2853 ук рф судебная практика

Рубрики Статьи

2853 ук рф судебная практика

Установление уголовной ответственности за фальсификацию различных государственных реестров и систем учета прав владельцев ценных бумаг обусловлено тем, что основным назначением единых государственных реестров и систем учета прав владельцев ценных бумаг является упорядочение гражданского оборота отдельных видов объектов посредством осуществления учета и удостоверения прав на них определенных лиц или организаций, объема этих прав, их ограничения, обременения, а также связанных с этими объектами юридических фактов.

Информация реестров имеет правоудостоверяющий характер, то есть в предусмотренном порядке подтверждает перед третьими лицами факт принадлежности права на объект определенному лицу или организации, а также иные обстоятельства, имеющие юридическое значение. Удостоверенный факт обеспечивается государственной, в том числе судебной защитой. Поэтому изменение учетных данных приводит к возможности совершения противоправных действий в отношении имущества, имущественных прав, захвата управления в юридическом лице под прикрытием «фиктивного» юридического основания своих действий.

Наиболее распространенным способом рейдерского захвата по рассматриваемой «черной» схеме является представление в налоговый орган поддельного протокола общего собрания акционеров (участников) общества о переизбрании или переназначении единоличного исполнительного органа общества (генерального директора) и последующем внесении на основании этих поддельных документов должностным лицом налогового органа изменений в единые государственные реестры юридических лиц. На основании этих изменений такой «генеральный директор» совершает от имени общества сделку по отчуждению имущества компании в своих интересах.

Систему преступлений, связанных с фальсификацией единых государственных реестров и систем учета прав владельцев ценных бумаг можно представить в следующем виде.

1. В зависимости от вида учета:

а) преступления, посягающие на порядок учета прав владельцев ценных бумаг:

— представление в организацию, осуществляющую учет прав на ценные бумаги, документов, содержащих заведомо ложные данные, в целях внесения в реестр владельцев ценных бумаг или в систему депозитарного учета недостоверных сведений (ч. 1 ст. 170.1 УК);

— внесение в реестр владельцев ценных бумаг, в систему депозитарного учета заведомо недостоверных сведений путем неправомерного доступа к реестру владельцев ценных бумаг, к системе депозитарного учета, либо с применением насилия или угрозы его применения (соответственно ч.ч. 2 и 3 ст. 170.1 УК);

— внесение в реестр владельцев ценных бумаг недостоверных сведений, а равно умышленное уничтожение или подлог документов, на основании которых были внесены запись или изменение в реестр владельцев ценных бумаг, если обязательное хранение этих документов предусмотрено законодательством Российской Федерации (ч. 3 ст. 185.2 УК);

б) преступления, посягающие на порядок ведения единых государственных реестров:

— представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей документов, содержащих заведомо ложные данные, в целях внесения в единый государственный реестр юридических лиц недостоверных сведений (ч. 1 ст. 170.1 УК);

— умышленное внесение должностным лицом в один из единых государственных реестров, предусмотренных законодательством Российской Федерации, заведомо недостоверных сведений, а равно умышленное уничтожение или подлог документов, на основании которых были внесены запись или изменение в указанные единые государственные реестры, если обязательное хранение этих документов предусмотрено законодательством Российской Федерации (ст. 285.3 УК).

2. В зависимости от субъекта преступления:

а) преступления, совершаемые лицами, не обладающими правом доступа к реестрам и другим системам учета прав, а также не являющиеся должностными лицами — ст. 170.1 УК;

б) преступления, совершаемые лицами, в служебные обязанности которых входит совершение операций, связанных с учетом прав на ценные бумаги (реестродержатели, профессиональные участники рынка — регистраторы и депозитарии) — ч. 3 ст. 185.2 УК;

в) преступления, совершаемые должностными лицами — ст. 285.3 УК;

г) преступления, совершаемые общим субъектом — ст. 285.3 УК.

Далее представляется важным критический анализ уголовно-правовой нормы, предусмотренной ст. 2853 УК. Важность уголовно-правового анализа данной нормы обусловлена актуальностью совершенствования деятельности государственных органов по обеспечению функционирования и повышению инвестиционной привлекательности рыночной экономики России, а также необходимостью снижения уровня коррупции.

Указанная статья объединяет два самостоятельных состава преступления: во-первых, умышленное внесение должностным лицом в один из единых государственных реестров, предусмотренных законодательством РФ, заведомо недостоверных сведений; во-вторых, умышленное уничтожение или подлог документов, на основании которых были внесены запись или изменение в указанные единые государственные реестры, если обязательное хранение этих документов предусмотрено законодательством РФ.

Предметом преступления выступают: 1) единые государственные реестры; 2) документы, на основании которых были внесены запись или изменение в единые государственные реестры.

Единый государственный реестр представляет собой информационную базу данных актов государственного органа вместе с подтверждающими правильность принятия этих актов документами.

В Российской Федерации реестровая система достаточно обширна и включает в себя несколько десятков различных видов реестров. В качестве предмета преступления выступают лишь «Единые государственные реестры». Реестров с подобным наименованием также достаточное количество.

Полагаем, что для акцентуации именно антирейдерского содержания рассматриваемой статьи перечень реестров должен быть ограничен и содержать лишь ЕГРЮЛ, ЕГРИП, ЕГРП, по аналогии со ст. 1701 УК. Во-первых, очевидной причиной криминализации подобного деяния явились неоднократные случаи совершения рейдерских захватов с участием должностных лиц налоговых органов и службы государственной регистрации, кадастра и картографии, которые по своему служебному положению имели возможность внесения ложных сведений в ЕГРЮЛ (ЕГРИП) и ЕГРП. Во-вторых, общественная опасность внесения заведомо недостоверных сведений либо уничтожения документов иных видов реестров не слишком велика, без наступления от данных деяний общественно-опасных последствий, в связи с этим подобные действия при наличии к тому оснований следует квалифицировать по общим нормам, предусмотренным ст.ст. 285 и 286 УК.

Следует заметить, что первоначально разработчики [2, с. 7] законопроекта предлагали установление уголовной ответственности лишь за фальсификацию только ЕГРЮЛ и ЕГРИП.

Объективная сторона первого состава преступления, предусмотренного ст. 2853 УК, заключается во внесении должностным лицом в один из единых государственных реестров, предусмотренных законодательством РФ, заведомо недостоверных сведений. Внесение недостоверных сведений, как форма объективной стороны преступления, состоит в совершении действий по фальсификации единых государственных реестров, т.е. искажении истинных учетных данных об объектах, регистрируемых в них. Государственные реестры ведутся на электронном и бумажном носителях, каждый из которых представляет неотъемлемую часть единого государственного реестра, поэтому объективную сторону состава рассматриваемого преступления в равной степени образуют действия как по фальсификации данных электронного, так и документального носителя учетной информации.

Преступное деяние может выражаться и во внесении первичных сведений о регистрации права или субъекта, например о создании фиктивных юридических лиц, о получении статуса индивидуального предпринимателя подставным лицом, о регистрации мнимой сделки и т.д.

Вторая форма объективной стороны состоит в уничтожении или подлоге документов, на основании которых были внесены запись или изменение в указанные единые государственные реестры, если обязательное хранение этих документов предусмотрено законодательством Российской Федерации.

Уничтожение предполагает полную физическую ликвидацию документов, входящих в предмет преступления, после чего их восстановление невозможно. Подлог выражается в частичном или полном искажении информации, содержащейся в документах. При этом подлог может быть двух видов — интеллектуальный и материальный.

Подлог не может состоять в представлении в орган, осуществляющий государственную регистрацию, документов, содержащих заведомо ложные данные об объектах регистрации, так как ответственность за подобное деяние предусмотрена в ст. 1701 УК.

Составы преступлений сконструированы по типу формальных, в связи с чем они считаются оконченными с момента совершения указанных действий. Следует критически отнестись к определению некоторыми авторами состава рассматриваемого преступления как материального [2, с. 122], так как закон не предусматривает в качестве обязательного признака состава какие-либо последствия. Внесение ложных сведений, подлог и уничтожение документов представляют собой формы деяния. Они могут повлечь наступление негативных последствий, прежде всего имущественного характера, но данные последствия, как утверждается разработчиками, умышленно не включены в состав преступления в целях возможности привлечения «рейдеров к уголовной ответственности уже на начальных этапах рейдерского захвата, упреждая наступление указанных негативных для собственника последствий» [2, с. 6].

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 2853 УК, характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает, что незаконно вносит в один из единых государственных реестров, предусмотренных законодательством РФ, сведения, осознает несоответствие действительности этих сведений и желает совершить указанные действия либо осознает общественную опасность действий по уничтожению или подлогу документов, на основании которых были внесены запись или изменение в вышеуказанные реестры, и желает этого.

Учитывая конструкцию состава, неоднозначную ситуацию с перечнем единых государственных реестров возникает вопрос о возможности и целесообразности установления уголовной ответственности за подобные деяния без указания на их последствия либо цели. Разработчики законопроекта руководствовались целью предупреждения последующих рейдерских захватов и сохранением возможности возмещения возможного ущерба от них путем не нарушения гражданско-правового института добросовестного приобретателя, поэтому все составы, введенные в УК указанным выше федеральным законом № 147-ФЗ, сконструированы по типу формальных. Вместе с тем на практике возможны случаи фальсификации единого государственного реестра либо уничтожения или подлога первичных документов, без цели рейдерского захвата, без намерения незаконного захвата управления в хозяйствующем субъекте, а также без корыстной цели. Например, должностное лицо уничтожит архивные документы до истечения срока их обязательного хранения для освобождения свободного места в помещении, не причинив своими действиями никаких негативных последствий. Полагаем, что подобного рода деяния могут повлечь излишнюю в этом случае уголовную ответственность. Поэтому было бы целесообразно включить в качестве признака субъективной стороны состава преступления специальный мотив — корыстную или иную личную заинтересованность.

Читайте так же:  Льготы детям войны в удмуртии

В случае внесения недостоверных сведений в единые государственные реестры должностным лицом вследствие ненадлежащего исполнения своих обязанностей, например по проверке представляемых на регистрацию документов, его действия необходимо квалифицировать как халатность по ст. 293 УК.

Определяя субъекта преступления, у исследователей может возникнуть неоднозначность понимания этого вопроса. Буквальное пунктуационное толкование рассматриваемой нормы показывает, что специальным субъектом характеризуется лишь первая форма деяния — «внесение должностным лицом заведомо недостоверных сведений в Единые государственные реестры». Указание на специальные признаки субъекта уничтожения или подлога документов, на основании которых внесены запись или изменение в единые государственные реестры, в статье 2853 УК отсутствует. Поэтому субъекта данного деяния следует охарактеризовать как общий, т.е. любое вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет.

Действительно, уничтожение или подлог документов является общественно опасным деянием, независимо от того, кто совершает подобные действия. Тем более их совершить может не только должностное лицо, но и другой человек, получивший незаконно (тайно, посредством обмана, с применением насилия) либо правомерно доступ к помещению, где хранятся документы реестра, в том числе архивные документы, совершивший поджог либо взрыв помещения, где находились документы реестра с целью их уничтожения. Подобные действия не охватываются составами других преступлений и должны быть квалифицированы по ст. 2853 УК, так как, подобно деяниям должностных лиц, они посягают на интересы государственной власти в сфере регистрации прав и субъектов. Поэтому следует не согласиться с Г.К. Смирновым, полагающим, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 2853 УК, может быть только должностное лицо [2, с. 89].

Признание в качестве субъекта внесения заведомо недостоверных сведений в единые государственные реестры лишь должностных лиц без указания на использование ими своего служебного положения, во-первых, необоснованно расширяет действие данной нормы, во-вторых, не охватывает совершение подобных действий государственных служащих, не являющихся должностными лицами.

Квалифицирующим обстоятельством (ч. 2 ст. 2853 УК) является совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. С учетом особенностей объективной стороны соисполнителями преступления — участниками группы по внесению заведомо недостоверных сведений в единые государственные реестры могут быть лишь должностные лица. Каждый из них должен совершить хотя бы часть объективной стороны преступления. Однако организаторами, подстрекателями и пособниками могут быть любые лица, достигшие 16-летнего возраста. Содеянное ими следует квалифицировать по ч. 1 ст. 2853 УК и соответствующей части ст. 33 УК.

Участниками группы лиц по предварительному сговору при уничтожении или подлоге документов, на основании которых были внесены запись или изменение в единые государственные реестры, могут быть любые лица, при условии, что их действия образовывали объективную сторону состава.

Причинение тяжких последствий является признаком особо квалифицированного состава (ч. 3 ст. 2853 УК). Эти тяжкие последствия должны быть связаны с внесением в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений, находиться в причинной связи. Определение тяжких последствий является вопросом факта и оценивается с учетом всех обстоятельств дела. К таким последствиям, в частности, рекомендуется относить: дезорганизацию работы юридического лица или индивидуального предпринимателя; нанесение материального ущерба в особо крупных размерах и т.п.

Нельзя согласиться с Г.К. Смирновым, предлагающим относить к тяжким последствия в виде невосполнимой утраты информации единого государственного реестра в результате ее уничтожения как на основном, так и на резервном носителях, а также уничтожения документов, на основании которых эта информация была внесена [2, с. 143]. Во-первых, такие случаи вряд ли возможны как результат только неправомерных действий должностных лиц. А во-вторых, представляется, что с подобными последствиями деятельности субъекта преступления связывается типовая степень общественной опасности деяния, ответственность за которое предусмотрена в ч. 1 ст. 2853 УК.

Изложенное дает основание полагать, что практика применения ст. 2853 УК в судебно-следственной деятельности будет характеризоваться большой прецедентностью и многочисленными ошибками. И как, к сожалению, принято в России, устранение подобных недостатков будет происходить не перед принятием закона, а после его относительно продолжительного времени действия. Чем активнее научное сообщество будет участвовать в обсуждении обозначенной темы, тем скорее удастся приблизиться к достижению цели предупреждения подобного вида преступности.

Рецензенты:

Сергеев А.Б., доктор юридических наук, профессор кафедры теории права и уголовно-правовых дисциплин Челябинского филиала ФГБОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ», г. Челябинск.

Петров А.В., доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права ФГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет» (национальный исследовательский университет), г. Челябинск.

2853 ук рф судебная практика

Именем Российской Федерации

г. Омск 27 апреля 2010 г.

Судья Кировского районного суда г. Омска Бурухина М.Н., с участием государственного обвинителя помощника прокурора Кировского АО г. Омска Насейкиной В.А., подсудимого А., адвоката Михеева, потерпевших Р., У., К., Н., при секретаре С., рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении А. обвиняемого в совершении 7 преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ, 2 преступлений – ч. 3 ст. 159 УК РФ и одного преступления — 1 ст. 286 УК РФ,

В период мая 2006 года по октябрь 2007 года, А., используя свое служебное положение, которым был наделен в силу занимаемой им должности судебного пристава-исполнителя (далее СПИ) Кировского отдела УФССП по Омской области, совершил мошенничества, а также присвоение денежных средств, получаемых от должников при следующих обстоятельствах.

1) Так, А., осуществляя в качестве судебного пристава-исполнителя по имеющимся у другого пристава-исполнителя исполнительным производствам исполнительные действия во исполнение судебных решений о взыскании денежных средств с должника К. в пользу бюджета, реализуя умысел на хищение денежных средств, полученных от должника, с целью наживы из корыстных побуждений, получил от К. деньги в сумме 6136, 21 руб., из которых 5577,77 руб. подлежали перечислению через бухгалтерию Кировского отдела УФССП России по Омской области в федеральный бюджет на расчетный счет ИФНС России по КАО г. Омска, 93,71 руб. – на расчетный счет УФССП по КАО г. Омска. При этом А. заполнил и передал К. квитанцию на принятую сумму, а в корешок указанной квитанции внес сведения о приеме в указанный день от К. денег в сумме 5577,77 руб., которые и сдал в бухгалтерию для перечисления в федеральный бюджет на счет ИФНС России по КАО г.Омска. Сумму в размере 93,71 руб. А. присвоил, распорядившись ею по собственному усмотрению, причинив федеральному бюджету в лице УФССП по КАО г.Омска материальный ущерб в размере 93,71 руб. Оставшуюся сумму в размере 464,73 руб. (6136,21-5577,77-93,71), не подлежащую перечислению в федеральный бюджет, но принадлежащую К., А. также присвоил, причинив ему ущерб на указанную сумму.

2) Кроме того, А., осуществляя в качестве судебного пристава-исполнителя по имеющемуся у другого судебного пристава-исполнителя исполнительному производству в отношении Р. исполнительные действия во исполнение судебного решения о взыскании задолженности с должника Р., произвел арест и изъятие имущества последней, а именно телевизора « VESTEL » и музыкального центра « SAMSUNG », которые в силу своих полномочий оценил в 5500 рублей и передал на реализацию в ООО «….». После чего умышленно, с целью наживы из корыстных побуждений, воспользовавшись тем, что должник Р. захотела выкупить вышеуказанное имущество, обманул её, сказав, что имущество оценено в 7500 рублей, все из которых подлежат зачислению в счет оплаты долга. Р., заблуждаясь относительно истинных намерений А., рассчитывая, что в счет оплаты долга все деньги в сумме 7500 будут перечислены А., передала указанную сумму своей матери Х. для последующей передачи А., что последняя и сделала передав А. в помещении Кировского отдела УФССП России по Омской области по ул. Ялтинской, д.47, денежные средства в сумме 7 500 рублей. При этом А. неустановленным способом забрал из реализующей компании ООО «….» имущество Р. и передал его ее матери Х. Однако из полученной суммы денег А. через неустановленное лицо внес в кассу ООО «….» 5500 рублей в счет оплаты за выкуп имущества, из которых 250 рублей были удержаны в счет оплаты расходов ООО «….», а 5250 руб. перечислены в счет погашения задолженности Р. Тем самым остальные деньги в сумме 2000 рублей, А. похитил и распорядился ими по своему усмотрению, причинив Р. материальный ущерб на сумму 2 000 рублей.

Продолжая реализовывать умысел на совершение хищения у Р., осуществляя исполнительные действия по этому же исполнительному производству, достоверно зная о сумме долга последней в размере 47906,55 руб., а также о том, что из этой суммы 5500 рублей уже взысканы путем реализации ранее арестованного имущества, умышленно, с целью наживы, из корыстных побуждений, обманул Р., завысив сумму задолженности, пояснив матери Р. – Х., пришедшей полностью оплатить задолженность, что она составила 54000 рублей. Х., заблуждаясь относительно истинных намерений А., находясь в служебном кабинете последнего по ул. Ялтинская, 47 в г. Омске, передала ему деньги Р. в сумме 54000 рублей. Сумму денег в размере 11593,45 руб., на которую А. завысил размер оставшейся задолженности, он похитил, распорядившись по своему усмотрению, причинив Р. значительный материальный ущерб.

Указанными действиями Р. причинен значительный материальный ущерб на общую сумму 13593,45 руб.

3) Кроме того, А., осуществляя в качестве судебного пристава-исполнителя по имеющемуся у другого СПИ исполнительному производству исполнительные действия во исполнение судебного решения о взыскании задолженности с должника Р. в пользу ЗАО «….», реализуя умысел на присвоение части вверенных ему денежных средств, полученных от должника, с целью наживы из корыстных побуждений, получил от Х. в счет погашения задолженности Р. денежные средства в сумме 54000 рублей, из которых сдаче в бухгалтерию для перечисления взыскателю ЗАО «….» подлежали деньги в сумме 42406,55 руб. При этом А. заполнил и передал Х. квитанцию, а корешок квитанции, заполнил, внеся ложные сведения о приеме в указанный день от Р. денежных средств в сумме 30000 рублей.

Читайте так же:  Приказ минэкономразвития о предоставлении сведений гкн

Получив от Х. денежные средства в размере 54000 руб., из которых 42406, 55 руб., подлежали перечислению в ЗАО «…», А., в нарушение требований п.п.4-7 Инструкции «О порядке зачисления и выдачи денежных средств со счетов по учету средств, поступающих во временное распоряжение подразделений службы судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации» сдал в бухгалтерию для перечисления взыскателю только 30000 руб., а деньги в сумме 12406, 55 рублей, присвоил, распорядившись ими по собственному усмотрению, причинив потерпевшему – ЗАО «….», материальный ущерб на сумму 12406,55 руб.

4) Кроме того, А., осуществляя в качестве судебного пристава-исполнителя по имеющемуся у него исполнительному производству исполнительные действия во исполнение судебного решения о взыскании задолженности с должников Б. и И. в пользу федерального бюджета, реализуя умысел на хищение денежных средств, полученных от должника, с целью наживы из корыстных побуждений, получил от Б. 7925,14 рублей. При этом А. заполнил и выдал Б. квитанцию о приеме указанной суммы, а корешок указанной квитанции заполнил, внеся сведения о приеме от должника О. денежных средств в сумме 5739,05 руб. денег по находящемуся у другого СПИ исполнительному производству.

Полученные при вышеуказанных обстоятельствах от Б. деньги в сумме 7925,14 рублей, из которых 7302 рубля подлежали перечислению в федеральный бюджет на счет ИФНС России по Кировскому АО г. Омска, а 623,14 руб. — в федеральный бюджет на счет Кировского отдела службы судебных приставов УФССП России по Омской области, А., в нарушение требований п.п.4-7 Инструкции «О порядке зачисления и выдачи денежных средств со счетов по учету средств, поступающих во временное распоряжение подразделений службы судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации» в бухгалтерию Кировского отдела УФССП России по Омской области не сдал, присвоив их и распорядившись ими по своему усмотрению, причинив материальный ущерб федеральному бюджету в лице ИФНС России по КАО г.Омска в сумме 7302 рубля, а также в лице Кировского отдела УФССП России по Омской области в сумме 623,14 руб., а всего на общую сумму 7925,14 руб.

5) Кроме того, А., осуществляя в качестве судебного пристава-исполнителя по имеющемуся у него исполнительному производству исполнительные действия во исполнение судебного решения о взыскании задолженности с П. в пользу ОАО «…», с целью наживы из корыстных побуждений, реализуя умысел на присвоение вверенных ему денежных средств, принял от должника П.:

— деньги в сумме 5000 рублей, о чем оформил квитанцию. При этом в корешок указанной квитанции внес сведения о приеме в указанный день от другого должника по находящемуся у него же исполнительному производству – денег в сумме 10000 рублей.

— деньги в сумме 5000 рублей, о чем оформил квитанцию. При этом в корешок указанной квитанции внес сведения о приеме в указанный день от другого должника по находящемуся у него же исполнительному производству – денег в сумме 500 рублей.

— деньги в сумме 5000 рублей, о чем оформил квитанцию. При этом в корешок указанной квитанции внес сведения о приеме в указанный день от другого должника по находящемуся у него же исполнительному производству – денег в сумме 94,15 руб.

— деньги в сумме 2960,62 руб., о чем оформил квитанцию. При этом в корешок указанной квитанции внес сведения о приеме в указанный день от другого должника по находящемуся у него же исполнительному производству – денег в сумме 43,04 руб.

Вверенные ему П. для дальнейшего перечисления взыскателю денежные средства в размере 17960,62 руб. А., в нарушение требований п.п.4-7 Инструкции «О порядке зачисления и выдачи денежных средств со счетов по учету средств, поступающих во временное распоряжение подразделений службы судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации», в бухгалтерию Кировского отдела УФССП России по Омской области не сдал, а присвоил, распорядившись ими по своему усмотрению, чем причинил ОАО «…» материальный ущерб на общую сумму 17960,62 руб.

По факту присвоения денежных средств, полученных от К.

Устанавливая принадлежность присвоенных А. денег, суд приходит к выводу, что ущерб причинен федеральному бюджету не в лице ИФНС, как это указано в обвинении, а в лице УФССП, а также самому К.

Исходя из изложенного суд квалифицирует действия А. по ч.3 ст. 160 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003) как присвоение, т.е. хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное с использованием своего служебного положения.

При этом способ хищения путем «растраты» суд исключает из квалификации в соответствии с позицией государственного обвинителя.

Исходя из установленных судом обстоятельств, гражданский иск ИФНС по КАО г. Омска на сумму 558,44 руб. удовлетворению не подлежит.

По факту мошенничества в отношении Р. и присвоения денежных средств ЗАО «…», полученных от Р.

Совокупность изложенных доказательств позволяет прийти к выводу о том, что в рамках исполнительного производства А. в течение месяца дважды получил от Х. деньги – в сумме 7500 рублей и 54000 рублей, всего в сумме 61500 рублей. При этом, из полученных денег 47906,55 руб. подлежали перечислению в ЗАО «…», фактически перечислено только 35250 рублей, т.е. 12656,55 рублей, принадлежащие по решению суда взыскателю, были присвоены А. и истрачены на личные нужды. Оставшиеся деньги в сумме 13093,45 рублей, которые А. получил от Х. и принадлежащие Р., А. также похитил, причинив ущерб собственнику. При этом способом хищения указанных денег суд признает обман, исключая из квалификации способ хищения «путем злоупотребления доверием» в соответствии с позицией государственного обвинителя.

Определяя ущерб, причиненный преступлением взыскателю и потерпевшей Р., суд установил, что органом предварительного следствия ошибочно указано на причинение ЗАО «…» ущерба в размере 17906,55 руб. Так решением суда в пользу банка взыскано 47906,55 руб. Представитель потерпевшего и представленная выписка по лицевому счету подтверждают, что службой судебных приставов им перечислено 35250 руб., т.е. сумма невозмещенной задолженности составила 12656, 55. На эту же сумму заявлены исковые требования. Таким образом выводы органов предварительного следствия о причинении ЗАО «…» ущерба в размере 17906,55 руб. не подтверждены представленными доказательствами, в связи с чем сумма ущерба, причиненная ЗАО «…» судом снижается до 12656,55 руб.

Также, устанавливая обстоятельства совершения мошенничества в отношении Р., суд признает, что ей причинен общий ущерб в размере 13093,45 руб. (2000 + 11593,45)

Однако выводы органа следствия, указанные в обвинении о том, что А. инсценировал процедуру производства ареста и похитил путем мошенничества 7500 рублей, полученные за выкуп имущества, суд также признает неподтвержденными.

Несмотря на то, что обвинение предъявлено А. в причинении Р. ущерба в размере 6093,45 рублей, при получении от ее матери 54000 рублей, а судом установлено причинение ущерба в размере 11593,45 рублей, суд считает, что это не ухудшает положение подсудимого, поскольку не выходит за пределы предъявленного обвинения. Так судом одновременно установлено ошибочное указание на причинение ЗАО «….» ущерба в размере 17906,55 рублей (т.е. на 5500 больше), поскольку фактический ущерб составил 12406,55 руб., выводы о чем подробно изложены выше. Именно на указанную сумму – 5500 рублей – Р. причинен больший ущерб, чем это изложено в обвинении. Исходя из изложенного, суд приходит к убеждению, что органы предварительного следствия ошибочно определили лицо, которому причинен ущерб в размере 5500 рублей, однако хищение данной денежной суммы инкриминировалось А. и обстоятельства их хищения нашли свое подтверждение в соответствии с предъявленным обвинением.

Действия А. в части присвоения денежных средств в размере 12656,55 руб., принадлежащих ЗАО «….» суд квалифицирует по ч.3 ст. 160 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003) – как присвоение, т.е. хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное с использованием своего служебного положения.

Действия А., совершившего сначала хищение 2000 рублей при завышении стоимости арестованного имущества, а затем 11593,45 руб. при завышении остатка задолженности, суд признает мошенничеством и квалифицирует по ч.3 ст. 159 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003) – как мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину, с использованием своего служебного положения, исключив способ хищения «путем злоупотребления доверием» в соответствии с позицией государственного обвинителя.

При этом суд приходит к выводу, что А. совершено единое преступление в отношении потерпевшей Р., поскольку преступные действия совершены в рамках одного исполнительного производства, в отношении одной потерпевшей, одним способом (путем завышения истинных данных), в течение одного месяца, что по убеждению суда свидетельствует о едином умысле виновного на совершение преступления и с единой корыстной целью получения наживы.

Квалифицирующий признак совершения преступления «с причинением значительного ущерба» суд считает нашедшим подтверждение, поскольку сумма ущерба 11593,45 руб., при среднемесячном доходе потерпевшей в 8000 рублей и наличии у нее на иждивении ребенка, могла поставить Р., в трудное материальное положение. Кроме того, как видно из обстоятельств, Р. не могла рассчитаться с взятым кредитом, что также свидетельствует о затруднительном материальном положении.

Читайте так же:  Транспортный налог юрлица расчет

В связи с установлением виновности А. в совершении указанных преступлений, суд признает исковые требования о взыскании с виновного 12656 руб. 55 коп. в пользу ЗАО «…», и Р. на сумму 13593 руб. законными, обоснованными и подлежащими полному удовлетворению.

По факту присвоения денежных средств федерального бюджета,

полученных от Б.

Действия А. по данному эпизоду суд квалифицирует по ч.3 ст. 160 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003) как присвоение, т.е. хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное с использованием своего служебного положения.

При этом способ хищения путем «растраты» суд исключает из квалификации в соответствии с позицией государственного обвинителя.

С учетом установленной виновности А., гражданский иск ИФНС по КАО г. Омска на сумму 7302 руб.(т.5 л.д. 220) суд признает законным, обоснованным, подлежащим удовлетворению и взысканию с А.

По факту присвоения денежных средств ОАО «…», полученных от П.

Действия А. по данному эпизоду суд квалифицирует по ч.3 ст. 160 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003) как присвоение, т.е. хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное с использованием своего служебного положения.

При этом способ хищения путем «растраты» суд исключает из квалификации в соответствии с позицией государственного обвинителя.

Признавая виновность А. в хищении денег, вверенных ему П. четыре раза, суд при этом приходит к выводу, что А. было совершено единое преступление, поскольку все преступные действия совершены аналогичным способом, в отношении одного потерпевшего – ОАО «….», получены от одного должника – П., в рамках одного исполнительного производства, что по убеждению суда свидетельствует о наличии у А. единого умысла на совершение преступления в течение определенного периода времени, пока исполнительное производство находится у него на исполнении.

Признавая виновным А. в совершении ряда преступлений, суд пришел к выводу о том, что все преступления совершены А. «с использованием своего служебного положения».

Кроме того, А. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 286 УК РФ, а именно в том, что при аресте имущества Р., превысил свои полномочия, инсценировал арест и, не будучи уполномоченным на реализацию изъятого имущества, перепродал имущество потерпевшей ей самой по завышенной цене, чем существенно нарушил права и законные интересы Р., ЗАО «….».

Однако оценив установленные обстоятельства, суд приходит к выводу об отсутствии в действиях А. данного состава преступления.

Исходя из изложенного суд приходит к выводу о необходимости оправдания А. по данному составу преступления на основании п. 2 ч.1 ст. 24 и п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ – за отсутствием состава преступления.

На основании изложенного, руководствуясь ст.304, 306-309 УПК РФ, суд

Признать А. виновным в совершении одного преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003), за которое назначить наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа, а также в совершении четырех преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 160 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003), за каждое из которых назначить наказание в виде 2 лет лишения свободы без штрафа.

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначить наказание в виде 3 лет лишения свободы без штрафа.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным, с испытательным сроком 2 года 6 месяцев.

Возложить на А. обязанности в период испытательного срока: не менять без уведомления уголовно-исполнительной инспекции места постоянного проживания, принять меры к трудоустройству, не совершать преступлений и административных правонарушений, принять меры к возмещению ущерба.

В совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 286 УК РФ А. оправдать за отсутствием состава преступления.

Гражданский иск ИФНС по КАО г. Омска на сумму 558,44 руб. оставить без удовлетворения.

Иск удовлетворить. Взыскать с А. в пользу ЗАО «….» 12656 руб. 55 коп.

Иск Р. удовлетворить. Взыскать с А. в пользу Р. 13593 руб.

Иск ИФНС по КАО г. Омска удовлетворить. Взыскать с А. в пользу федерального бюджета 7302 руб.

Приговор в кассационном порядке не обжаловался, вступил в законную силу 11.05.2010 года.

2853 ук рф судебная практика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 285.3 УК РФ. Внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений

Уголовный кодекс РФ в последней редакции:

Статья 285.3 УК РФ. Внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений

1. Умышленное внесение должностным лицом в один из единых государственных реестров, предусмотренных законодательством Российской Федерации, заведомо недостоверных сведений, а равно умышленное уничтожение или подлог документов, на основании которых были внесены запись или изменение в указанные единые государственные реестры, если обязательное хранение этих документов предусмотрено законодательством Российской Федерации, —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, —

наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от шести месяцев до трех лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок до десяти лет.

Вернуться к оглавлению : Уголовный кодекс РФ в последней редакции

Комментарий к статье 285.3 УК РФ. Внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений

1. Объект преступления — нормальное, отвечающее закону функционирование аппарата управления; в качестве дополнительного объекта могут выступать интересы граждан, общества и государства.

Согласно законодательству действуют различные виды единых государственных реестров. Так, в качестве федеральных информационных ресурсов предусмотрены: Единые государственные реестры юридических лиц, а также индивидуальных предпринимателей, Единая государственная система регистрации и учета международных договоров РФ, Единый государственный реестр налогоплательщиков. Целью их создания является учреждение единых банков данных, позволяющих в масштабах государства организовывать централизованный учет для надлежащей организации и контроля в соответствующих сферах государственной и общественной жизни, прежде всего в экономической сфере. Вносимые в упомянутые реестры сведения, документы в силу прямого предписания законов подлежат обязательному хранению.

2. Объективная сторона преступления характеризуется следующими действиями:

внесение в единый государственный реестр того или иного вида заведомо недостоверных сведений, т.е. данных, с очевидностью не соответствующих действительности. Они могут касаться организационной формы предприятия, круга лиц, имеющих право без доверенности действовать от имени юридического лица, списка акционеров и т.п.;

уничтожение или подлог документов, на основании которых были внесены запись или изменение в единый государственный реестр.

О характеристике уничтожения документа см. комментарий к ст. 325 УК, подлога — к ст. 292 УК.

3. Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины. Мотивы и цели для квалификации значения не имеют, но могут учитываться при назначении наказания.

4. Субъект преступления — должностное лицо (см. комментарий к ст. 285 УК).

5. К квалифицирующему признаку отнесено совершение деяния группой лиц по предварительному сговору (см. комментарий к ч. 2 ст. 35 УК), а особо квалифицирующему — наступление тяжких последствий (см. комментарий к ст. 285 УК).