Договор франции и ссср о взаимопомощи

Рубрики Статьи

Договор франции и ссср о взаимопомощи

Раздел III. РАЗРУШЕНИЕ ПОСЛЕВОЕННОЙ СИСТЕМЫ МИРОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Глава 10. КРИЗИС ВЕРСАЛЬСКОГО ПОРЯДКА (1933 — 1937) >

14. Подписание перекрестных договоров СССР, Франции и Чехословакии

Сомнения Франции в отношении сотрудничества с СССР сказывались на всем процессе складывания советско-французского альянса — с момента подготовки и подписания 2 мая 1935 г. Договора о взаимной помощи до его неоправданно затянувшейся ратификации французской стороной 27 февраля 1936 г.

Ст. 2 договора предусматривала немедленное оказание обеими сторонами помощи той из них, которая подвергнется неспровоцированному нападению третьей державы. При наличии угрозы такого нападения Франция и СССР должны были вступить во взаимные консультации (ст. 1). Договор заключался сроком на пять лет с возможностью его последующего продления.

Обязательства сторон по договору были сформулированы достаточно определенно. Однако их практическая реализация была обставлена множеством оговорок, указывавших на необходимость предварительных консультаций сторон как с Лигой наций, так и со странами-участницами Рейнского гарантийного пакта. Это существенно снижало эффективность договора. Оговорки могли допускать различные интерпретации процедурных вопросов. Все это придавало документу настолько обтекаемую форму, что потребовалось подписать отдельный специальный протокол, в котором стороны обязывались оказывать друг другу помощь независимо от того, какими окажутся рекомендации Лиги наций в связи с возможным конфликтом.

Вследствие этих обстоятельств договор символизировал скорее вынужденный компромисс, чем ясно выраженную волю сторон к сотрудничеству. Вместе с тем, с учетом неудачи попыток создания многостороннего пакта с участием Германии, советско-французский договор приобретал объективно антигерманскую направленность и возвращал Европу к логике взаимно противостоящих коалиций.

Пакт создал общие юридические рамки для будущего сотрудничества. Но его нельзя было наладить без особой конвенции, которая бы регламентировала практические вопросы взаимодействия. Это предполагало проведение переговоров экспертов по линии военных ведомств. Затяжка с ратификацией договора и колебания французского правительства заблокировали создание полноценной структуры военного сотрудничества двух стран. В таком случае договор приобретал отчасти отвлеченно декларативный характер.

Через две недели после подписания советско-французского договора 16 мая 1935 г. в Праге был заключен Договор о взаимопомощи между СССР и Чехословакией. По своей направленности советско-чехословацкий договор полностью соответствовал советско-французскому и косвенно к нему апеллировал. В ст. 2 договора говорилось, что Чехословакия и СССР будут оказывать помощь друг другу, если кто-то из них подвергнется неспровоцированному нападению третьей державы и если такая же помощь будет оказана жертве агрессии Францией. Таким образом, Чехословакия пыталась обезопасить себя не только от германской угрозы, но и от казавшихся ей возможными посягательств на ее суверенитет со стороны самого Советского Союза, что было возможно, если бы СССР ввел в Чехословакию свои войска под видом оказания ей помощи. При этом Чехословакия не имела общей границы с СССР, и ввод советских контингентов на чехословацкую территорию был возможен только при условии их беспрепятственного прохода через Румынию или Польшу, из которых последняя считалась в тот момент потенциальным союзником германии. Что касается помощи Франции, то Чехословакия должна была ее получить в соответствии с подписанным в 1925 г. в Локарно франко-чехословацким гарантийным договором. Однако и с Францией Чехословакия не имела общей границы.

Договоры СССР с Францией и Чехословакией как странами-участницами системы Локарнских соглашений означали косвенное подключение Советского Союза к механизму международно-правовых гарантий европейской стабильности. Однако без взаимного доверия трех стран было невозможно поставить декларированные ими взаимные обязательства на надежную практическую основу. В свою очередь без системы практических мер перекрестные договоры не могли сыграть ту стабилизирующую международную ситуацию роль, которая на них изначально возлагалась.

Советско-французский договор о взаимной помощи 1935 г., 2 мая

СОВЕТСКО-ФРАНЦУЗСКИЙ ДОГОВОР О ВЗАИМНОЙ ПОМОЩИ 1935 г. подписан 2 мая в Париже. Заключен сроком на 5 лет. Вступил в силу 27 марта 1936 г.

Двусторонний договор был заключен в обстановке растущей агрессии фашистской Германии. Предусматривалось, что в случае нападения какого-либо государства на одну из сторон, Франция и СССР немедленно приступят к консультациям для обсуждения мер помощи и поддержки тому, кто подвергся нападению.

Одновременно с договором был подписан протокол, уточнявший порядок оказания помощи. Однако Франция согласилась начать переговоры о практических мерах по оказанию взаимной помощи в случае войны только весной 1939 г. (после оккупации Чехословакии Германией). Переговоры летом 1939 г., в которых принимала участие и Великобритания (см. коллективной безопасности система), были сорваны по ряду причин, и советско-французский договор 1935 г. оказался нереализованным, так как 1 сентября 1939 г. началась Вторая мировая война.

Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 479.

Договор франции и ссср о взаимопомощи

Советско-французский договор о взаимной помощи стал основой политики «коллективной безопасности», проводившейся СССР в 1933-1939 гг. и направленной против угрозы агрессии нацисткой Германии и её союзников. Договор предусматривал взаимную помощь на тот случай, если одна из договаривающихся сторон станет объектом агрессии со стороны третьего государства. Замыслы советских руководителей и части политических лидеров Франции, Чехословакии и других стран Европы создать целостную систему коллективной безопасности не удались — прежде всего из-за политики умиротворения агрессора, проводившейся Великобританией и Францией. Франция не выполнила своих обязательств по защите Чехословакии в 1938 г., после чего СССР стал искать возможность сменить ненадежных партнеров, что вело к советско-германскому сближению в 1939 г.

Советско-французский договор 1935 г. стал вершиной политики СССР, направленной на создание системы коллективной безопасности.

В 20-е годы СССР, хотя и был признан рядом европейских государств, но все же оставался «изгоем» системы международных отношений, заложенной в 1919 г. Версальским договором, подводившим итоги Первой мировой войны. СССР не входил в Лигу наций и был оплотом Коминтерна, грозившего мировой революцией капиталистическим странам. Но после прихода нацистов к власти в Германии в 1933 г. и возникновения здесь очага военной опасности, политика советского руководства начинает меняться. В качестве альтернативы политике советско-германского сближения, проводившейся в 20-е годы, было решено искать дружбы с Францией. Это соответствовало и намерениям французских правящих кругов, также заинтересованных в создании противовеса гитлеровской Германии. Сторонником сближения с СССР против Германии был министр иностранных дел Франции Луи Барту.

20 октября 1933 г. Германия вышла из Лиги наций, бросив тем самым вызов гарантам Версальского договора Франции и Великобритании.

В ноябре 1933 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло принципиальное решение о переориентации внешней политики с Германии на Францию. 11 января 1934 г. было подписано советско-французское торговое соглашение, а 16 февраля — советско-британское. СССР был готов вступить в Лигу наций, которая раньше рассматривалась Москвой как штаб мирового империализма. Теперь Советский Союз хотел стать лояльным членом мирового сообщества. 19 декабря 1933 г. Политбюро окончательно приняло решение о готовности вступить в Лигу наций (при условии, что арбитраж Лиги может касаться только тех обязательств, которые СССР принял после вступления в нее, а не старых споров, таких как Бессарабия). СССР предложил и другие оговорки, которые были проигнорированы странами Лиги.

18 сентября 1934 г. СССР все же вступил в эту организацию, «чтобы, в рамках Лиги наций, заключить региональное соглашение о взаимной защите от агрессии со стороны Германии». После этого Барту сказал: «Моя главная задача достигнута — правительство СССР теперь будет сотрудничать с Европой».

«Окружение» Германии сначала предполагалось вести не жестко, предложив заключить «Восточный пакт» по образцу соглашения в Локарно 1925 г., гарантировавшее западные границы Германии. Теперь немцам предлагалось также гарантировать неизменность восточных границ своего государства, определенных в Версале в 1919 г. По плану французской дипломатии «восточное Локарно» должны были подписать Германия, СССР, Чехословакия, Польша и государства Прибалтики. При этом Франция и СССР должны были заключить отдельную конвенцию, которая также гарантировала «Восточный пакт» и Локарно. Но Франция не была восточноевропейским государством. Поэтому возникла идея двух раздельных договоров — советско-французского и «Восточного». Нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов предлагал объединить две эти схемы, убеждая Барту, что нужен «Восточный пакт» с участием Франции, но без Германии. Литвинов не верил, что Гитлер согласится подписать этот пакт.

Действительно, идея «Восточного пакта» была чужда Гитлеру — он планирован вернуть для начала территории, отторгнутые от Германии после Первой мировой войны, а также Австрию, население которой говорило по-немецки. Барту пытался убедить британских коллег, у которых сложились более теплые отношения с немцами, присоединиться к пакту. Но Великобритания не желала вступать в союзы с участием СССР. Барту, ссылаясь на недавний прецедент, угрожал договориться на союз с Россией без Великобритании и Германии: «В далеком прошлом республиканская Франция заключила договор с царской Россией, хотя их режимы очень отличались друг от друга. География, однако, определяла историю, и возник франко-русский союз».

К осени 1934 г. стало окончательно ясно, что Германия не намерена участвовать в Восточном пакте. На повестку дня встал вопрос о заключении договора о коллективной безопасности между СССР, Францией и ее восточноевропейскими союзниками. Новая редакция «Восточного пакта» носила открыто антигерманскую направленность. Но между странами-участницами возникли разногласия. Польша, желавшая сохранить сотрудничество с Францией, не хотела оказаться в союзе с СССР, неофициально имевшим к ней территориальные претензии. 26 января 1934 г. Польша заключает с Германией пакт о ненападении, решив, что безопаснее дружить с Германией, чем с Советским Союзом. Участие в пакте Румынии не устраивало СССР, открыто претендовавший на возвращение Бессарабии.

Читайте так же:  Приказ по утверждении печатей и штампов

Барту предпринимал огромные усилия, чтобы как-то разрешить эти проблемы. В резерве у него оставался вариант «Балканской Антанты» — союза Югославии, Румынии, Греции и Турции. Но все эти государства, заключившие между собой союз, не желали заключать пакт с СССР, так как были настроены антикоммунистически.

9 октября 1934 г. в Париж прибыл король Югославии Александр, уже много лет пытавшийся сплотить сербов, хорватов, словенцев и македонцев в единую нацию. Когда Барту, встречавший Александра, ехал с ним в открытой машине, в процессию стрелял македонский террорист, погибли оба государственных деятеля.

Новый французский министр иностранных дел Пьер Лаваль был гораздо меньшим энтузиастом борьбы против Германии, чем его предшественник. Через пять лет Франция будет разгромлена Германией, и Лаваль возглавит марионеточное пронацистское правительство. В 1945 г. его казнят как коллаборациониста. В 1935 г. Лаваль действовал по инерции, продолжая политику Барту, постоянно оглядываясь на Великобританию, которая отрицательно относилась к военному союзу с СССР. Со стороны СССР на французского министра «давил» советский полпред Владимир Потёмкин — будущий первый заместитель наркома иностранных дел.

Проект «Восточного пакта» не реализовался. СССР и Франция решили оформить договорами то, что осталось от него: треугольник СССР-Франция-Чехословакия. Чехословакия оказалась в «треугольнике» как союзник Франции — к СССР в Праге питали чувства опасения, но он был далеко, а Германия — несла непосредственную угрозу.

2 мая 1935 г. был заключен пакт о взаимопомощи между СССР и Францией, а 16 мая — между СССР и Чехословакией. Пакты предусматривали помощь трех стран друг другу в случае, если одна из сторон окажется жертвой агрессии. Помощь эта должна была оказываться после соблюдения процедуры переговоров, в полном соответствии с уставом Лиги наций (что еще раз подчеркивало важную роль этой организации, также призванной поддерживать безопасность в Европе).

Но советские руководители опасались, что Франция может спровоцировать советско-германский конфликт и остаться в стороне, направив германскую агрессию на восток. СССР обещал помощь Чехословакии только в том случае, если она будет оказана и со стороны Франции. Французская сторона специально оговорила, что СССР не получит помощи в случае, если союз с СССР будет противоречить обязательствам Франции в отношении восточноевропейских соседей СССР. То есть союз был направлен исключительно против Германии. Механизм консультаций был призван также оказать воздействие на принятие решений в Лиге наций, то есть воздействовать на Великобританию и Италию.

Пакт должен был иметь своим логическим продолжением создание более широкой системы безопасности. В противном случае он мог вступить в действие только в случае германо-чехословацкого конфликта, при нападении Германии на территорию Чехословакии (о нападении Германии на Францию в 1935 г. не могло идти и речи). Но П. Лаваль и последующие лидеры Франции не были заинтересованы в расширении системы коллективной безопасности, так что истинным испытанием для пакта стал именно Судетский кризис 1938 г.

Германия настаивала на присоединении принадлежащей Чехословакии Судетской области, потому что она была населена преимущественно немцами. Эта аннексия противоречила международному праву, которое обязались защищать члены Лиги наций. Франция предпочла отказаться от выполнения своих союзнических обязательств перед Чехословакией, что в значительной степени предопределило Мюнхенский сговор великих держав за её счет. Чехословакия, оставшись без поддержки Франции, капитулировала, не дав Советскому Союзу повода вмешаться в европейский конфликт. Это определило скептическую позицию СССР на англо-франко-советских переговорах 1939 г., когда не был использован последний до начала войны шанс создать антигитлеровскую коалицию с участием СССР. Сталин не доверял Франции и Великобритании и обдумывал возможность вернуться к сотрудничеству с Германией. После заключения германо-советского пакта 23 августа 1939 г. положения советско-французского пакта 1935 г. безнадежно устарели.

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик и президент Французской Республики,

воодушевленные желанием укрепить мир в Европе и гарантировать его благо для своих стран, обеспечив более полным образом точное применение положений устава Лиги наций, направленных к поддержанию национальной безопасности, территориальной целостности и политической независимости государств,

решив посвятить свои усилия подготовке к заключению европейского соглашения, преследующего эту цель, и, впредь до этого, способствовать насколько это от них зависит эффективному применению положений устава Лиги Наций,
решили заключить договор с этой целью и назначили своими уполномоченными:

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик:

г. Владимира Потемкина, Члена Центрального Исполнительного Комитета, Чрезвычайного и Полномочного Посла при Президенте Французской Республики,

Президент Французской Республики:

г. Пьера Лаваля, Сенатора, Министра Иностранных Дел,

которые после обмена своими полномочиями, признанными находящимися в должной форме и надлежащем порядке, условились о следующих постановлениях:

В случае, если СССР или Франция явилась бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и соответственно СССР обязуются приступить обоюдно к немедленной консультации в целях принятия мер для соблюдения постановлений статьи 10 статута Лиги Наций.

В случае, если в условиях, предусмотренных в статье 15, параграф 7 статута Лиги Наций, СССР или Франция явилась бы, несмотря на искренние мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и взаимно СССР окажут друг другу немедленно помощь и поддержку.

Принимая во внимание, что согласно статье 16 статута Лиги Наций, каждый член Лиги, прибегающий к войне вопреки обязательствам, принятым в статьях 12, 13, или 15 статута, тем самым рассматривается как совершивший акт войны против всех других членов Лиги, СССР и взаимно Франция обязуются в случае, если одна из них явится, в этих условиях, и, несмотря на искренние мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, оказать друг другу немедленно помощь и поддержку, действуя применительно к статье 16 статута.

То же обязательство принято на случай, если СССР или Франция явится предметом нападения со стороны европейского государства в условиях, предусмотренных в параграфах 1 и 3 статьи 17 статута Лиги наций.

Так как обязательства, установленные выше, соответствуют обязанностям Высоких Договаривающихся Сторон, как Членов Лиги Наций, то ничто в настоящем Договоре не будет толковаться, как ограничение задачи этой последней принимать меры, способные эффективно ограждать всеобщий мир, или как ограничение обязанностей, вытекающих для Высоких Договаривающихся Сторон из статута Лиги Наций.

Настоящий Договор, коего русский и французский тексты будут иметь одинаковую силу, будет ратификован и ратификационные грамоты будут обменены в Москве, как только это будет возможно. Он будет зарегистрирован в Секретариате Лиги Наций.

Он вступит в силу с момента обмена ратификациями и будет оставаться в силе в течение пяти лет. Если он не будет денонсирован одной из Высоких Договаривающихся Сторон с предупреждением по крайней мере за один год до истечения этого периода, то он остается в силе без ограничения срока, при чем каждая из Высоких Договаривающихся Сторон будет иметь возможность прекратить его действие путем заявления об этом с предупреждением за один год.

В удостоверение чего уполномоченные подписали настоящий Договор и приложили к нему свои печати.

Совершено в Париже, в двух экземплярах.

2 Мая 1935 года.

В момент подписания советско-французского Договора взаимной помощи от сего числа, Уполномоченные подписали нижеследующий протокол, каковой будет включен в обмениваемые ратификационные грамоты Договора.

Установлено, что следствием статьи 3 является обязательство каждой Договаривающейся Стороны оказать немедленную помощь другой, сообразуясь безотлагательно с рекомендациями Совета Лиги Наций, как только они будут вынесены в силу статьи 16 статута. Условлено также, что обе Договаривающиеся Стороны будут действовать согласно, дабы достичь того, что Совет вынес свои рекомендации со всей скоростью, которой потребуют обстоятельства, и что, если, несмотря на это, Совет не вынесет, по той или иной причине, никакой рекомендации, и если он не достигнет единогласия, то обязательство помощи тем не менее будет выполнено. Условлено также, что обязательства помощи, предусмотренные в настоящем Договоре, относятся лишь к случаю нападения, совершенного на собственную территорию той или другой Договаривающейся Стороны.

Так как общее намерение обоих правительств состоит в том, чтобы ни в чем не нарушать, настоящим Договором, обязательств, принятых ранее СССР и Францией по отношению к третьим государствам, в силу опубликованных договоров, то условлено, что постановления упомянутого Договора не могут иметь такого применения, которое, будучи несовместимым с договорными обязательствами, принятыми одной из Договаривающихся Сторон, подвергло бы эту последнюю санкциям международного характера.

Оба правительства, считая желательным заключение регионального соглашения, целью которого явилась бы организация безопасности договаривающихся государств и которое вместе с тем могло бы включить обязательства взаимной помощи или сопровождаться таковыми, признают друг за другом возможность в соответствующем случае участвовать, с обоюдного согласия, в той форме, прямой или косвенной, которая представлялась бы подходящей, в подобных соглашениях, причем обязательства этих соглашений должны заменить собой те, которые вытекают из настоящего Договора.

Оба правительства констатируют, что переговоры, результатом которых явилось подписание настоящего Договора, были начаты первоначально в целях дополнения соглашения о безопасности, охватывающего страны северо-востока Европы, а именно: СССР, Германию, Чехословакию, Польшу и соседние с СССР государства; наряду с этим соглашением должен был быть заключен договор о помощи между СССР, Францией и Германией, в котором каждое из этих трех государств должно было обязаться к оказанию поддержки тому из них, которое явилось бы предметом нападения со стороны одного из этих трех государств. Хотя обстоятельства до сих пор не позволили заключить эти соглашения, которые обе стороны продолжают считать желательными, но тем не менее обязательства, изложенные в советско-французском Договоре о помощи, должны пониматься, как имеющие действовать лишь в тех пределах, которые имелись в виду в первоначально намечавшемся трехстороннем соглашении. Независимо от обязательств, вытекающих из настоящего

Читайте так же:  Заполнить трудовой договор по совместительству

Договора, напоминается вместе с тем, что согласно советско-французскому пакту о ненападении от 29-го ноября 1932 года и при том без ущерба для универсальности обязательств этого пакта, в случае, если бы одна из Сторон подверглась нападению одной или нескольких третьих европейских держав, не предусмотренных в вышеназванном тройственном соглашении, другая Договаривающаяся Сторона должна будет воздерживаться в течение конфликта от прямой или косвенной помощи или поддержки нападающему или нападающим, причем каждая из Сторон заявляет, что она не связана никаким соглашением о помощи, которое находилось бы в противоречии с этим обязательством.

Совершено в Париже, в двух экземплярах,

2 мая 1935 года.

Восточная Европа между Гитлером и Сталиным. М., 1999.

Малафеев К.А. Луи Барту. Политик и дипломат. М., 1988.

Политбюро ЦК РКП(б) – ВКП(б) и Европа. Решения «Особой папки» 1923-1939. М., 2001.

Шубин А.В. Мир на краю бездны. От глобальной депрессии к мировой войне. 1929-1941 годы. М., 2004.

Каковы были причины изменения советской внешней политики в 1933-1934 гг.?

Чем руководствовался министр иностранных дел Франции, поддержав вступление СССР в Лигу наций?

Какие политики готовили советско-французский договор?

Что такое «Восточный пакт»? Почему он не осуществился?

Какие положения советско-французского пакта затрудняли его использование для противостояния германской агрессии?

Почему Барту не смог заключить договор с СССР? Почему Лаваль все же его заключил?

Какой еще оборонительный договор заключил СССР в 1935 г.?

Когда и почему система коллективной безопасности, возникшая в 1935 г., была разрушена?

Советско-французский и советско-чехословацкий договоры о взаимопомощи

После гибели Барту французские правящие круги стали постепенно отходить от политики коллективной безопасности, но на первых порах им еще приходилось считаться с популярностью идеи советско-французского сближения. Даже новый министр иностранных дел Лаваль, стремившийся к сговору с Германией, был вынужден вначале продолжать линию своего предшественника.

5 декабря 1934 г. по настоянию Советского правительства было подписано советско-французское соглашение, в котором стороны заявили о своей решимости приложить все усилия для заключения Восточного пакта и обязались не заключать ни с каким государством, еще не выразившим своего согласия с Восточным пактом, договоров, затрудняющих его подготовку. Через несколько дней к соглашению присоединилась Чехословакия.

Вскоре Советское правительство предложило Франции заключить двусторонний договор о взаимной помощи против агрессии, и 2 мая 1935 г. он был подписан в Париже сроком на пять лет. Стороны договорились, что в случае неспровоцированного нападения на одну из них какого-либо европейского государства другая окажет «немедленно помощь и поддержку применительно к статье 16 Устава» Лиги наций. В приложенном к договору протоколе указывалось, что если Совет Лиги по той или иной причине не вынесет никакой рекомендации и если он не достигнет единогласия, то «обязательство взаимопомощи тем не менее будет выполнено». Отмечая, что данный договор является результатом переговоров, начатых первоначально для заключения европейского соглашения о безопасности, стороны по-прежнему высказывались в пользу такого соглашения.

Советско-французский договор, таким образом, предусматривал не только двустороннюю помощь, но и создание общеевропейской системы коллективной безопасности. Во время переговоров, состоявшихся 13—15 мая 1935 г. в Москве, СССР и Франция снова заявили о своей готовности продолжить усилия в этом направлении.

16 мая 1935 г. в Праге состоялось подписание советско-чехословацкого договора о взаимопомощи, аналогичного советско-французскому. Однако по настоянию правительства Чехословакии в договор была включена оговорка о том, что обязательство взаимопомощи вступит в силу для СССР и Чехословакии только в том случае, если на помощь жертве агрессии придет Франция. Эта оговорка значительно ослабляла эффективность советско-чехословацкого договора.

Правящие круги Франции и Чехословакии, пойдя на заключение договоров о взаимопомощи с Советским Союзом, действовали неискренне. Уже в мае 1935 г. Лаваль заверял германского посла во Франции, что «в любой момент можно будет пожертвовать договором с Советским Союзом, если это понадобится для полного и окончательного соглашения с Германией». Французское правительство под различными предлогами отказывалось разработать и подписать с СССР военную конвенцию, необходимость которой была признана во время переговоров о заключении договора.

Советское правительство, напротив, очень серьезно отнеслось к своим договорам с Францией и Чехословакией, рассматривая их как краеугольный камень создания европейской системы коллективной безопасности.

16 мая 1935 года был заключен советско-чехословацкий договор о взаимопомощи

30 января 1933 года рейхсканцлером Веймарской республики был назначен Адольф Гитлер. И года не понадобилось Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП), чтобы полностью захватить власть в Германии. Между зимой и летом в стране произошло несколько важнейших событий, превративших НСДАП в главную политическую силу страны. Благодаря поджогу Рейхстага, в котором были обвинены коммунисты, нацисты опубликовали закон «О защите народа и государства». Принятый позже закон «О чрезвычайных полномочиях» передал в руки имперского правительства законодательную власть. Были запрещены профсоюзы, а чуть позже — Социал-демократическая партия Германии, обвиненная в государственной измене. Наконец, закон «Против образования новых партий» превратил Германию в однопартийное государство.

Германия активно готовилась к войне — даже задачи в школьных учебниках отражали направление мыслей нацистского правительства: «Современный ночной бомбардировщик может нести 1800 зажигательных бомб. Какова длина пути, вдоль которого он может распределить эти бомбы, если он сбрасывает одну бомбу в секунду при скорости 250 км в час? Насколько далеко друг от друга окажутся воронки от взрывов? Сколько километров могут поджечь 10 таких самолетов, если они летят с дистанцией 50 метров друг от друга? Сколько костров получится, если 1/3 бомб достигнет своих целей и 1/3 из них загорится?».

Агрессивные устремления нацистов были очевидны Советскому Союзу. На смену советско-германской дружбе пришла взаимная ненависть: кампания против коммунистов и социалистов говорила сама за себя. Особенную тревогу внушало то, что крупнейшие западноевропейские державы — Великобритания и Франция — взяли курс на сотрудничество с фашистской Италией и нацистской Германий: 15 июля 1933 года был подписан «Пакт согласия и сотрудничества»: четыре державы Европы сформировали содружество, которое должно было заниматься решением международных проблем в Европе, в том числе и задачей противостояния коммунизму. Советские дипломаты справедливо опасались формирования единого антисоветского блока капиталистических государств.

В этих условиях советское правительство взяло курс на заключение договоров о ненападении и взаимопомощи с теми капиталистическими странами, которые считало «неагрессивными». В декабре 1933 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «Об активизации внешнеполитической деятельности Советского государства в целях предотвращения войны на основе плана коллективной безопасности». Этот курс быстро принес свои плоды: был заключен ряд договоров о ненападении с Латвией, Эстонией, Польшей, Афганистаном и даже двумя державами, участвовавшими в «пакте четырех», — Францией и Италией. Кроме этого, были заключены договоры о дружбе с Турцией и о гарантиях и нейтралитете с Ираном. Однако надежды советского правительства на то, что удастся договориться с Польшей о создании советско-польско-чехословацкого блока, который помешал бы возможной агрессии Германию в отношении одной из стран-участниц, провалился: 26 января 1934 года был подписан договор о ненападении между Германией и Польшей, вошедший в историю как «Пакт Пилсудского — Гитлера».

После этого важно было добиться заключения договора о взаимопомощи хотя бы с Чехословакией. Еще в апреле 1935 года правительства обеих стран начали взаимные контакты по заключению такого договора, но чехословацкое правительство не торопилось с согласием — оно желало, чтобы прежде СССР убедил заключить подобный договор Францию. Президент Чехословакии Эдвард Бенеш считал Советский Союз довольно слабой в военном отношении державой и сомневался, что в случае вторжения Гитлера в Восточную Европу обе страны сумеют ему противостоять. А вот если в дело вступит еще и Франция… Последнюю Бенеш как раз переоценивал. Но, как бы то ни было, советским дипломатам удалось заключить аналогичный договор с Францией, и 16 мая 1935 года советско-чехословацкий пакт о взаимопомощи был наконец подписан Бенешем и советским послом в Чехословакии Сергеем Александровским.

Текст основных статей документа фактически повторял положения советско-французского договора, за исключением 2-й статьи, где была такая формулировка: «Обязательства взаимной помощи будут действовать между ними лишь поскольку при наличии условий, предусмотренных в настоящем договоре, помощь Стороне — жертве нападения будет оказана со стороны Франции». В случае угрозы вторжения обе стороны должны были немедленно начать совместные консультации, при начале прямой агрессии против одной из них — оказывать друг другу военную помощь.

Договор о взаимопомощи с Чехословакией был несомненной победой советской дипломатии. Вместе с советско-французским договором он имел характер тройственного соглашения. Учитывая традиционную французскую германофобию, страх перед немецким военным реваншем, со временем это соглашение могло бы превратиться в основу для системы коллективной безопасности в Европе. Однако этот внешнеполитический успех свели на нет будущие союзники СССР по борьбе с Гитлером, которые пока что не хотели с ним конфликтовать. Увы, советско-чехословацкий договор не спас Чехословакию от расчленения. Когда Гитлер выдвинул права Германии на Судетскую область, советское правительство активно предлагало Великобритании и Франции общими силами защитить Чехословакию. Однако правительства обеих стран Западной Европы посчитали, что от Гитлера удастся «откупиться» небольшим кусочком чужой страны — обе державы демонстративно отказались от услуг Сталина и даже не пригласили советских представителей на Мюнхенское совещание в сентябре 1938 года. Согласие «великих держав» Европы на передачу Судетской области Германии было первым шагом к утрате Чехословакией целостности: в марте 1939 года Германия навязала Чехии и Моравии немецкий протекторат, запретив местные партии и ликвидировав оппозицию. Официальное начало Второй мировой войны неумолимо приближалось, хотя фактически она уже началась.

Читайте так же:  Консультирование адвоката виды

Советско-французский договор о взаимной помощи, 1935

Советско-французский договор о взаимной помощи стал основой политики «коллективной безопасности», направленной против нацистской Германии и её союзников. Договор предусматривал взаимную помощь в том случае, если одна из договаривающихся сторон станет объектом агрессии со стороны третьего государства. Пакт должен был иметь своим логическим продолжением создание более широкой системы безопасности. Вместе с тем советские руководители опасались, что Франция может спровоцировать советско-германский конфликт и остаться в стороне, направив германскую агрессию на восток. Гитлер использовал ратификацию договора французским парламентом как предлог для ремилитаризации Рейнской области:

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик и президент Французской Республики, воодушевленные желанием укрепить мир в Европе и гарантировать его благо для своих стран, обеспечив более полным образом точное применение положений устава Лиги наций, направленных к поддержанию национальной безопасности, территориальной целостности и политической независимости государств, решив посвятить свои усилия подготовке к заключению европейского соглашения, преследующего эту цель, и, впредь до этого, способствовать насколько это от них зависит эффективному применению положений устава Лиги Наций, решили заключить договор с этой целью и назначили своими уполномоченными:

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик:

г. Владимира Потемкина, Члена Центрального Исполнительного Комитета, Чрезвычайного и Полномочного Посла при Президенте Французской Республики,

Президент Французской Республики:

г. Пьера Лаваля, Сенатора, Министра Иностранных Дел,

которые после обмена своими полномочиями, признанными находящимися в должной форме и надлежащем порядке, условились о следующих постановлениях:

В случае, если СССР или Франция явилась бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и соответственно СССР обязуются приступить обоюдно к немедленной консультации в целях принятия мер для соблюдения постановлений статьи 10 статута Лиги Наций.

В случае, если в условиях, предусмотренных в статье 15, параграф 7 статута Лиги Наций, СССР или Франция явилась бы, несмотря на искренние мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и взаимно СССР окажут друг другу немедленно помощь и поддержку.

Принимая во внимание, что согласно статье 16 статута Лиги Наций, каждый член Лиги, прибегающий к войне вопреки обязательствам, принятым в статьях 12, 13, или 15 статута, тем самым рассматривается как совершивший акт войны против всех других членов Лиги, СССР и взаимно Франция обязуются в случае, если одна из них явится, в этих условиях, и, несмотря на искренние мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, оказать друг другу немедленно помощь и поддержку, действуя применительно к статье 16 статута.

То же обязательство принято на случай, если СССР или Франция явится предметом нападения со стороны европейского государства в условиях, предусмотренных в параграфах 1 и 3 статьи 17 статута Лиги наций.

Так как обязательства, установленные выше, соответствуют обязанностям Высоких Договаривающихся Сторон, как Членов Лиги Наций, то ничто в настоящем Договоре не будет толковаться, как ограничение задачи этой последней принимать меры, способные эффективно ограждать всеобщий мир, или как ограничение обязанностей, вытекающих для Высоких Договаривающихся Сторон из статута Лиги Наций.

Настоящий Договор, коего русский и французский тексты будут иметь одинаковую силу, будет ратификован и ратификационные грамоты будут обменены в Москве, как только это будет возможно. Он будет зарегистрирован в Секретариате Лиги Наций.

Он вступит в силу с момента обмена ратификациями и будет оставаться в силе в течение пяти лет. Если он не будет денонсирован одной из Высоких Договаривающихся Сторон с предупреждением по крайней мере за один год до истечения этого периода, то он остается в силе без ограничения срока, при чем каждая из Высоких Договаривающихся Сторон будет иметь возможность прекратить его действие путем заявления об этом с предупреждением за один год.

В удостоверение чего уполномоченные подписали настоящий Договор и приложили к нему свои печати.

Совершено в Париже, в двух экземплярах.

2 Мая 1935 года.

В момент подписания советско-французского Договора взаимной помощи от сего числа, Уполномоченные подписали нижеследующий протокол, каковой будет включен в обмениваемые ратификационные грамоты Договора.

Установлено, что следствием статьи 3 является обязательство каждой Договаривающейся Стороны оказать немедленную помощь другой, сообразуясь безотлагательно с рекомендациями Совета Лиги Наций, как только они будут вынесены в силу статьи 16 статута. Условлено также, что обе Договаривающиеся Стороны будут действовать согласно, дабы достичь того, что Совет вынес свои рекомендации со всей скоростью, которой потребуют обстоятельства, и что, если, несмотря на это, Совет не вынесет, по той или иной причине, никакой рекомендации, и если он не достигнет единогласия, то обязательство помощи тем не менее будет выполнено. Условлено также, что обязательства помощи, предусмотренные в настоящем Договоре, относятся лишь к случаю нападения, совершенного на собственную территорию той или другой Договаривающейся Стороны.

Так как общее намерение обоих правительств состоит в том, чтобы ни в чем не нарушать, настоящим Договором, обязательств, принятых ранее СССР и Францией по отношению к третьим государствам, в силу опубликованных договоров, то условлено, что постановления упомянутого Договора не могут иметь такого применения, которое, будучи несовместимым с договорными обязательствами, принятыми одной из Договаривающихся Сторон, подвергло бы эту последнюю санкциям международного характера.

Оба правительства, считая желательным заключение регионального соглашения, целью которого явилась бы организация безопасности договаривающихся государств и которое вместе с тем могло бы включить обязательства взаимной помощи или сопровождаться таковыми, признают друг за другом возможность в соответствующем случае участвовать, с обоюдного согласия, в той форме, прямой или косвенной, которая представлялась бы подходящей, в подобных соглашениях, причем обязательства этих соглашений должны заменить собой те, которые вытекают из настоящего Договора.

Оба правительства констатируют, что переговоры, результатом которых явилось подписание настоящего Договора, были начаты первоначально в целях дополнения соглашения о безопасности, охватывающего страны северо-востока Европы, а именно: СССР, Германию, Чехословакию, Польшу и соседние с СССР государства; наряду с этим соглашением должен был быть заключен договор о помощи между СССР, Францией и Германией, в котором каждое из этих трех государств должно было обязаться к оказанию поддержки тому из них, которое явилось бы предметом нападения со стороны одного из этих трех государств. Хотя обстоятельства до сих пор не позволили заключить эти соглашения, которые обе стороны продолжают считать желательными, но тем не менее обязательства, изложенные в советско-французском Договоре о помощи, должны пониматься, как имеющие действовать лишь в тех пределах, которые имелись в виду в первоначально намечавшемся трехстороннем соглашении. Независимо от обязательств, вытекающих из настоящего

Договора, напоминается вместе с тем, что согласно советско-французскому пакту о ненападении от 29-го ноября 1932 года и при том без ущерба для универсальности обязательств этого пакта, в случае, если бы одна из Сторон подверглась нападению одной или нескольких третьих европейских держав, не предусмотренных в вышеназванном тройственном соглашении, другая Договаривающаяся Сторона должна будет воздерживаться в течение конфликта от прямой или косвенной помощи или поддержки нападающему или нападающим, причем каждая из Сторон заявляет, что она не связана никаким соглашением о помощи, которое находилось бы в противоречии с этим обязательством.

Совершено в Париже, в двух экземплярах, 2 мая 1935 года.