Требования австро-венгрии к сербии

Рубрики Статьи

Сербский фронт Первой мировой войны

28 июля 1914 года Австро-Венгерская империя объявила войну Сербии. В обеих странах началась массовая мобилизация войск. 29 июля австро-венгерские войска начали артиллерийские обстрелы Белграда. К 12 августа австро-венгерское командование сосредоточило на сербском фронте 200 тыс. солдат и начало массированное вторжение. Так началась Сербская кампания Первой мировой войны, которая стоила Сербии 1,5 миллиона человек (33% населения).

Предыстория

Противостояние на Балканах длилось уже не одно десятилетие. Основными игроками были Османская империя, Россия, Австро-Венгрия и Италия. Кроме того, определённое влияние имели Англия, Франция, всё больше усиливала свои позиции Германия, чья растущая экономическая мощь не могла не сказаться на росте влияния Берлина в регионе.

Балканские войны 1912—1913 и 1913 годов привели к разгрому Османской империи, которая потеряла почти все земли в Европе (при этом Порта не смирилась и надеялась вернуть часть влияние в регионе) и столкновению прежних союзников по антитурецкому союзу. Болгария потерпела поражение от Сербии, Черногории, Греции и Румынии. Кроме того, против Болгарии выступила и Турция.

Развалом Балканского союза (блок Сербии, Черногории, Греции и Болгарии) воспользовались Австро-Венгрия и Германия. Болгарская элита была недовольна поражением во Второй Балканской войне. Болгария жаждала реванша. Реваншистская Болгария в итоге вступила в блок Центральных держав.

В свою очередь, во Второй Балканской войне Сербия хоть значительно усилилась, но не была полностью удовлетворена. Белград не добился выхода к морю и хотел аннексировать север Албании, что шло вразрез с политикой Австро-Венгрии и Италии. Осенью 1913 года разразился Албанский кризис — Сербия ввела войска на территорию Албании, но была вынуждена их вывести под давлением Австро-Венгрии и Германии.

К тому же в Вене опасались возникновения на своих границах сильного сербского государства, которое после поражения Османской империи и Болгарии в Балканских войнах могло стать сильнейшей державой на Балканском полуострове. В Воеводине, которая принадлежала Австро-Венгрии, проживало большое количество сербов. Опасаясь сепаратистских настроений в Воеводине и других славянских землях и полного распада империи, значительная часть австро-венгерского руководства желало решить вопрос силовым путём — разгромить Сербию. Особенно эти настроения усилились после убийства 28 июня наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда с супругой. Наследник престола был сторонником мирного решения проблемы — создания триединого государства Австро-Венгро-Славии. Франц-Фердинанд не любил славян, но он категорически выступал против превентивной войны с Сербией. Его убийство разрушило основной барьер на пути войны в Австро-Венгрии.

Германия поддерживала австро-венгерскую партию войны, так как Сербия находилась на пути продвижения германских капиталов и товаров на Балканы и Ближний Восток. Особенно это усилилось после Балканских войн, когда Сербия получила Ново-Базарский санджак и оказалась на путях, ведущих в Константинополь и Салоники. Сербия считалась союзником России, что нарушало планы Германии на счёт будущего Балкан и Ближнего Востока. Германия надеялась, что пока Австро-Венгрия будет воевать с Сербией и притянет на себя внимание России, в наиболее благоприятной обстановке расправиться с Францией.

При этом не стоит считать Сербию жертвой. Сербия радикализировалась, победы в двух войнах сразу и резкое усиление государства взвали сильный национальный подъём. Планы создание «Великой Сербии» были очень популярны. Активизировались различные националистические, праворадикальные организации, которые ставили целью развал Австро-Венгрии и отделение от неё славянских земель, часть которых должны были войти в «Великую Сербию». Была организована группировка «Чёрная рука», которая контролировала практически все органы власти, её филиал — «Млада Босна», действовал в Боснии, планируя отделить эту область от Австро-Венгерской империи.

Необходимо также учесть, что среди организаторов «Чёрной руки» были масоны, ориентировавшиеся на родственные структуры в других европейских странах. А масоны в свою очередь были одной структур т. н. «финансового интернационала» — «золотой элиты», которая управляла Францией, Англией и США. «Финансовый интернационал» давно уже готовил Европу к большой войне, которая должна была усилить их власть в мире. Нужна была провокация, которая запустит процесс начала мировой войны. Эту провокацию и организовали сербские «братья-каменщики».

28 июня был убит Франц-Фердинанд. Убийца и его товарищи были связаны с националистической сербской организацией «Чёрная рука», которая имела поддержку со стороны ряда старших офицеров сербской военной разведки. Провокация была идеальной. В Вене решили, что повод хорош для военного разгрома Сербии. 5 июля Германия пообещала поддержку Австро-Венгерской империи в случае конфликта с Сербией. В Берлине также посчитали, что момент идеальный для начала войны и разгрома Франции. Вена и Берлин совершили стратегический просчёт, считая, что реализуют свою игру. Хотя в реальности попали в давно заготовленную ловушку, которая должна была привести к разрушению Германской и Австро-Венгерской империй, а также России, которая должна была вступиться за Сербию.

23 июля австро-венгерский посланник в Сербии барон Гизль фон Гизлингер вручил сербскому правительству ноту с ультиматумом. Часть требований этого ультиматума были связаны с суверенитетом страны и были заведомо неприемлемы для Белграда. Так, сербское правительство должно было прекратить массированную антиавстрийскую пропаганду, отправить в отставку организаторов этой агитации, распустить националистическую организацию «Народна Одбрана, арестовать офицеров, которые были организаторами убийства Франца Фердинанда и допустить официальных представителей Австро-Венгрии на территорию Сербии для расследования дела о покушении на эрцгерцога. Ответить на ультиматум Сербия должна была через 48 часов. Одновременно Вена начала подготовительные мероприятия по мобилизации вооруженных сил.

В Белграде поняли, что пахнет жареным и сербское правительство заметалось. Сербия ещё не успела восстановиться после двух Балканских войн, страна была не готова к войне. Правительство Пашича, как и большая часть буржуазии, в данный момент боялись войны. Принц-регент Александр попросил своего дядю — короля Италии, выступить в качестве посредника. Одновременно Белград попросил помощи у Петербурга. «Мы не можем защититься сами, — написал принц-регент Александр в обращении к императору Николаю II, — поэтому умоляем Ваше величество оказать нам помощь как можно скорее. Ваше величество столько раз раньше уверяло в своей доброй воле, и мы тайно надеемся, что это обращение найдет отклик в вашем благородном славянском сердце». В Петербурге не очень обрадовались такой ситуации, Россия в последние годы уже не раз пришлось выступить в качестве миротворца на Балканах.

Однако на экстренном заседании русского правительства было решено оказать всестороннюю дипломатическую помощь Белграду. Петербург посоветовал принять требования Вены. Сербия безоговорочно приняла восемь требований Австро-Венгрии, а одно с оговоркой (присутствие австрийских следователей на сербской земле). Белград предложил рассмотреть этот вопрос в международном суде в Гааге.

Но, Вена и ждала такого ответа. Начало войны было делом практически решенным. 25 июля австрийский посланник барон Гизль фон Гизлингер заявил, ответ неудовлетворителен и дипломатические отношения между двумя державами разорваны. В это время в российской столице побывал французский премьер Раймон Пуанкаре и обе державы торжественно подтвердили свои обязательства друг перед другом. В Петербурге и Париже посчитали, что если будет проявлена твердость, войны не будет, Вена и Берлин уступят. «Слабость по отношению к Германии всегда приводит к проблемам, и единственный путь избежать опасности — проявить твердость», — говорил Пуанкаре. Англия, которая давно желала войны в Европе, также поддержала союзников.

Из Петербурга в Белград идёт телеграмма: начинайте мобилизацию, будьте твердыми — помощь будет. В свою очередь, в Вене были уверены, что Россия, разочарованная прежней политикой Сербии, воевать за неё не будет. В Австро-Венгрии полагали, что дело закончится дипломатическим протестом Российской империи, и русские не вступят в войну. Начальник австрийского генштаба Конрад фон Гётцендорф (Хётцендорф) говорил: «Россия только угрожает, поэтому мы не должны отказываться от наших действий против Сербии». К тому же он сильно переоценивал силу австро-венгерской армии, думая, что она сможет на равных противостоять русской армии. Берлин также подталкивал Вену к началу войны, вместо того чтобы сдержать союзника. Германский кайзер и его ближайшие советники уверяли австрийцев, что Россия к войне не готова (что соответствовало действительности) и Австро-Венгрии необходимо взять Белград, чтобы сербы выполнили все условия Вены. В Сербии и Австро-Венгрии начали мобилизацию. Сербское правительство с казной переехало из Белграда в Ниш, так как столица располагалась у границы и была уязвима перед австро-венгерским вторжением.

Австро-Венгрию охватила антисербская истерия. Давний сторонник военного решения проблемы Сербии, премьер-министр граф Иштван Тиса, говорил: «Монархия должна принять энергичные решения и продемонстрировать свою способность выживать и положить конец невыносимым условиям на юго-востоке» (юго-востоком он называл Сербию). По всем крупным австрийским городам прокатилась волна массовых антисербских демонстраций, где сербов обзывали «бандой убийц». В Вене толпа чуть было не разгромила сербское посольство. В городах Боснии и Герцеговины, Хорватии, Воеводины начались сербские погромы. В Боснии дело дошло до того, что при покровительстве местных властей были сформированы мусульманские военизированные отряды, которые начали террор по отношению к сербам. Различные сербские объединения и организации — просветительные, культурные, спортивные (многие из которых действительно были созданы сербской разведкой и на сербские деньги), были закрыты, их имущество конфисковали.

28 июля Австро-Венгерская империя объявила войну Сербии. В ночь с 28 на 29 июля дальнобойная артиллерия австро-венгерской армии начала обстрел Белграда. В обстреле участвовали и мониторы Дунайской флотилии. 31 июля Австро-Венгрия начала всеобщую мобилизацию.

Александр I Карагеоргиевич (1888—1934)

Австрийский план войны

Первоначально австро-венгерское командование планировало развернуть против Сербии три армии общей численностью более 400 тыс. человек (2/5 всех сил армии). Эти армии образовывали армейскую группу генерала Потиорека: 2-я армия занимала позиции по течению Савы и Дуная, 5-я армия — по левому берегу р. Дрины до впадения ее в р. Саву и 6-я армия — в Боснии между Сараевым и сербской границей. Австро-венгерские армии должны были вторгнуться в Сербию и союзную ей Черногорию и обойти сербские войска с обоих флангов. Главнокомандующим австро-венгерской армией был герцог Тешинский, Фридрих Австрийский. Начальником генерального штаба был Франц Конрад фон Хётцендорф.

Однако, Берлин заставил Вену внести коррективы в эти планы. В Германии считали, что против России необходимо выставить мощный заслон. Германское командование потребовало участия против Российской империи 40 австро-венгерских пехотных дивизий. Австро-венгерское военное командование было вынуждено оставить против Сербии всего 1/5 часть всех наличных сил (5-ю и 6-ю армии), а 2-ю армию (190 тыс. солдат) перебросить с Савы и Дуная в Восточную Галицию. Против Сербии в начале войны было выставлено более семи армейских корпусов.

Читайте так же:  Федеральный закон по продаже алкогольной продукции

Поэтому австро-венгерский наместник Боснии и Герцеговины, главнокомандующий вооруженными силами на Балканах и командующий 6-й австро-венгерской армией Оскар Потиорек решил на фронте Дунай и нижнее течение Савы отказаться от активных наступательных операций и вести только демонстративные действия. Для этого был предназначен 7-й армейский корпус, располагавшийся в районе Темешвара. Его поддерживали венгерские воинские части (гонвед) и ландштурм (ополчение). Решительное же наступление планировали начать от реки Дрины пятью корпусами 5-й и 6-й армий: 4-м, 8-м, 13-м, частью 15-го и 16-го корпусов. Частью сил 15-й и 16-й корпуса были должны противодействовать черногорской армии. Соединения 9-го армейского корпуса находились в резерве между Савой и Дриной.

Оскар Потиорек (1853 — 1933)

Мобилизация и планы Сербии

Сербская армия, после Балканских войн и расширения территории страны, подверглась полной реорганизации. Число пехотных дивизий в армии увеличили с 5 до 10. Первые призывные классы (мужчины 21-30 лет) формировали пять дивизий и одну кавалерийскую дивизию, крупнокалиберную и горную артиллерию. Кроме того, излишки этих призывных возрастов позволяли сформировать шесть добавочных пехотных полков в Старой Сербии и одну дивизию в Новой Сербии (Сербская Македония). Вторые призывные классы (30-38 лет) также формировали пять дивизий, но неполного состава. В дивизиях было по три полка, а не четыре, только одна артиллерийская группа (12 орудий) вместо трех (36 орудий). Командование распределило новые македонские полки между старосербскими гарнизонами, где они были пополнены до штата военного времени. Третьи призывные классы (38-45 лет) формировали милицию — по одному полку и эскадрону на каждый призывной округ.

Кроме того, мобилизации подлежали добровольцы, дорожная охрана, железнодорожный персонал и т. д. В итоге Сербия могла выставить более 400 тыс. человек. Главную ударную силу представляли 12 пехотных и 1 кавалерийская дивизии (около 240 тыс. человек). Однако, проблемой сербской армии была нехватка оружия, особенно артиллерии и боеприпасов, амуниции. Да и две Балканские войны значительно проредили арсеналы. Их ещё не успели пополнить. Россия обещала 400 тыс. винтовок, но летом 1914 года успела поставить только 128 тысяч. Сильной стороной сербской армии был боевой опыт, моральный дух и характер предстоящей войны (необходимо было защищать Родину).

Воевода, начальник Генерального штаба Сербии во время Балканских войн и Первой мировой войны Радомир Путник (1847 — 1917)

Война против Австро-Венгрии была популярна в обществе, патриотические настроения после двух победных войн преобладали в Сербии. К тому же Сербия столетиями была военизированным обществом. Поэтому, несмотря на то, что мобилизация была объявлена в самый разгар полевых работ, 80% запасных было мобилизовано в первый же день. Но, в новых областях Сербии мобилизация прошла не так гладко. Были зафиксированы многочисленные случаи дезертирства в Болгарию. Сербское правительство даже было вынуждено обратиться к болгарскому правительству, с требованием запретить пропуск беглецов через сербско-болгарскую границу, что нарушало объявленный Болгарией нейтралитет.

Принц-регент Сербского королевства Александр I Карагеоргиевич был верховным главнокомандующим сербской армии, воевода (соответствовало званию фельдмаршала) Радомир Путник — начальником генштаба. Белград прорабатывал два варианта войны с Австро-Венгрией: 1) в одиночку; 2) в союзе с Россией. У сербов не имелось никаких данных ни о силах, которые выставит Австро-Венгрия, ни о стратегическом развертывании армий противника. Многое зависело от того будет ли воевать Россия. В целом сербский план войны предполагал оборонительные действия в начале войны. Сербия не имела сил для вторжения в Австро-Венгрию, особенно до решительного перелома в Галиции (при участии России в войне).

Сербское командование учитывало, что австро-венгерские армии могут ударить с двух стратегических направлений. К северу от Дуная и Савы Австро-Венгрия имела развитую сеть коммуникаций и могла сконцентрировать в районе Баната главные силы, чтобы в первую очередь захватить сербскую столицу, а на втором этапе наступать долиной Моравы и Колубары в глубь страны, для захвата Крагуеваца (главный арсенал Сербии). Однако, тут австрийское наступление осложнялось тем, что им необходимо было преодолеть сербскую оборону на первоклассных водных рубежах Дуная и Савы. К тому же сербские войска могли попытаться охватить австро-венгерские войска.

Свои преимущества имел удар со стороны Дрины, с запада на восток. Здесь австро-венгерские войска упирали левый фланг на свою территорию, а правый — в труднодоступные горы, что оберегало их от возможного охвата. Однако на Дринском направлении пересечённая горная местность, с малым числом дорог, благоприятствовала сербской обороне. Сербы были на своей земле. Со стороны Болгарии сербская армия была прикрыта Тимоком, Моравой и горным хребтом между ними.

Сообразно двум основным направлениям и намечались варианты развертывания сербских войск. Сербскому командованию приходилось выжидать до момента, когда прояснится общая обстановка. Район развертывания предполагали прикрыть течением Савы и Дуная с северного направления, которое считали главным, а также учитывали вероятность наступления противника с запада и северо-запада.

Соответственно этим направлениям сербские войска были сведены в 4 армии (по сути, корпуса или отряды). 1-я армия под командованием Петара Бойовича должна была держать 100 км фронт по Дунаю. Её основные силы были сосредоточены в районе Паланка, Рача и Топола. В состав армии входили: 4 пехотные и 1 кавалерийская дивизии. 2-я армия под началом генерала Стефановича являлась маневренной группой в районе Белграда и состояла из 4 пехотных дивизий первой очереди. 3-я армия под командованием генерала Юришича-Штурм также представляла маневренную группу в районе Вальева и состояла двух пехотных дивизий и двух отрядов. 4-я армия (Ужицкая армия) под командованием генерала Бояновича прикрывала долину Верхней Моравы с западного направления и обеспечивала связь с Черногорией. Она состояла из двух пехотных дивизий. Кроме того, 60-тыс. армия Черногории развернулась в приграничной полосе на своей территории, поддерживая левый фланг 4-й сербской армии.

Таким образом, большая часть сербской армии представляла собой маневренную группу, прикрытую естественными оборонительными линиями рек Дуная, Савы и Дравы, которые обороняли резервные части третьего призыва. В целом сербская армия при ограниченных возможностях имела выгодное (серединное) положение для борьбы и была готова действовать по внутренним операционным направлениям. При удачном развитии ситуации маневренная группа была готова предпринять наступательную операцию в район Срема или в Боснию.

Слабым местом была возможность участия в войне Болгарии на стороне Австро-Венгрии. Тогда Сербии пришлось бы воевать на два фронта. Сил для ведения боевых действий на два фронта у Сербии не было. Австро-Венгерская империя связывала все силы сербской армии. В случае войны на два фронта Сербия оказывалась под угрозой военно-политической катастрофы.

Источник карты: Корсун Н. Г. Балканский фронт мировой войны 1914-1918 гг.

За 4 дня до Войны. Ультиматум Австро-Венгрии

В этот день ровно 100 лет назад — в 1914 году — правительству Сербии был вручен ультиматум Австро-Венгерской империи. Образно и, может быть, вычурно говоря, прозвучал третий — последний — звонок к началу невиданной миром драмы, прологом которой стало убийство эрцгерцога Франца-Фердинанда сербскими националистами. С этого ультиматума обычно начинают обратный отсчет эскалации напряженности. Спустя четыре дня начнется Первая мировая война. Между тем, само по себе содержание документа, полагаю, мало известно. Подробности — в рубрике Андрея Светенко на «Вестях ФМ».

Напомним. 10 пунктов требований. Первые четыре — прекратить в Сербии антиавстрийскую пропаганду, закрыть организации, ее ведущие, исключить такую пропаганду из школьных программ, а также уволить с государственной службы всех офицеров и чиновников, которые такой пропагандой занимаются. Пятый пункт — сотрудничать с австрийскими властями в подавлении сепартатистских движений. Шестой — провести расследование против участников сараевского покушения с участием представителей австрийского правительства. Седьмой — чисто конкретный — арестовать майоров Воислава Танкосича и Милана Цигановича, причастных к убийству. Тут в скобках заметим, что эти имена были названы схваченными на месте преступления террористами. Восьмой пункт — принять эффективные меры к предотвращению контрабанды оружия и взрывчатки, арестовать пограничников, помогавших террористам пересечь границу. Девятый — дать объяснения насчет враждебных высказываний сербских официальных лиц, сделанных уже после убийства. И, наконец, десятый пункт — сугубо технический — информировать Вену о мерах, принятых согласно предыдущим статьям.

Другими словами, об исполнении доложить. На ответ отводилось 48 часов. Долгое время считалось, что ультиматум был составлен специально так, чтобы быть невыполнимым — но какими именно пунктами? Требованием о допуске к расследованию полицейских чинов Австрии? Унизительно для суверенитета? Да. Тогда еще не было практики международных расследований и соответствующих институтов типа Интерпола, но ведь требование прекратить пропаганду нисколько не проще и не легче выполнить. Где критерии? Как это — за двое суток изъять из школьных программ свои трактовки истории и политики соседнего государства?

Не говоря уже о том, что такое пропаганда: информация рассчитанная на определенное, заранее предполагаемое воспритие, и запрограммированную оценку со стороны объекта пропаганды. И тут — любопытная деталь: инициатором именно такого ультиматума был граф Иштван Тиса, премьер-министр Венгрии. И появился этот документ еще 7 июля. Спустя неделю центральное правительство в Вене согласилось с венгерским проектом и еще спустя неделю утвердило текст окончательно. А за спиной — в истории — у венгров с южными славянами, хорватами и сербами, была давняя конфликтная, многовековая распря.

Впрочем, не будем гадать. Был же ответ сербской стороны. Тоже по пунктам. Поступил в назначенный срок, через день. Вот 25 июля о нем и расскажем.

Вместо наград – СИЗО: дело полковника Воронина

ШОТА ГОРГАДЗЕ: «Мне нужна только справедливость. Мне даже не только как адвокату, но и как человеку с активной гражданской позицией становится противно и мерзко, когда на скамье подсудимых оказывается тот, кто должен чуть ли не ежедневно получать благодарности от государства за ту работу, которую он провел за годы службы».

Кого США назовут – тот и станет президентом Украины

РОСТИСЛАВ ИЩЕНКО: «На Украине все избирательные кампании строились по принципу Мадуро. То есть надо, чтобы Соединённые Штаты признали президентом, а там победил – не победил, собрал – не собрал… Хоть не выдвигайся! Вся избирательная кампания строилась под имитацию борьбы и под имитацию результата».

Читайте так же:  Сетевой договор понятие характеристика виды

«Трамп всё больше напоминает Хрущёва»

ЕВГЕНИЙ САТАНОВСКИЙ: «У Трампа, в отличие от лысого Никиты Сергеевича, есть шевелюра, но как Никита Сергеевич обещал коммунизм в 80-м году, а вместо него пришлось проводить Олимпиаду и войну в Афганистане, так и у Трампа с его заявлениями всё еще веселее. Потому что он несет эту пургу, исходя из пиаровских представлений».

Этот день в истории: 28 июля 1914 года началась Первая мировая война

28 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну Сербии, что стало началом Первой мировой войны (28 июля 1914 — 11 ноября 1918). В этот день человечество вступило в один из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в своей истории.

Непосредственным поводом к войне послужило Сараевское убийство 28 июня 1914 года австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда сербским студентом Гаврилой Принципом, членом тайной организации «Млада Босна», боровшейся за объединение всех южнославянских народов в одно государство.

Этот факт сам по себе не был угрожающим миру. Мировая пресса оценила его сначала сравнительно спокойно, народ отнёсся к нему с безразличием. Реакция в дипломатических кругах была сдержанной. Однако австрийские и германские правящие круги решили использовать сараевское убийство как предлог для войны. 5 июля Германия обещает поддержку Австро-Венгрии в случае конфликта с Сербией.

23 июля Австро-Венгрия, заявив, что Сербия стояла за убийством Франца Фердинанда, объявляет ей ультиматум, в котором требует от Сербии выполнить заведомо невыполнимые условия. Среди них — чистка госаппарата и армии от офицеров и чиновников, замеченных в антиавстрийской пропаганде; арест подозреваемых в содействии терроризму; разрешение полиции Австро-Венгрии проводить на сербской территории следствие и наказание виновных в антиавстрийских действиях. На ответ было дано всего 48 часов.

В тот же день Сербия начинает мобилизацию, однако, соглашается на все требования Австро-Венгрии, кроме допуска на свою территорию австрийской полиции. Германия настойчиво подталкивает Австро-Венгрию к объявлению войны Сербии. 25 июля Германия начинает скрытую мобилизацию. 26 июля Австро-Венгрия объявляет всеобщую мобилизацию и начинает сосредоточивать войска на границе с Сербией и Россией.

28 июля 1914 года Австро-Венгрия, заявив, что требования ультиматума не выполнены, объявляет Сербии войну. В связи с этим Вена опубликовала свое легендарное заявление с которого начался отсчет новой эпохи — человечество впервые вступило в глобальный вооруженный конфликт. «Так как королевское сербское правительство не ответило удовлетворительным образом на ноту, переданную ему австро-венгерским посланником в Белграде 23 июля 1914 г., императорское и королевское правительство вынуждено само вступиться в защиту своих прав и интересов и обратиться с этой целью к силе оружия. Австро-Венгрия считает себя с настоящаго момента на положении войны с Сербией».

Австро-венгерская тяжёлая артиллерия начинает обстрел Белграда, а регулярные войска Австро-Венгрии пересекают сербскую границу. Россия заявляет, что не допустит оккупации Сербии

29 июля в германской армии были прекращены отпуска. 30 июля началась частичная мобилизация во Франции. 31 июля в Российской империи объявлена всеобщая мобилизация в армию. В тот же день в Германии было объявлено «положение, угрожающее войной». Германия предъявляет России ультиматум: прекратить призыв в армию, или Германия объявит войну России. Франция, Австро-Венгрия и Германия объявляют о всеобщей мобилизации. Германия стягивает войска к бельгийской и французской границам.

1 августа Германия объявила войну России, в тот же день немцы вторглись в Люксембург. 2 августа германские войска окончательно оккупировали Люксембург, и Бельгии был выдвинут ультиматум о пропуске германских армий к границе с Францией. На размышления давалось всего 12 часов.

3 августа Германия объявила войну Франции, обвинив её в «организованных нападениях и воздушных бомбардировках Германии» и «в нарушении бельгийского нейтралитета». 4 августа германские войска вторглись в Бельгию. Король Бельгии Альберт обратился за помощью к странам-гарантам бельгийского нейтралитета. Лондон направил в Берлин ультиматум: прекратить вторжение в Бельгию, или Англия объявит войну Германии. По истечении срока ультиматума Великобритания объявила войну Германии и направила войска на помощь Франции. 6 августа Австро-Венгрия объявила войну России. Первая мировая война началась.

В результате войны прекратили своё существование четыре империи: Российская, Германская, Австро-Венгерская и Османская. Страны-участницы потеряли около 10 млн. человек убитыми, 22 млн. были ранены.

Австро-Венгрия обнародовала текст заведомого неисполнимого ультиматума к Сербии

С.-Петербург, суббота, 12-го (25-го) июля 1914 г. №13768

События дня

Австрия передала в Белград ультиматум с требованием подавления великосербского движения и с указанием 48-часового срока для ответа.

Австрийский посланник в Белграде получил предписание выехать из Белграда, если не будет получено ответа Сербии на все требования Австрии.

Букингемская конференция окончилась безрезультатно.

Германская фирма «Вулкан» получал разрешение от Голландии на постройку порта в во Влаардингене на Маасе (С.т.).

В Свинемюнде произошло столкновение парохода «Berlin» с буксирным пароходом «Ostsee». «Ostsee» разрезан на две части, «Berlin» начал тонуть. Пассажиры спасены, есть раненые.

Английская палата общин приняла в третьем чтении финансовый билль.

Состоялось совещание совета министров, посвященное ультиматуму, посланному Австрией Сербии.

Русский посол в Австрии Шебеко спешно выехал в Вену.

Русскому поверенному в делах в Вене поручено предложить австрийскому правительству продлить срок ультиматума Сербии, так как Россия не ознакомилась с содержанием ноты. Всем великим державам и Румынии предложено присоединиться к этому заявлению.

В Пскове состоялась закладка храма-памятника св. княгине Ольге (С.т.).

В Варшаве забастовало 15,000 рабочих.

В Либаве забастовали портовые рабочие.

Австрийский ультиматум

Австро-венгерское правительство сделало сербскому правительству следующее заявление:

«Сербия признала, что права ее не были затронуты свершившимся фактом, созданным в Боснии и Герцеговине, и что, следовательно, она будет сообразоваться с теми решениями, которые будут приняты державами по отношению к статье 25 берлинского трактата. Подчиняясь советам великих держав, Сербия обязалась впредь отказаться от того положения протеста и оппозиции, по вопросу об аннексии, которую она занимала с прошлой осени, и обязалась кроме того изменить курс своей настоящей политики по отношении к Австро-Венгрии, чтобы впредь поддерживать с названной державой добрососедские отношения. Между тем, история последних лет и в частности прискорбное событие 15 июня (по старому стилю, по новому — 28 июня, день убийства в Сараево — РП) доказали существование в Сербии революционного движения, имеющего целью отторгнуть от австро-венгерской монархии некоторые части ее территории.

Движение это, зародившееся на глазах у сербского правительства, в конце концов, дошло до того, что стало проявляться за пределами территории королевства в актах терроризма, в серии покушений и в убийствах. Королевское сербское правительство не только не выполнило формальных обязательств, заключающихся в декларации 18 (31) марта 1909 г., но даже не приняло никаких мер, чтобы подавить это движение.

Оно допускало преступную деятельность различных обществ и организаций, направленную против монархии, распущенный тон в печати, прославление виновников покушения, участие офицеров и чиновников в революционных выступлениях, вредную пропаганду в учебных заведениях, наконец, оно допускает все манифестации, которые могли возбудить в сербском населении ненависть к монархии и презрение к ее установлениям.

Эта преступная терпимость королевского сербского правительства не прекратилась даже в момент, когда события 15 прошлого июня показали всему миру ее прискорбные последствия. Из показаний и признаний виновников преступного покушения 15 июня явствует, что сараевское убийство было подготовлено в Белграде, что оружие и взрывчатые вещества, которыми были снабжены убийцы, были доставлены им сербскими офицерами и чиновниками, входящими в состав народной обороны, и что, наконец, переезд преступников с оружием в Боснию был организован и осуществлен начальствующими лицами сербской пограничной службы.

Указанные результаты расследования не позволяют австро-венгерскому правительству сохранять долее то выжидательное и терпеливое положение, которое оно занимало в течение ряда лет по отношению к действиям, намечавшимся в Белграде и пропагандировавшимся оттуда в пределах территории монархии. Эти результаты, напротив, возлагают на него обязанность положить конец пропаганде, являющейся постоянной угрозой для спокойствия монархии. Для достижения этой цели австро-венгерское правительство находится вынужденным просить сербское правительство официально заявить, что оно осуждает пропаганду, направленную против австро-венгерской монархии, т.-е. всю совокупность тенденций, входящих в состав этой пропаганды, и что оно обязуется принять все меры для подавления этой преступной и террористической пропаганды. Дабы придать особо торжественный характер этому обязательству, королевское сербское правительство опубликует на первой странице официального органа от 26 (13) июля нижеследующее заявление:

«Королевское сербское правительство осуждает пропаганду, направленную против Австро-Венгрии, т.-е. совокупность тенденций, имеющих конечной целью отторжение от австро-венгерской монархии частей ее территории, и искренно сожалеет о прискорбных последствиях этих преступных действий. Королевское правительство сожалеет, что сербские офицеры и чиновники сербские участвовали в вышеупомянутой пропаганде и скомпрометировали, таким образом, те добрососедские отношения, поддерживать которые королевское правительство торжественно обязалось в своей декларации, от 18 (31) марта 1909 года. Королевское правительство, порицая также действия населения некоторой части Австро-Венгрии, считает своим долгом формально предупредить офицеров и чиновников и все население королевства, что отныне оно будет принимать самые суровые меры против лиц, виновных в подобных действиях, которые правительство всеми силами будет предупреждать и подавлять».

Это заявление будет немедленно объявлено войскам приказом Его Величества Короля по армии и будет опубликовано в официальном военном органе.

Королевское правительство, кроме того, обязуется:

1) Не допускать никаких публикаций, возбуждающих ненависть и презрение к монархии и проникнутые общей тенденцией, направленной против ее территориальной неприкосновенности.

2) Немедленно закрыть общество, называемое «Народная Одбрана», конфисковать все средства пропаганды этого общества и принять те же меры против других обществ и учреждений в Сербии, занимающихся пропагандой против австро-венгерской монархии. Королевское правительство примет необходимые меры, чтобы воспрепятствовать образованию вновь таких обществ.

3) Незамедлительно исключить из действующих в Сербии программ учебных заведений, как в отношении личного состава учащих, так и в отношении способов обучения, все то, что служит или могло бы служить к распространению пропаганды против Австро-Венгрии.

4) Удалить с военной и административной службы вообще всех офицеров и должностных лиц, виновных по отношению к австро-венгерской монархии, имена которых австро-венгерское правительство оставляет за собою право сообщить сербскому правительству, вместе с указанием совершенных ими деяний.

5) Допустить сотрудничество в Сербии австро-венгерских органов в деле подавления революционного движения, направленного против территориальной неприкосновенности монархии.

6) Произвести судебное расследование против участников заговора 15 июня, находящихся на сербской территории, причем лица, командированные австро-венгерским правительством, примут участие в розысках, вызываемых этим расследованием.

Читайте так же:  Налог на имущество считается по налоговому или бухгалтерскому учету

7) Срочно арестовать коменданта Воя-Танкесича, некоего Милана Цыгановича, чиновника сербской государственной службы, скомпрометированного результатами сараевского расследования.

8) Принять действительные меры к воспрепятствованию оказания содействия сербскими властями в незаконной торговле оружием и взрывчатыми веществами через границу и уволить и подвергнуть также суровому наказанию чинов пограничной службы в Шабаце и Лознице, виновных в том, что оказали содействие руководителям сараевского покушения, облегчив им переезд через границу.

9) Дать австро-венгерскому правительству объяснение по поводу совершенно не могущих быть оправданными заявлений высших сербских чинов, как в Сербии, так и за границей, которые, несмотря на занимаемое ими официальное положение, позволили себе после покушения 15 июня высказываться в интервью во враждебном по отношению к австро-венгерской монархии тоне.

10) Без замедления уведомить австро-венгерское правительство об осуществлении указанных в предыдущих пунктах мер.

Австро-венгерское правительство ожидает ответа королевского правительства до 6 часов вечера в субботу 12 (25) текущего месяца. Мемуар, содержащий результаты сараевского следствия, в части, касающейся должностных лиц, упомянутых в пунктах 7 и 8, приложен к этой ноте и гласит: «Судебное расследование, произведенное сараевским судом по делу Гаврилы Принципа и соучастников главного убийцы по поводу преступления, совершенного ими 15 минувшего июня, до настоящего времени установило нижеследующие обстоятельства: 1) что заговор, имевший целью убийство эрцгерцога Франца-Фердинанда во время его пребывания в Сараево, был организован в Белграде Гаврилой Принципом, Неделько Габриновичем, неким Миланом Цыгановичем и Трифко Грабецом при содействии коменданта Воя-Танкесича; 2) что шесть бомб и четыре браунинга с припасами, при помощи которых злоумышленники совершили покушение, были переданы в Белграде Принципу, Габриновичу и Грабецу неким Миланом Цыгановичем и комендантом Воя-Танкесичем; 3) что бомбы эти являются ручными гранатами из сербских военных складов Крагуеваца; 4) что в целях обеспечения успешности покушения Цыганович обучил Принципа, Габриновича и Грабеца способу пользования гранатами и в лесу близ стрельбища Топшибира обучал Принципа и Грабеца стрельбе из рефольвера; 5) что для предоставления Принципу, Габриновичу и Грабецу возможности переезда через границу Боснии и Герцеговины и тайного ввоза туда их оружия Цыгановичем была организована система тайной перевозки. Согласно этой организации ввоз в Боснию и Герцеговину злоумышленниками их оружия был произведен пограничными начальниками в Шабаце (Радой Поповичем) и в Лознице, равно как таможенными чиновниками Рудивой Грбичем в Лознице при содействии разных частных лиц. (Кор.бюро).

Беседа с сербским посланником

Сербский посланник в Петербурге г. Спойлакович говорит по поводу ультиматума Австрии, предъявленного сербскому правительству, следующее:

— Настоящий ультиматум может быть разделен на две части: юридическую и политическую.

Первая касается печального события, происшедшего в Сараево. С самого начала белградские власти говорили, что они готовы наказать тех лиц, которые участвовали в заговоре. Подобные вопросы решаются путем взаимных переговоров между заинтересованными правительствами ив данном случае не может быть никаких недоразумений. Пусть австрийцы предоставят имеющиеся у них сведения и укажут на лиц, против которых у них добыты следствием веские данные, обличающие их преступную деятельность, и тогда без замедления, как я уже заметил, со стороны Сербии будут приняты необходимые меры.

Теперь коснемся второй части ультиматума, которую я называю политической. Я особенно настаиваю на том, что вопрос о Боснии и Герцеговине служил предметом переговоров заинтересованных европейских кабинетов, а потому мне представляется, что весь вопрос о неисполнении обязательств, принятых Сербией, должен быть рассматриваемым теми же европейскими правительствами, которые установят, насколько справедливо обвинение, возводимое Австрией на Сербию.

Нельзя же на самом деле, чтобы Австрия была обвинителем и судьей! Нечего, конечно, говорить, что при таком положении вещей, когда затрагиваются национальные чувства монарха и его народа, Сербы не могут остановиться на полпути и примут те решения, которые им диктует их совесть и их долг.

Дипломатические вести

Давно уже не было такого оживления в отделе печати министерства иностранных дел, как сегодня. По форме и всему тому, что там говорится, документ этот не может не вызвать к себе со стороны петербургских правящих кругов отрицательного отношения.

— Сколько я знаю, — продолжает дипломат, — все наши симпатии в данном случае на стороне Сербии, тем более, что она вполне лояльно соглашается преследовать злоумышленников, принимавших участие в заговоре на жизнь эрцгерцога Франца-Фердинанда. Русское правительство становится на сторону Сербии, которая незаслуженно переносит такой тяжелый удар.

Из иностранных дипломатических кругов мною получены сведения, что появление ультиматума обязано исключительно тому влиянию, которое имеет в настоящее время в Вене начальник политического оитдела австрийского министерства иностранных дел граф Форгач. Этот дипломат не без основания считается убежденным врагом Сербии. В данном случае этот дипломат нашел поддержку в начальнике австрийского генерального штаба, генерале фон-Гетцендорфе. Некоторое противодействие, оказанное [министром иностранных дел Австрии] графом Берхтольдом, успеха не имело, и начальник политического отдела оказался сильнее своего непосредственного шефа. Между прочим, граф Форгач лично редактировал опубликованный сегодня ультиматум, который нашел особое одобрение со стороны графа Тиссы.

В настоящее время в Белграде нет представителей держав тройственного согласия [Антанты]. Как известно, русский посланник Н.Г. Гартвиг скончался; французский посланник заболел и выехал из столицы Сербии; английский посланник пользуется отпуском. Представители же тройственного союза [Германии, Австро-Венгрии и Италии] все находятся в Белграде.

Поздно ночью нам передали, что завтра ожидается разрыв дипломатических отношений между Австрией и Сербией.

Сербский посланник в Петербурге г. Спойлакович сегодня экстренно приехал из Финляндии, где он живет на даче. Сегодня в 6 часов дня г. Спойлакович имел часовую беседу с министром иностранных дел С.Д. Сазоновым.

ПАРИЖ. (Соб.Кор). «Journal des Debats» говорит: «Покушение, подготавливаемое на Сербию, недопустимо. Сербия должна согласиться на все требования, совместимые с ее независимостью, произвести расследование и указать виновных, но если от нее требуют большего, то она в праве отказать и, если против нее употребят силу, то Сербия не тщетно будет взывать к общественному мнению Европы и о поддержке великих держав, поставивших себе задачу охранения равновесия».

ВЕНА. «Correspondenz-Bureau» сообщает: «Непреклонная решимость, которую проявило австро-венгерское правительство во вчерашнем выступлении в Белграде, вызвало, как это явствует из сообщений вечерних газет, всеобщее и единодушное одобрение во всей монархии. Поступающие из провинции сообщения единогласно констатируют, что предпринятый вчера Австро-Венгрией шаг подействовал, как оживляющее средство после всеобщей подавленности, существовавшей со времени сараевского преступления».

БЕРЛИН. Австрийская нота произвела здесь потрясающее впечатление. Никто не ожидал такой резкой редакции ноты. «Vossische Zeitung» пишет: «С редкой в дипломатических отношениях откровенностью Австрия обвиняет белградское правительство в подстрекательстве к сараевскому преступлению во имя Великой Сербии. Мы считаем невозможным, чтобы Сербия согласилась на поставленные условия». «Berliner Lokal Anzeiger» говорит: «Нота продиктована с гневом, даже терпение старого императора [Австро-Венгрии] истощилось. Конечно, нота произведет в Белграде впечатление пощечины, однако Сербия примет унизительные требования, или давно и столь часто заряжавшиеся австрийские ружья выстрелят сами собой. Тщетны будут попытки Белграда обратиться за помощью к Петербургу. Немецкий народ облегченно вздохнет. Он приветствует решительность венского союзника и докажет свою верность в ближайшие дни».

БЕРЛИН. Германская печать посвящает очень мало внимания посещению [президентом Франции] Пуанкаре Петербурга, однако официальный «Berliner Lokalanzeiger», который читают высшие сферы Германии, побивает рекорд неприличия, заявляя, что президент возложил на гробницу императора Александра III серебряный меч, что по-видимому является символом либо того, что Франция предоставляет свои вооруженные силы России, но в таком случае серебряный меч не мог бы противостоять стальным клинкам Золингена, употребляемым в германской армии, или же — что Франция не предоставляет ни стали, ни железа, а только деньги.

Забастовки

БАКУ. Появившиеся среди рабочих печатные листки, призывающие от имени группы беспартийных стать на работы и прекратить стачку, не встречают сочувствия. Число бастующих несколько увеличилось. Механические заводы городского района бездействуют.

С.-ПЕТЕРБУРГ, 11 июля

Тройственное согласие [Антанта] значит мир и охрана своего; тройственный союз [Германии, Австро-Венгрии и Италии] — значит нападение и захват чужого. В таких приблизительно выражениях мы определили на днях основное отличие этих двух политических сочетаний. Обнародованный сегодня австрийский ультиматум написан как бы с прямой целью подтвердить наше определение. Австрия домогается чужого и свое желание считает за достаточный повод к войне. Мы не знаем другого примера столь открытого попрания не только права, но даже простого приличия. Австрийская словесная нота предъявляет сербскому правительству десять требований, все они заведомо неисполнимы. Для исполнения всех этих требований Сербии дан срок в 48 часов. Зачем так много? Их нельзя исполнить ни в 48 часов, ни в 48 дней, ни в 48 месяцев.

Правительство, которое из страха перед войной согласилось бы в 48 часов исполнить эти наглые требования, в другие 48 часов перестало бы быть правительством. Лучшим ответом на эти угрозы являются два русских правительственных сообщения. В нем сказано, что Россия не может смотреть равнодушно на угрожаемое положение Сербии.