Полномочия защитника упк

Рубрики Статьи

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. 1008 с.

Статья 53. Полномочия защитника

1. С момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе:

1) иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания в соответствии с пунктом 3 части четвертой статьи 46 и пунктом 9 части четвертой статьи 47 настоящего Кодекса;

2) собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей статьи 86 настоящего Кодекса;

3) привлекать специалиста в соответствии со статьей 58 настоящего Кодекса;

4) присутствовать при предъявлении обвинения;

5) участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в порядке, установленном настоящим Кодексом;

6) знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому;

7) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;

8) заявлять ходатайства и отводы;

9) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора;

10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом;

11) использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты.

2. Защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

1. Цели защитника в уголовном процессе состоят в следующем: а) выявление обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность, б) оказание им необходимой юридической помощи и достижение наиболее благоприятных процессуальных для них решений по данному делу. Задачами защитника по реализации указанных целей являются: выработка совместно со своим подзащитным позиции и плана защиты, определение способов и средств защиты, т.е. тех процессуальных действий, которые необходимо выполнить, и тех доказательств, которые необходимо приобщить к делу и исследовать. Для достижения этих целей закон наделяет защитника процессуальными полномочиями, которые сформулированы в данной статье. Защитник, в отличие от обвиняемого, обязан доказывать невиновность своего подзащитного, однако, так же, как и обвиняемый, не несет бремя доказывания по делу. Это означает, что все сомнения относительно фактических обстоятельств дела толкуются в пользу стороны защиты, поэтому защитнику достаточно доказать оправдывающие обвиняемого обстоятельства таким образом, чтобы они оставались установленными, как минимум, с вероятностью.
2. Существенной новацией является предусмотренное в пункте 1 части 1 настоящей статьи право защитника собирать и представлять доказательства, в то время как по УПК РСФСР декларировалось право защитника лишь представлять доказательства. Однако представление доказательств без их предварительного собирания невозможно, поэтому фактически речь в УПК РСФСР шла о представлении защитником лишь предметов и документов, которые могли стать доказательствами в случае их приобщения к делу по ходатайству защитника органом дознания, следователем и судом. О собирании защитником доказательств см. комментарий к ст. 86 настоящего Кодекса.
3. Новым полномочием защитника является также его право привлекать специалиста (см. о нем комментарий к ст. 58 настоящего Кодекса). Однако делать он это может только в порядке ст. 58, 168, 270, в соответствии с которыми специалист привлекается к участию в следственных действиях следователем и судом. Таким образом, защитник может заявить ходатайство о привлечении к участию в следственных действиях, проводимых с его участием, приглашенного им специалиста, причем дознаватель, следователь и суд не вправе ему в этом отказать. Так, согласно ч. 4 ст. 271 суд обязан удовлетворить ходатайство о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в суд по инициативе той или иной стороны.
4. Защитник имеет право присутствовать при предъявлении обвинения (п. 4 ч. 1). Термин «присутствовать» не означает, что защитник лишь пассивно наблюдает за предъявлением обвинения. Он вправе знакомиться с постановлением о привлечении лица в качестве обвиняемого, снимать с него копии или делать выписки, при необходимости разъяснять подзащитному сущность обвинения, его права и обязанности, обсуждать с ним наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса, правовую позицию, которую необходимо занять по предъявленному обвинению.
5. Защитник имеет право участвовать во всех допросах защищаемого им подозреваемого или обвиняемого. К сожалению, новый Кодекс, в отличие от УПК РСФСР (ч. 3 ст. 51), не дает прямого ответа, вправе ли защитник в ходе допроса подозреваемого и обвиняемого или при проведении иных следственных действий, связанных с дачей показаний их участниками, задавать им вопросы. В ст. 173, посвященной допросу обвиняемого, сказано лишь о том, что порядок допроса регулируется ст. 189. Однако в названной статье предусмотрен порядок допроса свидетеля, причем согласно части 5 этой статьи адвокат только присутствует при допросе, но задавать вопросы не вправе. Таким образом, по буквальному смыслу ст. 52, 173 и 189, защитник-адвокат не имеет возможности в ходе допроса задавать вопросы своему подзащитному, что делает практически бессмысленным его участие в этом следственном действии. Тем не менее, по некоторым косвенным признакам можно сделать вывод, что защитник все же может задавать вопросы допрашиваемым лицам. Так, в ч. 2 ст. 190 сказано, что в протокол допроса записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем. Ясно, что следователь отводит не свои собственные вопросы, а вопросы других лиц, принимающих участие в допросе, в т.ч. защитника. В отношении иных следственных действий с участием подозреваемого или обвиняемого установлено новое правило о том, что защитник принимает в них участие лишь в случаях, если он или его подзащитный заявят об этом ходатайство (п. 5 ч. 1). Согласно нормам УПК РФ при проведении следственных действий защитник может:
· делать заявления (ч. 4 ст. 166), подлежащие занесению в протокол следственного действия, замечания о дополнении и уточнении протокола (ч. 6 ст. 166);
· имеет право на предъявление ему всего обнаруженного и изъятого при осмотре (ч. 4 ст. 177);
· с разрешения следователя присутствовать при обыске (ч. 11 ст. 182);
· знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и ходатайствовать о внесении в него дополнительных вопросов эксперту; заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении; ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении; присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту; знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта (ч. 1 ст. 198);
· участвовать в исследовании доказательств в судебном разбирательстве (ч. 1 ст. 248).
6. Согласно сложившейся судебной практике признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона неизвещение защитника о проведении следственных действий, если он заявлял ходатайство о намерении в них участвовать (Бюллетень ВС РФ, 1997, N 2, с. 18 и др.).

7. В пункте 6 части 1 комментируемой статьи упоминаются иные (помимо протокола задержания, постановления о применении меры пресечения и протоколов следственных действий с участием подозреваемого, обвиняемого) документы, которые предъявлялись или должны были предъявляться подозреваемому и обвиняемому и с которыми также имеет право знакомиться защитник. Прежде всего, следует отметить, что защитнику, обвиняемому и подозреваемому должны предъявляться все решения, которые могут быть обжалованы ими вышестоящему прокурору или в суд. Как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, «непременной составляющей права на судебную защиту является обеспечение заинтересованным лицам возможности представить суду доказательства в обоснование своей позиции, а также высказать свое мнение относительно позиции, занимаемой противоположной стороной, и приводимых ею доводов; без ознакомления с вынесенным в отношении заинтересованного участника процесса решением и его обоснованием он не в состоянии не только должным образом аргументировать свою жалобу в суд, но и правильно определить, будет ли обращение в суд отвечать его интересам» (определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 г. N 285-О «По жалобе гражданина Панфилова Р.П. на нарушение его конституционных прав статьей 92 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР»). Кроме того, в постановлении от 27 июня 2000 г. N 11-П ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 47 И ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 51 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНИНА В.И. МАСЛОВА Конституционный Суд РФ также указал, что «отказ защитнику в ознакомлении с материалами следствия, которые были добыты с участием подозреваемого или стали ему известны иным образом до признания его подозреваемым, как и ограничение права защитника выписывать из материалов, с которыми он был ознакомлен до окончания следствия, любые сведения и в любом объеме не имеют разумного основания, не могут быть оправданы интересами следствия или иными конституционно значимыми целями, допускающими соразмерные ограничения прав и свобод».

С учетом сказанного, в данном пункте ст. 53 имеются в виду такие документы, как: постановление о возбуждении уголовного дела, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, о назначении экспертизы, о продлении сроков содержания под стражей и сроков предварительного расследования, а также другие материалы доследственной проверки и предварительного расследования, которые были добыты с участием подозреваемого или стали ему известны иным образом до признания его подозреваемым.

8. Пунктом 11 настоящей статьи защитнику предоставлено право использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты. Применение таких средств и способов ограничено, в частности, запретом разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными защитнику в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса (ч. 2 ст. 53). Как представляется, к числу этих средств и способов можно отнести следующие:
· обращение в средства массовой информации, в правозащитные организации и в международные суды;
· проведение медицинских обследований подозреваемого и обвиняемого и получение соответствующих заключений;

· открытое использование в ходе проведения следственных действий и судебных заседаний фотографирования, киносъемки (получение изображения движущихся объектов на светочувствительной пленке), видеозаписи и звукозаписи. В соответствии с ч. 5 ст. 241, «п роведение фотографирования, видеозаписи, киносъемки допускается с разрешения председательствующего в судебном заседании и с согласия сторон, если это не создает препятствий для судебного разбирательства». В отношении звуко-, или аудиозаписи, в той же части ст. 241 предусмотрен не разрешительный, а явочный порядок: «Проведение аудиозаписи не допускается, если это создает препятствие для судебного разбирательства». Иначе говоря, применение фотографирования, видеозаписи, киносъемки и звукозаписи допускается законом. Таким образом, использование этих видов фиксации хода и результатов процессуальных действий защитником в суде можно считать способом защиты, который не запрещен законом.

Читайте так же:  Заявление на постановку авто в гаи

К ВОПРОСУ О ПОЛНОМОЧИЯХ ЗАЩИТНИКА ПО СОБИРАНИЮ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Данное положение нашло свое дальнейшее развитие в уголовно-процессуальном законодательстве, подтверждая тем самым, что современная концепция российского уголовного судопроизводства основывается на принципе состязательности сторон и ориентирована на усиление защиты конституционных прав и законных интересов участников процесса, ужесточение правовых требований к допустимости доказательств.

Во все времена традиционным и характерным для состязательной конструкции процесса являлось выделение трех основных процессуальных функций: обвинения, защиты и разрешения дела, а обязательными элементами состязательности являются: а) отделение обвинения от суда; б) процессуальное положение обвинения и защиты как сторон; в) процессуальное равенство сторон; г) активное, самостоятельное положение суда по отношению к сторонам(1).

Как справедливо отмечал Р. Д. Рахунов, «главное в защите — это оказание юридической помощи подзащитному, представление суду таких данных, которые опровергают обвинение или смягчают ответственность подсудимого»(2). Именно поэтому по большинству уголовных дел бремя поиска и представления этих данных ложится на плечи защитника.

В соответствии с ч. 1 ст. 49 УПК РФ защитник — это лицо, осуществляющее в установленном Уголовно-процессуальным кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. Участие защитника в уголовном процессе регламентировано ст.ст. 49—53 УПК РФ.

В соответствии со ст. 53 УПК РФ защитник в уголовном судопроизводстве наделен обширными полномочиями. УПК РФ, предоставляя защитнику широкие возможности для участия в производстве по уголовным делам, усилил и его роль в доказывании. Однако и по сей день один из давних дискуссионных вопросов теории и практики российского уголовного процесса — вопрос о наделении защитника правом собирания доказательств — остается весьма спорным и актуальным.

Ряд юристов с удовлетворением констатируют, что УПК РФ (ст. ст. 53, 86) предоставляет адвокату— защитнику возможность самостоятельно собирать доказательства по уголовному делу(3). Подобное суждение, на наш взгляд, вряд ли может считаться состоятельным, поскольку собирание доказательств представляет собой их поиск, обнаружение, истребование, представление и последующее процессуальное оформление (закрепление) в установленном законом порядке. Тем самым здесь неразрывно связаны познавательная и удостоверительная стороны доказывания. И именно поэтому мы считаем, что собирание и представление доказательственной информации защитником происходит в достаточно специфических условиях и нуждается в более углубленном исследовании.

В ранее действовавшем уголовно-процессуальном законе защитник наделялся только лишь правом представления доказательств (ч. 2 ст. 51, ч. 2 ст. 70 УПК РСФСР). Роль защитника при этом сводилась к заявлению ходатайств о производстве тех или иных следственных действий либо о приобщении к уголовному делу документов или предметов. Фактические данные, полученные по уголовному делу, на стадии

предварительного расследования или судебного разбирательства становились доказательствами только после процессуальных действий следователя, дознавателя или судьи, т. е. защитник просил, а следователь, дознаватель или судья решали, быть доказательству или не быть. Таким образом, следователь, дознаватель или судья собирали доказательства, а иные участники, в частности защитник, содействовали этому. Поэтому никто и не утверждал, что по УПК РСФСР защитник имел право на самостоятельное собирание доказательств.

В УПК РФ законодатель закрепил право защитника не только представлять, но и собирать доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном ч. 3 ст. 86 УПК РФ (п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ). Согласно данной норме защитник вправе собирать доказательства путем:
получения предметов, документов и иных сведений;
опроса лиц с их согласия;
истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Поскольку в ст. 86 УПК РФ, озаглавленной «Собирание доказательств», прямо говорится о собирании доказательств защитником наряду с органами уголовного преследования и судом, то некоторые ученые и практики позволяют себе делать вывод, что защитник действительно наделен правомочиями в основной части доказывания — собирании доказательств. Например, по мнению Е. Б. Мизулиной, наделение защитника полномочиями по собиранию доказательств служит одной из гарантий принципа состязательности(1). Однако, по нашему мнению, такой вывод является поспешным, поскольку объявить право и гарантировать его реализацию — не одно и то же. Необходимо уяснить, насколько данное положение уголовно-процес-суального закона обеспечено реальным механизмом его применения.

Сегодня в юридической литературе учеными и практиками все чаще высказывается мнение о «полуступенчатости» права защитника по собиранию и представлению доказательств. Так, ряд авторов единодушны в том, что идея формирования состязательного уголовного процесса не была реализована законодателем в должной мере(2), о чем свидетельствуют положения действующего УПК РФ.

С одной стороны, в ч. 3 ст. 86 УПК РФ законодатель перечисляет, что именно признается доказательствами, право собирать и представлять которые предоставлено защитнику, а с другой — в ч. 2 ст. 74 УПК РФ в перечень доказательств по уголовному делу не включает пункт о признании представленных адвокатом сведений в качестве доказательств.

Мы полагаем, что уголовно-процес-суальный закон не дает защитнику права самостоятельно собирать именно доказательства. Поскольку одной из ключевых здесь выступает норма ст. 74 УПК РФ, то, исходя из общепринятого понимания доказательства как единства содержания и формы, единства сведений и их источников, право защитника собирать доказательства можно подвергнуть сомнению. Жесткий перечень видов доказательств закреплен в ч. 2 ст. 74 УПК РФ. В качестве доказательств допускаются: показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля; заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы (ч. 2 ст. 74 УПК РФ). Следовательно, только эти семь источников процессуальной информации являются доказательствами по уголовному делу. Исчерпывающий перечень доказательств, установленный уголовно-процес-суальным законом, не содержит ни «опросов лиц», ни «предметов и документов», собранных защитником на основании ч. 3 ст. 86 УПК РФ(3).

Кроме того, необходимо отметить, что доказательства должны соответствовать целому ряду требований уголовно-процессуального закона, и одно из этих требований — законность способа получения доказательства. Как правильно отмечает Б. С. Тетерин, «законность способа получения доказательств является неотъемлемой частью самого понятия доказательства»(1).

Собирание доказательств согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий. Таким образом, исключительной компетенцией на производство следственных (и судебных) действий обладает лишь орган, осуществляющий производство по делу в соответствующей стадии(2). Из положений УПК РФ следует, что законодатель рассматривает доказательства как сведения, полученные уполномоченным должностным лицом процессуальным путем, т. е. путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ, в форме, указанной в ч. 2 ст. 74 УПК РФ.

Для защитника законодатель предусмотрел полномочия по осуществлению трех мер, упомянутых в ч. 3 ст. 86 УПК РФ, однако ни одна из них следственным действием не является. Иными словами, получаемая защитником информация априори не может признаваться доказательством, поскольку принципиально отличается от доказательств в части субъектов, осуществляющих поиск и познание, методов осуществления указанных действий и источников получения сведений.

Таким образом, анализ действующего уголовно-процессуального законодательства позволяет прийти к выводу о том, что ч. 3 ст. 86 УПК РФ не наделяет защитника правом собирать доказательства.

Законодатель сам осторожно говорит о «получении предметов, документов и иных сведений» (п. 1 ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Уже то, что совершенно справедливо с точки зрения теории доказательств говорится о получении предметов, документов и иных сведений, т. е. информации, а не доказательств, подтверждает сказанное. Действительно, полученные защитником сведения не могут сразу же войти в систему доказательств по уголовному делу, поскольку они не обладают процессуальным статусом. Так же сконструирован и п. 2 ч. 3 ст. 86 УПК РФ: «опрос лиц с их согласия». Таким способом собранные защитником сведения это тоже всего лишь информация, которая без соответствующего процессуального оформления лишена признака достоверности. А чтобы оперировать в уголовном процессе доказательствами, необходимо закрепить полученные сведения надлежащим процессуальным путем на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона. Ведь только после уголовно-процессуального собирания обнаруженные защитником носители информации приобретают качество источников доказательств, а сами сведения становятся процессуальным доказательством.

По мнению Ю. П. Гармаева, «показания лиц, опрошенных защитниками, предметы, документы и иные сведения могут по своему содержанию являться доказательствами (ч. 1 ст. 74 УПК РФ), но сами по себе, вне их процессуального оформления судом, прокурором, следователем или дознавателем, не могут быть признаны допустимыми доказательствами»(3).

На наш взгляд, верную позицию в этом вопросе также занимает С. А. Шейфер, который указывает, что «признать представленный объект доказательством, ввести его в дело, т. е. включить в систему уже собранных доказательств — это исключительная прерогатива органа расследования, прокурора и суда. Принятие решения о приобщении предмета или документа к делу в сущности представляет собой акт закрепления доказательства, завершающий момент собирания (формирования) доказательства. Пока такое решение не принято — доказательства еще не существует. Оно еще “не собрано”, не сформулировано»(4).

То что в ч. 3 ст. 86 УПК РФ речь идет не о собирании и представлении защитником доказательств, а о собирании и представлении документов и предметов для приобщения к уголовному делу в качестве доказательств, справедливо отмечает Н. П. Царева(1), и мы разделяем ее точку зрения. Тем более что данное положение уголовно-процессуального закона воспроизводит способы собирания адвокатом информации в пользу своего подзащитного, установленные ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ, согласно которой адвокат вправе:

«1) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката;

Читайте так же:  Зафиксируй правонарушение

2) опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь;

3) собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации».

Следовательно, деятельность защитника по реализации полномочий, предусмотренных ч. 3 ст. 86 УПК РФ, ни с точки зрения полученных результатов, ни с точки зрения методов ее осуществления нельзя считать собиранием доказательств. Поэтому до признания представленных сведений, документов и предметов доказательствами они не имеют такого статуса. На это справедливо указывает Ю. И. Стецовский: «Собирать доказательства разрешается в пределах процессуальной формы и только лицу, производящему дознание, следователю, прокурору, суду»(2).

Полагаем, что только представленные защитником справки, характеристики, иные документы, истребованные от органов государственной власти и прочих организаций в рамках п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ, которые согласно ст. 84 УПК РФ обладают процессуальной формой, могут быть приобщены в качестве доказательств по уголовному делу, поскольку субъект доказывания имеет реальную возможность подвергнуть их проверке на предмет относимости и достоверности и сделать их дальнейшее использование в качестве доказательств допустимым.

По мнению Б. И. Пинхасова, в случае представления документа участником уголовного судопроизводства, имеющим такое право, необходимо допросить владельца подобного документа(3). Между тем необходимо отметить, что в современных условиях подобное суждение не может считаться состоятельным, поскольку согласно п. 2 ч. 2 ст. 56 УПК РФ адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, не может быть допрошен в качестве свидетеля. Тем самым уголовно-процессуальный закон запрещает получение показаний у защитника, принимающего участие в уголовном деле, в случаях когда защитник и его подзащитный не заинтересованы в оглашении тех или иных сведений. Данное положение нашло подтверждение в решении Конституционного Суда Российской Федерации, который определил, что п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ «не служит для адвоката препятствием в реализации права выступить свидетелем по делу при условии изменения впоследствии правового статуса и соблюдения прав и законных интересов лиц, доверивших ему информацию»(4). А в остальных случаях, по нашему мнению, существует возможность допросить

в качестве свидетеля, например, исполнителя представленной справки, характеристики, иного документа и только в том случае, если этому лицу могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 56 УПК РФ).

Нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что защитник, исходя из требования п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, вправе собирать и представлять доказательства для оказания юридической помощи. Однако п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ отсылает к ч. 3 ст. 86 УПК РФ, регламентирующей собирании доказательств. В ней уже нет ссылок и указаний на цель, которая стоит перед защитником. А раз так, защитник вправе в пределах предоставленных ему полномочий не только оказывать юридическую помощь своему подзащитному, но и осуществлять функции защиты в полном объеме: смягчение ответственности подзащитного; установление его невиновности либо меньшей виновности.

На основании вышеизложенного мы приходим к выводу о том, что в уголовном судопроизводстве в силу предоставленных полномочий (п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ и п. 3 ч. 3. ст. 86 УПК РФ) защитник вправе собирать и представлять предметы, документы, иные сведения, а также справки, характеристики и иные документы органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые, по его мнению, могут стать доказательствами, оправдывающими или смягчающими вину его подзащитного.

Статья 53 УПК РФ. Полномочия защитника

1. С момента вступления в уголовное дело защитник вправе:

1) иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания в соответствии с пунктом 3 части четвертой статьи 46 и пунктом 9 части четвертой статьи 47 настоящего Кодекса;

2) собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью третьей статьи 86 настоящего Кодекса;

3) привлекать специалиста в соответствии со статьей 58 настоящего Кодекса;

4) присутствовать при предъявлении обвинения;

5) участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в порядке, установленном настоящим Кодексом;

6) знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому;

7) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;

8) заявлять ходатайства и отводы;

9) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй, кассационной и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора;

10) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом;

11) использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты.

2. Защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя, дознавателя краткие консультации, задавать с разрешения следователя, дознавателя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь или дознаватель может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол.

3. Защитник не вправе разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с осуществлением защиты, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса. За разглашение данных предварительного расследования защитник несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Комментарии к ст. 53 УПК РФ

1. Анализ уголовно-процессуального закона указывает на то, что защитник имеет несколько больше прав, чем перечислено в ч. ч. 1 и 2 коммент. ст. Все права защитника можно подразделить на четыре группы:

а) права, одинаковые с правами всех других участвующих в уголовном процессе лиц;

б) права участника следственного действия;

в) права защитника, одинаковые с правами подзащитного;

г) специфические права защитника.

2. С помощью данной классификации попробуем сформулировать максимально полный перечень прав защитника. На наш взгляд, он выглядит следующим образом.

А. Права защитника, одинаковые с правами всех других участвующих в уголовном процессе лиц, таковы. Защитник имеет право:

1) знать свои права, обязанности и ответственность (ч. 1 ст. 11 УПК);

2) делать заявления, давать консультации и т.п. на своем родном языке или языке, которым владеет;

3) пользоваться услугами переводчика;

4) представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи;

5) заявлять ходатайства;

6) заявлять отводы любому из лиц, перечисленных в ст. ст. 61 — 72 УПК;

7) приносить жалобы на действия (бездействие) и (или) решения следователя (дознавателя и др.), суда (судьи) и (или) участвовать в их рассмотрении судом.

Б. Права защитника как участника следственного действия:

8) быть уведомленным о применении технических средств;

9) знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие;

10) требовать внесения в протокол следственного действия поправок;

11) требовать дополнения протоколов следственных действий и внесения в них уточнений;

12) делать письменные замечания по поводу правильности и (или) полноты записей в протоколе следственного действия;

13) удостоверять правильность фиксации в протоколе хода и результатов (показаний) следственного действия, в котором он принимал участие.

В. Права защитника, одинаковые с правами подзащитного, можно подразделить на общие права и права защитника при назначении и производстве судебной экспертизы:

— общие права защитника, одинаковые с правами подзащитного, следующие. Защитник вправе:

14) присутствовать при предъявлении обвинения;

15) иметь с подозреваемым (обвиняемым и др.) свидания наедине и конфиденциально без большего, чем предусмотрено в ч. 4 ст. 92 УПК, ограничения их числа и продолжительности;

16) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, знакомиться с материалами, на основании которых принимаются судебные решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей, если эти решения затрагивают права и свободы подзащитного , выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 12 мая 2003 г. N 173-О «По жалобе гражданина Коваля Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями статей 47 и 53 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Собр. законодательства РФ. 2003. N 27 (ч. 2). Ст. 2872.

17) дополнительно ознакомиться с материалами уголовного дела на стадии подготовки к судебному заседанию (ч. 3 ст. 227 УПК);

18) участвовать в предварительном слушании;

19) участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, апелляционной, кассационной, надзорной инстанций, ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора, а также в рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого и др.) меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста; о переводе подозреваемого (обвиняемого и др.), к которому в качестве меры пресечения применено содержание под стражей, в психиатрический стационар и о прекращении уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего обвиняемого с применением к нему принудительной меры воспитательного воздействия;

20) участвовать в исследовании доказательств во время судебного следствия;

21) излагать суду свое мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства (ч. 1 ст. 248 УПК);

22) представить суду в письменном виде предлагаемую им формулировку решения по вопросам, указанным в п. п. 1 — 6 ч. 1 ст. 299 УПК (ч. 7 ст. 292 УПК);

23) знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания;

24) знать о принесенных по делу жалобах и протестах, знакомиться с содержанием таковых (ч. 2 ст. 407 УПК), когда таковые касаются интересов подзащитного, и подавать на них возражения;

25) представлять суду, рассматривающему дело в кассационном, надзорном порядке, ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, дополнительные материалы;

26) при рассмотрении дела в кассационном, надзорном порядке, ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств после доклада судьи (прокурора) дать свои устные объяснения;

— права защитника при назначении и производстве судебной экспертизы:

Читайте так же:  Какую отчетность сдавать в пфр если нет сотрудников

27) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;

28) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;

29) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;

30) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;

31) присутствовать с разрешения следователя (дознавателя и др.) при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;

32) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта (ст. 198 УПК).

Г. Специфические права защитника:

33) знать, в чем обвиняется (подозревается) его подзащитный;

34) при наличии к тому оснований заявлять самоотвод (ч. 1 ст. 62 УПК);

35) лично ознакомиться с каждым из вынесенных следователем (дознавателем и др.) постановлений о привлечении подзащитного в качестве обвиняемого;

36) собирать необходимые для оказания юридической помощи доказательства путем получения предметов, документов и (или) иных сведений; опроса лиц с их согласия; истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и (или) организаций (ч. 3 ст. 86 УПК);

37) привлекать специалиста;

38) участвовать в допросе подозреваемого (обвиняемого), а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого (обвиняемого) либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника в порядке, установленном УПК;

39) давать в присутствии следователя (дознавателя и др.) во время производства следственного действия своему подзащитному краткие консультации по вопросам, касающимся предмета оказываемой им юридической помощи;

40) в случае если он принимает участие в допросе (очной ставке, проверке показаний на месте), задавать с разрешения следователя (дознавателя и др.) вопросы допрашиваемым лицам;

41) требовать занесения в протокол следственного действия, в котором он принимал участие, каждого заданного им с разрешения следователя (дознавателя и др.) допрашиваемому вопроса;

42) знакомиться с протоколом задержания, постановлением об избрании (отмене, изменении) меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого (обвиняемого и др.), иными документами, которые предъявлялись и (или) должны были предъявляться подозреваемому (обвиняемому и др.);

43) иметь время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве, если он вновь вступил в уголовное дело на судебной стадии (ч. 3 ст. 248 УПК);

44) участвовать в прениях сторон;

45) быть допущенным к сведениям, составляющим государственную тайну, без проведения специальных проверочных мероприятий, если он участвует в деле, связанном с подобного рода сведениями (ч. 1 ст. 21.1 Закона РФ «О государственной тайне»);

46) использовать иные не запрещенные УПК средства и способы защиты.

3. Поясним содержание некоторых прав. Уголовно-процессуальное законодательство не предполагает наличия какого-либо особого — разрешительного — порядка вступления адвоката в уголовный процесс в качестве защитника. От лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, не требуется принимать правоприменительные акты, разрешающие или же запрещающие адвокату участвовать в уголовном процессе в качестве защитника. У следователя (дознавателя и др.) нет полномочий по принятию соответствующих актов, если являющийся адвокатом защитник не подлежит отводу. Это правило касается и порядка реализации права защитника-адвоката иметь свидания с подозреваемым (обвиняемым и др.), содержащимся под стражей .

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 25 октября 2001 г. N 14-П «По делу о проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и пункте 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», в связи с жалобами граждан А.П. Голомидова, В.Г. Кислицина и И.В. Москвичева» // Собр. законодательства РФ. 2001. N 48. Ст. 4551.

4. Иначе говоря, реализовать предусмотренное п. 1 ч. 1 коммент. ст. свое право защитник-адвокат может и в том случае, если он не получил от следователя (дознавателя и др.), суда (судьи) разрешения на свидание с подзащитным.

5. Другое дело, когда в качестве защитника допущено иное, не являющееся адвокатом лицо. Свидание такого защитника с подзащитным предоставляется по предъявлении определения или постановления суда, допустившего данное лицо до участия в деле в качестве защитника, а также документа, удостоверяющего его личность (ч. 1 ст. 18 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» ).

См.: Собр. законодательства РФ. 1995. N 29. Ст. 2759.

6. Свидание с подзащитным наедине означает «вдвоем без посторонних» . При таком свидании допустимо присутствие лишь переводчика. На данное обстоятельство указал Конституционный Суд РФ в своем Определении от 7 декабря 2001 г. N 276-О «По жалобе гражданина Исламова Лечи Сераевича на нарушение его конституционных прав пунктами 4 и 5 части первой статьи 17 и статьей 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» .

См.: Ожегов С.И. Указ. соч. С. 323.

См.: Собр. законодательства РФ. 2002. N 7. Ст. 743.

7. Свидания должны проходить как наедине, так одновременно и конфиденциально, то есть доверительно, без последующей огласки, секретно . Иначе говоря, во-первых, все, что будет сказано и сделано во время свидания, не должно подлежать последующей огласке как (и прежде всего) со стороны защитника, так и со стороны подозреваемого (обвиняемого и др.). Нарушение этого правила возможно лишь по общей подозреваемого (обвиняемого и др.) и защитника договоренности. Во-вторых, свидания с подзащитным проводятся в условиях, позволяющих сотруднику правоохранительных органов видеть их, но не слышать, о чем они говорят. В-третьих, если во время свидания присутствовали переводчик или иное лицо, которым стало что-либо известно о ходе (результатах) встречи между защитником и его подзащитным или же были услышаны какие-то сведения (которыми они не располагали ранее), указанные лица (в том числе переводчик) не имеют права кому-либо рассказывать об увиденном (услышанном). Данный запрет распространяется и на передачу информации следователю (дознавателю и др.). В-четвертых, процесс переговоров, осуществляемых между защитником и его подзащитным, не может быть подвергнут прослушиванию и оперативно-розыскному документированию.

См.: Словарь иностранных слов. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1989. С. 257; Ожегов С.И. Указ. соч. С. 252.

8. Наедине и конфиденциально должны проходить все свидания защитника с подзащитным, если они того пожелают. Причем число и продолжительность свиданий следователь (дознаватель и др.) не может ставить в зависимость от соблюдения или несоблюдения защитником, подозреваемым (обвиняемым и др.) каких бы то ни было не предусмотренных законом условий (правил, требований).

9. Единственное ограничение продолжительности свиданий защитника с подзащитным закреплено в ч. 4 ст. 92 УПК. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого, задержанного в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК, продолжительность свидания защитника с таковым может быть ограничена двумя часами. Такое ограничение возможно лишь при соблюдении одного обязательного условия. Следователь (дознаватель и др.) до начала свидания должен уведомить защитника и подозреваемого о том, что имеется необходимость производства процессуальных действий с участием подозреваемого и в связи с этим их свидание после истечения двух часов будет прервано.

10. На защитника уголовно-процессуальное законодательство возложило следующие обязанности:

1) действовать в интересах подзащитного;

2) согласовывать с подзащитным выбор средств и способов защиты;

3) отказаться от защиты двух и более подозреваемых (обвиняемых и др.), если интересы одного из них противоречат интересам другого (ч. 6 ст. 49 УПК);

4) явиться по вызову лица или органа, в производстве которых находится возбужденное уголовное дело или же которым поручено проведение процессуального действия с участием защитника;

5) заранее уведомить следователя (дознавателя и др.) о причинах неявки;

6) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела;

7) соблюдать порядок в судебном заседании;

8) подчиняться распоряжениям председательствующего (ст. 258 УПК);

9) не отказываться от принятой на себя защиты подозреваемого (обвиняемого и др.);

10) не разглашать сведения, сообщенные ему в связи с осуществлением защиты и (или) оказанием другой юридической помощи;

11) не совершать при оказании юридической помощи правонарушений;

12) следовать иным предъявляемым к нему УПК требованиям.

11. От защитника, являющегося адвокатом, помимо того требуется:

13) честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы подзащитного всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами;

14) исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации (ч. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»);

15) отказаться от заключения контракта о конфиденциальном содействии (негласном содействии) органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (ч. 5 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

12. Приведенный здесь перечень обязанностей защитника нельзя признать исчерпывающим.

13. См. также комментарий к ст. ст. 21, 72, 173, а также ко всем иным упомянутым здесь статьям УПК .

Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Права, обязанности и ответственность защитника. Комментарий к статье 53 УПК; Рыжаков А.П. Защитник в уголовном процессе: Научно-практическое руководство. М.: Экзамен, 2007.