Преступный умысел статья ук рф

Рубрики Статьи

Статья 25 УК РФ. Преступление, совершенное умышленно

Новая редакция Ст. 25 УК РФ

1. Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

2. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Комментарий к Статье 25 УК РФ

1. Психическое отношение лица к совершению запрещенного уголовным законом общественно опасного действия (бездействия) и его последствиям неоднозначно проявляется как с интеллектуальной, так и с волевой стороны психической деятельности. Интеллектуальная сторона психической деятельности при совершении лицом преступления характеризует степень осознания им общественной опасности и уголовной противоправности совершаемого деяния, предвидение возможности или неизбежности наступления определенных общественно опасных последствий такого поведения. Волевая сторона психического отношения лица к совершаемому деянию и возможным его последствиям проявляется в желании наступления предвидимых последствий своих действий (бездействия) или в нежелании их, но сознательном допущении наступления таких последствий либо в безразличном отношении к их наступлению.

2. В зависимости от степени выраженности осознания характера совершаемых действия (бездействия) и предвидения возможности либо неизбежности наступления последствий, а также в зависимости от особенностей волевого отношения лица к последствиям различают прямой и косвенный умысел. Косвенный умысел иногда называют эвентуальным.

3. Согласно ч. 1 коммент. статьи умышленным признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом. Если по УК РФ РСФСР понятия прямого и косвенного умысла были категориями науки уголовного права, то по УК РФ они стали категориями уголовного закона.

4. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. С точки зрения интеллектуального момента прямой умысел характеризуется осознанием общественной опасности своих действий (бездействия) и предвидением возможности или неизбежности общественно опасных последствий этих действий (бездействия). При прямом умысле лицо осознает не только общественную опасность своих действий (бездействия), но и, как правило, их уголовную противоправность. При прямом умысле лицо предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия). В одних случаях оно предвидит возможность наступления того или иного общественно опасного последствия либо нескольких альтернативных последствий, в других — неизбежность их наступления. Различие в предвидении возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий зависит от характера совершаемого действия (или бездействия). Например, выстрел из пистолета в голову потерпевшего дает лицу основание предвидеть неизбежность наступления его смерти, поскольку повреждения головного мозга жертвы преступного посягательства по общему правилу несовместимы с жизнью.

5. С точки зрения волевого момента при прямом умысле лицо желает наступления предвидимых общественно опасных последствий, так как эти последствия для виновного являются целью его преступной деятельности.

6. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

7. С точки зрения интеллектуального момента при косвенном умысле лицо осознает общественную опасность совершаемых действий (бездействия), предвидит возможность наступления общественно опасных последствий. Однако с точки зрения волевого момента это лицо не желает наступления предвидимого последствия, но сознательно допускает возможность его наступления либо относится к возможности его наступления безразлично.

8. Практическое значение умения различать прямой и косвенный умысел заключается не в том, что при установлении прямого умысла виновного в содеянном его следует наказать строже, а в том, что, во-первых, отдельные преступления могут совершаться только с прямым умыслом, а следовательно, запрещенное уголовным законом поведение лица не может рассматриваться как преступление данного вида при установлении в нем косвенного умысла, и, во-вторых, содеянное может признаваться приготовлением к преступлению или покушением на преступление также лишь при наличии у виновного прямого умысла.

9. В п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27.01.1999 N 1 подчеркивается, что если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и т.п.).

10. Доктрина уголовного права и судебная практика различают и другие виды умысла по тем или иным критериям или признакам. В зависимости от степени предвидения определенных общественно опасных последствий различают определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный) умысел.

10.1. Практическое значение установления в содеянном определенного или неопределенного умысла виновного заключается в том, что при неконкретизированном умысле его действия квалифицируются по фактически наступившим последствиям, а если лицо действовало с конкретизированным умыслом, однако реализовать его полностью не удалось по не зависящим от этого лица обстоятельствам, то содеянное квалифицируется как покушение на преступление или как приготовление к преступлению.

11. По критерию времени формирования преступного умысла доктрина уголовного права различает также заранее обдуманный и внезапно возникший умысел. По общему правилу лицо, совершившее преступление с заранее обдуманным умыслом (или предумышленно), характеризуется как носитель более глубоких отрицательных установок, ценностных ориентаций и качеств, чем лицо, совершившее при прочих равных условиях преступление по внезапно возникшему умыслу. Это должно учитываться при назначении наказания.

12. Разновидностью внезапно возникшего умысла является так называемый аффектированный умысел, сформировавшийся в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Совершение преступления при аффектированном умысле находит отражение в привилегированном составе преступления (например, ст. 107, 113).

13. Умышленное совершение преступления всегда связано с определенными мотивами или целями виновного. Мотив и цель в качестве обязательного признака указываются лишь в некоторых составах преступлений (ст. 145, 166, 184, 186, 202, 294 и др.). Однако независимо от наличия или отсутствия указания в законе на мотив или цель преступления их установление является обязательным (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК). Мотив преступления дает нравственную оценку совершенному преступлению и личности виновного.

14. Под мотивом преступления понимается осознанное лицом внутреннее побуждение, сформировавшееся под влиянием потребностей этого лица. Различают мотивы хулиганские, мести и кровной мести, корыстные, карьеристские, мотивы национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, политические и иные. Под целью преступления понимается осознаваемый виновным конечный преступный результат, к достижению которого лицо стремится путем совершения преступления.

15. Совершение каждого умышленного преступления осуществляется на фоне определенного эмоционального состояния виновного. В уголовном праве учитывается лишь внезапно возникшее сильное душевное волнение (аффект) (см. п. 12 коммент. статьи). Эмоциональные состояния, переживаемые лицом при совершении изнасилования, кражи, вымогательства и других преступлений, не влияют на основания и пределы его УО.

Другой комментарий к Ст. 25 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Законодатель делит умысел как форму вины на прямой и косвенный умысел; судебная практика добавляет к этому деление умысла на заранее обдуманный и внезапно возникший, а также на определенный и неопределенный (в том числе альтернативный).

2. Прямой умысел с точки зрения его интеллектуального элемента предполагает осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия) и предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий.

Осознание лицом общественной опасности деяния основывается на понимании им фактических обстоятельств совершаемого, образующих юридически значимые объективные признаки конкретного состава преступления.

Предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий сводится к предвидению фактических изменений в окружающем мире в будущем, пониманию их социальной значимости и пониманию в общем и целом причинно-следственных связей между совершаемым и происходящим в будущем. Предвидение неизбежности наступления последствий означает такое представление лица о будущем, в котором он не допускает иного варианта развития событий. Предвидение реальной возможности наступления последствий означает такое представление лица о будущем, в котором оно допускает иной вариант развития событий, но обоснованно надеется на то, что произойдет именно так, как ему представляется.

Волевой элемент прямого умысла предполагает желание наступления общественно опасных последствий (при этом эмоциональное отношение лица к наступающим последствиям может быть различным, в том числе отрицательным).

3. Интеллектуальный элемент косвенного умысла совпадает с аналогичным элементом прямого умысла, за исключением того, что здесь нет предвидения неизбежности наступления общественно опасных последствий, которое в силу закона характеризует только прямой умысел.

Волевой элемент косвенного умысла характеризуется наличием сознательного допущения последствий или безразличного к ним отношения.

4. В зависимости от определенности представления субъекта о последствиях совершаемого деяния умысел может быть определенным и неопределенным, в том числе альтернативным.

При определенном умысле лицо четко предвидит наступающие последствия. В случае ненаступления предвиденных последствий преступление квалифицируется как покушение на соответствующее преступление.

При неопределенном умысле лицо предвидит как равно возможные к наступлению несколько последствий (при альтернативном умысле — два последствия). В этом случае преступление квалифицируется по фактически наступившим последствиям.

5. Умышленные преступления, не предполагающие наступление последствий в качестве обязательного признака объективной стороны (формальные составы), могут быть совершены только с прямым умыслом, когда лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействия) и желает их совершить.

К ВОПРОСУ ОБ ЭВЕНТУАЛЬНОМ УМЫСЛЕ

В доктрине уголовного права косвенный умысел иногда называется эвентуальным. Эвентуальный (лат. eventus — случай) — случайный умысел, возможный лишь при определенных обстоятельствах.

В истории науки уголовного права выдвигались различные предложения, касающиеся косвенного умысла. Так, в связи с наличием сходства между косвенным умыслом и легкомыслием высказывались идеи о том, что необходимо или вообще отказаться от понятия косвенного умысла(1), или объединить понятия «косвенный умысел» и «легкомыслие» в одно понятие «заведомо»(2).

И в настоящее время имеются сторонники законодательного отказа от косвенного умысла, в качестве аргумента выдвигающие тезис об отсутствии практической целесообразности его выделения(3), а также критики законодательной формулировки косвенного умысла(4).

Целью нашей статьи является рассмотрение законодательных особенностей косвенного умысла, определяющих решение многих проблем в области квалификации преступлений. Косвенный умысел необходимо отличать от прямого умысла и от легкомыслия. Например, наличие косвенного умысла к смерти потерпевшего у виновного лица исключает квалификацию содеянного им как преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111, ст. 109, ст. 264 УК РФ, а также покушения на убийство.

К сожалению, в судебной практике допускаются ошибки, в том числе и связанные с неправильным обоснованием умысла виновного лица.

Так, в соответствии с определением Верховного Суда Российской Федерации был изменен приговор по делу об умышленном причинении смерти, покушении на убийство двух лиц, а также незаконном изготовлении и ношении холодного оружия, действия осужденного переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, пп. «а», «в», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ на п. «в» ч. 3 ст. 111 УК РФ, так как у осужденного установлено наличие косвенного умысла, тогда как по смыслу закона покушение на убийство может быть совершено лишь с прямым умыслом.

Суд правильно указал, что нанесение ударов заточкой в жизненно важные части тела — грудь потерпевшего свидетельствует о том, что виновный действовал с прямым умыслом на убийство потерпевшего.

Вместе с тем вывод суда о покушении на убийство противоречит изложенным в

Характеристика прямого и косвенного умысла
в преступлениях с материальным составом

Умысел

Интеллектуальный момент умысла

Волевой момент умысла

Осознание общественной опасности деяния

Предвидение общественной опасности последствий

Лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия)

Предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий

Желало их наступления

Лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия)

Предвидело возможность наступления общественно опасных последствий

Не желало, но сознательно допускало эти последствия или относилось к ним безразлично

приговоре мотивам суда о том, что виновный предвидел возможность наступления смерти потерпевшего, не желал ее, но безразлично к этому относился, т. е. о наличии у него косвенного умысла.

При таких обстоятельствах действия виновного подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 30, пп. «а», «, «ч. 2 ст. 105 УК РФ на п. «в» ч. 3 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, из хулиганских побуждений, лицом, ранее совершившим убийство, предусмотренное ст. 105 УК РФ(1).

В данном случае, суд правильно установил, что виновный действовал с прямым умыслом на убийство потерпевшего, нанося ему несколько ударов заточкой в грудь, однако в приговоре указал, что виновный, действуя подобным образом, допускал смерть потерпевшего, и квалифицировал содеянное как покушение на убийство. Поэтому Верховный Суд Российской Федерации был вынужден переквалифицировать содеянное виновным на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, хотя по всем признакам было совершено покушение на убийство.

Читайте так же:  Течь в крыше жалоба

Косвенный умысел определяется отношением к последствиям, он невозможен в преступлениях, где само деяние образует оконченный состав преступления, т. е. в преступлениях с формальным составом. С косвенным умыслом могут быть совершены лишь те умышленные преступления, в которых последствия относятся к обязательным признакам состава преступления.

Между прямым и косвенным умыслом имеются существенные различия (таблица).

И при прямом, и при косвенном умысле в преступлениях с материальным составом интеллектуальный процесс умысла характеризуется двумя моментами: осознанием общественной опасности своего деяния; предвидением общественно опасных последствий.

Это дало повод некоторым ученым сделать вывод, что по интеллектуальному признаку прямой и косвенный умысел совпадают, а отличие между ними необходимо проводить лишь по волевому моменту. Нам данный вывод представляется некорректным.

Закон одними и теми же словами раскрывает только один момент интеллектуального отношения субъекта, а именно осознание общественной опасности своего деяния (действия или бездействия). Относительно предвидения общественно опасных последствий этого сказать нельзя.

При прямом умысле лицо предвидит или возможность, или неизбежность последствий. При косвенном умысле лицо предвидит лишь возможность последствий. Следовательно, если лицо при совершении преступления предвидело неизбежность последствий в результате своего общественно опасного деяния, то оно признается действовавшим с прямым умыслом со всеми вытекающими из данного вывода последствиями.

Более того, на наш взгляд, для прямого умысла более характерно предвидение неизбежности последствий, чем их реальной возможности. Именно по предвидению неизбежности последствий устанавливается наличие прямого умысла в определенных случаях.

В теории уголовного права высказываются противоположные точки зрения относительно содержания интеллектуального момента прямого и косвенного умысла.

Так, А. А. Пионтковский, разграничивая прямой и косвенный умысел, подчеркивал, что «при умысле эвентуальном предвидение последствий своего действия или бездействия может выражаться лишь в предвидении возможности их наступления. Когда же лицо предвидит неизбежность наступления последствий своего действия или бездействия, нельзя говорить, что оно их не желает, а лишь сознательно допускает»(1).

В. Питецкий делает прямо противоположный вывод. По его мнению, «при предвидении неизбежности наступления последствий косвенный умысел возможен, если, конечно, строго придерживаться психологической аксиомы о том, что желание — это всегда определенная цель. Поэтому расхожее утверждение, что “если лицо предвидит неизбежность наступления общественно опасных последствий, то оно не может их не желать”, является неверным. Жизненные реалии, психологическая наука, элементарный здравый смысл свидетельствуют, что, предвидя даже неизбежность последствий, лицо может их не желать, а лишь сознательно допускать»(2).

Данное высказывание, на наш взгляд, страдает некоторой категоричностью. Если виновное лицо совершает деяние, с неизбежностью влекущее смерть другого человека, то оно не может действовать с косвенным умыслом по определению, ибо при косвенном умысле виновное лицо не желает наступивших последствий. Но как можно не желать того, что неминуемо, исходя из характера и направленности действий виновного лица? Представляется, что это тот случай, когда результат в виде смерти потерпевшего становится промежуточной и неизбежной целью деяния виновного лица.

Осознание общественно опасного характера своего деяния относится к моменту совершения действия или к моменту отказа от его совершения. Предвидение последствий относится к сфере будущего. Между деянием и последствиями существует причинно-следственная связь, что также должно осознаваться лицом и входить в сферу его предвидения, т. е. интеллектуальным процессом сознания охватывается не только деяние и последующие последствия, но и особенности причинно-следственной связи между деянием и возможными (наступившими) общественно опасными последствиями. Неосознание наличия причинно-следственной связи между деянием и последствиями исключает уголовную ответственность за умышленное преступление. При прямом умысле, когда лицо желает наступления определенных последствий, оно выбирает такой способ совершения деяния, при котором желаемые последствия, с его точки зрения, должны наступить в обязательном порядке или, в исключительном случае, их наступление должно быть реально возможным при определенных обстоятельствах. Иначе не было бы необходимости действовать.

При косвенном умысле последствия не являются желательными. Лицо не стремится к их причинению. Они служат лишь платой, которую виновный готов заплатить за достижение иной цели своего деяния. При этом вероятность наступления данных последствий лицо оценивает как реально возможную, т. е., по его мнению, данные последствия могут наступить и с такой же степенью вероятности могут не наступить.

При прямом умысле последствия составляют цель деяния лица, при косвенном умысле — представляют собой побочный, не желаемый результат его деяния. В силу значимости последствий для лица вероятность их наступления при прямом и косвенном умысле не может быть одинаковой. Человек, движимый осознанными побуждениями (мотивами), руководствуясь своим сознанием, на основе интеллекта и воли ставит себе цели, избирая наиболее оптимальный способ их достижения. Желаемым последствиям будет сопутствовать и более высокая степень вероятности их наступления. Необходимо лишь иметь в виду, что закон под желанием последствий подразумевает стремление лица реализовать цель путем активных действий или сознательного бездействия, а не просто желание необходимого результата без затраты физических, интеллектуальных и волевых усилий.

При характеристике прямого умысла в ч. 2 ст. 25 УК РФ сказано, что, совершая преступление с прямым умыслом, лицо предвидит возможность или неизбежность последствий. Законодатель, на первый взгляд, уравнял степень вероятности наступления последствий при прямом и косвенном умысле, поскольку в обоих случаях последствия могут быть лишь реально возможными. Представляется, что это не так. Необходимо учесть, что интеллектуальный момент вины составляет лишь часть умысла. Не менее важен и волевой момент.

При прямом умысле виновный всегда стремится к последствиям. Однако не во всех случаях его стремление в силу ряда объективных причин приводит к неизбежности наступления последствий. Стремление виновного может создать лишь реальную возможность их наступления. В подобных ситуациях, при доказанности того, что лицо стремилось причинить последствия, оно признается действующим с прямым умыслом.

Таким образом, отличие прямого умысла от косвенного заключается как в интеллектуальном, так и в волевом моменте. При прямом умысле лицо, как правило, предвидит неизбежность последствий, к которым он стремится. В отдельных случаях в силу объективных обстоятельств лицо предвидит лишь реальную возможность последствий, стремясь к тому, чтобы они наступили. При косвенном умысле субъект всегда предвидит реальную возможность последствий. Наступившие общественно опасные последствия не являлись целью его деяния. При косвенном умысле цель действий лица и полученный им преступный результат не совпадают изначально. Однако никаких сознательных волевых усилий во избежание последствий лицо не предпринимает. Подобное отношение к общественно опасным последствиям позволяет утверждать, что и при прямом, и при косвенном умысле у виновного лица имеется к ним позитивное отношение, только в первом случае — активно позитивное, а во втором — пассивно позитивное.

Предвидение неизбежности последствий своего деяния исключает косвенный умысел. Это признак прямого умысла.

Если виновное лицо действовало с прямым умыслом, то при отсутствии последствий (в преступлении с материальным составом) или несовершении деяния (в преступлении с формальным составом) содеянное виновным, как правило, квалифицируется по направленности умысла: в зависимости от этапа его прерванной преступной деятельности как приготовление к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления или как покушение на преступление. При косвенном умысле содеянное лицом всегда квалифицируется по фактически наступившим последствиям.

Так, Щ. был осужден за покушение на убийство. Обстоятельства дела таковы.

Во время распития спиртных напитков между Щ. и В. возникла ссора, в ходе которой Щ. выгнал В. из дома, а после того, как тот сошел с крыльца, выстрелил в него из обреза, причинив тяжкий вред здоровью потерпевшего. Районный народный суд осудил Щ. за покушение на убийство, обосновав квалификацию тем, что выстрел произве­ден с близкого расстояния и в жизненно важный орган — голову.

Между тем Щ. отрицал намерение лишить жизни В. Он пояснил, что, обидевшись на В., хотел его «попугать» и выстрелил не целясь, тем более что все происходило ночью.

Из материалов дела видно, что выстрел действительно произведен в темноте, при этом Щ. не проявил интереса к результатам выстрела и сразу же возвратился в дом.

На вопрос находившейся там гражданки 3. ответил, что В. ушел домой. Ранее отношения между осужденным и потерпев­шим были нормальные.

Все это свидетельствовало о том, что Щ. безразлично относился к последствиям своих действий, т. е. действовал с косвенным умыслом к возможной гибели потерпевшего, а при отсутствии прямого умысла на лишение В. жизни содеянное не могло квалифицироваться как покушение на убийство(1).

В разных составах преступлений косвенный умысел имеет свои особенности. Следует остановиться на определении умысла при совершении убийства общеопасным способом.

В действующем постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1 субъективное отношение виновного при совершении убийства общеопасным способом раскрывается недостаточно конкретно. В нем лишь подчеркивается, что способ убийства должен заведомо для виновного представлять опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица.

В уголовно-правовой литературе относительно умысла при убийстве, совершенном общеопасным способом, высказаны неоднозначные суждения:
1) прямой или косвенный умысел на убийство многих людей (А. А. Жижиленко(2));
2) прямой умысел на убийство конкретного лица и косвенный на убийство многих (М. Д. Шаргородский(3));
3) прямой умысел на убийство определенного человека и допущение убийства многих или косвенный умысел на убийство многих людей (Н. И. Загородников(4) и др.);
4) прямой умысел на убийство определенного лица и косвенный к гибели иных лиц; косвенный умысел на убийство нескольких лиц (Л. А. Андреева(5) и др);
5) прямой умысел на убийство по отношению к погибшему и прямой умысел на убийство иных лиц; косвенный умысел по отношению к погибшему и косвенный умысел по отношению к смерти иных лиц; прямой умысел по отношению к погибшему и косвенный умысел по отношению к смерти иных лиц; косвенный умысел по отношению к погибшему и прямой умысел на убийство иных лиц (С. В. Бородин(6));
6) прямой или косвенный умысел по отношению к потерпевшим и косвенный умысел или неосторожность по отношению к людям, подвергавшимся опасности (Т. В. Кондрашова и др.(7)).

По нашему мнению, при характеристике субъективного отношения виновного, совершающего убийство общеопасным способом, необходимо исходить из следующего.

Во-первых, отношение виновного к последствиям в рамках совершенного преступления может выражаться только в форме умысла, неосторожности быть не может, поскольку речь идет об умышленном преступлении — убийстве.

Во-вторых, у виновного не может быть «двойного» умысла, одного к жертве, а другого — к иным лицам, поскольку совершается одно преступление, следовательно, вина ко всем последствиям должна раскрываться в рамках одного умысла.

В-третьих, у виновного не может быть прямого умысла на убийство всех потерпевших, подвергавшихся опасности, поскольку в этом случае совершается не убийство общеопасным способом, а убийство двух или более лиц, т. е. преступление, предусмотренное п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Поэтому данный вариант субъективного отношения виновного к последствиям своего деяния должен быть исключен из характеристики умысла виновного лица при убийстве общеопасным способом.

В-четвертых, для признания способа действий виновного лица общеопасным достаточно установить, что в результате деяния виновного лица опасности подвергались не менее двух человек, включая потерпевшего.

Учитывая сказанное, необходимо сделать вывод о том, что субъективное отношение виновного при убийстве общеопасным способом может выражаться только в форме прямого или косвенного умысла.

Совершая убийство общеопасным способом с прямым умыслом:
1) виновный осознает общеопасный характер своих действий не только для потерпевшего (или потерпевших), но и хотя бы еще для одного лица;
2) предвидит причинение в результате своих действий смерти как потерпевшему (потерпевшим), так и иным лицам;
3) желает причинить потерпевшему (потерпевшим) смерть, сознательно допускает возможные последствия своих действий для иных лиц или безразлично к этому относится.
Совершая убийство общеопасным способом с косвенным умыслом:
1) виновный осознает общеопасный характер своих действий для двух или более лиц;
2) предвидит наступление любых общественно опасных последствий для данных лиц, в том числе и их смерть;
3) не желает, но сознательно допускает эти последствия или относится к ним безразлично, в итоге кто-либо из подвергавшихся опасности погибает.

Убийство, совершенное с косвенным умыслом, необходимо отличать от преступления, совершенного в результате преступного легкомыслия. Хрестоматийным в судебной практике стал следующий случай.
К. признан виновным в хранении огнестрельного оружия и убийстве шестилетней девочки, совершенных при следующих обстоятельствах.
В. (осужденный по этому же делу) передал К. самодельный пистолет. К. хранил его у себя дома. 13 октября К. в 18 ч 30 мин на берегу пруда произвел несколько выстрелов, одним из которых была смертельно ранена шестилетняя девочка.

Читайте так же:  Купля продажа тракторов оформление

Виновным К. себя признал частично. По его словам, производя выстрелы из пистолета, он убивать никого не хотел, девочку не видел и не предполагал, что заряд может пролететь большое расстояние.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР протест заместителя Прокурора РСФСР о переквалификации действий К. на ст. 106 УК РСФСР удовлетво­рила.

Как видно из материалов дела, в частности из протокола осмотра и схемы места преступления, расстояние между осуж­денным и потерпевшей в момент выстрела составляло около 205 м и разделяли их пруд, болото с осокой и камышами высотой околодвух метров, за которыми вдоль забора шла потерпевшая. Выстрелы К. производил в 18 ч 30 мин 13 октября, т. е. в такое время, когда было темно.

При таких обстоятельствах К. должен нести ответствен­ность за неосторожное причинение смерти, поскольку, стреляя вечером в сторону забора, он предвидел возможность наступления общес­твенно опасных последствий своих действий, но легкомысленно рассчитывал на их предотвращение. Эти действия осужденного свидетельствуют об его неосторожной вине и необоснованно расценены судом как умышленные(1).

Согласно ч. 2 ст. 26 УК РФ преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

При легкомыслии лицо предвидит последствия своего деяния, но не желает их наступления.

Подобная законодательная характеристика сближает легкомыслие с косвенным умыслом, но и заставляет искать критерии их разграничения. Необходимо отметить, что в правоприменительной деятельности данная проблема очень актуальна. Для того чтобы правильно квалифицировать содеянное виновным в каждом конкретном случае, необходимо обратить самое пристальное внимание на законодательное отличие косвенного умысла от легкомыслия.

Представляется, что отличие необходимо усматривать и в интеллектуальном, и в волевом моменте косвенного умысла и легкомыслия.
1. При легкомыслии лицо не осознает общественную опасность своего деяния, а при косвенном умысле осознает.
2. При совершении преступления по легкомыслию лицо предвидит абстрактную возможность наступления последствий своего деяния, а при косвенном умысле — реальную возможность наступления общественно опасных последствий. Отличие предвидения абстрактной возможности последствий от реальной заключается в следующем. Предвидение абстрактной возможности последствий своего деяния означает, что лицо предвидит возможность наступления последствий вообще в подобных случаях, но исключает их как результат своего деяния в данном конкретном случае. Например, бросая камень в сторону человека, лицо предвидело, что попадание камня в голову потерпевшего может оказаться смертельным, однако оно исходило из того, что в данном конкретном случае этого не произойдет, поскольку камень бросается выше головы потерпевшего. Расчет лица оказался несостоятельным. Камень попал в голову потерпевшего и причинил ему смертельное ранение. При косвенном умысле лицо предвидит, что последствия могут наступить не вообще в подобных случаях, а в результате его деяния при наличии имеющихся обстоятельств. Например, виновный предвидит смерть потерпевшего в результате избиения его руками, ногами, твердыми предметами в различные части тела, в том числе и в жизненно важные, в течение продолжительного времени. В этом случае даже один сильный удар в голову потерпевшего может оказаться смертельным, не говоря уже об их совокупности.
3. Волевое отношение при легкомыслии и косвенном умысле противоположно по своему содержанию. При легкомыслии лицо занимает активную позицию, рассчитывая на предотвращение последствий, а при косвенном умысле — пассивную, поскольку не предпринимает никаких усилий по их предотвращению, допуская их или относясь к ним безразлично.
4. Нельзя не обратить внимание и на то, что при косвенном умысле виновный может также надеяться на предотвращение последствий. Однако это не исключает уголовной ответственности за убийство с косвенным умыслом. О таких ситуациях вполне определенно высказался А. А. Пионтковский: «Сознательное допущение преступного последствия будет и тогда, когда лицо,

не желая его наступления, рассчитывает на “авось”, на какую-либо случайность, благодаря которой предвиденное им преступное последствие может не наступить. Надеяться на “авось” — значит ни на что не надеяться»(1).
В совокупности данные критерии и позволяют отличить легкомыслие от косвенного умысла, а следовательно, разграничить убийство и неосторожное причинение смерти.

Умысел преступления

Умысел и его виды

Умысел — наиболее распространенная форма вины. Согласно ст. 25 УК преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Для обоих видов умысла характерно осознание общественной опасности своих действий (бездействия), а также предвидение возможности (для прямого умысла иногда также неизбежности) наступления общественно опасных последствий. Определяющим свойством умышленной вины является то, что лицо осознает, что оно совершает действия (бездействие), которые опасны для охраняемых уголовным законом общественных отношений и запрещены этим законом в качестве преступления.

Посредством своих действий (бездействия) человек выражает отношение к другим людям, правилам социального общежития и действующим законам. В оценке поведения человека приобретает первостепенное значение то, насколько это поведение согласуется с нравственными и правовыми установлениями данного общества. В уголовном праве сказанное означает, что при умышленной вине лицо осознает не только фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), но и отрицательную нравственную оценку их со стороны общества.

Обязательным признаком умышленной вины является предвидение лицом возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий, которые предусмотрены уголовным законом и могут наступить в результате его действий (бездействия). Предвидение лицом неизбежности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия) характерно для прямого умысла.

Предвидение лицом последствий своих действий (бездействия) невозможно без осознания им тех причинно-следственных связей, которые делают наступление последствия обоснованным, без осознания того, что последствие с закономерностью может последовать за совершенными действиями (бездействием). Предвидение последствий своих действий (бездействия) может быть различным. При прямом умысле лицо предвидит возможность либо неизбежность наступления общественно опасных последствий. При косвенном умысле предвидение возможности наступления общественно опасных последствий носит менее конкретный характер.

Отличие прямого и косвенного умысла заключается в основном в волевом содержании совершаемых действий (бездействия). При прямом умысле лицо желает чтобы наступили предвидимые им общественно опасные последствия. При косвенном умысле лицо не желает, но сознательно допускает, что в результате его действий (бездействия) могут наступить общественно опасные последствия, либо относится к ним безразлично.

В отечественном уголовном праве определение понятия умысла ориентировано на материальные составы преступлений. В связи с этим в теории и судебной практике дискуссионным остается вопрос о применимости деления умысла на прямой и косвенный к так называемым формальным и усеченным составам преступлений. При совершении преступления с формальным и усеченным составом лицо сознает, что оно совершает общественно опасное деяние и желает его совершения. Поэтому следует согласиться, что в подобных ситуациях лицо совершает преступление с прямым умыслом.

В доктрине уголовного права также различают заранее обдуманный и внезапно возникший умысел. Заранее обдуманный умысел характеризуется тем, что между появлением намерения совершить преступление и его осуществлением имеется разрыв во времени, лицо при этом взвешивает все «за» и «против», учитывает те или иные моменты в связи с предполагаемым совершением преступления. Поэтому осознание общественной опасности деяния и предвидение его последствий в таких случаях по общему правилу является более четким, а лицо, совершившее преступление, более опасным.

При внезапно возникшем умысле намерение совершить преступление возникает неожиданно под влиянием сложившейся ситуации и тут же приводится в исполнение. Разновидностью внезапно возникшего умысла является аффектированный умысел, когда лицо совершает преступление в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, излсватсль- ством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего (ст. 107 УК). Внезапно возникший умысел при прочих равных условиях характеризует лицо как менее опасное.

С учетом характера предвидения и направленности воли лица различают умысел определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный). При определенном умысле лицо предвидит конкретно определенное преступное последствие, а его воля направлена именно на достижение данного результата. При неопределенном умысле лицо, совершая те или иные общественно опасные действия (бездействие), точно не определяет, какое последствие может наступить. В таком случае лицо подлежит уголовной ответственности за фактически наступившие последствия.

Прямой, косвенный и другие виды умысла

Согласно ч. 1 ст. 25 УК преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

Определения умышленной формы вины закон не содержит. Нет общепринятого определения умышленной формы вины и в науке уголовного права. Понятие умысла раскрывается через его вилы.

Определение прямого умысла сформулировано в ч. 2 ст. 25 УК. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Косвенный умысел определяется в ч. 3 ст. 25 УК. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Приведенные формулировки прямого и косвенного умысла в полном объеме относятся только к преступлениям с материальным составом, поскольку их характеристика предусматривает отношение виновного к последствиям. В составах преступлений с законодательной конструкцией, не предусматривающей последствий как обязательного признака, характеристика умышленной и неосторожной форм вины должна быть иной.

В этом смысле позитивным примером является законодательство иных государств, например УК Республики Беларусь, в котором имеется ст. 24 «Вина в преступлении, не связанном с наступлением последствий». В этой статье сказано:

«1. В преступлении, для наличия которого не требуется наступления общественно опасных последствий, форма вины устанавливается по отношению лица к общественно опасному деянию.

2. Преступление признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия и желало его совершить».

Исходя из анализа данной нормы можно сделать вывод: законодатель Республики Беларусь считает, что подобные преступления могут быть совершены только с прямым умыслом.

Раскрывается содержание прямого умысла в преступлениях с материальным и формальным составами и в Уголовном кодексе Эстонской Республики.

В отечественной науке уголовного права широко распространено мнение, что косвенный умысел, определяемый отношением к последствиям, невозможен в преступлениях, где само деяние образует оконченный состав преступления.

Таким образом, с прямым умыслом могут быть совершены все умышленные преступления независимо от юридической конструкции состава преступления. С косвенным умыслом могут быть совершены лишь те умышленные преступления, в которых последствия относятся к обязательным признакам состава преступления.

Характеристика прямого и косвенного умысла в преступлениях с материальным составом наглядно представлена в табл. 2.

И при прямом и при косвенном умысле в преступлениях с материальным составом интеллектуальный процесс умысла характеризуется:

  • осознанием общественной опасности своего деяния;
  • предвидением общественно опасных последствий.

Некоторые ученые сделали вывод, что по интеллектуальному признаку прямой и косвенный умыслы совпадают, а различие между ними лишь в волевом моменте. Однако данный вывод представляется не корректным.

Таблица 2. Прямой и косвенный умысел в преступлениях с материальным составом

Умысел

Интеллектуальный момент умысла

Волевой момент умысла

Лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия)

Лицо предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий

Лицо желало их наступления

Лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия)

Лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий

Лицо не желало наступления последствий, но сознательно их допускало или относилось к ним безразлично

Закон раскрывает только один момент интеллектуального отношения субъекта, а именно — осознание общественной опасности своего деяния (действия или бездействия). Относительно предвидения общественно опасных последствий этого сказать нельзя. При прямом умысле лицо предвидит или возможность, или неизбежность последствий. При косвенном умысле лицо предвидит лишь возможность последствий. Следовательно, если лицо при совершении преступления предвидело неизбежность последствий в результате своего общественно опасного деяния, то оно признается действовавшим с прямым умыслом со всеми вытекающими из данного вывода последствиями, ибо понятно, что в подобных случаях лицо не может не желать данных последствий. Например, невозможно представить ситуацию, когда лицо предвидит, что в результате его деяния человек неизбежно погибнет, но, не желая причинения ему смерти, все же совершает общественно опасное деяние, приведшее к гибели потерпевшего.

На наш взгляд, для прямого умысла более характерно предвидение неизбежности последствий, чем их реальной возможности.

Сознание общественно опасного характера своего деяния относится к моменту совершения действия или к моменту отказа от его совершения. Предвидение относится к сфере будущего, поскольку оно следует за совершением деяния. Между деянием и последствиями присутствует причинно-следственная связь, которая также должна осознаваться лицом и входить в сферу его предвидения, т. е. интеллектуальным процессом сознания охватывается не только деяние и последствия, но и особенности причинно-следственной связи между деянием и возможными (наступившими) общественно опасными последствиями. Неосознание наличия причинно-следственной связи между деянием и последствиями исключает уголовную ответственность за умышленное преступление. При прямом умысле, когда лицо желает наступления определенных последствий, оно выбирает такой способ совершения деяния, при котором желаемые последствия с его точки зрения должны наступить в обязательном порядке, или, в исключительном случае, вероятность их наступления должна быть реально возможной при определенных обстоятельствах, к которым лицо стремится. Иначе ему не было бы необходимости действовать.

Читайте так же:  Адвокат вадим егоров

Представляется, что в содержание прямого и косвенного умысла включается сознание и предвидение всех фактических обстоятельств, которые соответствуют объективным признакам состава конкретного преступления, предусмотренного уголовным законом. Например, при вменении убийства, совершенного общеопасным способом, обязательным предметом доказывания будет осознание лицом общсопасного способа убийства и предвидение им того, что в результате его деяния смерть угрожала как минимум двум потерпевшим.

Для косвенного умысла последствия не являются желательными. Это плата, которую виновный готов заплатить за достижение иной цели своего деяния. Степень вероятности наступления таких последствий лицо оценивает как реально возможную, т. е., по его мнению, данные последствия могут наступить и с такой же степенью вероятности могут не наступить.

Последствия при прямом умысле составляют цель деяния лица. Последствия при косвенном умысле представляют побочный, нежелаемый результат его деяния. В силу значимости последствий для лица степень вероятности их наступления при прямом и косвенном умысле не могут совпадать. Человек, движимый осознанными побуждениями (мотивами), руководствуясь своим сознанием, на основе интеллекта и воли сам ставит себе цели, избирая наиболее оптимальный способ их достижения. Желаемой цели будет сопутствовать и более высокая степень вероятности ее наступления. При этом необходимо иметь в виду, что иод желанием последствий закон подразумевает стремление лица достичь цели путем активных действий или сознательного бездействия, а не «голое» желание необходимого результата без затраты физических, интеллектуальных и волевых усилий.

В ч. 2 ст. 25 УК сказано, что, совершая преступление с прямым умыслом, лицо предвидит возможность или неизбежность последствий. Законодатель на первый взгляд уравнял степень вероятности наступления последствий при прямом и косвенном умыслах, поскольку в обоих случаях последствия могут быть только реально возможными. Представляется, что это не так. Необходимо учитывать, что интеллектуальный момент вины составляет лишь часть умысла. Не менее важен и его волевой момент.

При прямом умысле виновный всегда стремится к определенным последствиям. Однако не во всех случаях его стремление в силу ряда объективных причин неизбежно приводит к их наступлению. В некоторых случаях его стремление может создать лишь реальную возможность их наступления. В подобных ситуациях при доказанности того, что лицо желало наступления определенных последствий, оно признается действующим с прямым умыслом.

Таким образом, отличие прямого умысла от косвенного заключается как в интеллектуальном, так и в волевом моментах. При прямом умысле лицо, как правило, предвидит неизбежность последствий, к которым оно стремится. В отдельных случаях в силу объективных обстоятельств лицо может предвидеть лишь реальную возможность последствий, стремясь к тому, чтобы они наступили. При косвенном умысле субъект всегда предвидит реальную возможность последствий. Наступившие общественно опасные последствия не являлись целью его деяния. При косвенном умысле цель действий лица и полученный им преступный результат не совпадают изначально. Однако никаких сознательных волевых усилий для предотвращения последствий лицо нс предпринимает. Подобное отношение к общественно опасным последствиям позволяет утверждать, что и при прямом и при косвенном умысле у виновного лица имеется к ним позитивное отношение, только в первом случае — активно позитивное, а во втором — пассивно позитивное.

Предвидение неизбежности последствий своего деяния исключает косвенный умысел. Это признак прямого умысла.

При совершении преступлений, конструкция состава которых исключает последствия, характеристика умысла включает в себя осознание лицом общественно опасного характера совершаемого им деяния и желание его совершения.

В зависимости от того, с каким видом умысла действовало лицо, решается ряд уголовно-правовых вопросов.

1. Если виновное лицо действовало с прямым умыслом, то при отсутствии последствий (при преступлении с материальным составом) или несовершении деяния (при преступлении с формальным составом) содеянное, как правило, квалифицируется по направленности умысла; в зависимости от этапа прерванной преступной деятельности — как приготовление к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления или как покушение на преступление. При косвенном умысле содеянное всегда квалифицируется по фактически наступившим последствиям.

Так, во время распития спиртных напитков между гражданами Щ. и В. возникла ссора, в ходе которой Щ. выгнал В. из дома, а когда тот сошел с крыльца, выстрелил в него из обреза, причинив тяжкий вред здоровью В. Районный народный суд осудил гражданина Щ. за покушение на убийство, обосновав квалификацию тем, что выстрел произведен с близкого расстояния и в жизненно важный орган (голову).

Между тем Щ. отрицал намерение лишить жизни В. Он пояснил, что, обидевшись на В., хотел его «попугать» и выстрелил не целясь, тем более что все происходило ночью.

Из материалов дела видно, что выстрел действительно произведен в темноте, при этом Щ. не проявил интереса к результатам выстрела и сразу возвратился в дом. На вопрос находившейся там гражданки 3. ответил, что В. ушел домой. Ранее отношения между осужденным и потерпевшим были нормальные.

Все это свидетельствовало о том, что Щ. безразлично относился к последствиям своих действий — возможной гибели потерпевшего, т. е. действовал с косвенным умыслом, а при отсутствии прямого умысла на лишение В. жизни содеянное не могло квалифицироваться как покушение на убийство.

2. Предварительная преступная деятельность в виде приготовления к преступлению или покушения на него возможна только при прямом умысле.

3. Совершение преступления, конструкция которого не включает последствия как обязательный признак состава преступления, считается возможным лишь при наличии прямого умысла.

4. Решение вопросов соучастия зависит от вида умысла лица. Например, организатор и подстрекатель могут быть привлечены к уголовной ответственности за соучастие в преступлении только в том случае, когда они действовали с прямым умыслом.

5. Лицо, совершившее преступление с прямым умыслом, как правило, считается более общественно опасным, чем лицо, совершившее преступление с косвенным умыслом, что учитывается при индивидуализации наказания.

Наряду с прямым и косвенным умыслом в теории уголовного права выделяют и иные виды умысла. Поскольку юридическая природа данных видов умысла не определена в законе, им придается разное правовое значение.

Выделяют внезапно возникший и заранее обдуманный умыслы.

Внезапно возникший умысел от заранее обдуманного отличается по времени реализации с момента возникновения. Первый и возникает и реализуется внезапно. Второй реализуется через определенное время после возникновения. При этом достаточно сложно сказать, в каком случае преступление следует признать более общественно опасным. Поэтому при уголовно-пра- вовой оценке содеянного данному факту особого значения не придается. Для закона безразлично, когда у лица возник умысел, например, совершить убийство: год назад или за мгновение до преступления. И в том и в другом случае содеянное будет квалифицировано как убийство независимо от времени возникновения умысла. Однако время возникновения умысла при наличии дополнительных обстоятельств, предусмотренных законом, может иметь правовое значение. Например, если умысел совершить убийство или причинение тяжкого вреда здоровью возник и был реализован внезапно, в состоянии аффекта, в ответ на противоправное или аморальное поведение жертвы, то содеянное квалифицируется как преступление с привилегированным составом.

Преступление, совершенное в состоянии аффекта, относится к преступлениям с внезапно возникшим умыслом. Данное преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Лицо, совершающее преступление в состоянии аффекта, может стремиться убить «обидчика», т. е. действует с прямым умыслом причинения смерти, но может совершить данное преступление и с косвенным умыслом, например с целью наказать «обидчика», безразлично относясь к возможным последствиям своих действий.

Заранее обдуманный умысел также может быть как прямым, так и косвенным. Например, вынашивая планы проучить кого- либо, лицо может стремиться как к его смерти, так и только к его избиению, допуская в результате избиения потерпевшего любые последствия, в том числе и самые тяжкие.

В зависимости от степени конкретизации и определенности последствий, предвиденных виновным, различают умысел конкретизированный (определенный) и неконкретизированный (неопределенный).

Конкретизированным (определенным) признается умысел, при котором лицо осознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит конкретные, определенные его последствия, желает данные последствия или сознательно их допускает либо относится к ним безразлично. При этом лицо может предвидеть, желать или допускать одно определенное последствие. В таком случае умысел определяется как простой. Лицо может желать или допускать сразу несколько определенных последствий, например, и (или) смерть потерпевшего, и (или) его увечье, что получится. В подобных случаях умысел называют альтернативным.

По нашему мнению, вменять покушение на преступление можно только при доказанности того, что лицо действовало с прямым конкретизированным умыслом. В противном случае содеянное должно квалифицироваться по фактически наступившим последствиям.

Неконкретизированным признается умысел, при котором лицо осознавало общественно опасный характер своего деяния, предвидело, что в результате наступят какие-то конкретно неопределенные общественно опасные последствия, желало их наступления или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично. Например, совершая хищение, избивая потерпевшего, уклоняясь от уплаты налогов, лицо может не конкретизировать последствия своего деяния (размер хищения, тяжесть причиненного вреда, сумму, подлежащую уплате).

Представляется, что в тех случаях, когда лицо предвидело несколько неопределенных последствий (как результат своего деяния), независимо от содержания умысла (прямого или косвенного) содеянное всегда должно квалифицироваться исходя из фактически наступивших последствий.

Таким образом, выделяемые в теории уголовного права иные виды умысла, на наш взгляд, лишь уточняют, конкретизируют умышленную форму вины в рамках законодательно определенного прямого или косвенного умысла. Вне рамок прямого или косвенного умысла они не существуют. В случае если виновный действовал с простым прямым умыслом на одно определенное последствие, например причинение смерти, хищение в особо крупных размерах и т. д., при недостижении желаемого преступного результата содеянное им должно квалифицироваться как покушение на совершение соответствующего преступления. Во всех остальных случаях содеянное должно квалифицироваться по фактически наступившим последствиям, даже если виновный действовал с прямым умыслом, но не простым, а альтернативным или неопределенным. Утверждение о правильности квалификации действий виновного как покушения на «наибольшее» из альтернативно желаемых последствий представляется некорректным. В подобных случаях степень вероятности разных последствий одинакова. Для выделения «наибольшего» не имеется ни субъективных, ни объективных оснований. Поэтому, если виновный бросает в потерпевшего с расстояния нескольких метров тяжелый предмет в целях причинения любых возможных последствий — смерти потерпевшего, его ранения и т. д., то ответственность должна наступать не за возможные, а за фактически наступившие последствия: в случае причинения смерти — по ст. 105 УК, при причинении тяжкого вреда здоровью — по ст. 111 УК и т. д. Вменять покушение на убийство только потому, что оно было желательно и реально возможно наряду с другими последствиями, нельзя. Если виновный вскрывает сейф в целях хищения любой находящейся в нем суммы денег, то и отвечать он должен за хищение в размере украденного, а не за покушение на хищение в особо крупных размерах, даже если он желал похитить как можно больше. Однако при доказанности умысла на хищение в особо крупных размерах ответственность должна наступать за покушение на данное преступление.