Экспертиза необходимой обороны

Рубрики Статьи

Самооборона без ответственности

В мае текущего года более 100 тыс. пользователей портала «Российская общественная инициатива» проголосовали за расширение понятия самообороны: предлагается разрешить россиянам применять насилие к злоумышленникам, проникшим в их дома. Согласно концепции сайта РОИ, 100 тыс. подписей – минимальный порог для выдвижения законодательной инициативы на федеральном уровне. Инициатива, выдвинутая общественным движением «Право на оружие» при поддержке Общественной палаты РФ, первой за время существования сайта набрала нужное количество подписей.

В ст. 37 УК РФ («Необходимая оборона») говорится, что не является преступлением вред, нанесенный нападавшему с целью защиты личности и прав обороняющегося либо других лиц, а также интересов общества и государства. А согласно ст. 38 УК РФ («Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление»), безнаказанно наносить вред преступникам можно и после того, как они довели свой умысел до конца.

При этом обороняющийся не должен переходить в своих действиях определенную границу. В противном случае он может попасть под действие ст. 114 УК РФ («Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное при превышении мер необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление») или ст. 108 УК РФ («Убийство, совершенное при превышении мер необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление»). Максимальное наказание по этим статьям – два и три года лишения свободы соответственно.

Мы подготовили подборку новостей о характерных случаях превышения мер необходимой самообороны.

Мой дом – моя крепость

Опрос, проведенный порталом ГАРАНТ.РУ, показал, что инициативу РОИ в той или иной степени поддерживают 80% читателей. 15% опрошенных сочли, что бороться с преступниками лучше законодательным путем, ужесточив ответственность за незаконное проникновение в жилище. И лишь 4% пользователей высказали опасение, что россияне начнут злоупотреблять правом на самооборону.

В целом самооборона – одна из наиболее горячих тем, неизменно вызывающих интерес россиян. Обсуждение этой темы в Интернете редко проходит в спокойном тоне: сторонники тезиса «преступник не может считаться жертвой» с жаром сталкиваются с людьми, придерживающимися позиции «обороняющаяся жертва ничем не отличается от преступника».

Защита своего жилья, о которой говорится в опросе РОИ, на самом деле не так часто фигурирует в криминальных сводках. Тем не менее, подобные случаи действительно встречаются. Фигурантом самого громкого уголовного дела такого рода за последние несколько лет стал предприниматель Гегам Саркисян из города Богородицк Тульской области.

7 апреля 2012 года в дом бизнесмена ворвались четверо налетчиков, которые посредством «тюремного телеграфа» узнали, что Саркисян якобы хранит дома много денег и ценностей. В момент ограбления в доме присутствовали сам бизнесмен, его жена, взрослая дочь, невестка и четверо несовершеннолетних детей. Преступникам удалось найти лишь 8000 руб., в связи с чем они попытались выпытать у хозяев, где спрятаны ожидаемые «сокровища». Началась потасовка, в ходе которой злоумышленники по-грузински заявили, что жену, дочь и невестку бизнесмена надо убить (они не думали, что армянин Саркисян знает грузинский язык). Бизнесмен схватил нож и зарезал трех налетчиков. Четвертому удалось скрыться, но позднее он был задержан.

В отношении Саркисяна было возбуждено дело об убийстве при превышении мер необходимой обороны, однако затем дело закрыли. Следователи пришли к выводу, что бизнесмен не превышал меры обороны, адекватно оценивая опасность налетчиков. В то же время выжившего грабителя и двух его знакомых, признанных организаторами преступления, приговорили к лишению свободы сроком от восьми до 11 лет.

В Томске суд в настоящее время рассматривает дело о защите жилья в прямом смысле. На скамье подсудимых оказался мужчина, дом которого фигурировал в некоей сделке в качестве залога, был изъят и продан с торгов. 15 апреля 2013 года директор фирмы, купившая здание, вместе с «группой поддержки» приехала к мужчине и потребовала освободить помещение. Тот в ответ заявил, что, во-первых, еще пытается оспорить решение о продаже дома, а во-вторых, готов подчиняться только судебным приставам. Тогда прибывшие вскрыли наружную дверь здания и начали выбивать внутреннюю. Мужчина открыл огонь из карабина «Тигр». В итоге покупательница дома погибла, а один из ее спутников получил тяжелое ранение.

Совсем недавно свое жилье пришлось оборонять сотруднику полиции из поселка Ола Магаданской области. Рано утром 11 мая 2014 года четверо жителей поселка по каким-то причинам пришли к квартире полицейского и начали выбивать дверь, высказывая угрозы в адрес хозяина и его жены. Полицейский вышел из квартиры и попытался урегулировать конфликт, но ему продолжали угрожать. Тогда он несколько раз выстрелил из травматического пистолета. Один из налетчиков, 18-летний молодой человек, был убит, а еще один получил незначительное ранение. В итоге на полицейского завели дело о превышении мер самообороны.

В марте 2014 года дело по ст. 108 УК РФ было возбуждено в отношении жительницы города Энгельс Саратовской области. К ней в дом ворвался ранее судимый бывший сожитель. Мужчина пытался пройти в комнату, а женщина ему мешала. Поняв, что не выдержит противостояния, она ударила незваного гостя ножом. Он выполз в подъезд, где скончался от полученного ранения.

А вот в городе Климовске Тульской области суд сейчас рассматривает дело мужчины, оказавшегося в противоположной ситуации. 25 ноября 2013 года он вместе со своим знакомым пришел к дому ранее судимого мужчины, который угрожал внучкам одного их них. «Гости» порекомендовали мужчине больше не допускать подобных высказываний, а тот в ответ ударил одного из них ножом. Тогда второй визитер достал собственный нож и зарезал хозяина дома. Несмотря на неоднозначность ситуации, следователи пришли к выводу, что он превысил меры необходимой самообороны. Впрочем, окончательно его судьбу решит суд.

На днях к 12 годам лишения свободы был приговорен житель села Теги Ханты-Мансийского автономного округа. Он тоже по сути оборонял свое жилище, но его действия были квалифицированы по ст. УК РФ 105 («Убийство»). Дело было так: 5 декабря 2013 года мужчина у себя дома распивал спиртные напитки с приятелем. В какой-то момент гость надоел хозяину, и он попросил его уйти. А когда гость не согласился, хозяин убил его выстрелом из ружья. Затем он на санях вывез тело в укромное место между баней и сараем. Погибший некоторое время считался без вести пропавшим. Затем сотрудники правоохранительных органов, узнав от сожительницы погибшего, где он мог находиться в последние дни, обследовали двор убийцы. Найти им удалось только фрагмент ноги: тело к тому времени было почти полностью съедено собаками или дикими животными. Однако генетическая экспертиза позволила установить личность мужчины, подозреваемый был арестован и сознался в преступлении.

Наконец, совсем исключительный случай произошел недавно в станице Алексеевская Волгоградской области. 4 июня текущего года две 14-летние школьницы украли из вольера, расположенного возле дома местного фермера, щенка лайки. Девочки на протяжении четырех дней прятали животное в сарае. Щенок грустил и отказывался от пищи, в связи с чем школьницы решили украсть из вольера его старую миску (по крайней мере, так они говорят сами; не исключено, что на самом деле они решили принести в сарай еще одного из оставшихся в вольере щенков). Рассерженный фермер тем временем успел подготовиться к повторному вторжению. Услышав в ночь на 9 июня, что во двор снова кто-то пробрался, он выскочил на крыльцо и открыл огонь из карабина. Одна из девочек получила ранения в спину и руку. Фермер за волосы притащил ее к дому и начал допрашивать об обстоятельствах кражи. Только когда она потеряла сознание, мужчина разрешил жене вызвать скорую помощь и полицию.

Действия фермера квалифицировали не как самооборону, а как покушение на убийство (ст. 30 УК РФ, ст. 105 УК РФ). При этом стоит отметить, что в интернет-дискуссиях у него находятся защитники, утверждающие, что человек имеет право защищать свое имущество любыми способами.

Удар в спину

Впрочем, судя по криминальным сводкам, чаще россиянам приходится обороняться не от чужаков, вторгающихся в дома, а от собственных родных. Причем, пожалуй, самый распространенный случай – убийство женщинами мужей и сожителей, которые поднимали на них руку.

Так, в начале июня текущего года к пяти месяцам исправительных работ была приговорена жительница Саратова Наталья Евдокимова. 16 февраля она с мужем и друзьями распивала спиртные напитки в бане. Между супругами возникла ссора, в ходе которой муж бросил в Евдокимову салатницей, а затем взял самовар с кипятком и выразил намерение облить ее. Тогда Евдокимова ударила его бутылкой по голове. Через два дня мужчина скончался в больнице.

В Кемеровской области суд сейчас рассматривает дело жительницы города Анжеро-Судженск, которая убила своего сожителя. В марте 2014 года семейная пара распивала спиртное, и в какой-то момент женщина заснула. Сожителю это не понравилось, он разбудил ее и начал избивать. В ответ женщина ударила его ножом, после чего сама вызвала полицию. Аналогичное преступление было совершено 13 мая 2014 года в селе Барда Пермского края. Женщина ударила ножом избивавшего ее мужа, ранение оказалось смертельным. В Брянске в ночь на 19 апреля 2014 года женщина, которую избивал сожитель, оттолкнула его и забила насмерть металлическим костылем. Перечислять подобные инциденты можно очень долго.

Между кровными родственниками конфликты также нередки. В поселке Усть-Камчатск Камчатского края трагедией завершилась ссора между братьями. 14 марта текущего года, когда они распивали спиртное у себя в квартире, младший брат начал нецензурно высказываться о бывшей жене старшего. Ссора перешла в драку, в ходе которой младший брат начал душить старшего антенным кабелем. Старший ударил младшего ножом, нанеся смертельное ранение. Уголовное дело было рассмотрено стремительно: в начале мая мужчину приговорили всего лишь к одному году лишения свободы.

2 марта 2014 года в селе Бородаевка Саратовской области мать, обороняясь, убила дочь. Ссора началась с того, что дочь разбудила мать и попросила у нее сигарету. Мать ответила отказом. Тогда дочь начала избивать ее. Мать ударила нападавшую кухонным ножом в живот, в результате та скончалась.

А в Твери расследуется дело в отношении отца, убившего сына. 20 февраля текущего года мужчина, будучи нетрезвым, начал стрелять в своего пожилого отца из арбалета. Пенсионеру удалось отобрать у сына арбалет и закрыться в комнате, где хранилось охотничье ружье. Вскоре сын взломал дверь и начал приближаться к отцу с ножом в руках. Пенсионер дважды выстрелил из ружья, причинив нападавшему смертельные ранения.

В Нижнем Новгороде суд сейчас рассматривает дело о конфликте, в котором участвовали сразу трое членов семьи. 2 января текущего года местный житель поссорился со своей сожительницей и ее 23-летним сыном. Сначала мужчина попытался задушить сожительницу. Молодой человек спас мать от расправы, но вскоре сожитель снова напал на женщину, повалил ее на пол, схватил нож и начал угрожать убийством. Ей удалось выхватить нож и нанести несколько ранений нападавшему. После этого мужчина не успокоился, а начал драку с сыном сожительницы. Его он также повалил на пол, угрожая ножом. Молодой человек несколько раз ударил нападавшего кулаком по голове, а тот в ответ нанес ему четыре ножевых ранения. После этого ножом завладел юноша. Он нанес мужчине несколько ударов, от которых тот скончался. В итоге обвинения по ст. 108 УК РФ были предъявлены и сыну, и матери.

Читайте так же:  Штраф не пропустил машину со спецсигналом

3 декабря 2013 года похожий случай произошел в Саратове. Мужчина, его сожительница и ее 19-летняя дочь совместно употребляли спиртное. После того, как алкоголь кончился, мужчина потребовал «продолжения банкета», а женщины ответили отказом. Тогда мужчина ударил сожительницу. Дочь вступилась за мать, в связи с чем мужчина повалил ее на пол и начал душить. Вырвавшись, девушка накинула нападавшему на шею шнур от радиатора и задушила его. После этого мать и дочь попытались скрыть следы преступления, спрятав тело на заброшенной животноводческой ферме.

Если друг оказался вдруг

Не менее часто дела о превышении пределов самообороны возбуждаются после дружеских попоек. Например, подобное дело сейчас рассматривает суд в городе Поронайск Сахалинской области. Как выяснили следователи, еще в августе 2012 года местный житель вместе со своей сожительницей пришел в гости. В ходе посиделок другой гость начал предлагать сожительнице вступить в интимную связь. Мужчина рассердился и позвал соперника для разговора на кухню. Тот предпочел явиться на беседу вместе с двумя своими друзьями. Ревнивца начали избивать. В ответ тот схватил нож и зарезал одного из нападавших.

В мае 2014 года к одному году и восьми месяцам колонии была приговорена ранее судимая женщина без определенного места жительства, занимавшаяся бродяжничеством в Костроме. 19 августа 2013 года она с двумя другими бомжами распивала спиртные напитки на улице. Вскоре один из собутыльников уснул, а второй предложил женщине вступить в интимную связь. Получив отказ, мужчина попытался совершить изнасилование. Женщина убила его несколькими ударами кирпича по голове. Затем она разбудила второго собутыльника, и они вместе скрылись с места преступления. Однако позднее правоохранительным органам удалось ее задержать.

В Томской области суд сейчас рассматривает дело женщины, обвиняемой в убийстве при превышении мер необходимой обороны, совершенном еще 1 января 2010 года. Причиной для конфликта, как и в двух предыдущих случаях, стали притязания на интимную близость. Собутыльник женщины был слишком настойчив, в ответ та несколько раз ударила его ножом. Долгое время преступление оставалось нераскрытым. Лишь в январе 2014 года генетическая экспертиза показала, что кровь, обнаруженная на месте преступления, принадлежала женщине, которая на тот момент уже отбывала срок за другое преступление. После того, как ей сообщили о результатах экспертизы, она признала свою вину.

В ночь на 12 апреля текущего года в поселке Кубринск Ярославской области был убит мужчина, напавший на собутыльника. Обороняясь, приятель задушил его руками, а затем сам сообщил об этом в правоохранительные органы. Следователи поверили, что мужчине грозила опасность, поэтому дело квалифицировали по ст. 108 УК РФ.

6 апреля в Благовещенске во время распития спиртного поссорились мужчина и женщина. Сначала мужчина избил женщину, а затем она ударила его, повалив на пол и наступила на шею ногой. От полученных травм потерпевший скончался, а женщину будут судить за превышение мер самообороны.

Мы подошли из-за угла.

А вот от классических преступников, нападающих на людей на улице, россиянам приходится обороняться очень редко — по крайней мере, судя по криминальным сводкам. Хотя иногда такое все же случается. Например, недавно к одному году 10 месяцам исправительных работ был приговорен житель Новокузнецка. В октябре 2013 года он приехал в магазин на своем автомобиле. К нему подошел нетрезвый знакомый и в грубой форме потребовал отвезти его домой. Мужчина отказался. Тогда пьяный знакомый выхватил нож, повредил колесо машины и стал угрожать оппоненту. Мужчина несколько раз ударил его кулаком по голове, причинив смертельные травмы.

1 мая 2014 года в селе Рощино Сахалинской области двое мужчин зашли в гости к другу, работавшему в котельной. Когда они пообщались с другом и вышли из здания, один из жителей села по неизвестным причинам открыл по ним огонь из ружья. Один из мужчин получил ранения, а второй бросился на стрелка и прижал его к земле. Когда на место прибыл местный фельдшер, выяснилось, что мужчина слегка перестарался. Пойманный преступник скончался от внутреннего кровотечения, вызванного переломами ребер.

Можно сделать вывод, что вопрос самообороны действительно чаще становится актуальным в доме, нежели на улице. Причем защищать свою жизнь обычно приходится либо от собственных домочадцев, либо от друзей, совершенно добровольно приглашенных в гости. Поэтому не менее, чем защита жилища, важно поддержание здоровой атмосферы в семье и подбор круга общения.

Конечно, это не означает, что защищаться от посторонних злоумышленников не нужно. Инициатива РОИ, вполне вероятно, будет воплощена законодательно. В Госдуму внесены уже два законопроекта о расширении понятия самообороны. Согласно одному 1 из них, россияне смогут безнаказанно применять насилие к злоумышленникам, незаконно проникшим в их дома или автомобили (даже если незваный гость не успел высказать агрессивных намерений непосредственно в адрес хозяина). Во втором 2 законопроекте не только устанавливается право граждан защищать свое жилище, но и конкретизируются признаки угрожающего поведения (причинение вреда здоровью, устная угроза, демонстрация оружия, и т.д.). Оба законопроекта еще не рассмотрены. Если их примут, у россиян, которые не пожелали покорно принимать роль жертвы, будет больше шансов остаться на свободе.

О ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ

Преступление, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, предполагает, что виновный действовал, имея право на необходимую оборону, однако превысил ее пределы.

Право необходимой обороны — это прирожденное право любого гражданина. Оно обусловлено существованием самого человеческого общества. Кроме того, право на необходимую оборону является конституционным правом граждан. В статье 45 Конституции России закреплено право на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом. Конституционное право детализируется в других отраслях законодательства, таких как уголовное, гражданское и административное.

Однако это право не может и не должно превращаться в самосуд и расправу над обидчиком. Оно имеет границы, обозначенные законом.

Действующую редакцию ст. 37 УК РФ можно интерпретировать следующим образом:

1. Причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью признается правомерным в случае, когда посягательство с его стороны было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
2. При защите от иного посягательства причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью признается правомерным лишь в том случае, если не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т. е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.
3. Нельзя признавать содеянное превышением пределов необходимой обороны, если смерть или тяжкий вред здоровью посягающему были причинены вследствие неожиданности посягательства, когда оборонявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Иначе говоря, в законе указано на то, что насилие, опасное для жизни обороняющегося или другого лица, или угроза применения такого насилия исключают уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны. Причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью при подобных обстоятельствах всегда будет правомерно.

Понятие превышения пределов необходимой обороны остается для случаев, когда не было насилия, опасного для жизни обороняющегося или иного лица, или угрозы применения такого насилия.

Уголовная ответственность за превышение пределов необходимой обороны исключается и в случаях, когда не было насилия, опасного для жизни обороняющегося или иного лица, или угрозы таким насилием, если смерть или тяжкий вред посягающему были причинены в ответ на неожиданное посягательство с его стороны.

Превышением пределов необходимой обороны признается причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью и в тех случаях, когда это явно не соответствовало характеру и опасности посягательства.

В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» от 16 августа 1984 г. № 14 дается толкование явного несоответствия посягательства защите: «Превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкий вред здоровью».

Пленум правильно указал на то, что превышение пределов необходимой обороны — это явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, однако, к сожалению, не разъяснил, для кого превышение пределов необходимой обороны является явным и очевидным. Круг лиц, имеющих или могущих иметь отношение к оценке действий обороняющегося лица, достаточно велик. Например, это может быть: 1) правоприменитель, оценивающий действия обороняющегося; 2) любое третье лицо, ставшее свидетелем посягательства и обороны; 3) непосредственно сам обороняющийся. Представляется, что речь должна идти только об обороняющемся лице, ибо его действия подлежат оценке с точки зрения превышения пределов необходимой обороны. Именно субъективное отношение обороняющегося к деянию и последствиям своих действий в виде причинения смерти или тяжкого вреда здоровью надлежит устанавливать в каждом конкретном случае.

Поэтому следует исходить из того, что в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. № 14 имеется в виду субъективное отношение к превышению пределов необходимой обороны именно обороняющегося лица.

В пункте 8 Постановления также отмечается, что «решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищающегося (количество посягавших и обороняющихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д.).

При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы».

В литературе выделяют два вида превышения пределов необходимой обороны: чрезмерная оборона и несвоевременная оборона.

Читайте так же:  Судебная экспертиза орск

Чрезмерная оборона, по нашему мнению, единственно возможный вид превышения пределов необходимой обороны.

В законе превышение пределов необходимой обороны связывается лишь с умышленными действиями, явно не соответствующими характеру и степени общественной опасности посягательства. Иными словами, закон признает превышением пределов необходимой обороны только те случаи, когда причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью явно не соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства.

Общественная опасность в доктрине уголовного права трактуется как способность причинять существенный вред охраняемым уголовным законом объектам. Характер общественной опасности раскрывается как качественная характеристика общественно опасного посягательства, в то время как степень общественной опасности признается его количественной характеристикой.

Помимо характера и степени общественной опасности посягательства следует учитывать такие обстоятельства, как возможности обороняющегося лица по отражению посягательства, обстановка происходящего, психологическое состояние защищающегося лица, подвергнутого внезапному посягательству.

Таким образом, при выяснении факта наличия чрезмерной защиты необходимо руководствоваться следующими тремя группами обстоятельств:

1) обстоятельствами, определяющими характер общественной опасности посягательства (объект посягательства);
2) обстоятельствами, определяющими степень общественной опасности посягательства (содержание и величина возможного или причиняемого вреда);

3) обстоятельствами, характеризующими обстановку происходящего, возможности лица по отражению посягательства, его психологическое состояние в момент защиты.

В каких же конкретных случаях оборона будет чрезмерной?

Представляется, что ответственность за превышение пределов необходимой обороны должна быть явлением исключительным, редким. Лишь в особых случаях обороняющееся лицо должно нести ответственность за превышение пределов необходимой обороны, поскольку все сомнения должны толковаться в пользу обороняющегося лица.

Явное, очевидное, резко выраженное превышение пределов необходимой обороны будет только в случае причинения смерти или тяжкого вреда здоровью в ответ на посягательство небольшой тяжести при благоприятной обстановке защиты и нормальном психологическом состоянии обороняющегося лица.

Причинение смерти или тяжкого вреда здоровью при отражении особо тяжкого посягательства должно всегда признаваться правомерным.

Следовательно, только при посягательстве средней тяжести и тяжком может возникать вопрос о превышении пределов необходимой обороны, решать который необходимо с учетом всех обстоятельств дела. Например, причинение смерти лицу, совершившему кражу, должно быть квалифицировано как превышение пределов необходимой обороны. В то же время причинение смерти виновному в грабеже может признаваться совершенным в состоянии необходимой обороны. Причинение смерти посягающему во время разбойного нападения всегда должно признаваться правомерным. Решающим фактором во всех этих случаях является способ посягательства, который должен учитываться наряду с другими обстоятельствами, имеющими значение для оценки происшедшего.

Обязательно должны учитываться возможности обороняющегося лица при отражении посягательства. Они зависят от возраста, пола, физической подготовки, состояния здоровья. Понятно, что малолетние, престарелые, женщины, калеки имеют мало шансов при отражении посягательства со стороны нормально физически развитого мужчины. Следовательно, они вправе при отражении посягательства прибегать к любым способам и средствам защиты.

Например, нередко осуждаются за превышение пределов необходимой обороны женщины в ситуации, когда они наносят смертельное ранение ножом или иным предметом своему мужу-извергу, на том основании, что обороняться можно было и не причиняя смертельного ранения. В подобных случаях весьма часто игнорируется соотношение сил обороняющегося и посягающего лица. Ведь именно физическое превосходство и дает возможность мужчинам измываться над женщинами. Поэтому применение женщинами ножа или других предметов в ряде случаев оправдано их недостаточной физической силой, требуемой для отражения посягательства.

Обстановка происходящего посягательства может быть благоприятной или неблагоприятной для обороняющегося лица. Под обстановкой в уголовном праве понимаются объективные условия, при которых происходит посягательство. По нашему мнению, понятием «обстановка» в данном контексте охватывается достаточно широкий круг обстоятельств, например таких, как место, время посягательства, количество посягающих и обороняющихся лиц, их вооруженность и т. д. Обстановка может оказать существенное влияние на характер ответных действий обороняющегося лица.

При неблагоприятной обстановке (несколько посягающих, посягающий вооружен, имело место внезапное нападение в темном переулке и т. д.) обороняющееся лицо имеет право на причинение любых последствий посягающему независимо от его намерений.

О психологическом состоянии обороняющегося лица необходимо сказать особо. Неожиданность посягательства, как правило, исключает уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, потому что обороняющийся в этом случае не может объективно оценить степень и характер опасности посягательства. Подвергшийся противоправному посягательству может испытывать и чаще всего испытывает в этот момент состояние сильнейшего стресса, не позволяющее ему адекватно оценивать происходящее. Данное обстоятельство в настоящее время нашло отражение в тексте закона.

Практически это означает, что в соответствии с законом лицо, подвергшееся внезапному нападению, не может нести уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, даже если причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью не вызывалось необходимостью.

Деяние считается совершенным в состоянии необходимой обороны, без превышения ее пределов, если обороняющееся лицо причинило посягающему:

по неосторожности любой вред, в том числе и смерть по неосторожности;

умышленно вред здоровью, не выходящий за пределы средней тяжести (причинение физической боли, удары, побои, умышленный легкий вред здоровью, умышленный вред здоровью средней тяжести, лишение свободы);

смерть или тяжкий вред здоровью, если это соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства.

Наличие обстоятельств, предусмотренных пп. «а», «г», «д», «е», «ж», ч. 2 ст. 105 УК РФ, не исключает квалификацию содеянного как совершенного при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии необходимой обороны. Наличие иных отягчающих обстоятельств ч. 2 ст. 105 УК РФ не позволяет квалифицировать содеянное подобным образом, поскольку подразумевает отсутствие состояния необходимой обороны.

При разграничении преступления, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, и преступления, совершенного в состоянии аффекта, следует исходить из того, что преступление в состоянии аффекта совершается при отсутствии состояния необходимой обороны. При конкуренции данных составов преступлений виновный подлежит ответственности за преступление при превышении пределов необходимой обороны.

При разграничении преступления, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, и преступления, совершенного при превышении мер, необходимых для задержания преступника, необходимо исходить из того, что задержание преступника не предполагает наличия состояния необходимой обороны.

Представляется, что защищающийся, если он для отражения общественно опасного посягательства использовал незаконно имеющееся у него оружие, подлежит уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 222 УК РФ, за исключением случаев, когда он добровольно сдал оружие органам власти или когда он приобрел и хранил его в состоянии крайней необходимости.

Необходимая оборона или статья 112 УК РФ. Прекращение уголовного дела на стадии расследования в связи с примирением сторон как компромиссный способ защиты

Адвокат в Новосибирске — Новости — Адвокатская практика Спиридонова М.В. — Уголовные дела — Необходимая оборона или статья 112 УК РФ. Прекращение уголовного дела на стадии расследования в связи с примирением сторон как компромиссный способ защиты

Необходимая оборона или статья 112 УК РФ. Прекращение уголовного дела на стадии расследования в связи с примирением сторон как компромиссный способ защиты

В настоящей статье на примере конкретного дела по п. «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ рассмотрен вопрос доказывания необходимой обороны путем использования различных способов защиты (полиграф, психолого-психиатрическая экспертиза, медико-криминалистическая (ситуационная) судебная экспертиза, адвокатские опросы и запросы). Данное дело было прекращено на стадии расследования, не поступив в суд для рассмотрения по существу. Да, прекращено оно было по нереабилитирующему основанию – в связи с примирение сторон, но данное основание было выбрано как компромиссный вариант, который устраивал доверителя. Воля доверителя для адвоката – закон.

Фабула дела:

Мой будущий доверитель (назовем его Иван) двигался на принадлежавшем ему автомобиле на работу. В пути следования его подрезал другой автомобиль, создав аварийную обстановку. Далее водитель указанного автомобиля начал вести себя на дороге агрессивно, поравнялся с автомобилем Ивана, начал кричать и требовать, чтобы он остановился, так как этот мужчина хочет с ним поговорить. На требования мужчины Иван не реагировал, и продолжал двигаться в своем ряду (на тот момент в крайнем правом).

На перекрестке Иван остановился, так как загорелся красный свет светофора. В этот момент мужчина, подрезавший Ивана, проехал вперед и перегородил путь моему доверителю своим автомобилем. Остановившись, мужчина вышел из своего автомобиля и пошел в сторону автомобиля Ивана. Доверитель сидел за рулем и не выходил из машины. Подойдя к автомобилю, мужчина открыл водительскую дверь, Иван начал вставать, попытался выйти из автомобиля, и в этот момент получил от мужчины удар рукой в область челюсти. Удар был такой силы, что после его нанесения Иван ударился затылочной частью своей головы о кузов автомобиля в районе крыши. После полученного удара восприятие Ивана было рассеянным, в глазах все потемнело, он согнулся полуприсел, облокотился на дверь машины, так как у него закружилась голова. Мужчина нанесший удар выкрикивал в адрес Ивана фразы о физической расправе.

От действий указанного мужчины Иван сильно испугался, почувствовал опасность для своей жизни и здоровья, понял, что нанесение ему ударов продолжится. Дверь его автомобиля была открытой. Иван схватил из кармана двери нож, так как он первый попался ему под руку. Нож он схватил левой рукой, хотя сам правша, удары ножом он наносить не планировал, а нож достал с целью продемонстрировать нападавшему мужчине, чтобы тот перестал наносить удары и успокоился.

Мужчина схватил Ивана двумя руками за одежду в районе грудной клетки, от этого Иван начал терять равновесие и понял,что в этот момент мужчина намеревается нанести ему очередной удар в голову. Пытаясь удержать равновесие, Иван обхватил мужчину руками со стороны плеч. Так как в его левой руке был нож, в результате обхвата мужчины сзади, он его случайно порезал. При этом сразу даже не почувствовал и не понял, что причинил порез мужчине. После этого мужчина отпустил Ивана и отбежал в сторону своего автомобиля. Далее на место происшествия прибыла скорая помощь и сотрудники полиции.

По результатам проведенной судебно-медицинской экспертизы было установлено, что мужчине в следствие пореза был причинен средний вред здоровью по признаку длительности расстройства здоровья (лечение свыше 21 дня).

По данному факту в отношении Ивана было возбуждено уголовное дело по п. «з» ч. 2 ст. 112 УК РФ – умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, с применением оружия, после чего последний приобрел статус подозреваемого.

Версия потерпевшего:

Потерпевший не был согласен с обстоятельствами произошедшего, изложенными подозреваемым. Потерпевший указывал, что, когда он подошел к автомобилю, из него вышел Иван, он начал с ним разговаривать, во время разговора потерпевший приблизился к Ивану, после чего они схватились за одежду друг друга, толкались, боролись, перемещались на местности, далее потерпевший почувствовал боль в районе спины, и в ответ нанес удар кулаком Ивану в область лица. Отойдя от Ивана, потерпевший увидел, что у него имеется порез в области шеи. Потерпевший указал, что первым он удар Ивану не наносил, нанес удар только после того как его порезал ножом Иван.

Читайте так же:  Приказ о дистанционном обучении в институте

Тактика и методика защиты:

Версия № 1. В действиях Ивана присутствует необходимая оборона. Даже если действия Ивана расценивать с точки зрения превышения пределов необходимой обороны, то состав преступления в любом случае отсутствует, так как согласно абз. 3 п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 27.09.2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» — не влечет уголовную ответственность умышленное причинение посягавшему лицу средней тяжести или легкого вреда здоровью либо нанесение побоев, а также причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства.

Соответственно действующее законодательство не предусматривает уголовной ответственности за причинение вреда здоровью средней тяжести при превышении пределов необходимой обороны.

Версия № 2. Повреждение, нанесенное мужчине, причинено Иваном по неосторожности. Данное событие произошло случайно, когда Иван пытаясь удержать равновесие обхватил мужчину в районе плеч.

Обе озвученные версии имели право на существование, и должны были быть отработаны в ходе осуществления защиты.

Для доказывания указанных версий, защитой был избрана следующая тактика:

Установление индивидуально-психологических особенностей личности и физических данных.

Из показаний Ивана следовало: «что ему был нанесен удар в голову. От данного удара Иван ударился затылочной частью головы о кузов автомобиля в районе крыши. После полученного удара его восприятие было рассеянным, в глазах все потемнело, он находился в состоянии прострации».

Далее в рамках адвокатского опроса были опрошены: супруга Ивана, его бывший начальник и действующий начальник.

Супруга Ивана пояснила: «что её муж спокойный, не вспыльчивый человек, по характеру рассудителен, избегает конфликтов».

Из пояснений бывшего начальника Ивана следовало: «что Ивана он знает как доброго, отзывчивого, не конфликтного человека. В разъяренном, злостном состоянии он Ивана никогда не видел».

Из пояснений действующего начальника Ивана следовало: «что Иван очень спокойный, уравновешенный человек, ему не свойственно конфликтовать, унижать, посмеиваться над кем-либо. Иван всегда обдумывает поступки на будущее, прежде чем что-либо сделать много раз подумает о возможных последствиях, убедится в правильности своего решения».

По роду деятельности Иван являлся программистом. Согласно приобщенным к материалам дела медицинским документам, у Ивана имелось ряд хронических заболеваний, не позволяющим ему иметь крепкую физическую форму. Телосложение Ивана худощавое, боевыми видами спорта, единоборствами Иван никогда не занимался.

Путем адвокатского запроса, было установлено, что мужчина, который нанес удар Ивану, имеет военное образование. По антропометрическим данным был выше Ивана и больше по комплекции, весу, телосложению.

Благодаря установлению индивидуально-психологических особенностей личности и физических данных Ивана, сопоставив их с антропометрическими данными мужчины его ударившего, учитывая наличие у него военного образования, специальной подготовки, можно было сделать вывод, что в произошедшей ситуации Иван вряд ли мог выступить инициатором конфликта с лицом, который по физическим данным значительно сильнее, старше его.

Заявление ходатайства о проведении судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Поводом для назначения судебной психолого-психиатрической экспертизы, служат особенности поведения подозреваемого/обвиняемого при совершении инкриминируемого деяния: неожиданность поступков, появление несвойственных ранее форм поведения, а также данные о конфликтной ситуации перед произошедшим событием.

Целью экспертизы является установление у подозреваемого/обвиняемого наличия или отсутствия временного расстройства психической деятельности (компетенция психиатра-эксперта), физиологического аффекта (нормальной, но чрезвычайно сильной эмоциональной реакции) или иных эмоциональных состояний (компетенция эксперта-психолога) в момент совершения инкриминируемого деяния.

С целью установления указанных обстоятельств в отношении Ивана возникла необходимость проведения комплексной амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы, с целью получения ответов на следующие вопросы:

  1. Находился ли Иван в момент совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии аффекта?
  2. Какова общая психологическая характеристика Ивана (темперамент, характер, склонности, потребности)?
  3. Каковы индивидуально-психологические особенности Ивана (характерологические, эмоционально-волевые)? Оказали ли они существенное влияние на его поведение во время совершения инкриминируемого ему деяния?
  4. Находился ли Иван во время совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии повышенной эмоциональной напряженности, вызванной психотравмирующей ситуацией?
  5. Учитывая психическое состояние Ивана его индивидуально-психологические особенности, а также обстоятельства дела, мог ли он точно соотносить свои оборонительные действия объективным требованиям ситуации?
    Проведение психофизиологического исследования (проверка на полиграфе), заявление ходатайства о допросе специалиста полиграфолога.

    Использование полиграфа (детектора лжи) в процессе доказывания по уголовным делам вызывает большие споры. По общему правилу заключение по результатам прохождения полиграфа не принимается в качестве доказательства по уголовному делу, однако существует и противоположная практика. При этом одним из способов легализации заключения полиграфа является допрос в качестве специалиста лица, проводившее указанное исследование. В связке заключение полиграфа и допрос специалиста полиграфолога, шансы на то, что указанное заключение будет принято во внимание, возрастают. Кроме того, стоит учитывать, что даже если заключение полиграфа не будет расценено в качестве доказательства по делу, в любом случае оно несет в себе ориентирующую информацию, которая может иметь ценность при отсутствии иных доказательств.

    В рассматриваемом случае использование полиграфа было вызвано тем, что показания Ивана и показания мужчины, которому были причинены повреждения, существенно отличались, при этом отсутствовали иные доказательства, при помощи которых можно было устранить имеющие противоречия.

    В результате проведения психофизиологического исследования было установлено, что реакции Ивана на заданные вопросы согласуются с его ответами о событиях нанесения телесных повреждений. Таким образом, было установлено, что показания Ивана относительно обстоятельств произошедшего события являются правдивыми. Заключение психофизиологического исследования было приобщено к материалам уголовного дела.

    С целью установления обстоятельств проведения психофизиологического исследования, выяснения методик, оборудования, которыми пользовался специалист, обоснованности проведенного исследования и сделанного вывода, было заявлено ходатайство о допросе лица, проводившего исследование в качестве специалиста. Кроме того было заявлено ходатайство о проведении психофизиологической экспертизы в отношении потерпевшего, с целью установления правдивости его показаний.

    Заявление ходатайства о проведении медико-криминалистической (ситуационной) судебной экспертизы.

    В ходе расследования уголовного дела были выявлены две версии произошедшего события в части нанесения повреждений (версия подозреваемого и версия потерпевшего). Версии, изложенные подозреваемым и потерпевшим, имели противоречия в следующих моментах:

    1. Потерпевший утверждал, что первым нанес удар ему Иван, лишь после этого потерпевший ударил Ивана в область лица. Иван излагает иную последовательность, при этом указывает, что нанесение повреждений ножом было после нанесения ему удара в лицо, при этом нанесение повреждений ножом был неумышленным, а стало возможно только в результате того, что потерпевший схватил его руками в область груди и пытаясь удержать равновесие Иван схватился за плечи потерпевшего тем самым случайно порезал ему тело в районе шеи.
    2. Потерпевший утверждает, что когда они с Иваном взялись за одежду, они перемещались. Иван утверждает, что он не хватал за одежду потерпевшего и они стояли на месте.
    3. Потерпевший утверждает, что когда они взялись с Иваном за одежду, то они друг друга толкали, пытались повалить на землю. Иван указывает, что данные действия не происходили, что он не толкал, не пытался повалить на землю потерпевшего.

    Учитывая, что механизм образования повреждений, имеющихся у потерпевшего, имеет существенное значение для расследования уголовного дела, принимая во внимание, что версия изложенная подозреваемым, должна быть проверена, возникла необходимость в проведении медико-криминалистической (ситуационной) судебной экспертизы, в ходе которой с участием судебного медика возможно воссоздать обстановку произошедшего события и проверить возможность причинения повреждений потерпевшему при версии, изложенной подозреваемым, а именно получить ответы на следующие вопросы:

    1. Каков механизм образования и локализация повреждений имеющихся у потерпевшего?
    2. Могли ли повреждения, имеющиеся у потерпевшего, образоваться при обстоятельствах, изложенных подозреваемым?
    3. Каков механизм образования и локализация повреждений, имеющихся у подозреваемого?
    4. Могли ли повреждения, имеющиеся у подозреваемого (ушиб мягких тканей лица слева в проекции скульной кости и ушиб мягких тканей затылочной части головы), образоваться при обстоятельствах, изложенных подозреваемым?

    Итог по делу:

    Благодаря заявленным ходатайствам и установленным на их основе обстоятельствах, можно было сделать вывод, о том, что показания Ивана относительно произошедшего события являются правдивыми. Расследование настоящего уголовного дела затянулось на достаточно долгое время, в итоге Иван и потерпевший примирились, а дознанием уголовное дело было прекращено на досудебной стадии в связи с примирением сторон, что в практике встречается довольно редко, думаю активная защита этому поспособствовала. В данном случае такое решение Ивана представляло собой компромиссный вариант разрешения дела, так как в силу объективных причин, Ивану необходимо было скорее разрешить данное дело, а ждать истины можно было очень долго. Желание клиента – закон.

    Так закончилось данное дело, быть может защита не достигла в полном объеме того, чего хотела, но средства доказывания, использованные в настоящем деле, могут быть полезны при доказывании необходимой обороны, при аналогичных обстоятельствах, что уже было опробовано и в других делах. Но это уже другие истории.

    Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович.