника принимается решение о выплате среднего заработка за все время вынужденного прогула. Кроме того, по требованию незаконно уволенного работника суд может вынести решение о взыскании денежной компенсации морального вреда, размер которой определяется судом.

Решение о восстановлении на работе незаконно уволенного работника подлежит немедленному исполнению.

Участвуя в судебном разбирательстве, прокурор дает заключение по существу спора о восстановлении на работе. Он квалифицирует спорное правоотношение, указывает закон, подлежащий применению, анализирует доказательства, представленные сторонами, с позиции их достаточности, относимости и допустимости, определяет юридически значимые обстоятельства, необходимые для вынесения судом законного и обоснованного решения по делу.

В случае несогласия с решением суда прокурор, участвующий в деле, вправе принести апелляционное представление. Участие прокурора в рассмотрении судом дел о восстановлении на работе обеспечивается также в суде апелляционной и кассационной инстанции.

Задачами прокурора, участвующего в разбирательство дел о восстановлении на работе, являются защита конституционного права граждан на труд и содействие осуществлению правосудия во всех судебных инстанциях с целью вынесения законного и обоснованного решения.

Главная Северо-Кавказский федеральный округ Республика Ингушетия

Прокурор принимает участие в гражданском судопроизводстве в целях защиты прав граждан, интересов общества и государства, способствует реализации задач правосудия в деле укрепления законности и правопорядка.

Предусмотренная ч.1 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса форма участия устанавливает право прокурора на обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов РФ, субъектов Федерации, муниципальных образований.

Право вступления в процесс для дачи заключения закреплено в ч.3 ст. 45 ГПК РФ по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных этим Кодексом и другими федеральными законами, в целях осуществления возложенных на прокурора полномочий.

В делах указанных категорий прокурор выступает в качестве защитника интересов лиц, участвующих в деле, а также публичного интереса в укреплении законности.

Вступая в гражданское дело для дачи заключения, прокурор способствует реализации задач правосудия по тем категориям дел, которые напрямую затрагивают основные неотчуждаемые права потенциально уязвимых граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации: зависимых (несовершеннолетние в делах о лишении/ограничении/восстановлении в родительских правах, усыновлении; бывшие работники по спорам о законности увольнения), отстаивающих право на жилище (по делам о выселении), душевнобольных (по требованиям о принудительной госпитализации, ограничении/лишении дееспособности), получивших увечье (по спорам о возмещении вреда здоровью), пропавших (по заявлениям о признании безвестно отсутствующими/умершими).

Значительное место в общей массе дел с обязательным участием прокурора занимает участие в делах о восстановлении на работе.

Так, Назрановским районным судом в июне 2015 года рассмотрено гражданское дело о восстановлении на работе незаконно уволенного сотрудника органа местного самоуправления. В соответствии с заключением прокурора истец восстановлен на работе. На решение суда ответчиком направлена апелляционная жалоба, по результатам рассмотрения которой решение суда первой инстанции оставлено без изменения. При рассмотрении жалобы в суде апелляционной инстанции прокурором поддержана позиция и незаконности увольнения, восстановлении истца на работе, о необходимости отказа в удовлетворении жалобы.

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральный прокурор

Заместители Генерального прокурора

О Генпрокуратуре России

Международное сотрудничество

Взаимодействие со СМИ

Правовое просвещение

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Генеральная прокуратура
Российской Федерации

Телефон справочной по обращениям
в Генеральную прокуратуру
Российской Федерации:

По заключению прокурора суд восстановил беременную женщину на работе

Прокуратура города (г. Санкт-Петербург). 28 апреля 2018

Согласно ст. 45 Гражданского процессуального кодекса РФ гражданские дела о восстановлении на работе рассматриваются с обязательным участием прокурора.

Московский районный суд Санкт-Петербурга с участием прокурора рассмотрел гражданское дело по иску беременной женщины к ГБУ ДЮЦ Московского района Санкт-Петербурга «Центр физической культуры, спорта и здоровья» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Суд установил, что в 2013 году между истцом и ответчиком заключен трудовой договор по совместительству, согласно которому истец принята на должность тренера — преподавателя.

В октябре 2017 года работодатель в адрес истца направил уведомление о предстоящим расторжении трудового договора в связи с приемом на работу сотрудника, для которого эта работа будет основной.

Истец в адрес работодателя направила возражение на уведомление о расторжении трудового договора с приложением справки о беременности.

Однако в октябре 2017 года ее уволили с занимаемой должности.

Ответчик не признал исковые требования, сообщив, что работодатель на момент вручения уведомления не располагал сведениями о беременности женщины.

Прокурор при даче заключения по делу исковые требования поддержал в полном объеме, указав, что в силу требований трудового законодательства расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается, кроме случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем.

При этом запрет на увольнение беременных женщин в зависимость от осведомленности работодателя не ставится.

С учетом заключения прокурора, Московский районный суд Санкт-Петербурга вынес решение о признании увольнения незаконным, восстановлении истца в прежней должности и взыскании с учреждения среднего заработка за время вынужденного прогула в размере около 80 тыс. рублей, компенсации морального вреда в размере 15 тыс. рублей, а также расходов на оплату услуг представителя.

Решение суда не вступило в законную силу.

Решение суда в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.

Заключение прокурора по делу о восстановлении на работе

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Фролкиной С.В.,

судей Кириллова В.С., Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 11 сентября 2017 г. городского округа «город Дербент» о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула

по кассационной жалобе Зейналова М.З. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 15 февраля 2017 г., которым отменено решение Дербентского городского суда Республики Дагестан от 13 октября 2016 г. об удовлетворении исковых требований Зейналова М.З. и по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении иска Зейналова М.З.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 15 февраля 2017 г. подлежащим отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Зейналов Махмут Зейналович 29 августа 2016 г. обратился в суд с иском к администрации городского округа «город Дербент» о признании незаконным приказа главы администрации г. Дербент от 29 июля 2016 г. № 149 об увольнении его с работы с 28 июля 2016 г. по собственному желанию, о восстановлении на работе в должности заместителя начальника управления — начальника отдела экономического анализа и прогнозирования управления экономики и инвестиций администрации городского округа «город Дербент» и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

В обоснование заявленных требований Зейналов М.З. указал, что 4 апреля 2011 г. он был принят на работу в администрацию городского округа «город Дербент» на должность заместителя начальника управления — начальника отдела прогнозирования. 1 февраля 2016 г. Зейналов М.З. переведен на должность заместителя начальника управления экономики и инвестиций — начальника отдела экономического анализа и прогнозирования администрации городского округа «город Дербент».

В начале июня 2016 года в связи с приходом нового главы администрации Зейналов М.З. по настоянию вышестоящих руководителей наряду с другими работниками администрации написал заявление об увольнении с работы по собственному желанию, которое впоследствии отозвал.

В июле 2016 года Зейналов М.З. обратился к главе администрации городского округа «город Дербент» с заявлением о предоставлении очередного отпуска. При его согласовании глава администрации Баглиев М.Д. потребовал дополнить указанное заявление словами «с последующим увольнением с работы», однако Зейналов М.З. отказался.

Вследствие этого у Зейналова М.З. обострились хронические болезни, в связи с чем с 25 июля 2016 г. он находился на больничном, уведомив об этом своего непосредственного руководителя — начальника управления экономики и инвестиций Кудаева С.М., а также заместителя начальника отдела кадров Газалиева А.М.

12 августа 2016 г. Зейналову М.З. стало известно об увольнении с работы. 15 августа 2016 г. начальник отдела кадров администрации городского округа «город Дербент» подтвердил факт его увольнения с работы по собственному желанию на основании его письменного заявления, ознакомил истца с приказом от 29 июля 2016 г. № 149 об увольнении и вручил ему трудовую книжку.

Зейналов М.З. считал, что увольнение его с работы приказом от 29 июля 2016 г. № 149 по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по инициативе работника), в отсутствие его добровольного на то волеизъявления, выраженного в соответствующем заявлении, произведено работодателем с нарушением закона.

Решением Дербентского городского суда Республики Дагестан от 13 октября 2016 г. с учетом определения этого же суда от 8 ноября 2016 г. об исправлении описки исковые требования Зейналова М.З. удовлетворены. Суд признал незаконным приказ главы администрации городского округа «город Дербент» от 29 июля 2016 г. № 149 об увольнении Зейналова М.З. с работы по собственному желанию на основании пункта 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, восстановил истца на работе в должности заместителя начальника управления экономики и инвестиций — начальника отдела экономического анализа и прогнозирования администрации городского округа «город Дербент». Суд также взыскал с администрации городского округа «город Дербент» в пользу Зейналова М.З. средний заработок за время вынужденного прогула в размере 85 371 руб. 78 коп. На основании статьи 211 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обратил решение в части восстановления Зейналова М.З. на работе к немедленному исполнению.

Читайте так же:  Приказ разобрать по составу

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 15 февраля 2017 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Зейналова М.З.

В поданной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации кассационной жалобе Зейналова М.З. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 15 февраля 2017 г., как незаконного, и оставления в силе решения Дербентского городского суда Республики Дагестан от 13 октября 2016 г.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 31 мая 2017 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 3 августа 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, о причинах неявки не сообщили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции, и они выразились в следующем.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, на основании приказа от 1 апреля 2011 г. № 29 Зейналов М.З. с 4 апреля 2011 г. был принят на работу в администрацию городского округа «город Дербент» на должность заместителя начальника управления — начальника отдела прогнозирования.

Распоряжением от 25 февраля 2016 г. № 37-р он с 1 февраля 2016 г. был переведен на должность заместителя начальника управления экономики и инвестиций — начальника отдела экономического анализа и прогнозирования администрации городского округа «город Дербент».

Приказом главы администрации городского округа «город Дербент» от 29 июля 2016 г. № 149 трудовой договор с Зейналовым М.З. был прекращен и он уволен с работы с 28 июля 2016 г. по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по собственному желанию). В качестве основания увольнения истца в приказе названо заявление Зейналова М.З. В приказе также указано о выплате Зейналову М.З. денежной компенсации за 37 дней неиспользованного отпуска за 2015 — 2016 годы.

Приказом врио главы администрации городского округа «город Дербент» от 15 августа 2016 г. № 162 в приказ от 29 июля 2016 г. № 149 внесены изменения в части количества дней неиспользованного отпуска (43 дня вместо 37), за которые Зейналову М.З. подлежит выплате денежная компенсация в порядке статьи 127 Трудового кодекса Российской Федерации.

Зейналов М.З. с 25 июля по 18 августа 2016 г. был нетрудоспособен, что подтверждается копией листка нетрудоспособности от 8 августа 2016 г., выданного негосударственным учреждением здравоохранения «Отделенческая клиническая больница на станции Дербент ОАО «Российские железные дороги».

Кроме того, в материалах дела имеются представленная ответчиком ксерокопия заявления Зейналова М.З. об увольнении его по собственному желанию без указания даты составления заявления и даты увольнения, с визой руководителя от 28 июля 2017 г., не возражавшего против увольнения истца, и распиской сотрудника кадровой службы от 14 июля 2017 г. о получении заявления, а также представленные Зейналовым М.З. оригинал этого же заявления без каких-либо отметок на нем указанных выше лиц и ксерокопия заявления Зейналова М.З. от 20 июня 2016 г. с просьбой вернуть без исполнения его заявление об уходе с занимаемой должности.

Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении исковых требований Зейналова М.З., суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии со статьей 56 ГПК РФ обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения лица, обратившегося за защитой его трудовых прав, возложена на ответчика. Поскольку ответчиком в качестве доказательства написания истцом заявления об увольнении по собственному желанию в июле 2016 года представлена ксерокопия заявления от имени Зейналова М.З., в котором не указана дата его составления и которое не отвечает требованиям допустимости, а истребованные судом по ходатайству истца книга приказов администрации городского округа «город Дербент» и книга регистрации входящей корреспонденции, по сообщению ответчика, у него отсутствуют, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что ответчиком не опровергнуты доводы Зейналова М.Х. о том, что в июле 2016 года он не писал заявление об увольнении по собственному желанию, а ранее написанное в июне 2016 года заявление об увольнении по собственному желанию было им отозвано, что подтверждается имеющимся у него и представленным в материалы дела подлинником данного заявления.

С учетом этих обстоятельств, а также показаний свидетелей Гаджиева М.Т., Дадашева Д.Ю., Газалиева А.М. об отсутствии у Зейналова М.З. волеизъявления на увольнение по собственному желанию из администрации городского округа «город Дербент» суд первой инстанции применил положения статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации и сделал вывод о том, что Зейналов М.З. заявление об увольнении по собственному желанию не подавал, а его увольнение на основании приказа от 29 июля 2016 г. № 149 фактически произведено по инициативе работодателя и с нарушением порядка, установленного Трудовым кодексом Российской Федерации, вследствие чего удовлетворил исковые требования Зейналова М.З., признав незаконным приказ ответчика об увольнении истца по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев дело по апелляционной жалобе администрации городского округа «город Дербент», не согласился с выводами суда первой инстанции и отменил решение Дербентского городского суда Республики Дагестан от 13 октября 2016 г., приняв по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных Зейналовым М.З. исковых требований. Суд апелляционной инстанции также сослался на положения статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации и исходил из того, что основанием для издания работодателем приказа об увольнении Зейналова М.З. по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации явилось заявление работника с просьбой об увольнении по собственному желанию, при этом доводы Зейналова М.З. о вынужденном характере подачи им заявления об увольнении по собственному желанию и последующем отзыве этого заявления не подтверждены доказательствами, в связи с чем не имеется оснований полагать, что оспариваемым увольнением были нарушены трудовые права истца.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с указанными выводами суда апелляционной инстанции, поскольку они сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

Одним из оснований прекращения трудового договора в силу пункта 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации является расторжение трудового договора по инициативе работника.

Согласно части 1 статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен данным кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

Частью 4 статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что до истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с указанным кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

Если по истечении срока предупреждения об увольнении трудовой договор не был расторгнут и работник не настаивает на увольнении, то действие трудового договора продолжается (часть 6 статьи 80 Трудового кодекса Российской Федерации).

В подпункте «а» пункта 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

Из приведенных выше правовых норм и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению следует, что работник вправе в любое время расторгнуть трудовой договор по собственной инициативе, предупредив об этом работодателя заблаговременно в письменной форме. Волеизъявление работника на расторжение трудового договора по собственному желанию должно являться добровольным и должно подтверждаться исключительно письменным заявлением работника.

Таким образом, обстоятельствами, имеющими значение для дела при разрешении спора о расторжении трудового договора по инициативе работника, являются: наличие волеизъявления работника на увольнение по собственному желанию, которое может быть подтверждено только письменным заявлением самого работника, и добровольность волеизъявления работника на увольнение по собственному желанию.

Согласно части 1 статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2 статьи 56 ГПК РФ).

В силу статьи 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (части 1 и 4 статьи 67 ГПК РФ).

Согласно частям 6 и 7 статьи 67 ГПК РФ при оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа. Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

В соответствии с частью 1 статьи 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

В мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд (абзац первый части 4 статьи 198 ГПК РФ).

Читайте так же:  Приказ об утверждении штатного расписания доу образец

Согласно части 1 статьи 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению (пункт 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении»).

Как разъяснено в пункте 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении», решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Таким образом, в соответствии с приведенными положениями процессуального закона и разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости. Суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению, однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом. Результаты оценки доказательств суд должен указать в мотивировочной части судебного постановления, в том числе доводы, по которым он отвергает те или иные доказательства или отдает предпочтение одним доказательствам перед другими. В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 2 ГПК РФ.

Указанные выше требования в силу абзаца второго части 1 статьи 327 ГПК РФ распространяются и на суд апелляционной инстанции, который повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления (часть 1 статьи 327.1 ГПК РФ).

В апелляционном определении должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом апелляционной инстанции, выводы суда по результатам рассмотрения апелляционных жалобы, представления (пункт 5 части 2 статьи 329 ГПК РФ).

В пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» разъяснено, что, по смыслу статьи 327 ГПК РФ, повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (абзац первый пункта 21 названного постановления).

Приведенным требованиям процессуального закона обжалуемое апелляционное определение не отвечает.

Как следует из материалов дела и судебных постановлений, суд первой инстанции в решении дал оценку имеющимся в деле доказательствам, в том числе представленной ответчиком ксерокопии заявления истца Зейналова М.З., которое, по мнению суда, при отсутствии у работодателя подлинника такого заявления не может служить надлежащим доказательством наличия добровольного волеизъявления истца на увольнение по собственному желанию. Таким образом, выводы суда первой инстанции о нарушении трудовых прав Зейналова М.З. работодателем, уволившим истца с работы по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации по собственному желанию фактически в отсутствие волеизъявления работника на увольнение по собственному желанию, основаны на непосредственном исследовании доказательств, представленных сторонами спора и имеющихся в материалах дела. Выводы суда первой инстанции об оценке доказательств изложены в принятом им решении.

Суд апелляционной инстанции, не установив новых обстоятельств и не исследовав новых доказательств, по материалам дела сделал прямо противоположный вывод о законности увольнения Зейналова М.З. по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, как произведенного на основании заявления работника об увольнении по собственному желанию, и об отсутствии доказательств, подтверждающих вынужденный характер такого заявления и последующий его отзыв истцом.

Между тем в нарушение приведенных выше норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению суд апелляционной инстанции в обоснование своего вывода о наличии добровольного волеизъявления Зейналова М.З. на расторжение трудового договора по собственному желанию сослался только на представленную ответчиком ксерокопию заявления Зейналова М.З. об увольнении его по собственному желанию без указания в нем даты составления заявления и даты увольнения, которое при отсутствии подлинника этого заявления не может быть признано отвечающим требованиям допустимости доказательств. Суд апелляционной инстанции не дал оценки указанной копии заявления Зейналова М.З. применительно к положениям частей 6 и 7 статьи 67 ГПК РФ, не привел в определении никаких доводов в обоснование своего несогласия с приведенными судом первой инстанции в решении выводами об оценке имеющихся в деле письменных доказательств и показаний свидетелей, не обосновал выводы об отсутствии нарушения трудовых прав Зейналова М.З. со стороны ответчика.

При таких обстоятельствах у суда апелляционной инстанции не имелось предусмотренных статьей 330 ГПК РФ оснований для отмены решения суда первой инстанции об удовлетворении исковых требований Зейналова М.З. о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, а также для принятия нового решения об отказе в удовлетворении этих исковых требований.

С учетом изложенного обжалуемое постановление суда апелляционной инстанции нельзя признать законным, поскольку оно принято с существенными нарушениями норм процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 ГПК РФ является основанием для отмены апелляционного определения и оставления в силе решения суда первой инстанции, разрешившего спор в соответствии с требованиями закона и установленными по делу обстоятельствами.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 15 февраля 2017 г. отменить, оставить в силе решение Дербентского городского суда Республики Дагестан от 13 октября 2016 г.

«Участие прокурора в гражданских делах о восстановлении на работе»

В процессе трудовых отношений нередко возникают конфликты между работником и работодателем. Нередко такие конфликты вызваны реальным нарушением прав сотрудника. Трудовые споры в наше время возникают практически в любой области трудовых отношений – при заключении трудового договора, его изменении и прекращении.

Законодательством четко и конкретно урегулирована процедура рассмотрения трудовых споров. Следует подчеркнуть, что в отличие от других категорий трудовых споров, споры об увольнении работника и восстановлении его на работе – рассматриваются только судом.

Дела о восстановлении на работе относятся к категории дел, рассматриваемых с участием прокурора согласно положениям Гражданского процессуального кодекса РФ и приказом Генерального прокурора РФ № 181 от 26.04.2012 года «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском процессе».

Целью участия прокурора в деле является вынесение законного и обоснованного решения судом, чему способствует всестороннее и полное выяснение всех юридически значимых обстоятельств. Прокурор в своем заключении, которое он дает до прений сторон, кратко излагает фабулу гражданского дела, анализирует доказательства, представленные сторонами и делает вывод по существу спора.

Прокурор, участвующий в разбирательстве дела о восстановлении на работе, дает заключение как по существу спора в целом, так и по отдельным вопросам, которые могут возникнуть в ходе судебного разбирательства, к примеру, по вопросу о возможности рассмотрения дела в случае неявки свидетелей и др.

Основными нарушениями трудового законодательства, допускаемыми работодателями при увольнении, является нарушений порядка увольнения, в том числе при сокращении штатной численности, отсутствие предложения работнику вакантных должностей при их фактическом наличии, отсутствие фактов прогулов со стороны работников при увольнении по данному основанию.

советник юстиции А.С.Ульянов

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Заключение прокурора в гражданском судопроизводстве: теоретические вопросы

Рубрика: Государство и право

Дата публикации: 05.09.2017 2017-09-05

Статья просмотрена: 2414 раз

Библиографическое описание:

Магомедов М. Н. Заключение прокурора в гражданском судопроизводстве: теоретические вопросы // Молодой ученый. — 2017. — №35. — С. 59-62. — URL https://moluch.ru/archive/169/45515/ (дата обращения: 06.02.2019).

Вступление прокурора в гражданский процесс путем подачи им заявления — в настоящее время основная форма его участия в рассмотрении и разрешении гражданского дела по существу. В то же время гражданское процессуальное законодательство предусматривает и другую форму участия прокурора в гражданском процессе, а именно вступление в процесс, уже начатый по инициативе других лиц для дачи заключения по делу. В отличие от первой формы она носит для прокурора обязательный характер, если закон предусматривает его участие в гражданском деле. При этом ч. 3 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 октября 2002 г. № 138-ФЗ (ред. от 29 июля 2017 г.) [1] (далее — ГПК РФ), допускает возможность рассмотрения дела в случае неявки прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела.

В науке гражданского процессуального права проблема возможности рассмотрения дела в отсутствие прокурора, извещенного о времени и месте его рассмотрения, неоднократно являлась предметом дискуссий [2], высказывались предложения и приводились доводы об отмене указанного предписания [3, 4].

Так, В. Ф. Борисова, анализируя случаи представления прокурором заключения в случаях его фактического отсутствия указывает, что нельзя исключать ситуацию, когда в ходе судебного разбирательства исследуются факты, которые могли бы повлиять на суть заключения прокурора и повлечь изменение его содержания непосредственно в судебном слушании [5]. Поэтому, по мнению ученого, правильнее в такой ситуации при отсутствии прокурора, если его участие обязательно, разбирательство дела откладывать [5]. Но, как представляется, само по себе участие прокурора в гражданском процессе не должно существенно усложнять, и, тем более, каким-то образом создавать трудности для рассмотрения дела судом (в случаях, например, невыполнения своих обязанностей прокурором), поскольку будет препятствовать решению задач правосудия. Логично, что установлен внутриведомственный контроль за исполнением обязанности, связанной с фактическим участием прокурора в суде и качеством ее выполнения, и именно поэтому в п. 6 приказа Генерального прокурора РФ от 26 апреля 2012 г. № 181 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском процессе» [6] закреплено обязательное участие прокурора в делах, предусмотренных нормами действующего законодательства.

Но следует обратить внимание на другой аспект проблемы. Как отмечает Л. А. Грось, вопрос о последствиях не привлечения прокурора к участию в деле вопреки федеральным законам и не извещения прокурора о месте и времени судебного разбирательства не ставится перед высшими судебными инстанциями Генеральной прокуратурой РФ [7]. Она указывает, что случаи отмены постановлений в связи с рассмотрением дела в отсутствие прокурора не привлеченного к участию в деле для дачи заключения носят единичный характер [7].

Cледует заметить, что невозможно согласиться с теми учеными, которые выступают за ликвидацию данной формы участия прокурора и исключения нормы, предусмотренной ч. 3 ст. 45 ГПК РФ. Их доводы в указанных случаях во многом основаны на абсолютизации основополагающих идей, и не учитывают особенности и сложности достижения целей правосудия.

Так, А. В. Китаева пишет, что такая форма участия прокурора в гражданском процессе, как вступление в процесс, начатый по инициативе других лиц, для дачи правового заключения по рассматриваемому судом делу в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, представляется нецелесообразной и противоречащей диспозитивным и состязательным началам гражданского процесса [8]. А. В. Новиков и Д. Н. Слабкая по этому поводу указывают, что данная форма участия прокурора в гражданском процессе является не защитой граждан и организаций, а косвенным влиянием на ход судебного разбирательства и, в конечном итоге, на сам суд, что является недопустимым в соответствии с принципом независимости суда [9].

Читайте так же:  Библиотека стандартные изделия не обнаружена лицензия на каталог

В данном случае стоит согласится с мнением Д. В. Малыхина, в том, что необходимо учитывать, что в данном случае государство с помощью установления дополнительных гарантий обеспечивает правильное и своевременное рассмотрение и разрешение публично значимых категорий дел, в которых одна из сторон находится в заведомо невыгодном с точки зрения состязательного процесса положении, является слабой стороной в процессе [10].

Некоторые ученые указывают, что сущность заключения прокурора и его правовое значение в рассмотрении судами граждански дел проявляется в гарантированности законности в ходе разрешения дел повышенной общественной значимости, в защите прав и свобод граждан, в содействии суду в разрешении гражданского дела, в дополнительной гарантии соблюдения социально значимых прав [3, 11].

Прокурор, вступивший в начатое производство с целью дачи заключения по делу, не представляет доказательства по делу, не обосновывает рассматриваемые исковые требования, не дает объяснения по делу, не выступает в прениях. Его основная задача заключается в представлении суду и участникам судопроизводства своего мнения, каким образом необходимо разрешить указанный спор между истцом и ответчиком на основании действующего законодательства, для чего он наделен комплексом процессуальных прав, связанных с возможностью ознакомления с материалами дела, участием в исследовании доказательств и т. д. Заключение прокурора дается после исследования всех материалов дела, до начала прения сторон.

Момент вступления прокурора в процесс для дачи заключения ГПК РФ точно не определяет. Прокурор может вступить в процесс для дачи заключения по делу на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, на стадии судебного разбирательства до окончания рассмотрения дела по существу.

Что же касается понятия «заключение прокурора», то в ГПК РФ оно не раскрывается, не определены его процессуальное значение и содержание. Ученые едины в том, что требуется в ГПК РФ закрепить определение содержания понятия «заключение прокурора» и определить основные положения, по которым прокурор должен высказываться, поскольку остается непонятным, о чем дает заключение прокурор, и какое значение оно имеет для суда, хотя в указанном кодексе значение заключения эксперта раскрыто [12].

Значение термина «заключение» — это мнение, вывод, последствие [13]. Учеными приводятся различные определения понятия «заключение прокурора»: это мотивированное мнение о том, как должно быть разрешено дело с учетом обстоятельств, установленных исследованными в судебном заседании доказательствами, и в соответствии с действующим материальным законодательством [14].

И. И. Головко было сформулировано определение заключения прокурора по трудовым спорам — заключением прокурора в суде первой инстанции по делам в сфере трудовых правоотношений является мнение участвующего в гражданском судопроизводстве государственного органа о разрешении заявленных требований, о применении норм материального и процессуального права с целью защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов работника на основании установленных при рассмотрении дела обстоятельств [15].

Ученые, исследующие указанную проблему, так или иначе, делают попытки сформулировать определенные требования к форме и содержанию заключения прокурора. Ни ГПК РФ, ни Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 26 апреля 2012 г. № 181 не предусматривают обязательную письменную форму заключения прокурора, не определяют его содержание. Мнения ученых расходятся: одни из них указывают, что отложение разбирательства дела для того, чтобы прокурор смог в письменном виде составить свое заключение, представляется нецелесообразным и затягивающим процесс, поэтому прокурор должен излагать суду заключение устно, с занесением в протокол судебного заседания [16]; другие указывают, что заключение должно составляться в письменной форме, т. к. могут быть упущены существенные моменты и для того, чтобы дать квалифицированное заключение, нужно время для ознакомления с материалами дела и подготовки заключения, для чего ГПК необходимо дополнить нормой об отложении производства для подготовки заключения [17].

Представляется, что указанные точки зрения отражают различные стороны одного явления. Предоставление прокурору определенного усмотрения в выборе формы заключения оправдано, поскольку этот выбор напрямую связан с особенностями дела и, прежде всего, с его сложностью. По сложному делу прокурор физически не сможет дать качественное заключение в устной форме, поскольку удержать в голове все обстоятельства дела, дать оценку всем доказательствам и т. д. без надлежащей подготовки весьма сложно, как в равной степени сложно зафиксировать такое устное заключение в протоколе судебного заседания. Кроме того, это зависит и от профессиональных и иных индивидуальных навыков конкретного прокурорского работника. По другим категориям дел действительно удобнее и эффективнее давать заключение в устной форме.

Решение вопроса о форме заключения прокурора напрямую связано с вопросом о его содержании. Ученые формулируют требования к его содержанию: заключение должно быть обоснованным, содержать оценку исследованных в суде доказательств и установленных с их помощью существенных фактических обстоятельств; содержать квалификацию спорного правоотношения [15]; заключение прокурора не должно носить форму лаконичных утверждений об удовлетворении иска либо об отказе в иске (такое заключение является неудачным, поскольку оно не даёт правового анализа обстоятельств дела, голословно и неубедительно, бесполезно, т. к. не обеспечивает решение судом дела в соответствии с надлежащим законом) [17]. Заключение прокурора должно быть объективным, юридически обоснованным, всесторонним и полным и содержать: сущность рассматриваемого дела; оценку собранных доказательств; ссылки на нормы материального права, которыми целесообразно руководствоваться суду, разрешая заявленные требования или устанавливая факт; вывод о том, подлежит ли требование удовлетворению, в чем заключается обязанность ответчика по отношению к истцу, в каком размере исковое требование подлежит удовлетворению [3]. С. Г. Бывальцева формулирует текст проекта соответствующей статьи [11].

Представляется, что нет большой необходимости в подобной норме, поскольку прокурор в первую очередь действует в тех же целях, что и суд. Поэтому в своем заключении прокурор должен разрешить те же вопросы что и суд в своем решении. В соответствии с ч. 1 ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению. В этой связи к заключению прокурора вполне применимы те же требования, что и к решению суда — должно быть законным, обоснованным, мотивированным, безусловным, полным, ясным и т. д. По своей структуре оно в этой связи также соответствует структуре решения суда.

Но в этой связи, нельзя полностью согласиться с определением, в котором заключение прокурора предлагается понимать как «официальное решение компетентного органа по конкретному гражданскому делу, содержащее государственно-властное веление, выраженное в письменной (устной) форме и направленное на индивидуальное регулирование общественных отношений» [16]. Заключение прокурора не обязательно для суда и других лиц, участвующих в деле, оно не является актом применения норм права к конкретным отношениям, поскольку не регулирует их (в отличие от решения суда) и не содержит индивидуальное предписание. Оно исходит от государственного органа, является официальным актом, отражает мнение прокурора относительно индивидуального регулирования спорного отношения, но носит лишь проектный характер (не обладает властным характером). Не точно говорить о рекомендательном его характере.

Практически все ученые указывают, что заключение — это не доказательство, но оно оценивается в совокупности со всеми материалами дела, и что суд должен проанализировать заключение и дать свою мотивированную оценку, высказать доводы в случае несогласия.

Таким образом, и прокурор и суд должны обращать внимание на одни и те же обстоятельства, обусловленные спецификой материально-правового регулирования и самого спора. Так содержание заключения по делу о восстановлении на работе зависит от основания увольнения, категории работника (женщина, несовершеннолетний и т. д.) и других обстоятельств материально-правового характера. Таким образом, Генеральный прокурор в своем приказе должен ориентировать прокурорских работников при составлении заключения руководствоваться предписаниями, устанавливающими требования к содержанию решения суда по этим категориям дел, о чем предлагается внести соответствующие дополнения в приказ Генерального прокурора РФ от 26 апреля 2012 г. № 181 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском процессе».

  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации 14 октября 2002 г. № 138-ФЗ (ред. от 29 июля 2017 г.) // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532; 2017. № 31 (Часть I). Ст. 4772.
  2. Терехова Л. А. Прокурор в гражданском процессе // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2011. № 2 (27). С. 124–129.
  3. Бахарева О. А., Николайченко О. В., Цепкова Т. М. Заключение прокурора в гражданском судопроизводстве: правовая сущность и юридическое значение // Universum: Экономика и юриспруденция: электоронный научный журнал. 2015. Вып. 4 (15);
  4. Гелиева И. Н., Диденко Е. С. Проблемы, связанные с участием прокурора в гражданском процессе // Общество: политика, экономика, право. 2017. Выпуск № 2. С. 74–76.
  5. Борисова В. Ф. Некоторые аспекты участия прокурора в гражданском судопроизводстве в форме дачи заключения по делу // Вестник СГЮА. 2012. № 5 (88). С. 104–110.
  6. Приказ Генерального прокурора РФ от 26 апреля 2012 г. № 181 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском процессе» // Законность, 2012, № 6.
  7. Грось Л. А. Анализируем практику участия прокурора в гражданском деле в суде общей юрисдикции // Арбитражный и гражданский процесс. 2010. № 4. С. 44.
  8. Китаева А. В. Актуальные проблемы участия прокурора в гражданском процессе // Международный научный журнал «Инновационная наука». № 3. 2016. С. 43.
  9. Новиков А. В., Слабкая Д. Н. Актуальные проблемы участия прокурора в гражданском процессе // Научные итоги года: достижения, проекты, гипотезы. 2014. № 4. С. 234
  10. Малыхин Д. В. Законодательные гарантии обеспечения реализации интересов слабой стороны в гражданском судопроизводстве // Новый университет. Серия «Экономика и право». 2016. № 9–1 (67) С. 94–97.
  11. Бывальцева С. Заключение прокурора в гражданском процессе // Законность. 2010. № 5. С. 30–33.
  12. Ярошенко Т. В. Актуальные проблемы участия прокурора в гражданском процессе // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. Серия: Гуманитарные и общественные науки. 2008. Вып. 9. С. 47–54.
  13. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 2002. Т. 2. С. 680.
  14. Аликов В. Р. Развитие законодательства об участии прокурора в гражданском процессе России XVIII—XX веков: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 15.
  15. Головко И. И. Защита прокурором трудовых прав граждан в гражданском судопроизводстве. Учебное пособие. СПб.: 2014. С. 27
  16. Исаенкова О. В., Григорьев А. Н. Участие прокурора в исковом производстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 3. С. 6–11.
  17. Ерохина Т. П., Бахарева О. А. Участие прокурора в гражданском судопроизводстве: курс лекций / под ред. О. В. Исаенковой. — Саратов: ГОУ ВПО «СГАП», 2007. С. 63.